О.О. ВАСИЛЬЧЕНКО,

аспирант кафедры международного права и государствоведения Белгородского государственного университета.

 

В статье рассмотрены проблемы защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти в Российской Федерации и государствах Центральной и Восточной Европы. Выявлены общие тенденции развития защиты. Предложены пути использования опыта защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти в государствах Центральной и Восточной Европы для совершенствования правозащитного законодательства Российской Федерации.

Ключевые слова: защита прав и свобод человека и гражданина, исполнительная власть, омбудсман, судебная защита.

 

Problems of protection of the rights and freedom of the person and the citi-zen in sphere of executive authority in the Russian Federation and the states Central and the East Europe

 

O.O. Vasilchenko

 

In this article are considered problems of protection of the rights and freedom of the person and the citizen in sphere of executive authority in the Russian Federation and the states Central and the East Europe . The general tendencies of development of protection are revealed. Ways of use of experience of protection of the rights and freedom of the person and the citizen to sphere of executive authority in the states Central and the East Europe for perfection of the human rights legislation of the Russian Federation are offered

Keywords: protection of the rights and freedom of the person and the citizen, executive authority, the ombudsman, judicial protection.

 

Одним из основных направлений современных государственно-правовых реформ в России и иных государствах Центральной и Восточной Европы является реализация принципов правового и социального государства. Основным направлением государственной деятельности в этих условиях становится обеспечение достойной жизни человека посредством осуществления социально-ориентированной политики, в том числе, реализации государственных программ социальной помощи, использования налоговых механизмов, прямых социальных дотаций и иных инструментов в целях аккумуляции и перераспределения ресурсов. Активизация государственной политики в социальной и экономической сфере с неизбежностью приводит к усложнению функций исполнительных органов государственной власти, а также к возрастанию влияния органов исполнительной власти в механизме государственной власти.

Традиционно ведущая роль в механизме осуществления прав и свобод человека и гражданина отводится законодательным (представительным) органам государственной власти, которые принимают законы, закрепляющие формы реализации данных прав и свобод. Так, например, Конституция Республики Болгарии от 12 июня 1991 г. в отношении отдельных конституционных прав (права избирать и быть избранными, права на референдум в ст. 42; свободы собраний в ст. 43, свободы союзов в ст. 44; права на вступление в брак в ст. 46; права на забастовку в ст. 50) Конституция Болгарии устанавливает, что порядок и условия из реализации устанавливаются законом[1].

Конституция Венгерской Республики от 18 августа 1949 г. в ряде случаев устанавливает дополнительные гарантии, обеспечивающие качество законов, регулирующих права и свободы граждан, устанавливая, что такие законы должны приниматься в Государственном собрании (парламенте Венгрии) квалифицированным большинством голосов в 2/3 от числа депутатов. Например, такая гарантия установлена в отношении закона, обеспечивающего реализацию свободы передвижения (§ 58 Конституции Венгерской Республики), защиту персональных данных (§ 59 Конституции), свободы совести (§ 60), права на получение публичной информации (§ 61) и т.п. Таким образом, прямое действие конституции государства не снимает проблему полноты и качества законодательства[2].

Однако современной тенденцией государственно-правового развития становился возрастание значения органов исполнительной власти в механизме реализации конституционных прав и свобод. Законодательные акты, устанавливающие статус и полномочия органов высших органов исполнительной власти прямо закрепляют их полномочия, осуществление которых напрямую обеспечивает реализацию различных прав и свобод граждан[3]. В отдельных случаях основные направления деятельности высших органов исполнительной власти в сфере реализации прав и свобод граждан закрепляются в актах парламента[4]. Анализ данных нормативных правовых актов позволяет определить роль органов исполнительной власти в механизме реализации прав и свобод человека как правообеспечительную деятельность, направленную на создание условий беспрепятственной реализации основных прав и свобод человека и гражданина, а также непосредственное осуществление прав и свобод. При этом, направлениями деятельности высших органов исполнительной власти (правительств, кабинетов или советов министров) являются выработка государственной политики государственной политики в сфере обеспечения прав и свобод человека и гражданина, участие в установлении юридических гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина посредством права законодательной инициативы, а также осуществление контроля за деятельностью нижестоящих органов исполнительной власти. Деятельность центральных отраслевых органов исполнительной власти (министерств) можно определить как участие в реализации государственной политики государственной политики в сфере обеспечения прав и свобод человека и гражданина, что предполагает создание и развитие на территории государства общих гарантий (экономических и социальных условий) наиболее полной реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также участие в установлении юридических гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина посредством издания подзаконных нормативных правовых актов, определяющих порядок реализации законов, регулирующих права и свободы человека и гражданина. При этом в ряде государств (Республика Беларусь, Республика Болгария, Республика Молдова, Украина) на министерства возложена обязанность непосредственное осуществление конституционных прав и свобод человека и гражданина путем оказания гражданам государственных услуг[5]. В Российской Федерации, также как и в большинстве государств Центральной и Восточной Европы непосредственное осуществление конституционных прав и свобод человека и гражданина путем оказания гражданам государственных услуг возложено на органы исполнительной власти или иные институты публичной администрации, учрежденных правительством и находящихся в ведении соответствующих министерств, которые надзирают за их деятельностью[6].

Таким образом, столь активное участие государственных органов исполнительной власти в реализации прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и иных государствах Центральной и Восточной Европы обусловили необходимость активизации защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере их полномочий. Основы организации и осуществления уже закреплены в конституциях государств Центральной и Восточной Европы. Так, в Конституции Российской Федерации 1993 г. , а также в конституциях других государств Центральной и Восточной Европы закреплены общие принципы защиты прав и свобод человека и гражданина, которые реализуются также и при осуществлении предупреждения и пресечения нарушений прав и свобод человека и гражданина, а также восстановлении прав и свобод, нарушенный в деятельности органов исполнительной власти.

Профессор М. Партингтон, анализируя законодательство государств Центральной и Восточной Европы, полагает, что к настоящему моменту сложилась следующая система институтов защиты прав человека и гражданина от нарушений со стороны органов исполнительной власти: а) суды; б) конституционные и административные трибуналы и иные квазисудебные органы; в) институт парламентского и депутатского расследования; г) институт административного обжалования; д) омбудсманы; е) институты альтернативного разрешения споров: арбитраж, посредничество, согласительные процедуры[7]. Вместе с тем особенностью данной правозащитных институтов в Республике Беларусь, Российской Федерации и Украине[8] является наделение Главы государства полномочиями гаранта основных прав и свобод человека и гражданина, таким образом, он становится своеобразным центром данной системы.

Особое место судебной защиты в системе государственных средств защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти обусловлено особой природой судебной власти. Она, во-первых, призвана стоять между законодательной и исполнительной властями при их обоюдном стремлении к абсолютизации, и, во-вторых, между ними и человеком, уважая и защищая его права и законные интересы. В противостоянии человека и исполнительной власти в любом ее проявлении судебная власть должна занять место независимого и беспристрастного арбитра[9]. Таким образом, социальная природа судебной власти состоит в разрешении независимым судьей конфликтов противоборствующих интересов с позиции справедливости. Гарантии судебной защиты закреплены во всех конституциях и актах конституционного характера государств Центральной и Восточной Европы. Наиболее типичным является закрепление права каждого на судебную защиту его прав и свобод, а в Конституции Республики Польской от 2 апреля 1997 г. - запрета законодательно «закрывать судебный путь для восстановления нарушенных свобод или прав»[10].

Основным направлением развития судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в государствах Центральной и Восточной Европы является создание специальных форм ее осуществления, под которыми понимается административное судопроизводство. В юридической науке оно рассматривалось как институт, способный, с одной стороны, содействовать разрядке потенциального общественного напряжения, а с другой стороны, урегулировать действия публичной администрации. Выражением такого компромисса стал Закон Польской Республики от 31 января 1980 г. «О Высшем Административном Суде» (в ред. от 11 мая  1995 г.)[11].

В первые годы деятельности Высшего Административного Суда Польской Республики круг его обязанностей постоянно увеличивался, но принципиальные изменения наступили только в 1990 г., когда его контролю были подчинены все административные решения. Реформирование системы административных судов в Польской Республике продолжилось в 2002 г. 25 июля 2002 г. был принят Закон об административным судах[12], а  30 августа 2002 г.—  Закон о судебной процедуре в административных судах[13]. Данные законодательные акты были направлены на децентрализацию административной юстиции и облегчение доступа граждан к правосудию по административным делам.

Создание эффективной системы обжалования решений и действий органов исполнительной власти это отнюдь не означает, что разрешение таких дел следует возложить исключительно на административный суд. С данной задачей вполне может справиться суд по общей юрисдикции или суд, рассматривающий гражданские дела[14]. Так, например, в Венгерской Республике дела об обжаловании решений администрации рассматриваются судами общей юрисдикции. Данное полномочие судебных органов закреплено в § 50 (п.п. 1 и 2) Конституции Венгерской Республики от 18 августа 1949 г., в соответствии с которой  «суды Венгерской Республики защищают и обеспечивают конституционный строй, права и законные интересы граждан, наказывают лиц, совершивших преступления. Суд контролирует законность административных решений». Однако в случае отсутствия специализированных административных судов предполагается специализация судей. В структуре Верховного Суда Венгерской Республики учреждена палата административного судопроизводства (§§ 24 и 25 Акта Венгерской Республики LXVI 1997 г. об организации и управлении судами)[15].

Однако одной из современных тенденций развития системы административной юстиции в государствах Центральной и Восточной Европы является постепенный переход от «административной специализации» судей к созданию административных судов. Так, одним из итогов судебной реформы в Эстонской Республике было принятие в 2000 г. Закона о судах, а также Административно-процессуального кодекса и Кодекса об апелляционном и кассационном судопроизводстве[16]. Вместо судей, рассматривающих административные дела в уездных и городских судах, были учреждены отдельные административные суды. Учреждение специализированных административных судов было обусловлено необходимостью повысить качество рассмотрения судами административных дел, природа которых существенным образом отличается от гражданских и уголовных дел. Это будет способствовать обеспечению эффективной защиты прав и свобод граждан от нарушений их органами и должностными лицами исполнительной власти.

Важным способом защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти является парламентский контроль. Современной тенденцией развития данного института является возложение основной нагрузки правозащитной деятельности в сфере деятельности средних и низших структур исполнительной власти на омбудсмана[17]. Конституция Украины 1996 г. (ст. 101) и Закон Украины «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека»[18]  определяют институт омбудсмана как одну из форм парламентского контроля, осуществляемого в особой сфере.

Как контроль за соблюдением прав граждан можно определить и основную функцию Уполномоченного Государственного собрания по гражданским правам (ст. 32/В Конституции Венгерской Республики 1949 г.).

Близка по содержанию и одна из функций Канцлера юстиции Эстонской Республики, который осуществляет «надзор за соответствием правовых актов законодательной и исполнительной государственных властей и местных самоуправлений Конституции и законам» (ст. 139 Конституции Эстонской Республики от 28 июня 1992 г.)[19].

В других государствах Центральной и Восточной Европы институт омбудсмана также характеризуется самым тесным взаимодействием с национальным парламентом. Так, практически во всех парламентах рассматриваемых в этом разделе стран существуют специальные Комиссии или Комитеты по взаимодействию с омбудсманами или по делам омбудсманов, к ведению которых относится рассмотрение рекомендаций омбудсманов, а также их предложений по совершенствованию законодательства. В этой связи представляется целесообразным учреждение в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации комитета или комиссии, специализирующейся на взаимодействии с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации. Это повысит эффективность взаимодействия данного института в российским Парламентом, и, соответственно, эффективность правозащитной деятельности как законодательного (представительного) органа в целом, так и омбудсмана.

Омбудсман является своего рода «посредником» между государством и гражданским обществом. Основным способом его воздействия на общественные отношения является проведение расследования и дача рекомендаций с целью коррекции действий органов государственной власти и должностных лиц, нарушивших права и свободы гражданина. Рекомендации могут носить конкретный характер (по вопросу восстановления прав заявителя), а могут содержать предложения по совершенствованию административной практики и процедур. Данное полномочие успешно реализуется омбудсманами Польши, Эстонии, Словении, Литвы, Венгрии. Для повышения эффективности рекомендации как меры воздействия на органы исполнительной власти омбудсман должен строго придерживаться принципов конституционности и законности, а также неантагонистических отношений с государством.

Вместе с тем, в Российской Федерации, как и в большинстве государств Центральной и Восточной Европы омбудсман наделен правом обратиться в суд в защиту прав и свобод человека и гражданина. Закон Республики Польша «Об Уполномоченном по правам граждан» выделяет 3 вида обращения Уполномоченного в судебные органы - о возбуждении производства по гражданскому делу в интересах конкретного заявителя, о возбуждении производства по административному делу в интересах неопределенного круга лиц, о разъяснении правовых положений, вызывающих сомнения или применение которых вызвало разногласия в судебной практике — в Верховный Суд Польской Республики[20].

Омбудсманы Литовской Республики наделены правом предъявлять в административный суд требование о проверке соответствия закону или постановлению правительства административного акта, иск относительно компенсации морального или материального ущерба, причиненного лицу вследствие совершенных должностными лицами нарушений, а также иск относительно освобождения от занимаемых должностей виновных в злоупотреблении или проявлении бюрократизма должностных лиц[21]. Предоставление Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации полномочия обращаться в суды общей юрисдикции с заявлениями в защиту неопределенного круга лиц, которые могут быть нарушены нормативными правовыми актами иных органов исполнительной власти, может существенно повысить эффективность правозащитной деятельности данного института в сфере исполнительной власти.

Сравнительно-правовое исследование законодательства Российской Федерации и государств Центральной и Восточной Европы, регулирующего систему защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти, позволяет выявить ряд общих тенденций его развития:

а) унификация институциональной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти, приведение ее структуры в целом и отдельных ее элементов в соответствие с международными стандартами защиты прав и свобод человека и гражданина. Это предполагает учреждение в государствах Центральной и Восточной Европы института омбудсмана как формы парламентского контроля, приведение порядка формирования данного института в соответствие с международными стандартами национальных правозащитных институтов, учреждение специализированных судов или введение специализации судей на рассмотрении дел, вытекающих из публичных правоотношений, а также установление несудебных форм обжалования и разрешения административных споров;

б) децентрализация институциональной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти, направленная на «приближение» правозащитных институтов к каждому человеку и гражданину как непосредственному носителю прав и свобод;

в) упрощение доступа к государственно-правовым институтам защиты прав и свобод человека и гражданина, что предполагает обеспечение направления жалоб в правозащитные институты на решение или действие (бездействие) исполнительной власти по электронной почте, оказание помощи гражданам при обращении с жалобами, осуществление консультаций по вопросам направления жалоб.

 

Список нормативных источников и научной литературы

1.            Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (в ред. от 30 декабря 2008 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 4. Ст. 445.

2.            Конституция Республики Беларусь от 24 ноября 1996 г. // Конституции государств Европы. Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. T. 1. С. 115-165.

3.            Конституция Республики Болгарии от 12 июня 1991 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. T. 1. С. 381-434.

4.            Конституция Венгерской Республики от 18 августа 1949 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунько-

ва. М., 2001. T. 1. С. 445-457.

5.            Конституция Республики Польской от 2 апреля 1997 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. T. 2. С. 686-732.

6.            Конституция Эстонской Республики от 28 июня 1992 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. T. 3. С. 581-602.

7.            Закон Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. № 424-З «О Совете Министров Республики Беларусь» // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. Эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь. http://www.pravo.by.

8. Акт Венгерской Республики LXVI 1997 г. об организации и управлении судами // Интернет-сайт судейского сообщества Венгерской Республики. http://www.birosag.hu/engine.aspx?

page=birosag_english_01_act.

9.            Закон Литовской Республики от 3 декаб-ря 1993 г. № 110-3024 (в ред. от 4 ноября 2004 г.) «О контролерах сейма» // Лохматов Е.А. Становление и развитие института омбудсмена в государствах Балтийского региона: сравнительно-правовое исследование. М., 2006. С. 164-177.

10.          Закон Литовской Республики о правительстве от 19 мая 1994 г. № I-464. (в ред. от 3 июня 2010 г.) // Интернет-сайт Сейма Литовской Республики. http://www3.lrs.lt.

11.          Закон Польской Республики от 31 января 1980 г. «О Высшем Административном Суде» (в ред. от 11 мая  1995 г.) // Dziennik Ustaw. 1995. Nr 74, 368.

12.          Закон Польской Республики от 25 июля 2002 г. «Об административным судах» // Dziennik Ustaw. 2002. Nr 153, 1269.

13.          Закон Польской Республики от 15 июля 1987 г. «Об Уполномоченном по правам граждан» // Национальные омбудсмены. Свод правовых положений. Варшава, 1999. С. 12-21.

14.          Закон Польской Республики  от 30 августа 2002 г. «О судебной процедуре в административных судах» //  Dziennik Ustaw. 2002.

Nr 153, 1270.

15.          Закон Украины от 23 декабря 1997 г. «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека» // Национальные омбудсмены. Свод правовых положений. Варшава, 1999. С. 360-371.

16.          Закон Украины от 16 мая 2008 г.

№ 279-VI (в ред. от 1 июля 2010 г.) «О Кабинете Министров Украины» // Интернет-сайт «Союзправоинформ. Законодательство стран СНГ». http://base.spinform.ru.

17.          Административная юстиция в Европе. Аналитический обзор. / Сост. Б. Бауриг. // Сравнительное конституционное обозрение. 2005. № 2 (51).С. 36.

18.          Грудцына Л.Ю. Судебная защита прав и свобод личности: теоретический аспект // Законодательство и экономика. 2003. № 8.

С. 15-23

19.          Доронина О.Н. Институт омбудсмана в России и постсоциалистических странах: сравнительно-правовое исследование. Ростов-на-Дону, 2007.

20.          Люббердинк Х. Административная юс-тиция: комментарий к европейской практике. // Сравнительное конституционное обозрение. 2005. № 2 (51). С. 57.

21.          Механизмы контроля над деятельностью публичной администрации в странах Европы. // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. № 1 (58). С. 42.

22.          Судебная защита прав и свобод граждан. Научно-практическое пособие. / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999.

 

Библиография

1 Конституция Республики Болгария от 12 июня 1991 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. — М., 2001. T. 1. С. 381-434.

2 Конституция Венгерской Республики от 18 августа 1949 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. — М., 2001. T. 1. С. 445-457

3 См., например: Закон Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. № 424-З «О Совете Министров Республики Беларусь» // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. Эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь. http://www.pravo.by; Закон Литовской Республики о правительстве от 19 мая 1994 г. № I-464. (в ред. от 3 июня 2010 г.) / Law on the Government of the Republic of Lithuania. 19 May 1994  No I-464 (As last amended on 3 June 2010 - No XI-863) // Интернет-сайт Сейма Литовской Республики. http://www3.lrs.lt.; Закон Украины от 16 мая 2008 г. №279-VI (в ред. от 1 июля 2010 г.) «О Кабинете Министров Украины» // Интернет-сайт «Союзправоинформ. Законодательство стран СНГ». http://base.spinform.ru.

4 См., например: Резолюция Сейма Литовской Республики от 9 декабря 2008 г. о программе Правительства Литовской Республики. Seimas of the Republic of Lithuania. Resolution No XI-52 of 9 December 2008 on the Programme of the Govenment of the Republic of Lithuania // Интернет-сайт Правительства Литовской Республики. http://www.lrv.lt; Программа Правительства Румынии на 2009-2012 гг. / Government's Program for 2009-2012 // Интернет-сайт Правительства Румынии / Government of Romania. http://www.gov.ro.

5 См., например: Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 20 ноября 2007 г. № 1551 «Об утверждении перечня административных процедур, совершаемых Министерством спорта и туризма в отношении юридических лиц, и внесении изменений и дополнений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 14 января 2005 г. № 39» // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. Эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь. http://www.pravo.by; Список наименований публичных услуг, предоставляемых министерством юстиции. / Списък на унифицираните наименования на административни услуги, предоставяни от Министерство на правосъдието. // Интернет-сайт Министерства юстиции Республики Болгарии. / Република България. Министерство на правосъдието. http://www.justice.government.bg; Закон Республики Болгарии от 28 июля 1998 г. «О документах, удостоверяющих личность на территории Республики Болгарии» / Republic of Bulgaria. Law for the Bulgarian Identification Documents. July 28, 1998. // Интернет-сайт Министерства внутренних дел Республики Болгарии. / Republic of Bulgaria. Ministry of Interior.  http://www.mvr.bg; Постановление Кабинета Министров Украины от 4 июня 2007 г. № 795 (в ред. от 1 июля 2009 г.) «Об утверждении перечня платных услуг, которые могут предоставляться органами и подразделениям Министерства внутренних дел» //  Интернет-сайт «Союзправоинформ. Законодательство стран СНГ». http://base.spinform.ru

6 См., например: Структура Министерства юстиции Латвийской Республики. / TM Structure // Интернет-сайт Министерства юстиции Латвийской Республики. / Ministry of Justice of the Republic of Latvia. http://www.tm.gov.lv; Учреждения государственного управления, находящиеся в подчинении Министерства благосостояния. // Интернет-сайт Министерства благосостояния Латвийской Республики. http://www.lm.gov.lv

7Доклад М. Партингтона приводится по: Механизмы контроля над деятельностью публичной администрации в странах Европы. // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. № 1 (58). С. 42.

8 Часть 1 ст. 79 Конституции Республики Беларусь 1994 г., ч. 1 ст. 80 Конституции Российской Федерации 1993 г., ч. 2 ст. 102 Конституции Украины 1996 г.

9 См.: Грудцына Л.Ю. Судебная защита прав и свобод личности: теоретический аспект // Законодательство и экономика. 2003. № 8. С. 15-23; Кашепов В.А. О сущности судебной защиты прав и свобод граждан. // Судебная защита прав и свобод граждан. Научно-практическое пособие. / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 1999. С. 1-14.

10 Конституция Республики Польской от 2 апреля 1997 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. T. 2. С. 686-732.

11 Закон Польской Республики от 31 января 1980 г. «О Высшем Административном Суде» (в ред. от 11 мая  1995 г.) // Dziennik Ustaw. 1995. Nr 74, 368.

12  Закон Польской Республики от 25 июля 2002 г. «Об административным судах» // Dziennik Ustaw. 2002. Nr 153, 1269.

13   Закон Польской Республики  от 30 августа 2002 г. «О судебной процедуре в административных судах» //  Dziennik Ustaw. 2002. Nr 153, 1270.

14 См.: Люббердинк Х. Административная юстиция: комментарий к европейской практике. // Сравнительное конституционное обозрение. 2005. № 2 (51). С. 57.

15 Акт Венгерской Республики LXVI 1997 г. об организации и управлении судами // Интернет-сайт судейского сообщества Венгерской Республики. http://www.birosag.hu/engine.aspx?page=birosag_english_01_act.

16 См.: Административная юстиция в Европе. Аналитический обзор. / Сост. Б. Бауриг. // Сравнительное конституционное обозрение. 2005. № 2 (51).С. 36.

17  См., подробнее: Доронина О.Н. Институт омбудсмана в России и постсоциалистических странах: сравнительно-правовое исследование. Ростов-на-Дону, 2007.

18  Закон Украины от 23 декабря 1997 г. «Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека» // Национальные омбудсмены. Свод правовых положений. Варшава, 1999. С.360-371.

19  Конституция Эстонской Республики от 28 июня 1992 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунь-кова. М., 2001. T. 3. С. 581-602.

20 Закон Польской Республики от 15 июля 1987 г. «Об Уполномоченном по правам граждан» // Национальные омбудсмены. Свод правовых положений. Варшава, 1999. С. 12-21.

21 Закон Литовской Республики от 3 декабря 1993 г. № 110-3024 (в ред. от 4 ноября 2004 г.) «О контролерах сейма» // Лохматов Е.А. Становление и развитие института омбудсмена в государствах Балтийского региона: сравнительно-правовое исследование. М., 2006. С. 164-177.