УДК 347.72.031

Страницы в журнале: 76-78 

 

И.И. ХУЗИН,

соискатель кафедры частного права Российского государственного гуманитарного университета, заместитель директора правового центра ГУП «Мосавтотранс»

 

Рассматриваются проблемы совместного наследования акций, основная из которых — вероятность длительной невозможности осуществления прав акционера при наличии нескольких наследников. Приводится ряд рекомендаций по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: акция, наследование, акционер, наследник, собственность, недвижимость.

 

The problems of joint inheritance of shares

 

Khuzin I.

 

The article is devoted to the problems of joint inheritance of shares. The main problem is probability of long impossibility of realization of rights of shareholder if there are a few heirs. It is given a few recommendations to improve the legislation.

Keywords: share, inheritance, shareholder, heir, property, real estate.

 

Вопрос о реализации лицами, наследовавшими акции, прав акционера достаточно сложен из-за трудностей оформления акций на наследника, в первую очередь из-за проблематичности внесения приходной записи на акции на имя наследника в реестр акционеров при отсутствии согласия других наследников на подписание соответствующего передаточного распоряжения. В этой связи большое значение имеет четкое законодательное регулирование вопроса наследования акций.

Однако этот вопрос не нашел в настоящее время должного освещения в российской правовой литературе. Рассмотрим некоторые проблемные моменты, связанные со вступлением в права акционера при наследовании акций несколькими наследниками, а также предложим возможности их разрешения.

Первая задача, которая стоит перед наследником, — получение свидетельства о праве на наследство. В пункте 3 ст. 1176 ГК РФ декларируется, что наследники, к которым перешли акции, становятся участниками акционерного общества. Однако до истечения 6-месячного срока со дня открытия наследства (за редким исключением) они не могут получить свидетельство о праве на наследство (п. 1 ст. 1163 ГК РФ) и, следовательно, не могут осуществлять права акционера. Вместо них эти права временно будет осуществлять доверительный управляющий, назначенный нотариусом (абзац первый ст. 1173 ГК РФ). Как правило, управлять «интересными» акциями будет лицо, аффилированное с нотариусом, что не гарантирует полноценной защиты прав наследников.

Однако и получение свидетельства о праве на наследство еще не обеспечивает наследнику свободного осуществления своих прав акционера: необходимо переоформить акции на имя наследника в реестре акционеров. Как пишут С.В. Ротко и Д.А. Тимошенко, до того времени, когда будет внесена приходная запись по счету депо или по лицевому счету наследника в системе ведения реестра акций, наследники акций акционерами не являются и реализация ими прав, закрепленных в наследуемых акциях, не представляется возможной[1]. Е.И. Никологорская придерживается того же мнения: до внесения указанной приходной записи акции продолжают учитываться на лицевом счете умершего наследодателя, а наследник не может быть идентифицирован как акционер[2]. В интересах наследника желательно, чтобы приходная запись была внесена как можно быстрее.

В большинстве случаев в права наследства вступает несколько лиц. При этом на акции, входящие в наследственную массу, претендует несколько наследников. Смогут ли они при отсутствии согласия между собой без проблем осуществить весь объем прав акционера? Высший арбитражный суд РФ дает на этот вопрос отрицательный ответ.

В постановлении от 13.11.2008  № 4668/08 Президиум ВАС РФ указывает, что при наличии двух и более наследников по закону они приобретают право на определенную долю в наследственном имуществе, вследствие чего возникает режим общей долевой собственности в  отношении данного имущества (ст. 1164 ГК РФ).  В силу п. 1 ст. 252 ГК РФ имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них, участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества (п. 3 ст. 252 ГК РФ). Данное правило, замечает ВАС РФ в указанном постановлении, действует также в отношении раздела ценных бумаг: пунктом 7.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ России от 02.10.1997 № 27, предусмотрено, что в случае, если ценные бумаги принадлежат на праве общей долевой собственности, передаточное распоряжение должно быть подписано всеми участниками общей долевой собственности. В случае, когда данное условие не выполнено, даже если при определении доли в наследстве на акции дробные акции не образуются, приходная запись в пользу наследника, по мнению ВАС РФ, не должна производиться. Следовательно, при отсутствии согласия других наследников на совместное подписание передаточного распоряжения либо на заключение соглашения о разделе имущества, для вступления наследника в права акционера ему необходимо получить судебный акт о выделе доли в акциях в натуре (резюмирует ВАС РФ).

При этом ВАС РФ  не учитывает, что наследник обращался с просьбой не о прекращении общей собственности (и, соответственно, ее раздел или выдел из нее доли его не интересовал), а с просьбой о записи унаследованных им акций в реестре акционеров на его имя. Необъясним, на наш взгляд, и фактический запрет ВАС РФ на фиксацию права собственности наследника на акции в приведенном выше случае, когда дробные акции при определении доли в наследстве не образовывались и фиксация прав наследника никоим образом не нарушала права других наследников.

С учетом длительности судебного разбирательства, которое в судах общей юрисдикции может тянуться годами, особенно если другие участники судебного процесса уклоняются от явки в судебные заседания (при незначительности их доли в наследстве они могут специально действовать вопреки интересам основного наследника), вышеуказанная позиция ВАС РФ может привести к тому, что наследника акций отстранят от участия в общем собрании акционеров и от осуществления иных прав акционера на десятилетия.

В противоречие позиции ВАС РФ, законодательство России предусматривает иное регулирование приобретения долей в праве общей собственности и распоряжения ими: не устанавливает ограничений на распоряжение этой долей путем запрета официальной фиксации права собственности на нее в случае уклонения остальных сособственников от совместной подачи документов для этого, а, напротив, предусматривает возможность даже продажи этой доли при условии соблюдения преимущественного права остальных сособственников на покупку (ст. 250 ГК РФ). Данный вывод подтверждается п. 2 ст. 246 ГК РФ: «Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 настоящего Кодекса». Следовательно, отказ в официальной фиксации права собственности на долю в общей собственности, а также установление ограничений на распоряжение ею на основании подзаконного нормативного акта не соответствуют закону.

В качестве примера нормативного разрешения аналогичной ситуации можно привести регулирование оформления общей долевой собственности на недвижимость: согласно Федеральному закону от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» для вступления в права собственника доли недвижимости не требуется подписания заявления о регистрации права собственности на наследуемую долю всеми наследниками. В пункте 9 Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации права общей собственности на недвижимое имущество, утвержденных приказом Минюста России от 25.03.2003 № 70, устанавливается, что «для проведения государственной регистрации права общей долевой собственности, возникшего (возникающего) не с момента государственной регистрации (например, в случаях, когда право общей долевой собственности возникло до введения в действие Закона (пункт 1 статьи 6 Закона), при приобретении двумя и более лицами недвижимого имущества в порядке наследования), каждый из участников общей долевой собственности может обратиться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, за государственной регистрацией принадлежащей ему доли в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество независимо от того, обращаются ли за государственной регистрацией другие участники общей долевой собственности»[3].

В ситуации с недвижимостью ВАС РФ не пытается установить судебную практику, соответствующую вышеприведенным выводам: его позиция негативно затронула бы при этом интересы практически всего населения России. Тем не менее и в отношении недвижимости есть желающие логически продолжить линию арбитражного суда,  усложнив тем самым жизнь своим соотечественникам. Так, С.П. Гришаев, ссылаясь на п. 2 ст. 24 указанного выше закона, пишет, что «в случае обращения одного из сособственников с заявлением о государственной регистрации перераспределения долей в праве общей собственности необходимым условием такой регистрации является наличие письменного согласия сособственников, чьи доли перераспределяются, если иное не предусмотрено законом или договором между этими сособственниками. Однако получить такое согласие от умершего сособственника невозможно. Таким образом, единственным правовым способом решения этой ситуации было бы вынесение судебного решения и на основании этого решения регистрация права в органах государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и только потом нотариус мог бы выдать свидетельство о праве на наследство»[4]. Данный вывод С.П. Гришаева не соответствует, по нашему мнению, сложившейся правоприменительной практике и законодательству по основаниям, указанным  нами выше.

Интересно решение данной проблемы немецким наследственным правом, особенностью которого является то, что у наследника нет необходимости обращаться с заявлением о принятии наследства: если он не отказался от наследства в течение 6 недель с момента, когда  узнал о своем призвании к наследству, он считается принявшим наследство. Данный срок составляет 6 месяцев, если наследодатель проживал за границей либо если на момент начала течения срока принятия наследства за границей проживал наследник (§ 1943—1944 Германского гражданского уложения; далее ГГУ)[5]. Управляющего наследством назначает не нотариус, а специальный наследственный суд (§ 1961 ГГУ). Германское право также не устанавливает каких-либо ограничений на распоряжение наследственной долей при наличии нескольких наследников. Наследник имеет право продать свою долю в наследстве с соблюдением преимущественного права остальных наследников на ее приобретение. Срок осуществления преимущественного права составляет 2 месяца (§ 2034 ГГУ).

Таким образом, основной проблемой правового регулирования вступления наследника в права акционера в России является то, что наследник акций может быть отстранен от участия в общем собрании акционеров и от осуществления иных прав акционера на многие годы в том случае, если он не является единственным наследником наследственного имущества в виде акций.

На основании изложенного можно дать следующие рекомендации по совершенствованию наследственного права, направленные на защиту прав наследников от злоупотреблений других сособственников и иных заинтересованных лиц:

— дополнить ст. 1173 ГК РФ абзацем третьим следующего содержания: «доверительным управляющим в отношении наследуемых акций нотариус может назначить только лицо из круга наследников» (например, первого принявшего наследство);

— внести в законодательство нормы, регламентирующие фиксацию прав наследника на акции и не требующие подписания передаточного распоряжения на наследуемые акции всеми наследниками:

дополнить ст. 1164 ГК РФ абзацем третьим следующего содержания: «право на долю в общей собственности, полученную по наследству, подлежит оформлению на имя наследника в уполномоченной на это организации по заявлению наследника независимо от обращения в нее других участников общей долевой собственности»;

дополнить ст. 45 Федерального закона от 26.12.1995  № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» пунктом 3 следующего содержания: «право на долю в общей собственности на акции, полученную по наследству, подлежит фиксации держателем реестра акционеров или депозитарием и учету номинальным держателем акций на имя наследника по заявлению последнего независимо от обращения к ним других участников общей долевой собственности».

 

Библиография

1 См.: Ротко С.В., Тимошенко Д.А. Теоретические и практические проблемы наследования акций // Нотариус. 2008. № 1.

2 См.: Никологорская Е.И. Наследование акций (есть мнение) // Наследственное право. 2007. № 1.

3 Методические рекомендации о порядке государственной регистрации права общей собственности на недвижимое имущество, утв. приказом Минюста России от 25.03.2003 № 70 // Официально не опубликованы. КонсультантПлюс.

4 Гришаев С.П. Комментарий к законодательству о наследовании. Подготовлен для КонсультантПлюс, 2009.

5 Buergerliches Gesetzbuch vom 18.08.1896 // Reichsgesetzblatt, S. 195; BGBl I.  2002.  S. 42; BGBl I.  2003. S. 738; BGBl I.  2010.  S. 977 (Германское гражданское уложение: BGBl — Bundesgesetzblatt).