А.В. КУРАКИН,
кандидат юридических наук, доцент Московского университета МВД России
 
Проблемы предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы являются одним из приоритетных направлений в современном государственном строительстве, а также в процессе реформы государственной службы Российской Федерации. Следует отметить, что институт государственной службы достаточно разнообразен и сложен. В этом аспекте можно сослаться на Е. Карновича, который еще в XIX веке отметил, что служебные силы каждого государства по роду их деятельности распределяются главным образом на два отдела — военный и гражданский, и чем правильнее организовано внутреннее государственное управление, тем точнее определяются и по уставам, и на практике обязанности каждого из этих отделов[1].
 
Несмотря на сложную и неоднозначную систему, государственная служба Российской Федерации представляет собой единый механизм. В этой связи совершенно справедливо, что гражданская, военная и правоохранительная службы имеют единые основы и принципы организации, функционирования и развития. Военная и гражданская службы находятся в диалектическом единстве в механизме государства[2].
Все виды государственной службы взаимосвязаны и взаимообусловлены. Перед каждым видом государственной службы стоят свои задачи и функции, производные от общих функций публичного управления. В этой связи предупреждение и пресечение коррупции должно вестись во всех видах государственной службы последовательно и равномерно. Нельзя достичь успехов в пресечении коррупции, ведя борьбу только в одной сфере, не затрагивая при этом иных сфер. Представляется необходимым помимо закрепления административно-правовых средств (Указ Президента РФ от 04.04.1992 № 361 «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы») предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной гражданской службы рассмотреть ряд аспектов противодействия коррупции в системе военной службы. Обусловлено это тем, что в рамках единого механизма государства гражданская и военная службы имеют общие основы и принципы организации, функционирования и развития[3].
В начале XIX века А.М. Добровольский, исследуя правовое положение военнослужащих в публичном праве, говорит о том, что «военнослужащие составляют особый класс лиц, деятельность которых направлена на осуществление определенных государственных целей. Эти лица состоят в особых отношениях с главой государства… Военнослужащие осуществляют одну из благороднейших функций — жертвуют своей жизнью ради блага отечества»[4]. Таким образом, военнослужащие занимают особое место среди других государственных служащих, так как военная служба связана с обороной государства, которая сопряжена с риском для жизни. Для этой цели военнослужащие наделяются специальными полномочиями. В их компетенции находятся большое количество материальных ценностей, военная техника, оружие, информация, которая составляет государственную и военную тайну, и др. Потенциал военной службы направлен на отражение агрессии. Или, как отмечается в научной литературе, «военная служба обусловлена целями, для которых она создается, — ведение вооруженной борьбы с противником»[5].
Как отмечал один из классиков советского военно-административного права Н.А. Виноградов, «воинская служба, как особый вид государственной службы, которой присущи все свойства последней, обеспечивает оборону советского государства от нападения извне, его государственные интересы и охраняет мирный и созидательный труд советских граждан»[6].
Ф.А. Хоменок в ходе исследования соотношения гражданской и военной служб говорит о том, что «военная служба — это особый вид государственной службы, выражающийся в юридически оформленных специфических отношениях между государством и гражданином, в осуществлении гражданами обязанностей и прав в соответствии с предоставленной им в составе Вооруженных Сил ролью в целях обеспечения вооруженной защиты государства»[7].
Важность военной службы в системе государственной службы Российской Федерации подчеркивается также и в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 14.12.1993 № 2140). В частности, в данном документе подчеркивается приоритет военной службы перед другими видами государственной службы, а также иной деятельностью граждан Российской Федерации (ст. 5).
Названные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что  коррупция в системе военной службы Российской Федерации может нанести непоправимый ущерб обороне и безопасности государства, привести к необоснованным потерям среди военнослужащих, а также потере государством своего суверенитета.
Небольшой исторический экскурс относительно военного строительства показывает, что постоянная военная служба возникла в нашей стране несколько позже службы гражданской; тем не менее институт военной службы очень быстро развивался.
С образованием централизованного государства в 1550 году Иваном Грозным вместо обособленных дружин и отрядов была создана общерусская армия, основу которой составляли стрелецкие войска. Стрельцы получали за службу денежное вознаграждение, льготы и привилегии, помимо этого они имели право вести свое хозяйство и собственное прибыльное дело в свободное от службы время. Такой порядок материального обеспечения армии способствовал развитию престижа военной службы, который, к сожалению, под влиянием политических, социальных и экономических проблем был практически утрачен в 90-х годах XX века.
Как следует из анализа федеральных законов от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон о статусе военнослужащих) и от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», военная служба является видом федеральной государственной службы. В этой связи будет вполне логично в общих чертах рассмотреть формы проявления коррупции в системе военной службы. Военная служба, как и гражданская, является почвой для распространения коррупции, поэтому анализировать административно-правовые средства предупреждения и пресечения коррупции в системе военной службы Российской Федерации представляется крайне актуальной задачей.
Как отмечается в научной литературе, коррумпированные вооруженные силы могут превратиться в смертельно опасную для общества криминальную структуру со своими средствами связи, транспортом, разведкой и спецслужбами[8]. Исследование обозначенной проблематики позволяет сделать вывод о том, что военная служба имеет практически те же проблемы, что и гражданская служба. Однако есть и специфические трудности, связанные с особым режимом военной службы, прежде всего с тем, что военная служба — это закрытый институт публичного права; практически все, что происходит в системе военной службы, скрыто от общественного контроля. Ну а возможностей для коррупции у людей, которые наделены бесконтрольной властью, предостаточно[9].
Военная служба сопряжена со многими тяготами и лишениями, обусловленными режимом данного вида государственной службы. Специфика военной службы, а также публично-правовое положение военных обусловливает то обстоятельство, что в Законе о статусе военнослужащих содержится целый ряд запретов антикоррупционного характера. Так, согласно п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих военнослужащие не вправе:
· заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением педагогической, научной и иной творческой деятельности, если она не препятствует исполнению обязанностей военной службы;
· заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе участвовать в управлении коммерческими организациями, за исключением случаев, когда непосредственное участие в управлении указанными организациями входит в должностные обязанности военнослужащего, а также оказывать содействие физическим и юридическим лицам в осуществлении предпринимательской деятельности, используя свое служебное положение;
· использовать в целях, не связанных с исполнением обязанностей военной службы, финансовые средства и имущество воинской части, а также другое государственное имущество, за исключением случаев использования указанного имущества за установленную плату, в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;
· получать гонорары за публикации и выступления, связанные с исполнением обязанностей военной службы;
· получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением обязанностей военной службы, за исключением ценных подарков (в том числе именных) и денежных сумм, которыми военнослужащие награждаются в порядке поощрения в соответствии с общевоинскими уставами;
· принимать без разрешения Президента РФ награды иностранных государств, международных и иностранных организаций;
· выезжать в служебные командировки за границу за счет физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с международными договорами Российской Федерации или на взаимной основе по договоренности органов государственной власти с соответствующими органами государственной власти иностранных государств либо международными организациями;
· использовать служебное положение в интересах политических партий и общественных, в том числе религиозных, объединений, а также для пропаганды отношения к ним.
Закрепленные законом ограничения для военных в целом сходны с запретами, которые имеют место в системе гражданской и правоохранительной служб. И в целом они правильны. Тем не менее необходимо сказать, что отношение к узаконенным запретам далеко не однозначно. Еще в 1913 году проф. А.М. Добровольский отметил, что «…ограничения не должны резко нарушать частных интересов служащих и создавать новые тягости для лиц, отбывающих воинскую повинность»[10].
Исторический и зарубежный опыт наглядно демонстрирует, что абсолютное ограничение экономических прав военнослужащих не всегда бывает оправдано. А.В. Коровников говорит о том, что «основная направленность государственной социальной политики в отношении военнослужащих должна заключаться в стремлении государства компенсировать отчуждаемые у военнослужащих права на предпринимательство…»[11]. Однако до адекватной компенсации ограничения экономических прав военнослужащих пока еще очень далеко, и необходимо изыскивать разнообразные административно-правовые средства, стимулирующие службу военных.
Но перед раскрытием административно-правовых средств, которые могут быть использованы в механизме предупреждения и пресечения коррупции в системе военной службы Российской Федерации, необходимо привести статистические данные Аналитического управления Совета Федерации Федерального собрания РФ, которые были озвучены на парламентских слушаниях на тему «Законодательные аспекты кадрового обеспечения военной службы» в 2006 году: реальные доходы офицеров и их жизненный уровень в результате инфляции, повышения цен на электроэнергию, жилье и коммунальные услуги, ликвидацию льгот снизились до уровня 2002 года. Принятые и реализуемые меры по увеличению денежного довольствия не смогли остановить негативные процессы, происходящие в Вооруженных Силах.
Денежное содержание не удовлетворяет 90% офицерского корпуса.
Неудовлетворительное материальное обеспечение военнослужащих стимулирует отток офицеров-профессионалов, а также способствует повышению уровня коррупции в системе военной службы Российской Федерации.
Отток кадровых офицеров самым негативным образом сказывается на боеготовности армии. Так, перед войной России с Японией в 1905 году офицерский состав русской армии, как и в настоящее время, был недостаточно подготовлен и материально обеспечен. В этой войне Россия потерпела поражение, причины которого широко обсуждались общественностью и военными специалистами. В частности, Общество ревнителей военных знаний в 1906 году отметило: «Военная служба с каждым годом становится менее привлекательной. Уже в молодые годы наиболее способные и энергичные строевые офицеры уходят на разные гражданские должности. В строю остаются те, которые никуда не могут пристроиться лучше. А ведь армия держится только на офицерах и их верных помощниках — сверхсрочных унтер-офицерах. Лучшее средство поднять значение строевых офицеров — это дать им разные преимущества и прибавить денежное содержание. Офицерский вопрос в настоящее время столь важен, что для соответствующей постановки его нельзя останавливаться ни перед какими жертвами. Можно сокращать военный бюджет на другие предметы, но офицерам надо прибавить. Если армия еще нужна, то дайте на офицеров, — только ими она держится»[12].
Исследование показывает, что многие правонарушения коррупционного характера в системе военной службы практически невозможно совершить в одиночку, причем значительная часть наиболее опасных правонарушений стала возможной в связи с коррумпированностью высокопоставленных должностных лиц органов военного управления. По оценкам специалистов, военнослужащие ввиду своего особого правового статуса законодательством ограничены более чем в 20 гражданских правах.
Закон о статусе военнослужащих наиболее детально регламентирует ограничения политических, а также социально-экономических прав военных. Для целей нашего исследования наибольший интерес представляет последняя группа прав, поскольку именно ограничения данных прав оказывают влияние на уровень коррупции в системе военной службы Российской Федерации. «…Экономические права направлены на удовлетворение материальных потребностей человека, представляют ему возможность участвовать в хозяйственно-экономической жизни общества…»[13]
Применительно к предмету нашего исследования А.В. Кудашкин отмечает, что «… ограничение экономических прав направлено на то, чтобы военнослужащий не мог заниматься определенной деятельностью, а с другой стороны, данное ограничение препятствует военнослужащему пользоваться некоторыми имущественными правами с использованием военной службы… Ограничение военнослужащих в экономической сфере вытекает из сущности военной службы как службы государственной. Лицо, состоящее на государственной службе, должно посвящать исполнению служебных обязанностей как можно большее количество своих сил и энергии. В свою очередь служба должна обеспечивать военнослужащему средства к существованию, а побочное занятие не должно являться для него источником удовлетворения его насущных потребностей»[14]. Как мы можем судить, на практике дело обстоит иначе.
Денежное содержание государственных служащих вообще и военнослужащих в частности оставляет желать лучшего. Данное обстоятельство подталкивает военных изыскивать возможности дополнительного заработка, что практически всегда сопряжено с нарушением действующего законодательства. В этой связи в настоящее время необходимы новые законодательные решения. Для разработки предложений в этой сфере рассмотрим исторический и зарубежный опыт решения таких проблем.
Как показывает исследование, законодательство Российской империи содержало ряд запретов для военнослужащих в сфере экономической деятельности. Так, существовали запреты:
· в отношении осуществления личного производства, торговли и управления промышленными предприятиями;
· в отношении участия в различных торговых и промышленных товариществах[15].
Следует сказать, что данные запреты не были абсолютны и касались не всех военнослужащих и не всех сфер хозяйственной деятельности. Законом были предусмотрены различные формы участия военных в хозяйственной деятельности. Так, военнослужащим было разрешено брать купеческие и промысловые кредиты; производить торговые дела и управлять промышленными предприятиями во время нахождения на действительной военной службе с использованием поверенных, управляющих или приказчиков. Военнослужащим разрешалось участвовать в предприятиях, занимающихся обработкой сельскохозяйственной продукции[16].
Необходимо отметить, что проблема коррупции в системе военной службы актуальна для многих государств. Достаточно сказать о сенсационной информации о коррупции на военной службе в США и в странах Европы, которая была обнародована на международной конференции на тему: «Коррупция в силах безопасности — угроза национальной безопасности» (Германия, г. Гармиш-Партенкирхен, 14—18 мая 2001 года)[17].
Как показывает исследование, США проводят достаточно последовательную политику по предупреждению и пресечению коррупции в системе государственной и военной службы. Запреты, обусловленные режимом государственной службы, с одной стороны, достаточно императивны, а с другой — предоставляют государственным служащим определенные рамки свободы. Так, военнослужащим США запрещается:
· заниматься предпринимательской деятельностью;
· наниматься на работу в коммерческие организации, получать денежное вознаграждение от данной организации, если при этом нужно будет отлучаться со службы;
· получать подарки, а также денежное вознаграждение от частных лиц и коммерческих организаций, которые имеют деловые отношения с Министерством обороны;
· осуществлять консультации по любым вопросам, которые могут затронуть интересы государства[18].
Следует сказать, что предусмотренные законодательством запреты для военнослужащих США преимущественно касаются офицеров. Вне данных запретов военные могут заниматься предпринимательской деятельностью, однако такая деятельность не поощряется руководством. По имеющимся статистическим данным, озвученным в научной литературе, 10% военнослужащих США в свободное от военной службы время подрабатывают. Следует также отметить, что рядовой и младший начальствующий состав (сержантский) вооруженных сил США может работать во внеслужебное время, если это не мешает основной службе[19].
Военнослужащие Германии, Франции, Норвегии, Израиля с разрешения командования могут подрабатывать в коммерческих организациях, если это не мешает военной службе, не подрывает ее авторитет, а также не вызывает ситуации конкуренции интересов государства и военнослужащего.
Как видим, законодательство ряда зарубежных государств достаточно либерально и в то же время жестко подходит к вопросам совместительства на военной службе. Прежде всего военнослужащий должен обеспечивать интересы государства в сфере военной безопасности. Государству в свою очередь следует обеспечивать достойное материальное содержание лиц, состоящих на военной службе, позволять военнослужащим подрабатывать в свободное от службы время, не нарушая при этом режим военной службы, а также с помощью иных административно-правовых средств стимулировать их служебную деятельность.
Отечественное законодательство применительно к изложенным выше аспектам не вполне соответствует европейским стандартам. Факт чрезмерного ограничения законодательством права военных на осуществление хозяйственной деятельности был отмечен еще в начале XX века.
Профессор А.М. Добровольский в целом ряде своих научных работ отстаивал точку зрения относительно гибкого ограничения экономической свободы военнослужащих. Ученый отмечал, что занятие военнослужащего хозяйственной деятельностью (торговлей и промыслами) вполне возможно при выполнении ряда условий:
· занятие хозяйственной деятельностью не должно отвлекать от служебных обязанностей; 
· хозяйственная деятельность не должна являться источником столкновений военнослужащих с частными лицами и властями (содержание питейных заведений, трактиров и т. п.);
· хозяйственная деятельность не должна являться источником злоупотреблений по службе;
· хозяйственная деятельность не должна являться несовместимой  с достоинством воинского звания[20].
Идеи, высказанные в начале XX века, и сейчас не потеряли своей актуальности и находят поддержку на страницах научной литературы. В частности, проф. А.В. Кудашкин, на наш взгляд, прав, говоря о том, что «российским законодательством чрезмерно ограничено право военнослужащих на занятие побочной деятельностью. Законодатель пошел по более легкому пути, наложив запрет на побочную деятельность военнослужащих, тогда как следовало бы создать систему правовых норм, ограничивающих военнослужащих в возможности использовать служебное положение для участия в деятельности, кроме военной службы, приносящей доходы, а также запрещающих такую деятельность в случае, если она мешает исполнению обязанностей военной службы»[21].
В этой связи, учитывая имеющийся зарубежный опыт, было бы вполне целесообразно позволить отдельным категориям военнослужащих подрабатывать в свободное от службы время, заниматься предпринимательской деятельностью, не связанной с военной службой. Такой подход позволит снизить уровень коррупции в системе военной службы, приостановит увольнение квалифицированных кадровых офицеров, будет способствовать укреплению дисциплины и законности. Безусловно, такой либеральный подход в вопросе совместительства на военной службе потребует формирования дополнительной системы контроля над военнослужащими и возложения на них дополнительных обязанностей, а также введения новых мер юридической ответственности. Скажем, дисциплинарного штрафа, который можно будет наложить на военнослужащего, злоупотребляющего предоставленным правом, не сообщившего начальству о конфликте интересов, а также занимающегося побочной деятельностью, подрывающей или дискредитирующей военную или государственную службу Российской Федерации.
В настоящее время данные шаги необходимы, поскольку военные, особенно среднего и старшего начальствующего состава, едва сводят концы с концами, не обеспечены жильем. Социальные проблемы военнослужащих разрешаются крайне неудовлетворительно. В этой связи было бы вполне оправдано пойти на вышеназванный эксперимент хотя бы в масштабах одного военного округа или группы войск.
Анализ периодической печати, научной литературы, статистических данных наглядно свидетельствует о том, что объемы коррупции со стороны высокопоставленных военных чиновников за последние годы значительно возросли. Исследование административно-правовых средств предупреждения и пресечения коррупции в системе военной службы позволяет сделать вывод о тенденции роста правонарушений, по характеру относящихся к коррупции[22]. Так, только в 1-м полугодии 2000 года было проведено 21,5 тыс. прокурорских проверок воинских частей на предмет надлежащего исполнения законов должностными лицами Вооруженных Сил. По представлению военных прокуроров было привлечено к дисциплинарной и материальной ответственности свыше 7,5 тыс. должностных лиц, за 6 месяцев 2000 года в отношении военных чиновников было возбуждено более 1 тыс. уголовных дел[23].
Что касается такого общественно опасного коррупционного преступления, как взяточничество, то за последние годы его динамика в системе военной службы Российской Федерации была крайне негативной. Так, по сравнению с 1992 годом в 1993 году рост составил 3,5%, в 1994 — 5,5, в 1995 — 8,7, в 1996 — 0,1, в 1997 — 0,4, в 1998 — 4,6, в 1999 году — 23,1%[24].
Как отмечается в научной литературе, помимо большого материального ущерба коррупция в системе военной службы Российской Федерации наносит непоправимый моральный урон престижу военной службы, а значит, престижу государственной службы и государству в целом[25].
Исследование позволят сделать вывод о том, что более всего коррупция распространена в следующих сферах военной деятельности:
а) акционирование, продажа через аукционы военного имущества и военной техники;
б) функционирование военно-строительных организаций, которые во многом находятся вне должного государственного контроля;
в) незаконная продажа коммерческим организациям горюче-смазочных материалов;
г) работа военных комиссариатов;
д) финансовая деятельность Министерства обороны РФ[26].
Кроме того, в научной литературе отмечается, что причины коррупции в Вооруженных Силах следующие: 1) проведение военной реформы некомпетентным управленческим персоналом;  2) существенное социальное расслоение в среде военнослужащих; 3) ведомственное нормотворчество, которое не соответствует закону (так, ежегодно органами военной прокуратуры отменяется более 7 тыс. незаконных приказов); 4) низкая заработная плата военнослужащих; 5) закрытость военной службы от контроля со стороны институтов гражданского общества[27].
Исследование показывает, что в целях предупреждения и пресечения коррупции в системе военной службы следует:
· распространять на военнослужащих антикоррупционные процедуры и стандарты европейского уровня;
· внедрять механизмы контроля деятельности военной организации со стороны финансово-контрольных органов, а также институтов гражданского общества;
· реализовывать потенциал органов военной юстиции в борьбе с коррупцией в Вооруженных Силах[28].
Необходимо сказать, что вкладом в дело борьбы с коррупцией в системе военной службы Российской Федерации могло бы стать формирование органов военной полиции. Идея формирования органов военной полиции активно обсуждалась в 90-х годах XX века в связи с проведением военно-правовой реформы[29].
К.С. Лиховидов отмечает, что «существующая система органов дознания и административного расследования в Вооруженных Силах РФ полностью себя изжила»[30].
О формировании военной полиции в настоящее время, как правило, говорят в связи с громкими скандалами по поводу неуставных отношений среди военнослужащих срочной службы. Согласно статистическим данным, которые приводятся в научной литературе, в 1992—2003 гг. в войсках Российской Федерации в среднем совершалось 22,3 тыс. преступлений ежегодно. За данный период от преступлений погибло 13 тыс. человек. Эти показатели наглядно свидетельствуют о необходимости совершенствования правоохранительного механизма в системе военной службы Российской Федерации[31].
По нашему мнению, военная полиция может способствовать обеспечению правопорядка, внести свой вклад в дело борьбы с коррупцией в системе военной службы, осуществлять патрульно-постовую службу в воинских частях и гарнизонах и местах проведения военных учений[32]. Кроме того, военную полицию необходимо наделить полномочиями осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, административно-юрисдикционную деятельность,  дисциплинарные расследования в отношении всех военнослужащих, а также проводить мероприятия по предупреждению и пресечению коррупции в системе военной службы Российской Федерации. Статус военной полиции должен определяться федеральным законом о военной полиции Российской Федерации.
В завершение следует сказать, что повышение военнослужащим денежного довольствия не будет гарантией от коррупции в системе военной службы. Для предупреждения и пресечения коррупции необходим комплекс экономических, финансовых, правовых и социальных мер. Нужно развивать у поступающих на службу и кадровых военных чувство патриотизма,  формировать у них внутреннюю установку, которая будет подавлять различного рода провокации коррупционного характера. Именно люди с такими личными качествами прежде всего необходимы Вооруженным Силам РФ.
Следует сказать, что коррупция в системе военной службы Российской Федерации в настоящий период остается практически неисследованной проблемой в силу ряда объективных и субъективных факторов, поэтому данная проблематика подлежит дальнейшему исследованию.
 
Библиография
1 См.: Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее время. — СПб., 1897. С. 3.
2 См.: Кудашкин А.В. Военная служба как особый вид государственной службы Российской Федерации // Гос-во и право. 2000. № 3. С. 12; Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право. — М., 2005; Военное право: Краткий учеб. курс / Под ред. А.Я. Петроченкова. — М., 2007; Виноградов Н.А. Советское военно-административное право. — М., 1951; Артамонов Д.Н. Институт военного положения по советскому праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1950 и др.
3 См.: Хоменок Ф.А. О соотношении советской государственной и военной службы // Правоведение. 1977. № 3. С. 99.
4 Добровольский А.М. Военно-административные законы. — СПб., 1905. С. 30.
5 Военное право. С. 59.
6 Виноградов Н.А. Указ. соч. Ч. 2. С. 4.
7 Хоменок Ф.А. Указ. ст. С. 102.
8 См.: Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. — М., 1995. С. 86.
9 См.: Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. — М., 1997. С. 116.
10 Добровольский А.М. Правовое положение военнослужащих в области публичного права. — СПб., 1913. С. 43.
11 Коровников А.В. Социальная защита военнослужащих (теоретико-правовой аспект): Автореф. дис. … канд. наук. — СПб., 1995. С. 22.
12 Горовцев А.М. Война и право: Сообщение, прочитанное в Обществе ревнителей военных знаний 6 марта 1906. — СПб., 1906. С. 23.
13 Дунаев Р.А. Ограничения экономических прав граждан в Российской Федерации. — М., 2005. С. 7.
14 Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации. — М., 2003. С. 439.
15 См. там же.
16 См. там же. С. 441.
17 См.: Харабет К.В. К вопросу о коррупционной преступности в Вооруженных Силах Российской Федерации // Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. — М., 2001. С. 328.
18 См.: Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации. С. 441.
19 См. там же. С. 442; Корсаков Г.Б. Реформирование вооруженных сил США. — М., 2006. С. 12.
20 См.: Добровольский А.М. Правовое положение военнослужащих в области публичного права. С. 42.
21 Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации. С. 446.
22 См. более подробно: Эминов В.Е. Предупреждение организованной преступности и коррупции в Вооруженных Силах // Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений современной России. — М., 2002. С. 237.
23 См.: Харабет К.В. Указ. раб. С. 328.
24 См. там же.
25 См. там же.
26 См. там же. С. 329.
27 См. там же. С. 328; Эминов В.Е. Указ раб. С. 237; Мацкевич Н.М. Коррупция в Вооруженных Силах: криминологический аспект // Прокурорская и следственная практика. 2000. № 3—4. С. 159.
28 См.: Эминов В.Е. Указ. раб. С. 238.
29 См.: Зайцев А.А., Чудновский Н.Е. О проекте концепции военно-правовой реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации // Гос-во и право. 1996. № 1. С. 23.
30 Лиховидов К.С. Законодательное обеспечение юридической ответственности военнослужащих // Современное право. 2004. № 7. С. 48.
31 См.: Карпов Н. Необходима ли нам военная полиция // Законность. 2005. № 9. С. 9.
32 См.: Лиховидов К.С. Указ. ст. С. 48.