УДК 347.97 

Страницы в журнале: 135-142

 

С.В. ФЕДОРОВ,

начальник кафедры уголовно-правовых дисциплин Калининградского пограничного института ФСБ России, полковник,

 

Н.А. ГУЩИНА,

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Калининградского пограничного института ФСБ России

 

Исследуются актуальные проблемы правового регулирования дисциплинарной ответственности судей, вносятся предложения по совершенствованию законодательства в целях реального обеспечения независимости судей и повышения гарантий эффективности судебной защиты.

Ключевые слова: дисциплинарная ответственность, судья, субъективное усмотрение, гарантии, независимость, механизм судебной защиты.

 

Aspects of legal regulation of judges' disciplinary liability and judicial protection mechanism in Russian Federation

 

Fedorov S., Guschina N.

 

Actual questions of judges' disciplinary liability legal regulation are being analyzed, recommendations on legislation improvement are being given as the aim of ensuring judges' independence and rising the efficiency of judicial protection.

Keywords: disciplinary liability, judge, subjective discretion, guarantee, independence, judicial protection mechanism.

 

Судебная система Российской Федерации переживает сложный этап реформирования. О заинтересованности в ее позитивных преобразованиях свидетельствует тот факт, что высшие судебные инстанции выходят с законодательными инициативами, призванными содействовать ее развитию и совершенствованию.

Так, по инициативе Верховного суда РФ был принят Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»; принят Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» (далее — Закон о судах общей юрисдикции), согласно которому прежняя система судоустройства подверглась ломке. В системе судов общей юрисдикции повсеместно была введена апелляционная инстанция.

Приходится признать, что система судоустройства, закрепленная Законом РСФСР от 08.07.1981 «О судоустройстве РСФСР», оказалась несовершенной: в ней были заложены коррупционные риски, неспособность суда обеспечивать правовую защиту человека, его прав и свобод.

Анализируя судебную практику, нередко приходится сталкиваться с тем, что решения судов первой инстанции, вынесенные в соответствии с законодательством Российской Федерации, нормами и принципами международного права и с учетом судебной практики Верховного суда РФ, отменялись кассационной инстанцией. В отдельных случаях (при обжаловании в надзорном порядке) Верховный суд РФ оставлял в силе решения судов первой инстанции.

Однако большинство дел не попадало в Верховный суд РФ для пересмотра, поскольку должностные лица, призванные, согласно закону, реагировать на неправомерные решения кассационной инстанции, «не замечали» нарушений закона. Сила корпоративной этики оказывалась выше требований закона. В результате оставались нарушенными, не защищенными судом права и законные интересы граждан, что порождало массовый правовой нигилизм, неверие в социальную ценность закона, справедливое правосудие, возможность обеспечивать правовую защищенность человека, его прав и свобод. Не этим ли можно объяснить тот факт, что Россия выступала абсолютным рекордсменом по числу исков, поданных в Европейский суд по правам человека?

Согласно статистике Европейского суда, в 2002—2008 гг. по российским делам было принято 643 решения, из которых 605 были не в пользу государства. Количество поступающих из России дел постоянно росло. Для сравнения: в 2001 году было принято 2490 жалоб от россиян, а в 2009 году — уже 13 666 жалоб[1]. Это — свидетельство того, что система российского судопроизводства не в состоянии была обеспечивать защиту прав и свобод человека.

Введение Законом о судах общей юрисдикции апелляционного обжалования позволит гражданам в случае несогласия с решением суда рассчитывать на апелляционное рассмотрение, процедуры которого приближены к процедурам суда первой инстанции. С введением апелляции упраздняется надзор в республиканских, краевых, областных судах. Такая инстанция останется только в Верховном суде РФ. При этом надзор будет осуществляться по вопросам, связанным с фундаментальными принципами российского правосудия. По нашему мнению, это значительно сузит коррупционные каналы, повысит качество рассмотрения дел в суде и сократит число жалоб, которые подаются на вступившие в законную силу решения суда.

Несмотря на обилие принятых в последние годы законов, свидетельствующих о прогрессивных тенденциях в развитии современной судебной системы России, все же остаются «островки», требующие нормативно-правовой регламентации. Речь идет об ответственности судей и их правовой защищенности. Судьи, которых государство наделило властными полномочиями по защите прав и свобод человека и гражданина, порой сами оказывались незащищенными.

В процессе работы судей важное значение имеет их качественная профессиональная подготовка. Высокий уровень знаний и правовой культуры судей могут существенно повысить эффективность и качество судебной деятельности. Однако правовая культура — это не только результат, но и способ деятельности, и в этом смысле она понимается как образ мышления, как нормы, стандарты поведения. От имени Российской Федерации суд применяет нормы закона, вторгаясь в сферу прав и обязанностей, издает правоприменительные акты, исполнение которых поддерживается государством.

В практике работы судов первой инстанции нередки случаи, когда судебные решения (постановления) по гражданским делам выносятся с грубейшими нарушениями норм материального и процессуального права. Такие решения подлежат отмене вышестоящей кассационной инстанцией и направлению на новое рассмотрение. Причины подобного положения могут быть как латентные, так и явные. На наш взгляд, главными из них являются низкий уровень правосознания и правовой культуры, продажность, коррупция, взяточничество, использование служебного положения в целях получения неправомерных выгод материального и нематериального характера в ущерб интересам общества и государства. Судебная система, при которой правонарушитель может уклониться от ответственности, резко снижает потенциал российского законодательства, подрывает доверие народа к суду и правоприменительным органам, снижает их престиж в глазах общественности. Неправомерные действия судей дискредитируют важнейшие свойства закона, и в первую очередь его потенциальную силу противостоять беззаконию, обеспечивать защиту нарушенных прав и законных интересов личности.

Реализация закона судьей происходит в процессе осуществления регулятивной функции правосознания. Последняя характеризует деятельную сторону внутреннего мира судьи. Как справедливо отмечается в литературе, «регулятивная функция правосознания венчает все предыдущие этапы его действия… И накопление знаний о праве, и формирование соответствующего к нему отношения преследуют главную задачу — найти свое воплощение в практическом поведении людей»[2]. Это означает, что высокий уровень правосознания и правовой культуры судей должен адекватно отражаться в их практической деятельности при вынесении соответствующих индивидуальных правовых актов. В данном случае осуществление регулятивной функции правосознания происходит тогда, когда у судей сформировалось надлежащее отношение к осознанным и усвоенным ими юридическим нормам.

Ценностный аспект закона[3] формирует глубокий и устойчивый уровень отношения к нему, выступая в качестве фундамента, на котором в дальнейшем строится вся деятельность судей. Информация, содержащаяся в нормах закона, проходит сквозь сложившийся пласт правового сознания, правовых установок, правовых ценностей, в результате чего ее смысл и значение могут существенно видоизменяться по сравнению с тем, что в нее изначально закладывал законодатель. Вот почему важно, чтобы каждый судья в процессе применения конкретной нормы закона думал о создании правовых ценностей на будущее.

Регулятивная функция правосознания судей направлена на их деятельную сторону — осуществление правосудия. Результатом этой регуляции выступает поведенческая реакция в виде правового поведения (юридически значимого), которое может быть правомерным или противоправным. Нет сомнения, что огромная армия российских судей добросовестно выполняет возложенные на них обязанности по осуществлению правосудия. Судьи вмешиваются в ход реализации норм закона на уровне конкретных жизненных ситуаций, их действия направлены на воплощение общих требований этих норм в практической плоскости. Тем не менее не исключены случаи, когда отдельные судьи преднамеренно или непреднамеренно нарушают предписания норм закона. Отсутствие вины при вынесении судьей индивидуальных правовых актов, не соответствующих закону, не позволяет рассматривать его действия как неправомерное использование правомочий. Наличие подобного «брака» в работе является результатом добросовестного заблуждения судьи и легко исправляется судьями вышестоящих (апелляционных и кассационных) инстанций.

Неправомерное же использование судьей своих полномочий и преднамеренное вынесение им правовых актов в угоду определенному лицу или кругу лиц и в ущерб общественным и государственным интересам квалифицируется как преступление, предусмотренное Уголовным кодексом РФ (ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта») и является основанием для привлечения этого судьи к уголовной ответственности. Этот вид юридической ответственности представляет собой сдерживающий фактор, позволяющий противостоять злонамеренным устремлениям лиц, наделенных властными полномочиями по осуществлению правосудия и допускающих в своей деятельности подобного рода дефекты.

Важным шагом в упорядочении деятельности судей явилось введение Федеральным законом от 15.12.2001 № 169-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации”» дисциплинарной ответственности судей. Статья 12.1 Федерального закона от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» устанавливает:

«1. За совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде:

предупреждения;

досрочного прекращения полномочий судьи.

Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения. Решение соответствующей квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи может быть обжаловано в Дисциплинарное судебное присутствие в соответствии с федеральным конституционным законом.

Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей Конституционного Суда Российской Федерации определяется Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

2. Если в течение года после наложения дисциплинарного взыскания судья не совершит дисциплинарного проступка, то он считается не привлекавшимся к дисциплинарной ответственности».

На наш взгляд, в целях повышения ответственности судей и эффективности их защиты следовало бы расширить перечень видов дисциплинарных взысканий, установив их зависимость от степени тяжести совершенного дисциплинарного проступка. Для этого ст. 12.1 Закона о статусе судей стоит дополнить такими видами дисциплинарных взысканий, как замечание, выговор, строгий выговор. Прекращение полномочий судьи — это крайняя мера дисциплинарной ответственности. Такой подход не будет противоречить идее справедливости и явится важной юридической гарантией судебной защиты.

В целях повышения эффективности института дисциплинарной ответственности судей необходимо установить временные рамки, в пределах которых судья может быть подвергнут дисциплинарному взысканию. Подобного рода рамки установлены, например, в законодательстве Республики Беларусь. Так, ст. 113 Кодекса Республики Беларусь от 29.06.2006 № 139-З «О судопроизводстве и статусе судей» закрепляет предельные сроки наложения дисциплинарного взыскания — 2 месяца со дня обнаружения дисциплинарного проступка, но не позднее 6 месяцев со дня его совершения. Указание сроков наложения дисциплинарных взысканий на судью в законодательстве Российской Федерации обеспечит стабильность в деятельности судов, избавит судей от груза компрометирующих материалов и установления вышестоящей судебной инстанцией «сроков для исправления» с последующим представлением материалов в квалификационную или Высшую квалификационную коллегию судей для наложения дисциплинарного взыскания.

Требуется, на наш взгляд, конкретизировать в нормах закона дисциплинарную санкцию в виде досрочного прекращения полномочий судьи, указав материальные основания. Такими основаниями могут быть, например, нарушение законности при рассмотрении дел; совершение порочащего проступка, противоречащего требованиям судейской этики и подрывающего авторитет судебной власти; занятие, наряду с судебной, другой оплачиваемой должности и пр. Основанием прекращения полномочий судьи является решение Высшей квалификационной коллегии судей о лишении его полномочий за совершение дисциплинарного проступка. Представляется, что порядок применения подобного рода дисциплинарного воздействия должен быть организован таким образом, чтобы обеспечивалась самостоятельность судей и не допускалась их зависимость от лиц, уполномоченных подвергать их дисциплинарным взысканиям. В литературе справедливо отмечалось, что дисциплинарная ответственность призвана выполнять функцию предупреждения проступков и очищения судейского корпуса от недостойных лиц, должна быть направлена на борьбу с коррупцией в судейской сфере, поэтому ее необходимо тщательно урегулировать[4].

Практика работы Высшей квалификационной коллегии судей свидетельствует о том, что порой в коллегию поступают представления на привлечение к дисциплинарной ответственности судей, не заслуживающих такого взыскания. Должностные лица вышестоящих судебных инстанций иногда пытаются избавиться от высококвалифицированных судей, имеющих солидный опыт судебной работы, соблюдающих презумпцию честности и порядочности, преданных своему профессиональному долгу. Для достижения этой цели используются даже неправомерные методы и средства.

Приведем пример. В 2010 году Высшая квалификационная коллегия судей рассматривала вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи гарнизонного военного суда за несвоевременное оформление и представление протокола судебного заседания (материалы были собраны и представлены в коллегию одним из флотских военных судов). Опальный судья привез в Москву годовой отчет о работе судей гарнизонных военных судов, подведомственных данному флотскому военному суду, а также представил акт годовой проверки результатов работы гарнизонного военного суда (составленный этим же флотским судом). Информация докладчика — должностного лица кассационной судебной инстанции — резко отличалась от данных годового отчета и акта проверки работы гарнизонного военного суда, т. е. от реального положения дел; многие показатели оказались недостоверными.

На основании анализа показателей качества судебной работы, а также выяснения судебной нагрузки опального судьи в сравнении с другими судьями этого же суда и других военных судов, подведомственных флотскому военному суду, Высшая квалификационная коллегия судей установила, что задержка в оформлении протокола судебного заседания носила объективный характер: она была связана с чрезмерной загруженностью данного судьи. Члены Высшей квалификационной коллегии судей, заслушав обе стороны и объективно оценив их доводы, единогласно защитили опального судью от необоснованного привлечения к дисциплинарной ответственности. Тем не менее у членов Высшей квалификационной коллегии было отнято много времени, а судье был причинен материальный (оплата авиабилета) и моральный вред.

В силу пробела в законодательстве опальный судья не имеет права на реабилитацию. Зато безнаказанное действие должностного лица кассационной судебной инстанции придало ему уверенность в непогрешимости своей власти над подчиненным. В начале 2011 года опальный судья был вызван на заседание президиума флотского военного суда, на котором заслушивался вопрос о выполнении им судебного долга и соблюдении Кодекса судейской этики. На заседании президиума было отмечено, что судебная нагрузка данного судьи составляла 34,5 дела (материала) в месяц, что почти на треть выше среднемесячной нагрузки судей данного гарнизонного суда (20,9 дела (материала) в месяц).

Однако президиум сознательно не учел тот факт, что стабильность вынесенных данным судьей судебных постановлений намного превышает средний показатель стабильности судебных постановлений, вынесенных судьями как данного гарнизонного военного суда, так и других гарнизонных военных судов, подведомственных этому флотскому военному суду. Важно при этом заметить, что согласно ст. 16 Федерального конституционного закона от 23.06.1999 № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» президиум флотского военного суда не вправе выносить на свое рассмотрение данный вопрос, поскольку такими полномочиями он не обладает. Даже Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 2-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон “О военных судах Российской Федерации”», изложив ст. 16 в новой редакции, не наделил президиум флотского военного суда такими полномочиями.

На наш взгляд, сама постановка вопроса, вынесенного на рассмотрение президиума флотского военного суда, является не только некорректной, но и неправомерной, и служит инструментом, оказывающим негативное воздействие на независимость судьи. Как видим, федеральный судья первой инстанции судов общей юрисдикции находится в полной зависимости от должностных лиц судов вышестоящей судебной инстанции, которые могут применять по отношению к судье не всегда правомерные меры организационного характера.

Поскольку деятельность каждого отдельно взятого судьи олицетворяет деятельность всей судебной системы, важно законодательно сформулировать гарантии, позволяющие судье со-

ответствовать столь значимой общественной функции. Именно поэтому законодательные меры должны быть направлены на укрепление статуса судьи, его независимости, на введение контроля за деятельностью судей кассационной инстанции, а также усиление их ответственности за исполнение своих должностных обязанностей.

Отсутствие контроля за деятельностью судей кассационных инстанций может породить (и уже порождает) бюрократический правовой нигилизм, который таит в себе особую опасность, разрушая изнутри судебную систему. Оно формирует безответственность должностных лиц, их убежденность в судебном всевластии, позволяющем допускать волюнтаристское судебное усмотрение взамен объективной оценки профессионального труда судей нижестоящих судов и решать их судьбу. Бюрократический правовой нигилизм в своих крайних проявлениях может принять разрушительные формы.

Кроме того, бесконтрольность деятельности должностных лиц вышестоящих кассационных судов позволяет им избавляться от преданных своему профессиональному долгу высококвалифицированных специалистов, которые по субъективной оценке таких должностных лиц могут быть признаны профнепригодными. Такие должностные лица злоупотребляют своим служебным положением, незаконными способами осуществляя давление на «неугодных» судей, ставят целесообразность выше законности. Искусственно создавая конкретному судье чрезмерные нагрузки, они вынуждают его добровольно-принудительно писать заявление о прекращении полномочий «по собственному желанию» либо направляют материалы для привлечения к дисциплинарной ответственности со всеми вытекающими последствиями… Не потому ли многие судьи — высококвалифицированные специалисты вынуждены обращаться с заявлениями о прекращении своих полномочий?

По нашему мнению, в целях реализации конституционного принципа независимости судей (ст. 120 Конституции РФ) необходимо ввести ответственность должностных лиц кассационных судов, дополнив действующее законодательство такими мерами дисциплинарного взыскания, как понижение квалификационного класса, лишение премии, снижение размера заработной платы на определенный срок и др. Подобные меры дисциплинарного воздействия не будут противоречить фундаментальным принципам российского правосудия и явятся важной правовой гарантией, обеспечивающей защищенность судей от необъективной оценки их профессионального труда, стабильность их деятельности по осуществлению правосудия.

Безусловно, важной гарантией защиты добросовестного судьи является учреждение специального дисциплинарного суда, который призван законодательно обеспечить «создание единого дисциплинарного органа, который мог бы рассматривать конфликты, связанные с применением дисциплинарного воздействия в отношении судей»[5].

С этой целью был принят Федеральный конституционный закон от 09.11.2009 № 4-ФКЗ «О Дисциплинарном судебном присутствии». Согласно ему Дисциплинарное судебное присутствие полномочно рассматривать дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков. Действительно, дисциплинарное взыскание в виде прекращения полномочий судьи — крайняя мера, применяемая к судьям за непрофессионализм и заинтересованность в исходе дела, приведшие к неблагоприятным последствиям. Не случайно за 4 года (предшествующих  принятию данного закона. — Примеч. ред.) были привлечены к дисциплинарной ответственности около 1500 судей, в отношении 300 судей досрочно прекращены полномочия. За первые 6 месяцев 2009 года Высшая квалификационная коллегия судей досрочно прекратила полномочия двух судей, а квалификационная коллегия судей в субъектах Федерации — 32 судей. В этот же период в регионах 172 судьям вынесены предупреждения[6].

Создание Дисциплинарного судебного присутствия как нового органа, включенного в

судебную систему Российской Федерации, является существенной правовой гарантией судебной защиты. Его состав формируется на конкурсной основе тайным голосованием на пленумах Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ (по три судьи от каждого из указанных судов). Срок полномочий этого органа — три года. Решения Дисциплинарного судебного присутствия окончательны и обжалованию не подлежат.

Определенный интерес вызывают высказывания авторов, дающих оценку этому судебному органу. Так, Ш.А. Кудашев полагает, что дела о досрочном прекращении полномочий судьи (в качестве меры дисциплинарной ответственности) должны быть подведомственны высшему судебному органу страны, т. е. Верховному Суду РФ, всем его судьям, а не узкому составу судей[7]. Свою позицию автор обосновывает тем, что абсолютной независимости быть не может, и на постоянный состав небольшой по количеству коллегии судей легче оказать воздействие, повлияв на ее беспристрастность[8].

С таким подходом нельзя согласиться. Вопросы дисциплинарной ответственности с применением крайней меры досрочного прекращения полномочий решают судьи общей и арбитражной юрисдикции с учетом мнения членов Высшей квалификационной коллегии судей, т. е. широкого круга субъектов, включающих не только судей, но и представителя Президента РФ и представителей общественности. Коллективное рассмотрение вопроса Высшей квалификационной коллегией судей, а впоследствии его пересмотр в Дисциплинарном судебном присутствии является залогом объективности и правомерности вынесенного решения. Поэтому учреждение Дисциплинарного судебного присутствия можно рассматривать как важный инструмент в повышении эффективности судебной защиты судей и недопущении необоснованного применения крайней меры — досрочного прекращения их полномочий.

О.В. Макарова справедливо замечает, что Дисциплинарное судебное присутствие не заменяет существующие квалификационные коллегии судей, так как рассматривает лишь жалобы (обращения) о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков[9]. Тем не менее нельзя согласиться с ее предложением «отнести к компетенции нового судебного органа вопросы об оспаривании всех без исключения решений Высшей квалификационной коллегии судей РФ, включая решения о привлечении к дисциплинарной ответственности, об отставке, о приостановлении отставки, об отказе в рекомендации на должность судьи»[10]. Свои доводы автор аргументирует тем, что установление двух различных процедур судебного разбирательства (на базе разных судебных органов) для дел одной и той же категории не будет способствовать формированию единообразной практики.

Думается, что столь высокая независимая инстанция по рассмотрению обращений судей о досрочном прекращении полномочий вполне способна повысить ответственность представителей судейского корпуса за выполнение своих обязанностей на всех уровнях, одновременно обеспечив повышение эффективности судебной защиты от неправомерного применения крайней меры дисциплинарной ответственности. Расширение полномочий Дисциплинарного судебного присутствия по рассмотрению дел об оспаривании всех без исключения решений Высшей квалификационной коллегии судей приведет к утрате его основного назначения — быть гарантом защиты судей от необоснованного применения крайней меры дисциплинарного взыскания — досрочного прекращения полномочий. В то же время в целях повышения эффективности гарантий защиты добросовестного судьи следовало бы наделить Дисциплинарное судебное присутствие полномочиями по рассмотрению обращений судей в связи с постоянным давлением на них со стороны должностных лиц вышестоящих кассационных инстанций, грубо нарушающих конституционный принцип независимости судей, внеся дополнение в действующее законодательство.

Следовательно, судьи, призванные по своему долгу осуществлять защиту прав и законных интересов граждан, сами должны быть надлежащим образом защищены. В целях формирования механизмов, позволяющих законными способами реально обеспечить независимость судей и повысить эффективность их защиты, предлагаем:

1) ввести контроль за деятельностью судей кассационных судебных инстанций со стороны Верховного суда РФ. Суть контроля должна состоять в проведении выездных (электронных) проверок определенной категории дел (не обжалованных в надзорном порядке в Верховный суд РФ). Председателя контрольной комиссии следует наделить правом обращения в Президиум Верховного суда РФ по пересмотру судебных актов, грубо нарушающих Конституцию РФ, принципы и нормы международного права, вне зависимости от сроков рассмотрения дела либо ограничив эти сроки десятью годами, и внести соответствующие изменения в действующее законодательство;

2) внести в действующее законодательство дополнение о возложении на Президиум Верховного суда РФ обязанности по рассмотрению в установленный законом срок результатов проверки, представленных председателем контрольной комиссии, и вынесению постановления, включающего вопросы об ответственности должностных лиц кассационной судебной инстанции, допустивших существенные нарушения Конституции РФ и норм международного права. Постановление Президиума Верховного суда РФ должно быть опубликовано в установленном порядке, а также размещено на сайтах Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ, подтверждая позицию высших судов с целью формирования единообразной практики;

3) внести в Федеральный конституционный закон «О Дисциплинарном судебном присутствии» дополнение об ответственности председателей (заместителей председателей) судов первой и кассационной инстанций за необоснованное представление материалов в Высшую квалификационную коллегию судей для привлечения конкретного судьи к дисциплинарной ответственности. При отсутствии основания для наложения дисциплинарного взыскания Высшая квалификационная коллегия судей и Дисциплинарное судебное присутствие должны защитить судью вынесением соответствующего постановления. Одновременно следует внести дополнение о возмещении судье морального вреда и понесенных им расходов, связанных с рассмотрением материала в Высшей квалификационной коллегии судей и Дисциплинарном судебном присутствии, включая расходы на услуги своего представителя, в случае его реабилитации;

4) внести дополнение в действующее законодательство о предоставлении Дисциплинарному судебному присутствию полномочий по рассмотрению обращений судей в связи с постоянным давлением на них со стороны должностных лиц кассационных инстанций, грубо нарушающих конституционный принцип независимости судей;

5) в целях создания гарантий судебной защиты внести дополнение в ст. 12.1 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации», определив временные рамки, в пределах которых судья может быть подвергнут дисциплинарному взысканию;

6) расширить перечень налагаемых на судей видов дисциплинарных взысканий в зависимости от степени тяжести совершенного ими дисциплинарного проступка, включив в него следующие виды взысканий: предупреждение, замечание, выговор, строгий выговор и досрочное прекращение полномочий (дополнить ст. 12.1 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации»).

Полагаем, эти предложения помогут в некоторой степени защитить судей от необоснованного привлечения к дисциплинарной ответственности, повысят ответственность должностных лиц вышестоящих инстанций, послужат мощным рычагом, исключающим давление на независимость судейского корпуса, поднимут авторитет судов, значительно сузят коррупционные риски. В условиях формирования правового государства нельзя допускать, чтобы безответственность стала повседневной практикой в деятельности не только судей, но и других должностных лиц на всех уровнях государственной власти и местного самоуправления. Развитие демократических процессов в России предполагает повышение роли суда в жизни общества. Однако этот постулат останется  несбыточной мечтой, если сам добросовестный судья не будет надлежащим образом защищен от давления вышестоящей судебной власти. Поэтому необходимо использовать все юридические механизмы для повышения ответственности судьи при осуществлении правосудия, а также для обеспечения защиты права добросовестного судьи на отправление справедливого правосудия и закрепленную Конституцией РФ независимость и подчинение только закону.

 

Библиография

1 См.: Коммерсантъ. 2010. 29 янв. № 15(4315).

2 Абрамов А.И. Функции правосознания и их роль в реализации функции права // Правоведение. 2006. № 5. С. 30.

3 Термин «закон» мы употребляем в широком смысле — как совокупность правовых актов  государства.

4 См.: Скутин А.Ф. Судебная реформа и проблемы коррупции в судах // Российское правосудие. 2008. № 10(30). С. 79—85.

5 Фоков А.П. О дисциплинарном судебном присутствии // Российский судья. № 2010. № 1.

6 См.: Российская газета. 2009. 11 нояб.

7 См.: Кудашев Ш.А. Ответственность судей — эффективно ли будет дисциплинарное присутствие? // Мировой судья. 2009. № 9.

8  Там же.

9 См.: Макарова О.В. Ответственность судей в Российской Федерации // Журнал российского права. 2010. № 1. С. 95—104.

 

10 Там же.