УДК 343.9.024 

Страницы в журнале: 84-88

 

И.В. ЩЕБЛЫКИНА,

кандидат юридических наук, доцент ca-05@yandex.ru

 

Рассматриваются проблемы законодательства и поиск оптимальной модели защиты и охраны водных биологических ресурсов в Российской Федерации. Предлагаются изменения, которые необходимо принять для совершенствования действующего законодательства.

Ключевые слова: водные биологические ресурсы, организованная преступная деятельность, незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов.

 

Legislative problems and finding the optimal model of protection and conservation of marine biological resources in the Russian Federation

 

Sheblykina I.

 

The problems of law and the search for the optimal model of protection and conservation of marine biological resources in the Russian Federation. Proposes changes that are required to improve the existing legislation.

Keywords: aquatic biological resources, organized crime, illegal harvest (catch) of aquatic biological resources.

 

В  научном сообществе Российской Федерации идет поиск оптимальной модели уголовного законодательства. Это обусловлено необходимостью эффективной охраны различных объектов правовой защиты. Идеи создания экономически невыгодных условий для совершения преступлений разрабатывались еще сторонниками классической школы криминологии, настаивавшими на необходимости превентивного потенциала в содержании санкций норм уголовного закона.

К сожалению, экономические преобразования, проходившие в стране в 90-е годы ХХ века, осуществлялись по другим принципам. Последствия либерализации уголовного законодательства, в частности, в сфере защиты и охраны водных биологических ресурсов способствовали их хищническому разграблению. По данным Пограничной службы ФСБ России, ущерб, нанесенный стране в результате нарушений правил промысла морских биологических ресурсов, за последние восемь лет превысил 40 млрд долл., реальный превосходит его в разы[1].

Организованная преступная деятельность по массовому вылову водных биологических ресурсов уже привела к биологическому дисбалансу в морских и водных акваториях, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации, и способствует дальнейшей реализации экологических и продовольственных угроз национальной безопасности.

Экономическая выгода и несовершенство правового регулирования противодействия организованной преступной деятельности транснационального характера способствует формированию и легализации денежных средств, полученных преступным путем.

Возможности правовой защиты правоохранительных органов по пресечению транснациональной организованной преступности в сфере незаконного промысла определены:

— ч. 2 ст. 8.17 «Нарушение регламентирующих деятельность во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации стандартов (норм, правил) или условий лицензии» КоАП РФ;

— ч. 2 ст. 253 «Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации» УК РФ;

— ст. 256 «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов» УК РФ.

Анализ содержания санкций данных статей показывает, что регламентированная КоАП РФ ответственность предусматривает штрафы в кратном размере от стоимости водных биологических ресурсов, возможность конфискации судна и иных орудий совершения административного правонарушения.

К административной ответственности привлекаются как физические, так и юридические лица. Согласно ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ в качестве специального субъекта предусмотрено должностное лицо.

Территориальные пределы действия данной нормы охватывают все морское пограничное пространство, за исключением районов, на которые распространяются нормы конвенций, касающихся защиты водных биологических ресурсов.

Содержание ч. 2 ст. 253 и ст. 256 УК РФ свидетельствует о том, что преступления, связанные с расхищением водных биологических ресурсов, законодатель отнес к преступлениям небольшой и средней тяжести. Максимальные штрафные санкции не превышают 500 тыс. руб. Конфискация как мера наказания не предусмотрена.

Субъектами преступлений являются только физические лица. Действия должностного лица регламентированы ч. 3 ст. 256 УК РФ. Согласно ст. 10 постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» в случаях, когда виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 253 УК РФ, признается должностное лицо и в его действиях усматриваются признаки злоупотребления должностными полномочиями, оно несет также ответственность по ст. 201 «Злоупотребление полномочиями» УК РФ. При этом необходимо учитывать, что ст. 256 УК РФ специально предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения[2].

Парадоксальность сложившейся ситуации заключается в том, что административная ответственность за данные правонарушения влечет большие санкции, чем ответственность, предусмотренная УК РФ.

Приведем пример преступления, связанного с расхищением водных биологических ресурсов, из правоприменительной практики.

22.11.2010 пограничными органами было задержано панамское судно «Ронд», принадлежащее компании India maritime investors Inc. В ходе контрольно-проверочных мероприятий в трюме судна было обнаружено около 20 т живого краба, 5,6 т наживы (сельдь, минтай). Разрешение на ведение промысловой деятельности, промысловая и судовая документация, технические средства контроля на судне отсутствовали. Морские контрольные пункты судно не проходило, суточные донесения в контролирующие органы не направлялись. Выявленный ущерб составил 8 669 616,47 руб.[3]

Юридическое лицо India maritime investors Inc. постановлением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 10.03.2011 было привлечено к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 21 674 041,17 руб.

Капитан судна Ш. решением суда от 03.03.2011 был привлечен к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 253 и ч. 1 ст. 201 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на три года условно с испытательным сроком три года, лишения права занимать должность капитана судна в течение двух лет, а также штрафа в размере 400 тыс. руб.[4]

Для российского уголовного законодательства характерны мизерные санкции за незаконную промышленную добычу водных биологических ресурсов и разрушение экологической системы. Такое несовершенство законодательства используют граждане иностранных государств, осуществляющие преступную деятельность в пределах российской юрисдикции.

В частности, в период с 2002 по 2006 год организованной преступной группой, возглавляемой гражданином США А. Гонтмахером (президент компании Global Fishing Inc.), осуществлялся незаконный промысел краба с последующей реализацией за рубежом. Ущерб от противоправной деятельности оценивался в 545 млн руб. Организаторы преступной деятельности обвинялись по статьям 174 «Легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных другими лицами преступным путем», 201, 210 «Организация преступного сообщества (преступной организации)» и 253 УК РФ[5].

17.01.2011 судьей Камчатского краевого суда на основании вердикта присяжных был вынесен оправдательный приговор всем обвиняемым.

27.04.2011 Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ оставила оправдательный приговор в силе как законный, обоснованный и справедливый.

Несмотря на оправдательный приговор, уголовное дело, возбужденное в отношении президента компании Global Fishing Inc. А. Гонтмахера и других его фигурантов, наглядно демонстрирует несопоставимость причиненного ущерба[6] степени тяжести данного преступления и наказанию, определенному в ст. 253 УК РФ.

Содержание законодательства и основанная на нем правоприменительная практика определяют приоритетные направления защиты национальных интересов. В поиске оптимальной модели защиты национальных интересов мы обращаемся к документам ООН и содержанию законодательства США.

22.11.2009 Конференция Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) приняла Соглашение о мерах государства порта по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла (далее — Соглашение). В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 14.04.2010 № 571-р[7]  Федеральное агентство по рыболовству от имени Российской Федерации 29.04.2010 подписало Соглашение.

Исходя из международных обязательств, вытекающих из Соглашения, государства-участники должны принять соответствующие нормативные правовые акты. В Российской Федерации во исполнение обязательств, связанных с подписанием Соглашения, был разработан проект Национального плана действий по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла[8].

В развитие данного Соглашения 12.12.2011 в США был принят Закон «О пресечении пиратского рыболовства» (Pirate Fishing Elimination Act)[9] (далее — Закон). Стоит отметить, что последний не является единственным инструментом правоохранительной системы США для борьбы с браконьерством[10].

Анализ содержания ст. 9 Закона позволяет выделить четыре группы незаконных действий:

1) действия, посягающие на установленный порядок деятельности должностного лица, осуществляющего инспектирование судна (например, отказ пропустить должностное лицо на судно, которое подлежит личному контролю);

2) действия, направленные против мер процессуального принуждения (например, оказание сопротивления законному приостановлению деятельности, запрещенной законом);

3) предоставление ложной информации в запросе на право захода в порт или при инспектировании судна должностным лицом  (предоставление ложных сведений по любому законному требованию);

4) действия с продукцией незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла (импорт, экспорт, транспортировка, продажа, приобретение в процессе внутренней или внешней торговли и др.).

В статье 10 Закона дается понятие «уголовное исполнение», предусматривающее два состава преступления.

Первый состав. Любое лицо (кроме иностранного государственного органа или лица, полностью принадлежащего иностранному правительству и контролирующегося им), которое сознательно совершает любые действия, запрещенные ст. 9 Закона, может быть лишено свободы на срок не более пяти лет или подвержено штрафу не более 500 тыс. долл. для физических лиц или не более 1 млн долл. для юридических лиц либо обоим наказаниям. Кроме того, если при совершении любого такого преступления человек использует опасное оружие, наносит телесные повреждения должностному лицу, обеспечивающему соблюдение положений Закона, угрожает должностному лицу нанесением телесных повреждений, срок лишения свободы не превышает 10 лет.

Второй состав. Любое лицо (кроме иностранного государственного органа или лица, полностью принадлежащего иностранному правительству и контролирующегося им), нарушающее нормы пунктов 2—6 ст. 9 Закона,  должно знать, что за эти нарушения предусмотрены наложение штрафа, или заключение на срок не более одного года, или оба вида наказания[11].

В качестве эффективной меры противодействия незаконному, несообщаемому и нерегулируемому промыслу можно рассматривать содержащуюся в ст. 10 Закона презумпцию виновности, возлагающую бремя доказывания невиновности на физическое или юридическое лицо, занимающееся таким промыслом[12]. В данной статье также предусмотрена конфискация. Человек, который осужден за преступление, предусмотренное Законом, утрачивает

в США:

— любое имущество, недвижимое или движимое, составляющее или производное от валовой прибыли, принятое, полученное в связи с (или в результате) совершением преступления, в том числе без ограничения любую рыбу (или справедливую рыночную стоимость этого);

— любое имущество, недвижимое или движимое, каким-либо образом использовавшееся или предназначавшееся для использования в совершении или содействии совершению преступлений, в том числе без ограничений любое судно (включая оборудование судна, груз и др.), автомобиль, самолет или другое средство передвижения[13].

Содержание правового регулирования по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла позволяет сделать вывод о том, что законодатель США в должной мере обеспечивает правовые возможности правоохранительных органов, направленные на защиту национальных интересов США в данной сфере.

Исходя из изложенного, необходимо отметить, что подписание и ратификация Российской Федерацией документов ООН и опыт правоприменительной деятельности иностранных государств обусловливают необходимость совершенствования российского уголовного законодательства за незаконный промысел. Очевидно, что предусмотренная в законодательстве ответственность должна лишать субъектов противоправной деятельности получаемых выгод и преимуществ, а размеры наказаний должны соответствовать размеру причиняемого ущерба.

Вопросы привлечения к уголовной ответственности юридических лиц в отечественной науке остаются дискуссионными, а в законодательстве США, Великобритании, Франции и других государств успешно реализуются.

Внесение изменений в УК РФ позволит создать эффективный правовой механизм по предотвращению транснациональной организованной преступной деятельности в сфере расхищения биологических ресурсов.

 

Библиография

1 См.: Щеблыкина И.В. Транснациональная организованная преступность в сфере незаконной добычи водных биологических ресурсов: некоторые направления совершенствования правового регулирования. — М., 2011.

2 Российская газета. 1998. 24 нояб.

3 URL: http//www.svrpu.ru/statistika/2010/spisok.shtml (дата обращения: 03.02.2012).

4 URL: http//p-kamchatsky.kam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=5178 (дата обращения: 03.02.2012).

5 URL: http//www.fish-seafood.ru/news/detail.php?ID=8753 (дата обращения: 03.02.2012).

6 Всем обвиняемым по делу А. Гонтмахера был заявлен и гражданский иск в пользу Российской Федерации на сумму более 5 млрд руб.

7 СЗ РФ. 2010. № 16. Ст. 1977.

8 К сожалению, принятие данного проекта отложено на неопределенное время. URL: http//fish.gov.ru/lawbase (дата обращения: 26.01.2012).

9 URL: http//thomas.loc.gov/cgi-bin/query/z?c112:S.1980 (дата обращения: 25.01.2012).

10 См.: Magnuson Fishery Conservation and Management Act. URL: http//thomas.loc.gov/cgi-bin/query/t?c134:S.1857 (дата обращения: 21.08.2011).

11 URL: http//thomas.loc.gov/cgi-bin/query/z?c112:S.1980 (дата обращения: 21.08.2011).

12 Там же.

 

13 URL: http:/thomas.loc.gov/cgi-bin/query/z?c112:S.1980 (дата обращения: 18.12.2011).