П.В. ЛЕВЕНКОВ,
 соискатель кафедры административного и муниципального права РГСУ
 
Прошедшие выборы депутатов Государственной думы пятого созыва показали, что политические партии и как участники выборного процесса, и как игроки на политической арене имеют неравные права. Очевидным стало лишь то, что партия власти — «Единая Россия» — обладает полной информационной и административной монополией. Политические партии, которые позиционировали себя как оппозиция власти правящему политическому режиму, были отстранены от полноценного участия в информировании избирателей о своей деятельности и своих задачах; по отношению к ним применялись различные административные и пиар-приемы для их дискредитации. 
 
Все это дает повод критически воспринимать тезис о том, что дополнительное нормативное регулирование деятельности оппозиционных политических партий нецелесообразно, так как и Конституция РФ, и Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях» (далее — Закон о политических партиях) гарантируют равенство политических партий перед законом независимо от идеологии, целей и задач, изложенных в их учредительных и программных документах. При детальном анализе данного утверждения возникает ряд достаточно серьезных замечаний.
Во-первых, в законодательстве России отсутствует само понятие оппозиции, оппозиционной деятельности. Настоящая проблема недостаточно полно изучена и в рамках науки конституционного права. Безусловно, те же политологи активно пользуются этими понятиями, поскольку оппозиция в стране есть и основными ее субъектами являются оппозиционные политические партии.
Во-вторых, совершенно непонятно, каким образом следует юридически отличать проправительственную политическую партию от оппозиционной? По каким критериям будет проводиться такое разграничение?
Отсутствие нормативного регулирования существующей проблемы порождает многочисленные спекуляции вокруг провозглашения той или иной партии как оппозиционной. Прошедшие выборы показали, что достаточно большая часть избирателей поддержала политические партии, противопоставляющие себя проводимой политике в стране (и это в условиях жесточайшего использования административного ресурса). Основная цель оппозиционных и псевдооппозиционных политических партий — получение поддержки данной группы избирателей и привлечение новых сторонников. Существует и та часть населения, которая, будучи недовольна политикой власти, готова поддержать любую партию при условии, что в лице этой партии она увидит реальную оппозицию. Безусловно, часть избирателей, анализируя политическую ситуацию в стране, в состоянии самостоятельно сделать свой выбор и найти в списке партий свою «оппозицию». Но, к сожалению, в реальности нередки случаи, когда на словах политическая партия провозглашает себя оппозицией (и, как следствие, получает определенную долю поддержки избирателей), а на деле своими действиями фактически поддерживает правящий режим.
Для решения существующей проблемы необходимо введение нормативного регулирования оппозиционной деятельности, законодательное закрепление самого понятия оппозиционной деятельности, определение правового статуса субъектов оппозиции, установление правовых гарантий их деятельности. При наличии нормативного регулирования деятельность политических партий будет честнее. Определять принадлежность политической партии к оппозиции можно будет не только в процессе анализа политической ситуации в стране и деятельности конкретных партий (хотя подавляющее большинство избирателей этого не делают), но и через соответствие партии закону.
Формальное закрепление равноправия политических партий вовсе не означает наличие такового. Надо сказать, что политические партии, представленные сейчас в России, находятся в совершенно разных «весовых категориях», и говорить о том, что лидеры и аутсайдеры по итогам парламентских выборов находились в равных условиях, нельзя никоим образом. Общее у партий было одно: Закон о политических партиях нормативно закрепил за ними равные права и обязанности и признал все партии равными перед этим законом. В преамбуле Закона о политических партиях указано, что государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов политических партий. Довольно абстрактная формулировка. В действительности политические партии имеют разные финансовые, административные и информационные возможности. Причем в настоящее время наиболее актуальной является проблема информирования избирателя о деятельности политической партии. Партия, обладая информационным ресурсом, путем умелого его использования имеет возможность находиться если не во власти, то где-то около нее. Отказ партии «Единая Россия» от предвыборных дебатов в период избирательной кампании является наглядным тому примером. (Дебаты, к слову сказать, проводились в довольно странное время: поздним вечером и ранним утром.) Этой партии был предоставлен значительный объем эфирного времени и определенный способ ее представления в средствах массовой информации, поэтому дебаты были не нужны, и говорить о равноправии политических партий здесь абсолютно неуместно. Выходом из данной ситуации могло бы служить нормативное закрепление гарантий деятельности оппозиционных политических партий. Формально декларированное право, не подкрепленное гарантией его осуществления, превращается в фикцию.
В соответствии с ч. 1 ст. 3 Закона о политических партиях основная цель деятельности политических партий — участие граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участие в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также представление интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления. Соответственно и оппозиционная деятельность должна рассматриваться через призму прав граждан и их объединений беспрепятственно придерживаться своих взглядов и убеждений в отношении мер, подготавливаемых и принимаемых органами местного самоуправления и их должностными лицами, распространять их, а также предлагать иные пути и средства разрешения проблем, стоящих перед обществом и государством[1]. Данное право граждан является весьма существенным, так как в соответствии с ч. 3 Конституции РФ единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Лишить граждан как «работодателей» власти возможности нахождения в оппозиции означает нарушить Конституцию РФ. Кроме того, необходимость существования оппозиции признана и Конституционным судом РФ, который в своем постановлении указал: «По смыслу статей 1 и 13 Конституции Российской Федерации, демократия, основанная на политическом многообразии и многопартийности, исходит из необходимости существования оппозиции и не допускает монополии на власть»[2].
Возвращаясь к вопросу о необходимости нормативного регулирования оппозиционной деятельности и определения особенностей конституционно-правового статуса субъектов оппозиции, следует заметить, что при должном осуществлении такового политическая ситуация в стране приобретает большую ясность. В политической жизни общества оппозиционные партии можно будет довольно конкретно определять по четким юридическим критериям. Это позволит отделить реальную и, главное, законную оппозицию от различных деструктивных элементов. Кроме того, политические партии, принявшие решения о переходе в оппозицию, смогут не только пользоваться общими правами политических партий, но и иметь дополнительные гарантии своей деятельности. В настоящее время такие гарантии отсутствуют. Наиболее ярко это проявляется в освещении деятельности политических партий в СМИ. Примером тому может служить следующее: в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 13.01.1995 № 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» депутат Государственной думы имеет право на возможность выступления по месту его избрания один раз в 2 месяца по телеканалу и один раз в месяц по радиоканалу. Казалось бы, вот гарантия информирования избирателей о своей депутатской деятельности. Но в этой же статье есть указание на то, что правовой режим, установленный ею, распространяется на государственные телепрограммы, транслируемые по пятому телевизионному каналу. В реальности во многих субъектах Российской Федерации государственные телерадиокомпании (т. е. филиалы ГТРК «Россия») на пятом телевизионном канале не вещают. Это дает им формальное право отказывать депутатам от оппозиции в предоставлении эфира. При этом депутаты, лояльные к власти, не лишаются возможности многократно появляться в новостных и прочих телепередачах. Это является доказательством того, что зачастую право, не подкрепленное должными гарантиями, не реализуемо.
Наличие таких законодательных гарантий вполне уместно, так как законодательство — это весьма динамичная система, которая должна своевременно реагировать на изменения ситуации в государстве и заполнять пробелы в регулировании тех или иных сфер жизни общества. Отсутствие нормативного регулирования оппозиционной деятельности — это давно назревшая проблема, суть которой состоит в том, что гражданин и политическая партия как объединение граждан при наличии формального права на оппозиционную деятельность лишены юридических гарантий на полноценное осуществление таковой. То, что в законодательстве имеется пробел в части регулирования проблем оппозиционной деятельности, очевидно. Этот пробел должен быть устранен, тем более что такие попытки предпринимались и будут предприниматься.
Изучение оппозиционной деятельности, особенностей конституционно-правового статуса субъектов оппозиции имеет немаловажное значение и для науки конституционного права. Очевидно, что основным субъектом оппозиции будет являться политическая партия как объединение граждан. В данном случае весьма актуальным будет вопрос, какими особенностями конституционно-правового статуса будет обладать оппозиционная политическая партия. Определение особенностей конституционно-правового статуса оппозиционной политической партии позволит более четко охарактеризовать последнюю как объект изучения науки и как субъект права.
Вполне очевидно, что исследования данной тематики в рамках науки конституционного права будут иметь практическое значение. Именно на основе научных исследований может быть осуществлена выработка законодательного разрешения рассматриваемой проблемы. Наличие различных научных подходов к изучению оппозиционной деятельности, разных мнений, концепций, взглядов, возникающих в ходе исследований, даст возможность их полноценной реализации на практике, т. е. в законодательстве страны.
 
Библиография
1 См.: Кузьминых Н. Оппозиционная деятельность в Российской Федерации: к вопросу о принятии федерального закона // Современное право. 2007. № 6. C. 45.
2 Постановление КС РФ от 17.11.1998 № 26-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона от 21 июня 1995 года “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”».