С.И. ЗЛОБИН,

кандидат педагогических наук, полковник внутренней службы, начальник Пермской специальной средней школы Федеральной службы исполнения наказаний

 

Профессиональная деятельность сотрудников пенитенциарной системы имеет особенности, оказывающие дезорганизующее воздействие на биосоциальные функции человека. Это обусловливает возникновение различных форм психических дезадаптационных состояний, которые проявляются в изменении профессиональной мотивации и уровня работоспособности, сужении коммуникационных связей, а в ряде случаев приводят к нервно-психической патологии и в конечном счете — к профессиональной деформации.

Следствием развития этого феномена могут быть такие поведенческие проявления, которые не совпадают с профессиональной этикой и влекут за собой нежелательную оценку окружающих. К субъектам нарушений относятся лица с различными социально-демографическими и индивидуально-психологическими характеристиками, имеющие общее среднее, специальное среднее и высшее образование.

Наибольшее количество нарушений и преступлений приходится на следующие должностные категории сотрудников: младшие инспектора отдела безопасности, оперативные работники, начальники отрядов.

В 80% случаев нарушения законности и служебной этики совершают сотрудники пенитенциарных учреждений в течение первых 5 лет службы. В научной литературе этот временной отрезок рабочего стажа соответствует 3-му этапу профессиональной адаптации, именуемому периодом профессионального саморазвития, в ходе которого качества личности могут изменяться — формироваться и совершенствоваться или деформироваться.

Основу профессиональной деятельности составляют потребностно-мотивационный, коммуникативный и функциональный взаимосвязанные уровни. Проявление профессиональной деформации происходит на этих же уровнях и связано не только со спецификой служебной деятельности, но и с личностными особенностями сотрудника уголовно-исполнительных учреждений.

Выборочное психологическое обследование личного состава уголовно-исполнительных учреждений с помощью стандартизированного метода исследования личности позволило выделить несколько психологических характеристик личности, наиболее типичных для работников уголовно-исполнительной системы, которые влияют на характер профессиональной деформации и должны учитываться при аттестации. Классификация полученных профилей, как отмечают М.О. Калашников, Е.А. Киселева, Т.Б. Панова, позволила выделить психологические типы сотрудников уголовно-исполнительных учреждений.

Первая группа — пассивно-зависимые личности — заторможенные, со сниженной активностью люди. Характерна пассивная личностная позиция. Ведущая мотивационная направленность — избегание неуспеха. Пессимистично оценивают свои возможности и перспективы, склонны к постоянным раздумьям, инертны в принятии решений, проявляют аналитические способности, скептицизм, самокритичность, неуверенность в себе. Во избежание конфликта с социальным окружением у них тормозятся эгоцентрические тенденции и появляются черты зависимости в отношении к авторитарной личности. Потребность в понимании, одобрении, доброжелательном отношении к себе — одна из ведущих, никогда не насыщаемая и прежде всего поражаемая (фрустрируемая) черта. В стрессе склонны к стоп-реакциям, т. е. блокировке активности или ведомому поведению, подвластны лидирующей личности. Защитный психологический механизм в сложных ситуациях — отказ от самореализации, бегство от проблем, усиление контроля сознания, заторможенность. Характерны также медлительный личностный темп, стереотипность, отсутствие оригинальности в решении проблем, ригидность и негибкость в мыслях и действиях, чрезмерный контроль, конформность (усвоение групповых норм, привычек), стремление следовать предписаниям и инструкциям во всем.

Эти лица не жаждут социальных контактов и удовлетворения от них; наоборот, они стремятся заблокироваться, предпочитают замкнутый стиль жизни. В социальных ситуациях им не хватает равновесия и психологической близости. Они покладисты, идут на уступки, чтобы избежать неприятностей и конфликтов. Интровертированность, обращенность в мир внутренних переживаний — наиболее типичная черта этих личностей.

Коррекция поведения должна быть связана с повышением самооценки и уверенности в себе, проявляться как поощрение и поддержка. Эти личности не страдают от одиночества, свободны от претензий и предрассудков. Проходя службу в «глухих местах», не испытывают сильной неудовлетворенности в результате отрыва от крупных культурных центров. Могут хорошо приспособиться к монотонной обстановке. Они аккуратны, добросовестны и надежны при выполнении своих обязанностей, часто получают удовлетворение от работы, придают большое значение собственным достижениям.

Среди личного состава уголовно-исполнительных учреждений лиц с подобным психологическим характером около 20%. Чаще всего это экономисты, медицинские работники, начальники отрядов, реже — инженерно-технический состав и изредка — оперативно-режимные работники. Как правило, руководство дает средние оценки профессионализму этих работников; высокие и низкие оценки встречаются очень редко.

При отсутствии таких признаков, как утрата интереса, ощущение безразличия, недостаток побуждения, острое переживание чувства вины, подавленность влечений, идеаторная и мониторная заторможенность, ощущение физической слабости, которые могут свидетельствовать о склонности к депрессивным реакциям и состояниям, лица с подобным типом могут быть рекомендованы на инженерно-технические должности в уголовно-исполнительных учреждениях, должности экономистов, бухгалтеров, плановиков, работников кадровых аппаратов. Следует избегать назначения этих лиц на должности, связанные с постоянными нервно-эмоциональными нагрузками, условиями противоборства, большой ответственностью, быстрым принятием решений, гибкостью поведения, умением перевоплощаться, способностью переиграть соперника и т. п.

Вторая группа, также достаточно распространенная среди сотрудников, — тревожно-мнительные личности. Этот психологический характер близок к пассивно-зависимому, однако, кроме вышеописанных особенностей, имеет ряд существенных отличий, что и позволяет выделить его в отдельный тип. Для лиц этой группы характерны пассивно-страдательная позиция, повышенная чуткость к опасности и ограничительное поведение; низкая способность к вытеснению и повышенное внимание к отрицательным сигналам. Стремятся удержать в центре внимания даже несущественные факты, учитывать и предвидеть маловероятные возможности. Люди этого типа отличаются развитым чувством ответственности, совестливостью, обязательностью, скромностью, склонностью к альтруизму, повышенной тревожностью в отношении житейских мелких проблем, постоянной тревогой за судьбу близких. Свойственно чувство сострадания и сопереживания.

Для лиц второй группы характерны инертное мышление, склонность к сомнениям и перепроверке сделанного, повышенное чувство долга; развитая интуиция, рефлексивность, самоанализ. Склонны к кабинетному, исполнительскому стилю работы вне обширных контактов и при достаточно устойчивом стереотипе деятельности. Монотония переносится легко. Привержены к общепринятым нормам, реагируют с повышенным чувством вины и самобичеванием на малейшие неудачи и ошибки.

Стремясь избежать конфликта любой ценой, который ими переживается весьма болезненно, эти индивиды действуют на предельном уровне своих возможностей, чтобы заслужить одобрение со стороны окружающих и собственное одобрение. Они гораздо труднее для самих себя, чем для других. Поощрение и меры, направленные на повышение самооценки индивида, — лучший способ интенсификации их деятельности со стороны руководства. У них снижен порог толерантности к стрессу, в связи с чем стремятся избегать трудных ситуаций. Если это невыполнимо, возможна блокировка деятельности или ведомая активность вслед за большинством или лидером. В состоянии психической дезадаптации у них могут возникать нарушение сна, навязчивые страхи, чувство растерянности, беспокойство, ощущение надвигающейся беды. В патологических случаях возможны фобические явления, наиболее часто — страх смерти, высоты, замкнутого и открытого пространства, одиночества.

В уголовно-исполнительных учреждениях лиц с подобным психологическим портретом около 10%. Чаще всего это инженерно-технические работники, экономисты, инструкторы по воспитательной работе, реже — начальники отрядов или оперативно-режимные работники. Для этих должностей психастенические личностные качества являются в значительной мере противопоказанными из-за неуверенности, нерешительности, низкой толерантности к стрессу и стремлению к ограничительному поведению. Высокие оценки профессионализма они получают от непосредственного руководства значительно чаще, чем пассивно-зависимые личности, очень редки низкие оценки.

Третью группу работников уголовно-исполнительных учреждений образуют импульсивно-тревожные личности. После пассивно-зависимых это наиболее распространенная категория работников, составляющая 18—20% общего числа личного состава.

Для этого типа личности ведущей является 4-я шкала стандартизированного метода исследования личности — шкала импульсивности (или в первоначальном варианте — психопатии). Лица с умеренным повышением 4-й шкалы характеризуются как смелые, мужественные, социабельные, разговорчивые, исполненные энтузиазма, с широкими интересами. Свойственны активная личностная позиция, высокая поисковая активность, преобладание мотивации достижений, уверенность и быстрота принятия решений. Характерен интуитивный, эвристический стиль мышления, не опирающийся на накопленный опыт. Типичными являются нетерпеливость, раскованность поведения, непосредственность в проявлении чувств, манерах и поведении.

Наличие повышенной шкалы в значительной мере сдерживает этот тип личности и делает менее острыми такие их черты, как агрессивность, враждебность, раздражительность, «мятежность духа», пренебрежение  общественными правилами, нормами, обычаями и нравами, свойственные лицам с доминирующей 4-й шкалой. В общении они характеризуются как разговорчивые, компанейские, даже хвастливые, выставляющие напоказ свои чувства. Свойственны тенденция к противодействию внешнему давлению, склонность опираться на собственное мнение, самостоятельность и независимость.

Психологические особенности личности характерны для различных категорий работников и широко представлены в уголовно-исполнительных учреждениях. Это сотрудники оперативно-режимной службы, инспектора отдела кадров, начальники цехов, отделов, начальники отрядов, экономисты. Как правило, непосредственные руководители и администрация уголовно-исполнительных учреждений высоко оценивают профессиональные способности этих работников; низкие оценки встречаются очень редко.

Четвертая группа — импульсивно-агрессивные личности. Это примерно 10% лиц, работающих в уголовно-исполнительных учреждениях. По своим психологическим качествам они несколько похожи на третью группу, но имеют более высокую шкалу, не компенсируемую сдерживающими и контролирующими психологическими механизмами.

Для лиц четвертой группы характерны постоянное, сильно выраженное пренебрежение общественными нормами, неспособность к учету опыта. Характеризуются как люди с низким самоконтролем. Эмоциональное напряжение находит непосредственный выход в поведении, минуя систему установок, отношений и социальных ролей, без учета этической нормы. Не умеют планировать свое поведение и предвидеть последствия своих поступков, что приводит к отсутствию тревоги и страха перед потенциальным наказанием. Они смелы и импульсивны в своих действиях, всегда готовы «попасть в переделку».

В межличностных отношениях лица этого типа отличаются поверхностными и нестойкими контактами, у них отсутствует чувство глубокой привязанности. При длительных контактах обнаруживаются их ненадежность и лживость. Они агрессивны, враждебны, склонны к дисфориям, сексуальной несдержанности, неумеренному употреблению алкоголя. Встречаются среди различных категорий работников, но чаще всего среди инженерно-технического состава, пожарных, меньше — среди оперативно-режимных работников и начальников отрядов. Руководство, как правило, дает им низкие оценки профессиональной пригодности к службе в уголовно-исполнительных учреждениях.

Малопригодны для работы с осужденными представители пятой группы, составляющие  ригидно-параноический психологический тип личности, не выходящий, однако, за пределы акцентуации. На их долю приходится около 9% личного состава уголовно-исполнительных учреждений. Это в основном оперуполномоченные, инспектора и начальники отдела режима и охраны, реже — инженерно-технический состав. Характерны упорство в отстаивании собственного мнения, стеничность установок, прямолинейность, отсутствие психологической гибкости, низкая переключаемость при изменении ситуации, стремление к точным и системным построениям. Склонны к формированию ригидных и трудно коррегируемых установок и концепций.

У лиц пятой группы легко может формироваться «застревающая» враждебность, обусловливающая злопамятность. Они чувствительны к действительной или мнимой несправедливости. Сочетание сензитивности (чувствительности) и тенденции к самоутверждению порождает подозрительность, критическое, враждебное или презрительное отношение к окружающим, упрямство и агрессивность.

Лица этого типа честолюбивы и руководствуются твердым намерением быть лучше и умнее других. Несмотря на то что они одновременно характеризуются рядом положительных психологических и поведенческих качеств — энергичностью, инициативностью, трудолюбием, устойчивостью интересов, активностью позиции, стремлением к опоре на собственный опыт и т. п., руководство, как правило, очень низко оценивает их пригодность для службы в уголовно-исполнительных учреждениях (самые низкие экспертные оценки их профессиональной деятельности).

Шестую группу личного состава уголовно-исполнительных учреждений, условно сформированную по сходству психологических характеристик, составляют так называемые гипертимные личности. Сотрудников с подобным типом профиля среди личного состава уголовно-исполнительных учреждений около 15%. Этот психологический тип встречается среди медицинских и инженерно-технических работников, начальников отрядов, значительно реже — среди сотрудников оперативно-режимной службы. Руководство часто дает им низкие оценки, хотя иногда отмечает среднее и даже высокое качество их профессионализма. По экспертным оценкам, по профессиональной пригодности они превосходят только ригидно-параноических личностей.

Сотрудники уголовно-исполнительных учреждений с очень высокой шкалой условно объединены в седьмую группу — лица с психосоматическим характером. Распространенность этого личностного типа среди личного состава составляет приблизительно 10%. Чаще всего это работники оперативно-режимной службы и начальники отрядов, очень редко — инженерно-технические и медицинские работники. Как правило, руководство уголовно-исполнительных учреждений высоко оценивает профессионализм этой категории сотрудников в силу аккуратности, исполнительности, высоких нравственных качеств; низкие экспертные оценки встречаются очень редко.

Эти лица, как и тревожно-мнительные личности, большую проблему представляют для себя, чем для руководства. Однако их переориентация на собственные внутренние проблемы соматического здоровья часто приводит к мнительности, ипохондричности, ощущению несчастности, углублению функциональных расстройств. Поэтому личности с подобным характером, хотя и имеют высокие экспертные оценки руководства, не должны рекомендоваться на службу в уголовно-исполнительных учреждениях на должности, связанные с постоянным нервно-психическим напряжением и опасностью, т. е. система профессионального отбора должна защищать их здоровье, несмотря на профессиональную пригодность к службе в уголовно-исполнительных учреждениях.

Последняя, восьмая группа — лица с гуманистически-эстетической направленностью — несколько менее распространенная в уголовно-исполнительных учреждениях по сравнению с остальными типами личности. Недостаток черт мужественности у лиц, принадлежащих к этому типу, мотивирует их к выбору чисто мужских профессий, в частности связанных с военной службой, носящих компенсаторный характер. Эти особенности во многом отражают их успешность.

Среди сотрудников уголовно-исполнительных учреждений они составляют 8—9% (чаще всего это врачи, экономисты, сотрудники оперативно-режимных частей, реже — инженерно-технические работники, начальники отрядов). Руководство уголовно-исполнительных учреждений очень высоко оценивает их профессионализм (самые высокие экспертные оценки по сравнению с другими психологическими типами; практически отсутствуют низкие оценки).

Итак, с точки зрения профессионализма наиболее пригодными для работы в уголовно-исполнительных учреждениях являются личности с гуманистически-эстетической направленностью и импульсивно-тревожные, которые составляют около 27% личного состава. Низкой профессиональной пригодностью характеризуются ригидно-параноические личности, гипертимные и импульсивно-агрессивные, относительная численность которых примерно 33%. Промежуточную группу составляют личности пассивно-зависимые, тревожно-мнительные и с психосоматическим характером. Эта группа наиболее многочисленна и составляет около 40% личного состава уголовно-исполнительных учреждений.