УДК 343.014-dc22

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №9 2011 Страницы в журнале: 135-137 

А.Д. АЛИЕВ,

научный сотрудник Института философии, социологии и права Национальной академии наук Азербайджана

 

Практика применения ст. 327 УК Азербайджанской Республики, определяющей понятие преступлений против военной службы, свидетельствует о наличии некоторых проблем. Проанализирован текст указанной статьи на основе действующего уголовного и военного законодательства. Указаны конкретные недостатки, имеющиеся в тексте статьи. Обоснована необходимость их устранения.

Ключевые слова: преступление, преступления против военной службы, специальный объект, специальный субъект, действительная военная служба.

 

 

Problems of legal definition  crimes against military service under the laws of the Republic of Azerbaijan

 

Aliev A.

 

The article is dedicated to legislative problems, connected with the 327th item of Criminal Code of Azerbaijan Republic, determining the concepts of crimes against a military service. The author analyzes the text of the shown article on the basis of the working criminal and military legislation shows concrete lacks available in the text of the article, and bases on the necessity of their elimination.

Keywords: crime, crimes against military service, special object, special entity, active military service.

 

Согласно ст. 14.1 УК Азербайджанской Республики преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное УК АР под угрозой наказания. В данном законодательном определении нашли свое отражение все признаки преступления: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.

Как известно, общественная опасность — это способность причинить вред либо создать реальную угрозу причинения вреда личности, обществу или государству. Поэтому УК АР признает преступными только те деяния (действие или бездействие), которые причиняют вред или создают угрозу причинения вреда соответствующим общественным отношениям.

Общественная опасность, свойственная всем правонарушениям, определяется характером и степенью. Характер зависит в основном от содержания и значимости объекта преступления, а также вида причиненного вреда (материальный, моральный и т. д.). Степень определяется  тяжестью причиненного вреда, а также зависит от ряда объективных и субъективных признаков состава, в частности степени и формы вины.

Общественная опасность — это главный критерий, позволяющий разделять деяния на преступные и непреступные (административные и гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки).

Запрещенность деяния уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному лицу соответствующего наказания говорит о противоправности такого деяния. Только запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние признается преступлением.

Противоправность общественно опасного деяния, совершенного в форме действия или бездействия, предполагает определенное психическое отношение к нему в форме умысла или неосторожности. При отсутствии умысла или неосторожности совершенное общественно опасное деяние не может быть уголовно-противоправным.

Наказуемость деяния, являясь составной частью уголовной противоправности, выражается в угрозе применения уголовного наказания при нарушении запрета совершать те или иные общественно опасные деяния, признаки которых описаны в конкретных нормах УК АР.

Понятие преступлений против военной службы основывается на общем понятии преступления, определенного в ст. 14.1 УК АР, и содержится в ст. 327.1: «Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных силах Азербайджанской Республики, других войсках и воинских формированиях Азербайджанской Республики, иными лицами, имеющими на законных основаниях статус военнослужащих, а также военнообязанными, привлеченными на учебные или поверочные сборы».

Как видно из содержания указанной статьи, преступления против военной службы наряду с признаками, присущими общему понятию преступления, имеют следующие дополнительные специфические признаки:

— специальный объект преступления — установленный порядок прохождения военной службы;

— специальный субъект преступления — военнослужащие и военнообязанные, привлеченные на сборы;

— запрещение совершенного деяния нормами главы 35 «Преступления против военной службы» УК АР.

Таким образом, для признания совершенного деяния преступлением против военной службы необходимо помимо общих признаков преступления установить наличие всех вышеуказанных дополнительных специфических признаков.

Вопросы, связанные со специальным объектом, достаточно полно разъяснены в юридической литературе. Для устранения существующих проблем целесообразно детально рассмотреть некоторые вопросы, связанные со специальным субъектом, поскольку неправильное понимание или расширительное толкование понятия «субъект преступлений против военной службы» может стать причиной следственных или судебных ошибок.

На основании ст. 5 Закона АР от 03.12.1992 № 362 «О воинской службе» (далее — Закон) и ст. 9 Положения «О прохождении воинской службы» (далее — Положение) укомплектование личного состава Вооруженных сил АР осуществляется на добровольной основе (все виды действительной военной службы, за исключением срочной действительной военной службы) и по призыву (срочная действительная военная служба). Законодательством не предусмотрено прохождение гражданами Азербайджанской Республики действительной военной службы в Вооруженных силах АР и других созданных на основании законодательства вооруженных формированиях по контракту.

В части 2 ст. 13 Закона предусмотрено: «Только граждане других государств могут быть приняты на действительную военную службу по контракту. В контракте предусматриваются взаимные обязанности и ответственность сторон и условия расторжения контракта».

Несмотря на это, в ст. 327.1 УК АР использованы слова «по призыву либо по контракту», что противоречит требованиям ст. 9 Положения, определяющим порядок укомплектования личного состава Вооруженных сил АР и других вооруженных формирований, созданных на основании законодательства. Следует отметить, что никакой надобности в таком указании нет, поскольку субъектами преступлений против военной службы могут быть лица, имеющие статус военнослужащего. При этом способ приобретения указанного статуса не имеет решающего значения.

Сравнительный анализ соответствующих законодательных норм некоторых стран СНГ подтверждает обоснованность сказанного.

Так, согласно статьям 30 и 40 Закона Республики Беларусь от 05.11.1992 № 1914-XІІ «О воинской обязанности и воинской службе» граждане в возрасте от 18 до 27 лет, состоявшие на воинском учете, но не зачисленные в запас, а также офицеры запаса в возрасте до 27 лет проходят действительную военную службу по призыву, другие граждане поступают на действительную военную службу по контракту. Аналогичный порядок призыва и поступления на военную службу предусматривается Законом Украины от 25.03.1992 № 2233-XII «О воинской обязанности и воинской службе». Но, несмотря на это, в соответствующих нормах уголовного законодательства Республики Беларусь и Украины не указан способ приобретения статуса военнослужащего субъектами преступлений против военной службы. Видимо, законодатель не счел это нужным, не имеющим определяющего значения.

На основании ст. 2 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» граждане России проходят действительную военную службу по призыву и контракту. На действительную военную службу по контракту также могут поступить иностранные граждане.

Согласно статьям 23 и 24 Закона Республики Казахстан от 08.07.2005 № 74-III «О воинской обязанности и воинской службе» граждане республики в возрасте от 18 до 27 лет проходят срочную действительную военную службу по призыву, а офицеры запаса в возрасте до 29 лет призываются на действительную военную службу сроком на 3 года. На основании ст. 30 граждане республики в возрасте старше 19 лет добровольно могут поступить на действительную военную службу по контракту.

Как следует из рассматриваемых законодательных норм, действительная военная служба для граждан Казахстана и России состоит из службы по призыву и по контракту, поэтому использование слов «по призыву и по контракту» в соответствующих нормах уголовного законодательства этих стран вполне логично и законно.

Как уже отмечалось, прохождение гражданами Азербайджанской Республики действительной военной службы по контракту в Вооруженных силах АР и других вооруженных формированиях, созданных на основании законодательства, не предусмотрено. Поэтому наличие в тексте ст. 327.1, а также ст. 333.2 УК АР слов «по призыву или по контракту» не соответствует закону и не имеет определяющего значения.

Необходимо учитывать, что слова «по призыву или по контракту» внесены в диспозицию ст. 333.2 УК АР в качестве признака, определяющего категорию военнослужащих, совершивших преступное деяние, и не влияют на меру их ответственности и наказания.

В тексте ст. 327.1 УК АР встречается фраза: «...Вооруженных Силах Азербайджанской Республики, других войсках и воинских формированиях Азербайджанской Республики, иными лицами, имеющими на законных основаниях статус военнослужащих, а также военнообязанными, привлеченными на учебные или поверочные сборы».

В части 1 ст. 2 Закона Азербайджанской Республики от 25.12.1991 № 36 «О статусе военнослужащих» указывается: «…имеют статус военнослужащего граждане Азербайджанской Республики и других государств, проходящие действительную военную службу в Вооруженных Силах Азербайджанской Республики, Пограничных войсках Азербайджанской Республики и других вооруженных формированиях, созданных на основании законодательства Азербайджанской Республики, а также военнообязанные, привлеченные на сборы». Это означает, что в категорию лиц, имеющих статус военнослужащего, входят лица, проходящие действительную военную службу в Вооруженных силах и других вооруженных формированиях Азербайджанской Республики, а также военнообязанные, привлеченные на сборы.

Однако, несмотря на это, в тексте ст. 327.1 УК АР повторно перечисляются в качестве субъектов преступлений против военной службы военнослужащие Вооруженных сил АР и других войск и воинских формирований и лица, имеющие на законных основаниях статус военнослужащих, а также военнообязанные, привлеченные на учебные или поверочные сборы. Особо подчеркнута законность получения статуса военнослужащего, как будто можно иметь статус военнослужащего без законного на то основания. Все это усложняет текст анализируемой статьи, создает дополнительные трудности для определения субъекта преступлений против военной службы и делает возможным расширительное толкование указанного понятия.

Статья 22 Закона определяет, что военнообязанные в период нахождения в запасе привлекаются на военные (учебные и поверочные) и специальные сборы. В тексте ст. 327.1 УК АР понятие «специальные сборы» отсутствует. Это может привести к возникновению ошибочного мнения о том, что военнообязанные, привлеченные на специальные сборы (самый длительный, тяжелый и ответственный вид сборов), не являются субъектами преступлений против военной службы. Хотя известно, что военнообязанные в период прохождения сборов несут материальную, дисциплинарную, административную и уголовную ответственность, что предусмотрено соответствующими законодательными нормами, а также ст. 22 Закона.

На наш взгляд, устранение указанных недостатков и противоречий имеет большое практическое значение, так как их наличие создает условия для расширительного толкования понятия «субъект преступлений против военной службы», что приводит к следственным или судебным ошибкам.

Предлагаем текст ст. 327.1 УК Азербайджанской Республики изложить в следующей редакции:

«Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими действительную военную службу в Вооруженных силах Азербайджанской Республики, других войсках и воинских формированиях Азербайджанской Республики, а также военнообязанными, привлеченными на военные (учебные или поверочные) и специальные сборы».

 

Литература

 

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: постатейный / Под общ. ред. В.М. Лебедева. — М., 2005. С. 831.

О воинской обязанности и воинской службе: Закон Республики Беларусь от 05.11.1992 № 1914-XІІ // http://www.newsby.org/by/ 2011/01/18/ text18013.htm (дата обращения: 05.07.2011).

О воинской обязанности и воинской службе: Закон Республики Казахстан от 08.07.2005 № 74-III // http://www.pavlodar.com/zakon/?dok= 03155 (дата обращения: 06.07.2011).

О воинской обязанности и воинской службе: Закон Украины от 25.03.1992 № 2233-XII // http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main. cgi?nreg=2232-12 (на укр. языке; дата обращения: 06.07.2011).

О воинской службе: Закон Азербайджанской Республики от 03.12.1992 № 362. — Баку, 2005. C. 5, 19.

О статусе военнослужащих: Закон Азербайджанской Республики от 25.12.1991 № 36. — Баку, 2005. С. 4.

Положение «О прохождении воинской службы» (утв. Законом Азербайджанской Республики от 03.10.1997 № 377-IQ). — Баку, 2005. С. 8.

Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. — Баку, 2007. С. 19, 192.

Уголовный кодекс Республики Беларусь // http://pravo.levonevsky.org/kodeksby/uk/20110101/index-all.htm (дата обращения: 06.07.2011).

Уголовный кодекс Республики Казахстан // http://www.zakon.kz/ugolovnyy_kodeks.html (дата обращения: 05.07.2011).

Уголовный кодекс Украины // http:// meget.kiev.ua/kodeks/ugolovniy-kodeks (дата обращения: 06.07.2011).