Г.Н. ШАРОВА,

старший научный сотрудник НИИ Генеральной прокуратуры РФ

 

Переживаемый Россией кризис охватил все сферы жизнедеятельности человека и вызвал рост преступности, в том числе связанной с производством и сбытом продукции и товаров, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья человека. В период с 1997 по 2003 год число зарегистрированных преступлений, связанных с производством и сбытом продукции и товаров, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ), выросло в 34,5 раза (со 100 преступлений в 1997 году до 3454 в 2003 году). В последние 3 года количество преступлений в этой сфере ежегодно удваивается (в 2001 году — 832, 2002 — 1674, в 2003 году — 3454). Это самые высокие показатели роста преступности по сравнению с другими сферами экономики.

Статистические данные по отдельным федеральным округам свидетельствуют не только о повсеместном росте этого вида преступности, но и о существенной разнице в темпах ее роста, что говорит о различиях в характере борьбы с ней. Так, количество преступлений, квалифицируемых по ст. 238 УК РФ, за период с 1997 по 2003 год выросло: в Южном федеральном округе — в 87 раз (с 12 до 1041), Приволжском — в 65 раз (с 9 до 587), Сибирском — в 39 раз (с 22 до 861), Дальневосточном — в 32 раза (с 5 до 160), Северо-Западном — в 15,6 раза (с 12 до 187), Центральном федеральном округе — в 11,9 раза (с 26 до 310).

Анализ статистики показывает, что во всех федеральных округах выделялись только два-три субъекта, на которые приходилось до 80% зарегистрированных преступлений этого вида.

Так, в Южном федеральном округе 82% (1502 из 1836) преступлений приходилось на Краснодарский (761) и Ставропольский (741) края; в Уральском 80%(201 из 251) — на Свердловскую (122) и Челябинскую (79) области; в Приволжском 60% (534 из 890) — на Саратовскую (300) и Ульяновскую (234) области; Северо-Западном 75% (291 из 387) — на Республику Карелия (144) и Псковскую область (147); в Сибирском 56% (1141 из 2040) — на Читинскую (686) и Новосибирскую (455) области; в Центральном федеральном округе 44% преступлений (301 из 685) — на Москву.

Особо следует отметить ряд субъектов Федерации, которые закупают за рубежом, производят и реализуют наибольший объем товаров и продукции, в том числе и некачественных, однако преступлений этого вида там практически не фиксируется. Так, за последние 7 лет в Санкт-Петербурге зарегистрировано всего 2 таких преступления, в Ленинградской области — 3, в Московской области — 52 преступления. В Москве зарегистрировано 301 преступление: с 1997 по 1999 год — 10 преступлений, в 2000 и 2001 годах — по 44, в 2002 — 107, в 2003 году — 96 преступлений.

Между тем в России в последние 7 лет только от случайного отравления алкоголем ежегодно умирает до 40 тыс. человек; в частности, в Московской области в 2002 году умерло более 3000 человек.

Особо следует отметить, что статистика фиксирует в основном вред, причиненный жизни и здоровью человека от случайного отравления алкоголем, но практически нигде не учитываются факты причинения вреда жизни и здоровью от употребления некачественных, фальсифицированных продуктов питания, лекарственных средств, биологически активных добавок, товаров народного потребления. Более того, реальная картина причиняемого жизни и здоровью ущерба от некачественных продуктов и товаров вряд ли когда-либо может быть получена, и в частности потому, что граждане просто не обращаются в медучреждения, а статистика учитывает лишь те случаи, когда наступает серьезная угроза жизни и здоровью и когда без помощи медицины не обойтись.

Главные причины роста этого вида преступности, в том числе и связанной с производством и сбытом вредной, опасной для жизни и здоровья продукции, — это негативные факторы, связанные с издержками проводимых реформ, высокая степень криминогенного влияния кризиса в экономической сфере, социально-политическая нестабильность.

Как отметил Президент России В.В. Путин, «...деструктивные процессы разложения государственности при развале Советского Союза перекинулись — и это можно и необходимо было предвидеть — на саму Российскую Федерацию. Результат — экономическое неравенство регионов и, как следствие, экономическое неравенство граждан. И это становилось нормой. Разрушался только еще нарождающийся единый рынок товаров и услуг.

Политические спекуляции на естественном стремлении людей к демократии, серьезные просчеты при проведении экономических и социальных реформ привели к очень тяжелым последствиям. За чертой бедности оказалась фактически треть населения страны»[1].

Из экономических факторов, влияющих как на состояние общества в целом, так и на криминогенную ситуацию, наиболее деструктивным является высокий темп концентрации капитала и средств производства в руках частных лиц[2]. По оценкам экспертов ведущих агентств, занимающихся подбором руководителей для крупнейших компаний, в России около 200 человек официально зарабатывают миллион долларов в год. По некоторым неофициальным данным, таких лиц намного больше. Среди этих лиц распространено мнение, что причина низкого уровня жизни большинства населения нашей страны не только в социально-экономических отношениях, но и в безынициативности людей, и что если денег мало, то надо больше работать[3]. На наш взгляд, это не так. По данным директора Института проблем народонаселения РАН академика Н. Римашевской, «1,5 млн самых состоятельных россиян в 14 раз богаче самых бедных; для сравнения: в США разрыв 7—8-кратный, а в Европе — 4-кратный»[4].

Проведение политических и экономических реформ оказало разрушительное воздействие на социальную сферу жизнедеятельности России. Передел собственности сказался на расслоении населения по имущественному признаку. Происходит обнищание одних слоев населения и обогащение других. Так, величина прожиточного минимума в 2002 году составила в России 1719 руб. (в Москве — 2566 руб.).

По данным Института питания РАМН, в стране недоедают 40 млн человек. Например, при годовой норме потребления молока 392 кг потребляется всего 235 кг; сахара — соответственно 41 и 38, растительного масла — 13 и 10, мяса — 81 и 50 кг; только хлеба и хлебобулочных изделий при норме 110 кг потребляется 118 кг.

Директор Института питания РАМН академик В. Тутельян говорит, что «сильнейшее беспокойство вызывает группа населения, чьи доходы составляют один прожиточный минимум и ниже. По нашим подсчетам, они недополучают от 59 до 79% овощей и фруктов, положенных по нормам Всемирной организации здравоохранения, от 66 до 83% рыбопродуктов, от 49 до 74% молока и молочных продуктов»[5].

По данным бывшего Госкомстата России, в 2002 году на 9% выросло число людей, живущих за чертой бедности. В России сегодня их почти 50 млн человек, или треть всего населения. Общая численность безработных на конец октября 2002 года составляла 5 млн 145 тыс. человек, а в 2003 году она уменьшилась всего на 900 тыс. человек.

Отсутствие стабильности, нерешенность многих социальных проблем значительно обострили проблему соблюдения прав человека, породили неблагоприятные тенденции. По мнению Президента РФ В.В. Путина, в России до сих пор налицо большой разрыв между конституционными гарантиями и возможностями людей по их реализации, главная причина которого в нехватке средств. «Но никакой самый богатый бюджет не сможет справиться с такой задачей в условиях бюрократического произвола, поскольку люди сталкиваются с безответственностью власти», — подчеркнул глава государства на встрече в Кремле с членами Комиссии по правам человека.

Негативные явления в обществе отразились непосредственно и на сельском хозяйстве. Председатель Аграрной партии России М. Лапшин как-то заметил: «Президент неоднократно ставил задачу сделать Агропром эффективным, но эта задача не только провалена, но и, как нам кажется, демонстративно саботируется»[6]. «За последние годы наполовину сократилось поголовье крупного рогатого скота, в 4 с лишним раза — поголовье овец. Производство мяса сократилось в 5 раз, колбасных изделий — на 45%, мясных полуфабрикатов, животного масла и молочной продукции — в 3 раза, сыров — на 42%. За последнее десятилетие, за время реформ, с лица земли исчезли 17 тыс. поселков, сел, деревень. В результате 80% хозяйств могут вскоре прекратить свое существование»[7]. «По данным Института аграрного маркетинга, в России идет массовый забой скота. В 2002 году поголовье крупного рогатого скота сократилось в сравнении с 2001 годом на 10%, в 2003 году — еще на 6%. В свиноводстве за 2003 год сокращение достигло 10%. В Российском животноводческом союзе поясняют: “Скот режут потому, что у 85% хозяйств из каждых 100 нет оборотных средств”. Директор Института конъюнктуры аграрного рынка Д. Рылько считает, что контрабандный ввоз говядины, ввоз мяса через страны СНГ повлек за собой снижение цен на внутреннем рынке и сокращение оборотных средств у российских хозяйств»[8]. При этом на сельское хозяйство в федеральном бюджете 2003 года предусматривалось всего 30 млрд руб., а на закупки импортного продовольствия, т.е. товаров сомнительного качества, — 300 млрд руб.

По оценкам специалистов, для возрождения сельского хозяйства средств необходимо в 5 раз больше, чем закладывается в бюджет в последние годы. По мнению М. Лапшина, «в ближайшее время надо увеличить расходы на сельское хозяйство как минимум в 5 раз — до 5%. А затем выйти на оптимальные 15% расходной части госбюджета»[9].

Если Россия не реализует новую аграрную политику, она может полностью утратить свою продовольственную безопасность. «Даже в начале трудных для страны 90-х годов поддержка государством отечественного сельского хозяйства была в 8 раз больше, чем сегодня»[10], — считает заместитель председателя Аграрной партии России А. Чепа. В Европейском Союзе на поддержку фермеров расходуется средств в 250 раз больше, чем Правительство России выделяет нашим аграриям. В результате за рубежом Россия закупает уже почти половину продовольствия, и на это уходит в 10 раз больше средств, чем на поддержку всего отечественного АПК.

Опросы общественного мнения, проведенные Всероссийским центром исследования общественного мнения в сентябре—октябре 2003 года, показали следующее: 86% респондентов считают, что Россия в состоянии обеспечить себя основными видами продовольствия; 83% предпочитают отечественные, а не импортные продукты; 87% считают несправедливым, что на развитие села, где проживает более четверти населения России, из государственного бюджета выделяется всего 1% расходной части; 83% опрошенных поддерживают позицию Аграрной партии России, которая выступает за здоровое питание и против ввоза в страну генетически модифицированной продукции (ГМП).

С 90-х годов двадцатого столетия, особенно после развала Советского Союза и разрешения свободной торговли, из-за рубежа начался лавинообразный ввоз различной поддельной, фальсифицированной, приносящей несомненный вред здоровью и жизни человека продукции, на 70% состоящей из товаров с истекшими сроками годности. Продукция отечественного производства также не отличалась качеством — при проверках по тем или иным основаниям браковалось до 50—60% товаров. Защитить человека от вредного воздействия на организм таких товаров и продукции государство просто не имело возможности: оно не было готово к такому потоку некачественного товара. Например, в 2001 году проверки качества продуктов и товаров народного потребления на рынках столицы показали, что во всех округах города сбывалось в среднем 60—70% поддельной, некачественной продукции, а на Черкизовском рынке такая продукция составила 99%[11].

В последние годы кроме некачественной и фальсифицированной продукции в Россию  ввозится и уже производится отечественной промышленностью генетически модифицированная, или трансгенная, продукция.

Следует заметить, что мнения наших и зарубежных специалистов об этой продукции весьма противоречивы, поэтому с ее широким применением необходимо повременить до тех пор, пока генетики не дадут научно обоснованного заключения о ее полнейшей безопасности. По мнению ряда ученых, последствия употребления такой продукции для человеческого организма непредсказуемы. Проводимые за рубежом исследования свидетельствуют о вредных побочных действиях ГМП: у людей, потреблявших такую продукцию, развиваются аллергия, устойчивость к антибиотикам и другие побочные явления. Так, в Китае у людей, употреблявших в пищу генетически измененные дыни, повально развивался диабет. В Австрии после потребления мяса кроликов, которым были введены гены суперплодовитости, женщины стали рожать двойни и тройни. В Швейцарии генетики установили, что если беременная женщина питается ГМП, то у ее ребенка могут мутировать половые клетки, что негативно отразится на здоровье будущих поколений. В Германии у мужчин после потребления модифицированной свинины отмечались случаи импотенции.

Так, лабораторные тесты, проведенные организацией «Гринпис», Обществом защиты прав потребителей и Институтом цитологии и генетики РАН, показали, что около 70% всех импортируемых Россией продуктов питания содержат генетически модифицированные компоненты, причем среди этих компонентов до 80% приходится на долю трансгенной сои.

Более того, в составе трансгенной сои ученые неожиданно обнаружили совершенно новые элементы, которые они в эту сою не внедряли. Представители американской компании «Мосанто», производящей эту сою, не могут объяснить происхождение элементов и не знают, какие последствия может вызвать потребление такого продукта[12].

Шведские ученые, исследовав более 100 видов продуктов, обнаружили во многих из них запредельные концентрации акриламида[13]. Например, в гамбургерах и бургерах содержание канцерогенов превышает норму в 100 раз; в 1 кг чипсов в среднем содержится 1000 мкг акриламида, что превышает норму в 1000 раз, а в таком же количестве картофеля фри — 500 мкг, т.е. в 500 раз выше нормы[14]. В США и странах ЕС к сети закусочных «Макдоналдс», где широко используются эти продукты питания, поданы многочисленные судебные иски, а у нас эта сеть быстро расширяется, и многие закусочные работают круглосуточно.

В ряде стран мира уже запретили ввоз, распространение и производство ГМП. Страны ЕС обязали маркировать такую продукцию, если уровень добавок составляет более 1%.

Проблема безопасности ГМП еще в 1992 году рассматривалась на саммите в Рио-де-Жанейро, и Россия подписалась под принятым там документом о «принципе предосторожности». Однако только в конце 2001 года постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 14.11.2001 г. «О введении в действие Санитарных правил» (в ред. от 20.08.2002 г.) в нашей стране была введена обязательная маркировка продуктов питания, содержащих более 5% компонентов ГМП, знаком GM. И хотя законы о маркировке генетически модифицированной продукции приняты во всех странах, изготавливая товары для экспорта в Россию, ни европейские, ни американские производители не ставят на них знак GM (впрочем, российские производители этого тоже не делают). По этой причине невозможно узнать, содержат ли продукты трансгенное сырье, и если содержат, то в каком количестве.

Следует также заметить, что, на наш взгляд, введение барьера ГМП более 5% не имеет научной основы: его следует установить на уровне не более (выделено мной. — Ред.) определенного процента.

Отечественные предприятия при производстве пищевых продуктов также применяют трансгенные источники. Только импорт изолята соевого белка из США за 2003 год в сравнении с 2000 годом вырос в 150 раз[15]. Так, в 2003 году при проведении санитарно-эпидемиологического мониторинга продуктов и продовольственного сырья на наличие генетически модифицированных источников в Центральном федеральном округе установлено, что ГМП применяется при производстве пищевых продуктов на комбинатах практически всех городов округа. Выборочные проверки в Москве и Санкт-Петербурге показали, что почти 60% реализуемой продукции содержит генетически модифицированное сырье. Соя используется при производстве практически всех мясных и молочнокислых, хлебобулочных и кондитерских изделий.

В Приморском крае в марте 2004 года Комитет по продовольственной политике и природопользованию провел совещание, посвященное вопросам контроля за ввозом ГМП. На нем было отмечено, что эта вредная для здоровья продукция завозится из США и Европы во все Дальневосточные регионы России, в то время как специального оборудования для определения наличия ГМП нет. По данной проблеме создана особая рабочая группа[16].

Некачественное питание ведет к росту различных заболеваний. В России в 2003 году эпидемиологическая обстановка характеризовалась увеличением общего числа больных инфекционными и паразитарными болезнями: было зарегистрировано более 30 млн больных, или на 5,7% больше, чем в 2002 году; при этом особенно выросло число аллергических и онкологических заболеваний.

С 1992 года началась депопуляция населения: ежегодно умирает 7% от общего числа населения; при таких темпах к концу этого столетия в стране останется меньше 50 млн человек[17].

Ученые связывают причины заболеваемости и смертности со снижением потребления российскими гражданами натуральных продуктов и заменой их на рафинированную, искусственно обогащенную витаминами и микроэлементами недоброкачественную пищу.

Сегодня в стране количество несертифицированных пищевых продуктов составляет 9%; более 7% продуктов детского питания не отвечает установленным требованиям.

Одна из причин широкого распространения фальсификации продуктов питания — высокие цены на сертификационные услуги. Кроме того, после массовой приватизации предприятий торговли на потребительский рынок страны вышло огромное количество мелкооптовых коммерческих фирм, не обладающих достаточными возможностями проведения качественного контроля и сертификации продуктов питания и других товаров. Стремясь получить сверхприбыль, многие из них приобретают товары по низким ценам, а следовательно, некачественные, часто — с просроченным сроком годности либо вообще  запрещенные к употреблению. Отдельные фирмы, пользуясь халатностью или корыстными интересами представителей компетентных органов, с их помощью приобретают для последующей реализации товары, подлежащие уничтожению или утилизации, т.е. не отвечающие требованиям безопасности.

Безусловно, основные причины сложившейся криминогенной ситуации нужно искать в сфере экономики страны. Отсутствие цивилизационных рыночных отношений, низкий уровень развития перерабатывающей промышленности, упадок сельского хозяйства и падение жизненного уровня населения сочетаются с недостатками развития законодательной базы и правоприменительной практики, коррумпированностью чиновников и слабой правовой и потребительской культурой населения.

(Продолжение следует)

 

Библиография

1 См.: Путин В.В. Время неопределенности и тревожных ожиданий прошло. Программное выступление перед доверенными лицами. 12 февр. 2004 г. Москва. МГУ им. М.В. Ломоносова// Аргументы и факты. 2004. № 7.

2 См.: Государство и право. 2000. № 9. С. 28.

3 Зарплата в миллион долларов // Аргументы и факты. 2003. № 47.

4 Там же.

5 Не делайте из еды яда //Аргументы и факты. 2003. № 46.

6 Сельская пропасть на русской равнине //Аргументы и факты. 2003. № 46.

7 Там же.

8 Панорама новостей // Российская Федерация сегодня. 2004. № 3. С. 13.

9 Сельская пропасть на русской равнине.

10 Политика как механизм реального действия //Аргументы и факты. 2003. № 45.

11 Где товары всех гнуснее //Московский комсомолец. 2001. 5 дек.

12 См.: После «генетической» сосиски //Потребитель. 2003. № 29. С. 58.

13 Акриламид — вещество, которое Международное агентство по изучению рака классифицирует как «канцероген для человека»; в странах ЕС его содержание в литре воды не должно превышать 0,1 микрограмма.

14 Чипсы клюнул жареный петух //Известия. 2002. 24 июля.

15 В столичных супермаркетах стали искать мутантов // Известия. 2004. 15 янв.

16 Здоровье нации — вопрос государственный //Российская Федерация сегодня. 2004. № 6. С. 57.

17 Рожай, страна огромная //Московский комсомолец. 2004. 20 янв.