УДК 34.037:167/168 

Страницы в журнале: 26-29

 

Н.М. КОСТРОВА,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского процесса Дагестанского государственного университета

 

Рассматриваются проблемы развития связей юридической практики с научными исследованиями и ее роль в совершенствовании науки. Обращается внимание на то, что наука и практика не должны развиваться в параллельных плоскостях. Сделан вывод о том, что росту числа таких связей будет способствовать усиление прозрачности деятельности государственных органов.

Ключевые слова: виды судебной практики, взаимные связи науки и практики, внедрение практики в образовательный процесс, прозрачность деятельности государственных органов.

 

The problems of connection between juridical practice and scientific study

 

Kostrova N.

 

The article covers the problems of evolution of juridical practice with scientific study and its role in perfecting science. The author points out that science and practice should not develop in parallel fields. The development of these links will promote transparency in the activities of state organs.

Keywords: types of juridical practice, mutual links of science and practice, introduction of practice in educational process, transparency of activity of government bodies.

 

Пожалуй, трудно оспаривать тезис о том, что практика является важнейшим объектом научных исследований. Понятие «юридическая практика» включает в себя самые различные аспекты. В зависимости от рода деятельности государственных и общественных органов можно выделить законодательную, правоохранительную, правоприменительную практику и т. д. Рассмотрим, какое место в научных исследованиях занимают изучение и анализ правоприменительной практики, в частности судебной.

Судебную практику следует отнести к многоаспектным явлениям. Если ранее под ней понималась только практика судов общей юрисдикции, то теперь это понятие расширилось и усложнилось. В нашей стране обозначились три ветви судебной власти, каждая из которых имеет собственную практику. В этом аспекте можно говорить и о судебной практике КС РФ и уставных (конституционных) судов субъектов Российской Федерации; судов общей юрисдикции; арбитражных судов.

В современную правовую действительность России, как и других европейских стран, все больше вторгается практика Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), формирующаяся в соответствии с базовыми положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Деятельность ЕСПЧ оказывает существенное влияние не только на отечественную правоприменительную практику, но и на политику, поскольку в решениях ЕСПЧ выявляются важные проблемы, требующие соответствующей реакции со стороны государства.

В практике судов общей юрисдикции (как, впрочем, и арбитражных) можно выделить несколько уровней: 1) решения нижестоящих судов по конкретным делам; 2) решения вышестоящих судов, принятые по первой инстанции, а также при проверке решений нижестоящих судов; 3) обзоры судебной практики по различным категориям дел, а также по другим вопросам, возникающим на практике; 4) постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ.

Первые два уровня относятся к текущей практике, а другие отражают обобщенный опыт судов по решению возникающих проблем, которые способствуют обеспечению единства практики.

Современная правовая доктрина России не признает за судебной практикой любого уровня прецедентного значения, поскольку не относит ее к источникам права. Исключение составляют постановления КС РФ, а также ЕСПЧ, занимающие особое место в структуре судебной практики.

Определяя роль и значение судебной практики в правовой действительности, ученые всегда обращают внимание на то, что анализ судебной практики — не только текущей, но и обобщенной — позволяет делать выводы и предложения, которые могут быть использованы для совершенствования работы судов, а также для развития законодательства. Однако не всегда придается должное значение тому, что практика является весьма ценным объектом научных исследований, направленных на более глубокое познание правовой, социальной, экономической и даже политической действительности. Во многих научных трудах, в большинстве учебников и пособий основной упор делается на теоретические положения и анализ законодательства, в то время как практика применения остается вне поля зрения. Абстрагирование от проблем, возникающих на практике, от анализа ее материалов обедняет исследования, ведет к отрыву теории от практики.

Порой возникает впечатление, что наука и практика развиваются в параллельных плоскостях, почти не пересекаясь. Эта традиция сложилась в дореволюционной юридической науке, продолжилась в советский период ее развития и все еще сильна в современности. Несмотря на характерные общие тенденции развития теоретической правовой мысли, еще до революции появлялись такие научные труды, где с позиций теоретических положений изучались положения судебной практики. По мнению современных исследователей, подобные произведения показывали, насколько важно не отрывать теорию от практики, поскольку этот негативный процесс не только не обогащал последнюю, но и вел к догматизации и выхолащиванию всего того, что соприкасалось с реальностью[1].

Е.А. Нефедьев писал, что без такого исследования мы часто будем принимать мертвые буквы закона за источник права и видеть право не в том свете, в каком оно пребывает в действительности. Судебная практика, назначение которой состоит в том, чтобы применять законы в жизни, наталкивается постоянно на массу случаев, которые не мог предвидеть законодатель. Разрешая их, она содействует развитию права под влиянием потребностей, указываемых жизнью[2].

Эти суждения сохраняют свою актуальность и для современной юридической науки, которой также свойственно некое абстрагирование от повседневных правовых реалий. Хотя Е.А. Нефедьев обращался к исследователям гражданского процессуального права, его слова могут быть отнесены ко всем отраслям юридической науки, поскольку право не существует без практики его применения. В противном случае получается, что право состоит из пустых деклараций, ничем не обеспеченных. Научные исследования и практика должны не только находиться в тесной взаимосвязи, но и питать друг друга. Взаимное влияние способствует обогащению научных исследований и поднимает уровень практики, благотворно сказывается на совершенствовании всего национального законодательства.

Более глубокое проникновение практики в научные исследования должно сопровождаться и углублением ее изучения в процессе профессионального образования — как вузовского, так и послевузовского, чтобы молодые специалисты не открывали для себя практику лишь после окончания вуза, обращаясь к практической работе. Для аспирантов и соискателей практика не должна быть terra incognita, когда будущий диссертант не знает, как и что изучать. Весьма отрадно, что новые государственные стандарты вузовского и послевузовского образования нацелены на развитие практических навыков у студентов и умений ориентироваться в сложных ситуациях, возникающих в правоприменительной практике.

Во многом усиление взаимосвязи научных исследований с юридической практикой зависит от прозрачности работы прежде всего государственных органов, наличия доступности информации об их деятельности. Зачастую ученые, стремясь получить необходимую информацию, сталкиваются с нежеланием ее предоставить, вплоть до того, что иногда государственные органы засекречивают ее без всяких на то оснований (часто проблемы возникают даже при запросах статистических данных). В результате исследователю приходится искать какие-то обходные пути, что сопряжено с большими трудностями. Преодолевать их проще всего тем, кто совмещает научно-исследовательскую работу с практической, либо тем, кто имеет уже необходимый опыт. Практический опыт помогает глубже постигать все сложности правовой действительности и уходить от чистого абстрагирования многоплановых научных понятий и явлений.

К слову, научной и педагогической деятельности многих известных юристов предшествовала практика (Е.В. Васьковский, К.И. Малышев, Е.А. Нефедьев, Е.А. Флейшиц, А.Ф. Клейнман, К.С. Юдельсон, М.А. Гурвич, А.А. Добровольский и др.). Опыт практической работы имеют и многие современные ученые: М.К. Треушников, В.М. Жуйков, В.М. Шерстюк, М.Г. Масевич, О.Н. Садиков и др. Судьи Т.Н. Нешатаева, И.В. Решетникова, Д.А. Фурсов, адвокаты А.Т. Боннер, И.А. Приходько, А.В. Юдин совмещают свою практику с научными исследованиями.

В настоящее время уделяется большое внимание усилению прозрачности деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, судов, прокуратуры и т. д. До недавнего времени в печати обнародовались только постановления и определения КС РФ. В XXI веке начала активно развиваться система электронного доступа в виде сайтов, содержащих информацию самого разного рода, в том числе освещающую деятельность соответствующих органов.

Вносились предложения о принятии законов, которые закрепили бы соответствующие положения об основных принципах, порядке, способах получения доступа к информации, и такие правовые акты были приняты: это федеральные законы от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» и от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Указанные документы призваны способствовать тому, чтобы деятельность всех государственных органов была более прозрачной, а также увеличению степени информированности населения и усилению общественного контроля за деятельностью государства. Доступность получения информации должна повысить уровень правовой культуры общества и послужить углублению правовых научных исследований ради дальнейшего развития взаимосвязи науки и практики.

 

Библиография

1 См.: Афанасьев С.Ф. Практика как источник теоретических знаний о гражданском процессуальном праве и судопроизводстве // Современное право. 2010. № 9. С. 133.

 

2 См.: Нефедьев Е.А. Задача и элементы науки гражданского процесса. — Казань, 1883. С. 21.