Н.В. КОРНИЛОВА,
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права ГОУ ВПО «Хабаровская государственная академия экономики и права»
 
Право пользования жилым помещением признается за членами семьи собственника. C 1 марта 2005 г. вступил в силу Жилищный кодекс РФ (ЖК РФ), еще более обостривший проблему определения круга лиц, которые входят в состав членов семьи и имеют право пользования жилым помещением.
 
В соответствии с п. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если вселены им в качестве членов своей семьи.
К супругам относятся лица, брак которых зарегистрирован в установленном порядке в органах загса; лица, совершившие религиозный брак, приравненный к гражданскому. Супруг собственника при рассмотрении спора в суде должен предоставить доказательства регистрации брака.
По мнению И. Черкашиной, к супругам необходимо относить и лиц, фактические брачные отношения которых признаны судом. Несмотря на наличие отношений, характерных для законного брака, суды не должны позволять посторонним лицам применять режим приобретения права постоянного пользования жилым помещением, предусмотренный для супругов. Этих лиц следует отнести к «иным лицам» и признавать (а не относить) членами семьи только в случаях, предусмотренных для «иных лиц». По ЖК РФ фактические супруги могут быть признаны членами семьи собственника в качестве «иных граждан»[1].
Право пользования жилым помещением возникает у супруга с момента вселения, если иное не установлено соглашением, заключенным между собственником и вселяемым супругом, например брачным договором. Право пользования жилым помещением возникает из  регистрации брака, а основанием прекращения соответственно является его расторжение. Согласно п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Это положение относится прежде всего к бывшему супругу.
Супруг, в отличие от родителей и детей, не является родственником своего супруга. Супруги находятся в состоянии свойства, под которым понимается отношение определенной близости между людьми, возникающее не по непосредственному родству, а из брачного союза (отношения между супругом и кровными родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов). В отношениях свойства, например, находятся родители или братья супругов. Последние могут быть вселены как члены семьи собственника в качестве «иных лиц».
В число близких родственников включаются родители и дети собственника. Именно в отношении них особую актуальность приобретает вопрос о том, могут ли они стать бывшими членами семьи собственника.
Родители и дети собственника всегда остаются его родственниками, даже если не поддерживают фактических отношений. Другое дело, может ли собственник потребовать прекращения права пользования принадлежащим ему жилым помещением.
Что касается супруга, то в случае развода он становится бывшим членом семьи собственника жилого помещения. Право пользования за ним не сохраняется, если между бывшими супругами не было достигнуто соглашения о его сохранении после развода. Если соглашения не было и у бывшего супруга собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего супруга собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим собственнику, может быть сохранено за бывшим супругом на определенный срок по решению суда.
ЖК РСФСР 1983 года (ч. 2 ст. 127) предусматривал, что к отношениям пользования жилыми помещениями между собственником дома, квартиры и бывшими членами его семьи применялись правила, установленные статьями 131—137, регулировавшие отношения по найму жилых помещений, принадлежащих гражданину на праве собственности. Между собственником и бывшими членами его семьи должен был заключаться договор найма жилого помещения, чего фактически не делалось. Причиной этого было недостаточное урегулирование в законодательстве положений об элементах, последствиях уклонения от его заключения.
Возникал вопрос: в течение какого срока сохранялось право пользования жилым помещением, пусть и на основе договора найма жилого помещения? Согласно ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» ЖК РСФСР применялся постольку, поскольку его нормы не противоречили части второй ГК РФ. В главе 35 ГК РФ предусмотрены предельные сроки для договора коммерческого найма жилого помещения. Естественно, что для наймодателя было выгодно заключать краткосрочный договор, а для нанимателя — долгосрочный. И достичь консенсуса в вопросе о сроке заключаемого договора между собственником жилого помещения и его бывшим членом семьи было невозможно. Так, в соответствии с п. 1 ст. 683 ГК РФ договор найма жилого помещения заключается на срок, не превышающий 5 лет. Если в договоре срок не определен, он считается заключенным на 5 лет. Правило о 5-летнем сроке договора найма жилого помещения выгодно нанимателю, поэтому в большинстве случаев не достигалось соглашения о заключении договора найма жилого помещения. Такой срок, несомненно, должен быть предусмотрен законом.
В целях разрешения возникшей проблемы делались предложения по внесению соответствующих изменений в ЖК РСФСР: предусмотреть положение, согласно которому отчуждение собственником жилого помещения, в котором проживают бывшие члены его семьи, возможно только при предварительном заключении договора найма жилого помещения между ними и собственником на условиях, обычных для данной местности; срок действия такого договора должен быть не менее 3 лет, а если у бывших членов семьи собственника жилого помещения имеются несовершеннолетние дети — до достижения ими совершеннолетия[2]. Естественно, что права бывших членов семьи собственника утратили бы вещно-правовой характер, а их отношения становились бы обязательственно-правовыми по своей природе.
Действие положения п. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации они имели равные права пользования помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором (ст. 19 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»).
В некоторых случаях понятие «член семьи» трактуется в законодательстве более узко. Так, в соответствии с п. 5 Порядка исчисления среднего совокупного дохода на члена семьи, утвержденного постановлением Минтруда России от 07.10.1993 № 159, в составе членов семьи при определении размера среднего совокупного дохода учитывались муж, жена, находившиеся на их иждивении дети, не достигшие 18 лет (дети — инвалиды с детства, независимо от возраста). И только лишь в неполных семьях в составе семьи учитывался родитель, который воспитывал ребенка и проживал совместно с ним. Дети, находившиеся на полном государственном обеспечении, а также военнослужащие, проходившие военную службу по призыву, в составе семьи не учитывались.
В иных нормативных правовых актах перечень лиц, которые входят в состав семьи путем прямого указания в законе, довольно широк. Так, согласно ст. 12 Федерального закона от 20.08.2004 № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» к членам семьи военнослужащего относятся:
· супруга или супруг;
· несовершеннолетние дети;
· дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет;
· дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях;
· лица, находящиеся на иждивении военнослужащего.
Большинство нормативных правовых актов при решении вопроса об определении круга лиц, которые входят в состав членов семьи, отсылают к Федеральному закону от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (далее — Закон о трудовых пенсиях). Право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, состоявшие на его иждивении (ст. 9). Нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца в соответствии с п. 2 ст. 9 признаются:
· дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие 18 лет, а также обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, за исключением образовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими 23 лет или старше этого возраста, если до достижения возраста 18 лет стали инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности. Братья, сестры и внуки умершего кормильца признаются нетрудоспособными членами семьи при условии, что не имеют трудоспособных родителей;
· один из родителей или супруг либо дедушка, бабушка умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брат, сестра либо ребенок умершего кормильца, достигшие возраста 18 лет, если заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца и не работают;
· родители и супруг умершего кормильца, если достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности;
· дедушка и бабушка умершего кормильца, если достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности, при отсутствии лиц, которые обязаны их содержать.
Одному из родителей, супругу или другим членам семьи, указанным в подп. 2 п. 2 ст. 9 Закона о трудовых пенсиях, пенсия назначается независимо от того, состояли они или нет на иждивении умершего кормильца. Семья безвестно отсутствующего кормильца приравнивается к семье умершего кормильца, если безвестное отсутствие удостоверено в установленном порядке.
Этот перечень лиц совпадает с кругом лиц, которые имеют право на возмещение вреда в результате смерти кормильца в соответствии со ст. 1088 ГК РФ. ГК РФ лишь добавляет к их числу лиц, состоявших на иждивении умершего и ставших нетрудоспособными в течение 5 лет после его смерти, а также конкретизирует, что в число детей входят дети умершего, родившиеся после его смерти.
По ЖК РФ другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если вселены собственником в качестве членов своей семьи (п. 1 ст. 31). И не так уж важно, кем является гражданин, другим родственником, нетрудоспособным иждивенцем или вообще иным гражданином, так как любое лицо может быть признано членом семьи собственника, если последний вселил его в жилое помещение в качестве такового. Получается, что не было необходимости перечислять всех лиц в качестве возможных членов семьи.
Применительно к отношениям найма Пленум Верховного суда СССР в постановлении от 03.04.1987 № 2 «О практике применения судами жилищного законодательства» указывал на то, что, разрешая вопрос о признании членом семьи нанимателя других лиц (кроме супруга, детей, родителей), суд обязан выяснить характер их отношений с нанимателем, членами семьи, в частности установить, имели ли место ведение общего хозяйства (общие расходы), оказание взаимной помощи, другие обстоятельства, свидетельствующие о наличии семейных отношений. В соответствии со ст. 53 ЖК РСФСР другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях иные лица могли быть признаны членами семьи нанимателя, если проживали совместно с ним и вели общее хозяйство.
В ЖК РФ указано, что для признания других родственников, нетрудоспособных иждивенцев членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма необходимо их вселение нанимателем в качестве членов его семьи и ведение с нанимателем общего хозяйства (п. 1 ст. 69). Иные лица в исключительных случаях могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но в судебном порядке. Другое дело, что возникает проблема определения того, были ли эти лица вселены в качестве членов семьи собственника жилого помещения. В любом случае собственник должен решать, кто относится к членам его семьи.
С момента вселения пользователя возникают и иные юридические последствия. В соответствии с п. 1 ст. 31 ЖК РФ члены семьи собственника жилого помещения обязаны использовать жилое помещение по назначению, обеспечивать его сохранность. Согласно п. 1 ст. 292 ГК РФ и п. 3 ст. 31 ЖК РФ дееспособные члены семьи собственника жилого помещения несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. ГК РФ опять же указывает на то, что соглашением сторон может быть предусмотрено «иное». В этих нормах кодексов речь идет прежде всего о расходах, связанных с оплатой содержания и ремонта жилого помещения и коммунальных услуг. Это означает, что иск может быть предъявлен к любому проживающему в жилом помещении, вселенному в него в качестве члена семьи собственника.
В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 25.06.1993 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон о праве граждан на свободу передвижения) под местом жительства понимается жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договорам найма (поднайма), аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством. Члены семьи собственника как раз и пользуются жилым помещением по иному предусмотренному законом основанию.
Однако регистрация по месту жительства или ее отсутствие не является определяющим фактором для решения вопроса о круге членов семьи, у которых возникает право пользования жилым помещением. Согласно ст. 3 Закона о праве граждан на свободу передвижения регистрация или ее отсутствие не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами, конституциями и законами субъектов Федерации. Это положение неоднократно приводил в своих постановлениях Конституционный суд РФ. В постановлении от 25.04.1995 № 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» он отметил, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан (ст. 3), в том числе права на жилище.
Пробелом жилищного законодательства является и неурегулированность вопроса о возможности вселения в жилое помещение несовершеннолетних детей в качестве членов семьи собственника. Применительно к договору найма жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда сохранилось правило о возможности вселения к родителям их несовершеннолетних детей без согласия остальных членов семьи нанимателя и согласия наймодателя (ст. 70 ЖК РФ). Ранее ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР также предусматривалось, что на вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи. Аналогичное правило действует в договоре коммерческого найма жилого помещения и ст. 679 ГК РФ, согласно которой при вселении несовершеннолетних детей не требуется согласия наймодателя, нанимателя и граждан, постоянно с ним проживающих. Причем вселение несовершеннолетних лиц в жилое помещение допускается без учета требований законодательства о норме жилой площади на одного человека.
В литературе можно встретить предложение о внесении изменения в ст. 31 ЖК РФ в части закрепления возможности вселения в занимаемое жилое помещение членами семьи собственника своих несовершеннолетних детей независимо от согласия собственника[3]. Вселение в жилое помещение несовершеннолетних детей членов семьи собственника возможно только с согласия собственника жилого помещения (особенно это касается несовершеннолетних детей других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных граждан). В противном случае собственник не сможет контролировать процесс вселения в его жилое помещение лиц, включая несовершеннолетних. Вселение несовершеннолетнего ребенка влечет за собой увеличение платежей за содержание и ремонт жилого помещения, а также платы за коммунальные услуги. Кроме того, вселяя в жилое помещение лиц в качестве членов семьи, собственник исходит в том числе из площади своего жилого помещения.
Как аргумент для внесения соответствующих изменений в ст. 31 ЖК РФ высказывается мысль о соответствии такой нормы положениям Семейного кодекса РФ (статьям 54, 55). Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, имеет право на их заботу, на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.
Получается, что законное право ребенка будет удовлетворяться за счет собственника жилого помещения, а не его родителей, которые должны заботиться о своем ребенке, в том числе путем предоставления ему помещения для проживания. Если собственник будет категорически возражать против вселения, то при настойчивости родителя—пользователя жилого помещения это может привести к утере права пользования жилым помещением таким родителем по причине прекращения семейных отношений.
Таким образом, ЖК РФ не только не решил многие проблемы, связанные с определением круга лиц, имеющих право пользования жилым помещением собственника, но и породил новые.
 
Библиография
1 См.: Черкашина И. Судебная защита права пользования жилым помещением // Рос. юстиция. 2004. № 5, 6.
2 См.: Крашенинников П.В. Субъекты права собственности и иных вещных прав на жилое помещение // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб.  памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский; Исследовательский центр частного права. — М., 1998. С. 305.
3 См.: Формакидов Д.А. Изменение правового положения членов семьи собственника жилого помещения в сфере реформирования жилищного законодательства // Жилищное право. 2005. № 2. С. 27.