УДК 342.732 

Страницы в журнале: 113-116

 

В.И. ЕВТУШЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент кафедры административного и международного права юридического факультета  Белгородского государственного университета 77712@live.ru

 

Е.Ф. АКСЕНОВА,

аспирант кафедры административного и международного права юридического факультета Белгородского государственного университета  elenaaksen@mail.ru

 

Рассматриваются основные направления противодействия коррупции в сфере размещения государственных и муниципальных заказов. Анализируются действующие и находящиеся на рассмотрении в Государственной Думе нормативные правовые акты, а также конкретные предложения по совершенствованию противодействия коррупции в системе размещения государственных и муниципальных заказов.

Ключевые слова: государственные и муниципальные нужды, коррупционная составляющая, начальная (максимальная) цена контракта, единая информационная система.

 

Anticorruption measures in the system of placement state and municipal orders

 

Evtushenko V., Aksenova E.

 

The main directions of counteraction of corruption in the sphere of placement of the state and municipal orders are considered. Regulatory legal acts, and also specific proposals on improvement of counteraction of corruption in system of placement of the state and municipal orders are analyzed operating and being on consideration in the State Duma.

Keywords: state and municipal purchases, corruption component, initial (maximum) price of the contract, uniform information system.

 

Коррупция уже давно стала одним из наиболее злободневных вопросов, стоящих перед Российским государством. Очевидно, что на сегодняшний день она представляет серьезную угрозу национальной безопасности Российской Федерации[1].

Организация и проведение закупок для государственных и муниципальных нужд (далее — госзакупки) практически превратились в одну из наиболее коррупционно опасных сфер деятельности государственного аппарата. Неоднократно вспыхивающие скандалы, сотни возбужденных уголовных дел свидетельствуют, что преступные деяния в этой сфере приводят не только к колоссальным финансовым убыткам государства, но и к утрате престижа государственной власти, потере нравственных и социальных ориентиров в обществе, усугублению имущественной дифференциации различных слоев населения страны. По заключению Счетной палаты Российской Федерации, только непроизводительные расходы федерального бюджета из-за нарушений финансовой дисциплины за 2010 год и первое полугодие 2011 года составили 4016,3 млн руб.[2]

В то же время именно многофакторность данного явления порождает необходимость поиска различных подходов и методов противодействия коррупции — от социально-воспитательных до карательных, но постепенно общество осознает, что в основе любой успешной антикоррупционной кампании лежит эффективная система нормативного регулирования[3].

В первую очередь данная система должна предусматривать не только и не столько установление дисциплинарной, административной и уголовной ответственности, ее ужесточение или смягчение, сколько законодательное закрепление процедуры проведения торгов, которая свела бы к минимуму возможность проявления коррупционной составляющей. В.В. Путин в статье «О наших экономических задачах» пишет о жестком контроле за ценами при госзакупках с обязательным предварительным публичным обсуждением формата государственной закупки и стартовой цены[4].

Основным нормативным правовым актом, устанавливающим в том числе меры по противодействию коррупции и другим злоупотреблениям в сфере размещения государственных заказов, является Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»[5] (далее — Закон о госзакупках). Исключительно эффективным шагом на пути противодействия коррупции стали изменения в законодательстве, внесенные Федеральным законом от 08.05.2009 № 93-ФЗ «Об организации проведения встречи глав государств и правительств стран — участников форума “Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество” в 2012 году, о развитии города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[6]. В соответствии с этими изменениями Закон о госзакупках был дополнен новацией о размещении государственного или муниципального заказа путем проведения открытого аукциона в электронной форме.

Проведение торгов в электронной форме значительно снижает риск сговора между их участниками. Интернет-торговля исключает ценовое рейдерство, сговор между поставщиками. Она также позволяет блокировать сговор между государственным или муниципальным заказчиком и поставщиком. Заказчик узнает об участниках после их ранжирования по ценовому предложению. Снижаются коррупционные риски. Это делает торги более конкурентными и позволяет добиться существенной экономии для бюджета[7].

Именно электронные торги позволяют решить в том числе проблему преднамеренного завышения начальной (максимальной) цены контракта (цены лота). В этом случае должностными лицами государственного или муниципального заказчика посредством открытого аукциона в электронной форме цена контракта может быть снижена до реально существующих цен на данном рынке товаров и услуг.

По нашему мнению, на сегодняшний день наиболее существенными проблемами в сфере размещения государственных и муниципальных заказов являются случаи составления государственными и муниципальными заказчиками технических заданий (спецификаций) под конкретных поставщиков той или иной продукции, а также преднамеренное укрупнение лотов путем включения в их состав товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных друг с другом. Данные факты свидетельствуют о грубом нарушении законодательства Российской Федерации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, так как приводят к ограничению участия любого юридического лица независимо от организационно-правовой формы и формы собственности в проведении торгов в виде конкурса, аукциона, в том числе аукциона в электронной форме. Кроме того, нарушается ст. 17 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»[8], запрещающая не предусмотренное федеральными законами или иными нормативными правовыми актами ограничение доступа к участию в торгах. В частности, в соответствии с ч. 3 ст. 17 данного закона запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов.

Вместе с тем следует отметить, что в законодательстве не раскрывается понятие функциональной и технологической взаимосвязи разнородной продукции, являющейся предметом торгов. Вопрос об объединении такой продукции в один лот должен решаться в каждой конкретной ситуации исходя из функциональных характеристик конкретных товаров.

В связи с этим представляется, что введение электронных торгов — это лишь первый шаг к становлению системы, полностью свободной от коррупции. Существенно усовершенствовать процедуру проведения госзакупок и уменьшить возможность проявления коррупционной составляющей должен был разработанный Минэкономразвития России и внесенный на рассмотрение Государственной Думы (принят в первом чтении) проект федерального закона № 68702-6 «О федеральной контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг»[9] (далее — Законопроект), призванный заменить собой Закон о госзакупках[10].

Анализ показывает, что Законопроект, несмотря на содержащиеся в нем новации (например, создание используемой в процессе проведения госзакупок единой информационной системы), не свободен от недостатков, присущих действующему нормативному правовому акту.

Так, в соответствии со ст. 5 Законопроекта  единая информационная система «обеспечивает формирование, обработку, хранение и предоставление данных по всем этапам обеспечения государственных и муниципальных нужд и осуществления закупок». В то же время авторы Законопроекта оставили за заказчиками планируемых государственных закупок право на установление начальной (максимальной) цены контракта (ст. 22) и выбор способа определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) (ст. 23). Эти две сферы проведения государственных закупок по праву считаются самыми криминогенными[11].

Представляется, что наиболее оптимальной формой осуществления госзакупок стало бы проведение только электронных аукционов с полностью централизованным определением начальной (максимальной) цены контракта. Законодательное закрепление подобной схемы, несмотря на незначительное удорожание ввиду создания единой информационной системы, позволило бы практически полностью исключить коррупционную составляющую из процесса проведения госзакупок, равно как и из создаваемой федеральной контрактной системы, и, соответственно, обеспечить существенную экономию государственных средств.

 

Библиография

1 См.: Долинко В.И. Обеспечение экономической безопасности России органами внутренних дел в сфере государственных закупок // Российский следователь. 2011. № 7. С. 29—30.

2 См.: Калмыков Ю.П. Госзакупки: как расходуются средства бюджета // Финансы. 2012. № 4. С. 12.

3 См.: Паламарчук А. Нарушение закона при госзакупках — не ошибка чиновника, а злоупотребление // Законность. 2012. № 2. С. 7—9.

4 См.: Ведомости. 2012. № 15(3029).

5 СЗ РФ. 2005. № 30 (ч. 1). Ст. 3105.

6 Там же. 2009. № 19. Ст. 2283.

7 См.: Шубина Т. Государственные закупки — борьба с коррупцией или за нее? // ЭЖ-Юрист. 2011. № 14. С. 11.

8 СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3434.

9 Проект опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

10 См.: Шпаковский В.Г. Грядущие трансформации законодательства о госзакупках // Руководитель строительной организации. 2011. № 11. С. 17—23.

 

11 См.: Бакун В.М., Савинский А.В. О межотраслевой методике пресечения коррупционных преступлений // Законность. 2009. № 7; Белов В.Е. Правонарушения в сфере государственных и муниципальных заказов // Там же. 2010. № 12. С. 37—42.