УДК 342.4 

Страницы в журнале: 34-40

 

А.С. ИЩЕНКО,

аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Смоленского гуманитарного университета

 

Затрагиваются основные проблемы российской государственности за последние 15 лет и рассматриваются основные варианты их решения.

 

The subject of the article “Peculiarities of Russian Federalism: problem and perspectives of its development” touches the main problems of statecraft during last 15 years and main variants of their decision.

 

Разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации сегодня осуществляется в одностороннем порядке федеральными органами. Субъекты Федерации не имеют собственных исключительных полномочий, которые были бы не вправе изъять у них федеральные органы. В федеральном законодательстве отсутствуют механизмы, ограничивающие свободу усмотрения федерального центра при разграничении власти по вертикали и позволяющие реально влиять на этот процесс. Это делает компетенцию субъектов Федерации нестабильной, часто изменяющейся без учета мнения местных органов власти. Фактически мы имеем модель централизованного, усеченного федерализма с сильным федеральным центром и слабыми в правовом отношении регионами.

На наш взгляд, проблему разграничения компетенции Российской Федерации и ее субъектов необходимо рассматривать и решать не в плоскости конкуренции интересов федеральной и региональных бюрократий, а исключительно сквозь призму идей народовластия. Принцип субсидиарности заключается не в том, что территориальные коллективы отдают на вышестоящий уровень только те полномочия, с которыми не в силах справиться сами, а в том, что разграничение компетенции по вертикали должно обеспечивать наиболее эффективное решение населением и сформированными им властными институтами задач общегосударственного, провинциального и локального уровней.

Реформа российского федерализма последних лет характеризовалась передачей центру целого ряда полномочий, ранее принадлежавших регионам. Необходимо признать, что это имеет позитивную сторону с точки зрения обеспечения единого правового пространства, равенства прав и социальных возможностей граждан, приоритета общегосударственных задач. Однако есть и другая сторона. Многие изъятые полномочия, в первую очередь в сфере природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, науки, культуры, образования, здравоохранения, в принципе не могут осуществляться из столицы. Эти полномочия будут по-прежнему реализовываться в регионах и потребуют деконцентрации правового регулирования с учетом региональной специфики. Однако осуществлять регулятивные и исполнительные полномочия будут не органы государственной власти субъектов Федерации, а их территориальные подразделения.

Представляется, что процесс изъятия полномочий у органов государственной власти субъектов Федерации имеет некий незримый рубеж, после которого количественные изменения становятся качественными, т. е. когда эти органы уже не осуществляют власть в регионе, а лишь решают несоразмерно малую часть провинциальных дел. При этом реальную власть в регионе получают территориальные подразделения различных федеральных ведомств, деятельность которых координируется эмиссарами центральной политической власти. Это нарушает принцип осуществления власти в субъектах образуемыми ими органами государственной власти, установленный в ч. 2 ст. 11 Конституции РФ, и базовые положения о народовластии, закрепленные в ч. 1 ст. 1, ст. 3, ч. 3  ст. 5 и ч. 1 ст. 10.

На наш взгляд, положение ч. 2 ст. 77 Конституции РФ о единой системе исполнительной власти, которую образуют органы Федерации и ее субъектов, отражает не только идеи государственной целостности и единства системы государственной власти, но и принцип децентрализации публичной власти. Вопросы исключительного ведения федеральная власть должна решать через централизованную систему своих органов, включающих территориальные подразделения и структуры. Децентрализация органов, отвечающих за безопасность, оборону, охрану границы или денежную систему, не могла бы принести ничего, кроме вреда. Однако вопросы, отнесенные к совместному ведению Федерации и ее субъектов, не должны решаться федеральными органами исполнительной власти путем создания централизованных структур, включающих многочисленные территориальные подразделения. Этими вопросами на региональном уровне должны ведать органы исполнительной власти субъектов Федерации, которые в своей деятельности обязаны соблюдать федеральные нормативные правовые акты и проводить единую с Федерацией политику в соответствующей сфере.

Таким образом, законодательное разграничение и согласование полномочий центра и регионов — только начальный этап долгой, кропотливой работы институтов государственной власти на пути построения Федерации. В конституционной практике сложилось реальное противоречие между федеративной системой и образующими ее субъектами, касающееся разделения и взаимосвязей государственной власти. Это противоречие составляет серьезную государственную проблему, которая затрагивает широкую сферу общественных отношений. По мнению В.Е. Чиркина, решение этой проблемы «имеет огромное теоретическое и практическое значение. Пока что в российской науке исследовались лишь отдельные ее стороны, прежде всего реализация полномочий, относимых к предметам совместного ведения Федерации и субъектов. Нет исследований по вопросу о “вертикальном разделении власти” между Федерацией и ее субъектами (хотя сами эти три слова в последние десятилетия употребляются часто)»[1]. Как отмечает М.В. Глигич-Золотарева, Российская Федерация является лидером по количеству субъектов, взаимодействие с которыми малоэффективно как с экономической, так и с управленческой точки зрения[2]. В Конституции РФ содержится более 40 статей, так или иначе затрагивающих вопросы федеративного устройства, однако количество конституционных норм не всегда говорит об их качестве: Конституция РФ в отношении федеративного устройства оказалась документом противоречивым, в полной мере воплотившим в себе все реалии переходного периода[3]. По мнению В.А. Черепанова, проводимая в стране федеративная реформа направлена на четкое разделение государственной власти между различными ее уровнями, закрепление полномочий между федеральными и региональными властями, обеспеченное необходимыми финансовыми ресурсами. Реформирование федеративных отношений осуществляется на основе конституционного принципа равноправия субъектов Федерации и ориентировано на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов страны и в конечном счете на уменьшение социального неравенства людей, проживающих на разных территориях. Однако тенденция к централизации государственной власти не приводит к кардинальному и комплексному решению проблемы единства и разделения государственной власти. Более того, усиление централизации государственной власти способствует обострению противоречий, образующих эту важнейшую проблему российской федеративной государственности[4]. Совершенно недостаточно, например, в сфере недропользования детально расписать на законодательном уровне полномочия Федерации и ее субъектов, сведя их в единую схему, где все более или менее согласованно. Необходимо продолжить эту линию применительно к компетенции соответствующих органов власти Федерации и ее субъектов и дальше — к компетенции должностных лиц и служащих властных органов. Стыковаться между собой должны и функциональные задачи отдельных чиновников разного уровня, решающих в итоге общие задачи в интересах граждан. Поэтому работа по разграничению и согласованию полномочий будет действенной, во-первых, если комплексно охватить все три выделенных уровня (политико-территориальные единицы — органы власти — должностные лица и служащие); во-вторых, если согласование и разграничение полномочий на законодательном уровне будет продолжено на уровне подзаконных нормативных актов — вплоть до ведомственных должностных инструкций. Из сказанного следует, что работа по разграничению и согласованию федеральных и региональных полномочий должна стать постоянным направлением государственной деятельности, а не разовой кампанией.

Необходимо определить объем предметов ведения субъектов по стратегическим вопросам, обеспечивающим государственную целостность и единство, внеся соответствующие изменения в Конституцию РФ, четко ограничив предметы ведения между ветвями государственной власти различных уровней.

Глава государства в своем Послании Федеральному Собранию от 10.05.2006 затронул проблемы передачи полномочий в сфере исполнительной власти из центра в регионы, а из регионов — в муниципальные образования с целью, во-первых, ориентированности федеральных бюджетных средств на конкретный результат — реализацию приоритетных национальных программ, а во-вторых, приближения уровня принятия непосредственных управленческих решений к населению[5]. Следовательно, процесс централизации, повышение степени исполняемости федеральных актов в регионах, борьба с сепаратизмом должны сопровождаться построением гибкой, эффективной системы распределения центров принятия управленческих решений между различными уровнями исполнительной власти.

Крупную проблему на сегодняшний день составляет нечеткость законодательного урегулирования возможности осуществления прямого федерального правления, а также федерального вмешательства центральных органов исполнительной власти в дела субъектов Федерации как залога осуществления эффективной централизации государственной власти[6]. Государственный суверенитет в силу своей принадлежности исключительно Федерации предполагает возможность и необходимость федерального вмешательства в случае осуществления в регионах исполнительной власти в ущерб общенациональным интересам и законности, а также при попытках односторонней сецессии[7]. Следует внести изменения и дополнения в действующее законодательство, определив процедуру и условия прямого президентского правления на территории субъектов и возможность осуществления Федеральным Собранием и Правительством РФ регионального нормотворчества для тех регионов, где будет введено прямое федеральное правление и распущен региональный парламент.

Назрела необходимость внесения изменений в Конституцию РФ с целью закрепления конкретного перечня мер федерального принуждения, расширив в этом вопросе полномочия Президента РФ и Правительства РФ под контролем Федерального Собрания РФ. Следует усилить работу по приведению регионального законодательства (особенно многочисленных региональных подзаконных актов исполнительных органов власти) в соответствие федеральному законодательству и конституции страны.

Необходимо, конституционно закрепив статус Государственного совета РФ и полпредов Президента РФ в федеральных округах, предоставить им полномочия по обращению в органы конституционного контроля субъектов страны и Конституционный суд РФ с запросами об устранении нарушений и противоречий федеральному законодательству и Конституции РФ по соответствующим предметам ведения.

Некоторыми политиками высказывается предположение, что в целях укрепления центральной исполнительной власти неизбежен рост влияния Государственного совета РФ, который будет превращаться в более властный орган и, возможно, заменит верхнюю палату российского парламента, что потребует, в свою очередь, внесения серьезных изменений в Конституцию РФ. Однако усиление полномочий Госсовета и полпредов в то же время привело бы к увеличению бюрократического аппарата. К тому же, как отмечает А.В. Безруков, контроль за семью федеральными округами порождает новое звено в цепи «центр—регионы» и отдаляет регионы от центра[8].

Следует усилить роль Совета Федерации в укреплении исполнительной власти, предоставив ему право отклонять направляемые для рассмотрения в порядке ст. 23 Федерального закона от 24.06.1999 № 119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» проекты договоров между Федерацией и ее субъектами, а в перспективе — право полного отказа от них.

Вследствие того что исполнительные органы местного самоуправления (особенно в крупных муниципальных образованиях) реализуют огромное число функций, имеющих общегосударственное значение, необходимо закрепить в законодательстве о местном самоуправлении дополнительные (прежде всего финансовые) гарантии по осуществлению данных полномочий, что позволит сбалансировать работу исполнительной власти в стране и устранит всяческие сепаратистские тенденции в субъектах Федерации.

Следствием господства децентрализации в экономических правоотношениях в нашей стране в течение последнего десятилетия стало нарастание центробежных тенденций в экономике, сопровождаемых приватизацией государственной собственности, утечкой капитала за рубеж, дроблением естественных монополий (например, РАО «ЕЭС» 31 июня 2008 г. прекратило свое существование), которые являются экономическими стержнями, скрепляющими отдельные субъекты в единый государственный механизм. Представляется, что важнейшим условием процесса централизации государственной власти в России должна стать национализация ряда отраслей экономики, прежде всего — добывающего и топливно-энергетического комплексов. Мировая история знает тому множество примеров: подобная национализация регулярно проводилась в послевоенный период правительством Франции. Однако подготовленный Правительством РФ, но так и не принятый проект федерального закона о национализации жестко ограничивает случаи, когда возможна национализация[9].

Лишь эффективное сочетание централизма и децентрализации позволит разнообразно реализовать единство государственной власти и укрепить государственный механизм, что будет являться залогом процветания и богатства России и ее регионов.

Таким образом, мы полагаем следующее.

1. Республики в составе Российской Федерации не обладают государственным суверенитетом. Хотя мнения ученых по этому поводу не всегда совпадают: например, И.А. Иванников фактически приравнял Российскую Федерацию к конфедерации: «Конституция РФ содержит в себе противоречия. Формально в части первой ст. 1 Конституции РФ страна названа федерацией, но в части второй ст. 5 речь идет о том, что в составе этой федерации находятся республики (государства), которые имеют свои конституции и законодательство. Поскольку одним из основных признаков государства является суверенитет, то речь в Конституции РФ идет фактически не о федерации, а о конференции. И не случайно Башкортостан, Татарстан, Северная Осетия и многие другие республики называют себя суверенными государствами и дистанцируются от центра. Но края, области, города федерального значения… хотя формально и приравнены к иным субъектам Федерации, фактически таковыми не могут быть, так как не являются государствами, что не соответствует принципам социальной справедливости. А поскольку идея социальной справедливости не заложена в части второй ст. 5 Конституции РФ, то она в этой части вряд ли может являться правовой»[10].

2. Необходимо не теорию федерализма приспосабливать к ситуационным потребностям отдельно взятой страны, а совершенствовать государственную власть в ней, опираясь на подлинно демократическую современную теорию федерализма.

3. Не следует возводить в абсолют такие положения общей теории федерализма, как: а) в одном государстве (федеративном) не может быть несколько суверенных государств, пусть даже с ограниченным суверенитетом, поскольку «единый и неделимый суверенитет» имеется только у федерации; б) субъекты федерации обязательно должны иметь суверенитет (только негосударственный); в) федерация обязательно должна быть симметричной, а следовательно, ее члены во всем равноправными; г) асимметричные субъекты федерации должны обязательно стать симметричными. В этом направлении альтернативой «субъективному» асимметричному федерализму может выступить наднациональная «имперская идея», которая сохранит известную самостоятельность отдельных частей государства в управлении и их культурное своеобразие. Суть такой концепции видится в создании модели федерации, которая обеспечила бы постепенное формирование единой российской нации. Показательными в этом отношении являются США, где сформировалась единая американская нация, а также Германия с единой германской нацией в современных условиях объединения Западной и Восточной Германии[11]. Проведение такой политики позволит постепенно перейти на территориальный принцип образования Федерации, где каждая территория в составе России будет рассматриваться как место проживания лиц разной национальности, в системе власти представляющих собой многонациональный народ, а не титульную нацию данного субъекта Федерации. Сохранение и развитие культур, языков, традиций и иных гуманитарных и общественных ценностей, развитие самодеятельности всех групп населения — важнейшее направление современного этапа развития, которое должно найти отражение не только в национальном и региональном самосознании субъектов Федерации, но и в конкретных общефедеральных программах. Перспективной формой национально-государственного устройства этнических общностей, находящихся в меньшинстве в пределах любой административно-территориальной единицы или проживающих за ее пределами, может стать национально-культурная автономия[12].

4. Федерализм есть историческая и вместе с тем в высшей степени индивидуальная организационная структура политических систем.

5. Необходима реформа федеративного устройства Российской Федерации, в ходе которой должно быть: а) сокращено количество субъектов Федерации и трансформированы регионы, живущие в основном на государственные дотации; б) ликвидированы сложносоставленные субъекты Федерации; в) четко определены понятие «конституционно-правовой статус субъекта Российской Федерации», а также критерии формирования субъектов Федерации, обязанности и ответственность субъектов как перед Федерацией, так и перед своим населением; г) отход от тупиковой политики разграничения совместных предметов ведения между Федерацией и ее субъектами путем принятия все новых законов и развитие сотрудничества всех публичных властей в решении насущных вопросов российского общества в целом (в перспективе следует полностью отказаться от понятия «предмет совместного ведения»); д) постепенное, последовательное, но неуклонное подтягивание прав и полномочий субъектов Федерации до уровня таких ее субъектов, как республики.

6. Всесторонняя разработка конституционно-правового подхода к совершенствованию российского федерализма невозможна без решения национального вопроса на местах как части целого, поскольку только в 14 из 32 национально-государственных субъектов Федерации титульная нация составляет более половины населения (т. е. необходим полный отказ от построения федерации по этно-территориальному признаку и переход к административно-территориальному государственному устройству путем объединения субъектов Федерации в губернии, которых должно быть не более 50; губернаторы должны быть выборными). Таким образом, требуется отказ от ассиметричной федерации в пользу симметричной.

7. Совет Федерации должен быть выборным. Кандидатом в члены Совета Федерации может быть гражданин России, достигший 30 лет (общемировая практика), проживающий на территории субъекта Федерации, от которого баллотируется не менее 10 лет, и внесший значительный вклад в развитие этого региона в любой области жизнедеятельности населения субъекта.

8. Требуется срочный переход к политике «поляризации развития», предполагающей поддержку «опорных» регионов на основе мирового опыта, который гласит, что высокие темпы развития страны могут быть достигнуты за счет опережающего роста территорий-«локомотивов». Для этого, на наш взгляд, необходимо в самодостаточных субъектах Федерации создать зоны опережающего экономического роста. Такие зоны должны появиться в Центральном федеральном округе, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Причем каждая — со своей экономической специализацией. Например, в ЦФО, где наблюдается чрезмерная концентрация управленческих функций, кадровых, технологических, финансовых ресурсов, необходимо стимулировать формирование новых мест расселения с высокой транспортной доступностью, качеством жизни и инфраструктуры для ведения бизнеса. На Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке необходимо развивать как крупные города агломерации, так и новые территории добычи полезных ископаемых с созданием предприятий по их глубокой переработке. А уникальные ландшафты Байкала и Алтая — благодатные места для создания там туристско-рекреационных зон. Для зон опережающего экономического развития, на наш взгляд, необходимо определить их правовой статус (возможно, понадобится принятие специального федерального закона). Такие зоны призваны стать ступенью между регионами и федеральным центром, шагом вперед по направлению к созданию новых субъектов Федерации, первым этапом укрупнения. Организационная структура этих зон должна быть более определенной и жесткой. Зоны опережающего экономического развития должны иметь:

а) собственную систему органов государственной власти (в рамках Конституции РФ и законодательства); б) право выносить решения, обязательные для исполнения субъектами — членами таких зон; в) собственные бюджеты, более того, каждый субъект — член зоны должен иметь фиксированный процент отчисления в бюджет зон опережающего экономического развития. Другим направлением совершенствования федеративных отношений в России видится проведение региональной политики, под которой понимается деятельность государства по регулированию экономического, социального, этнополитического, экологического развития страны в пространственном (региональном) аспекте. В настоящий период региональная политика должна обеспечить решение двух основных задач: во-первых, перемещение приоритетов экономической, социальной, культурной политики в сторону российских регионов при условии, что каждый гражданин России реально осуществляет в полном объеме свои права и свободы на всей территории государства; во-вторых, преодоление негативных последствий разрыва старых экономических связей как в бывшем Союзе, так и в Российской Федерации. Решение этих задач предполагает укрепление единства хозяйственного, политического и правового пространства России, максимальное использование потенциала регионов, их разнообразия и межрегиональных связей; постепенное нивелирование резких различий между регионами на научной, а не идеологической и политической основе; усиление стимулирующих и регулирующих методов региональной политики; бюджетная компенсация регионам последствий решения федеративных органов в тех случаях, когда при достижении общенациональных интересов вынужденно наносится ущерб регионам[13].

Важнейшие положения региональной политики в Российской Федерации предусматривают децентрализацию власти путем закрепления за субъектами возможно большего числа полномочий, а также усиление фактора субсидиарности через обеспечение влияния на принятие решений федеральными органами государственной власти. Становление федерализма предполагает глубокие изменения системы территориального управления по трем векторам: превращение государственных органов управления в систему институтов, отвечающих принципам федерализма; расширение самостоятельности субъектов в выработке и реализации регионально-экономической политики, повышение их ответственности за результаты; формирование системы местного самоуправления и других форм негосударственного управления. Вместе с тем следует подчеркнуть, что в настоящее время в России отсутствует эффективное управление государством на региональном уровне. Если удалось как-то урегулировать отношения между федеральным центром и субъектами Федерации, то региональный уровень управления фактически остался бесхозным. Именно здесь за многие годы активизировались самые опасные для Федерации дезинтеграционные тенденции. Сегодня никто не работает над преодолением региональных социально-экономических диспропорций, не занимается прогнозированием регионального развития[14].

9. Необходимо создать новый механизм финансовой ответственности регионов России за использование федеральных субсидий. Например, если окажется, что в каком-либо регионе их использование приносит в два раза меньше экономической выгоды, то на следующий период этот регион должен лишиться финансовой помощи из федерального бюджета. Если же в большей части регионов использование федеральных субсидий будет чрезмерно низким, то политическое руководство страны и руководство регионов должны будут определить причины низкой эффективности и соответствующую степень виновности. Если явно проявляется виновность руководства субъекта Федерации, то целесообразно рассмотреть вопросы об отставке такого руководства и о назначении временной финансовой администрации. Если же виновен центр, то правовые санкции должны возлагаться на федеральных чиновников с одновременным введением механизма финансовой компенсации полученных утрат субъекту Федерации. В связи с этим необходимо сформулировать критерии эффективности деятельности региональных властей и на их основе вести постоянный федеральный мониторинг социально-экономического состояния регионов.

10. Для стимулирования активных действий региональных властей и повышения их финансовой независимости федеральному центру необходимо разработать целую систему налоговых, таможенных, тарифных преференций.

11. Конституционное законодательство субъектов Федерации не должно сводиться к дублированию Конституции РФ и федерального законодательства; его цель — регулирование общественных отношений с учетом характерных особенностей субъекта (иначе теряется всякий смысл такого законодательства).

12. Российская Федерация должна быть конституционной, а не конституционно-договорной, как сейчас, или договорной федерацией. Это положение требует соответствующего правового закрепления (с перспективой полного отказа от практики заключения договоров центра с субъектами) с четким установлением исключительной компетенции центра и регионов в Конституции РФ. Институт совместного ведения Федерации и регионов может применяться, на наш взгляд, только при сотрудничестве центра с дотационными регионами, хотя в ближайшей перспективе от него также следует отказаться. А для этого необходима законодательная конкретизация на федеральном уровне ст. 73 Конституции РФ путем неисчерпывающего перечисления собственных предметов ведения и полномочий центра и субъектов.

13. Интересной особенностью федерального регулирования является практика принятия законов выборочного действия, которая применяется, например, к муниципальным выборам. Законом выборочного действия является Федеральный закон от 26.11.1996 № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»: он применяется при проведении муниципальных выборов на территории тех субъектов Федерации, где региональные избирательные законы отсутствуют либо признаны судом не подлежащими применению. Следовало бы, в частности, принять аналогичный федеральный закон, касающийся выборов органов государственной власти субъектов Федерации. Тогда нужда в Федеральном законе от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» отпала бы, как и в детальном регулировании отдельных вопросов избирательного процесса, что не оставляет места для регионального правотворчества.

Становление современного федеративного государства в России, развитие федеративных отношений немыслимо без решения целого комплекса экономических проблем. В условиях, когда не закончено формирование федеративной государственности, создание эффективной системы бюджетных отношений между различными уровнями власти — ключ к решению многих политических, региональных и национально-культурных проблем. Быстрая и эффективная реализация идей бюджетной сбалансированности регионов, по-нашему мнению, позволит сделать первый шаг к выравниванию социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, а значит, наполнит реальным содержанием процесс федерализации российского государства.

 

Библиография

1 Чиркин В.Е. Государственная власть субъекта Федерации // Государство и право. 2000. № 10. С. 6.

2 См.: Глигич-Золотарева М.В. Правовые основы федерализма. — М., 2006. С. 226.

3 Там же. С. 389.

4 См.: Черепанов В.А. Теория российского федерализма. — М., 2005. С. 257.

5 Российская газета. 2006. 11 мая. № 97.

6 См.: Гончаров И.В. Особенности правового регулирования федерального вмешательства в дела субъектов Федерации в условиях внутренних вооруженных конфликтов // Государство и право. 2004. № 11.

7 См.: Барциц И.Н., Левакин И.В. Территориальная целостность Российской Федерации: вопросы теории // Журнал российского права. 2002. № 10.

8 См.: Безруков А.В. Усиление централизации: совершенствование или разрушение российского федерализма? // Там же.  2001. № 12.

9 См.: Листопадова С. «Михаил Емельянов: закон о национализации — это закон о ненационализации» (РТР-Вести.Ru. 21.01.2003).

10 Иванников И.А. Перспективы развития Российского государства в современном мире // Юридический мир. 2007. № 2. С. 40.

11 См.: Леванский С.А. Германия: федерализм в многонациональном государстве // Политические исследования. 1995. № 5. С. 36—47.

12 См., например: Тавадов Г.Т., Миронов А.В. Федерация и национальные отношения в современных условиях // Социально-политический журнал. 1994. № 7—8; Международный опыт регулирования национальных отношений // Вестн. РАН. 1993. Т. 63. № 11; Львова Э.П., Нам И.В., Наумова Н.И. Национально-персональная автономия: идея и воплощение // Политические исследования. 1993. № 2.

13 См.: Шумейко В.Ф. Региональная политика и российский федерализм // Российская Федерация. 1995. № 12. С. 38.

14 См.: Абдулатипов Р. Семь ступенек, ведущих к центру // Российская газета. 2000. 20 мая.