В.А. ШИРОКОВ,

профессор юридического факультета Хабаровской государственной академии экономики и права, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации

 

Общественная опасность коррупции очевидна: она оказывает разлагающее влияние на все стороны жизни общества и влечет негативные экономические, социальные и политические последствия. Экономические последствия проявляются в расширении теневой экономики, сокращении налоговых сборов, отсутствии поступлений в бюджет и неспособности удовлетворить растущие потребности государства. Нарушаются рыночные отношения. Преимущество получает не тот, кто способен выдержать конкуренцию, а тот, кто получает незаконные льготы.

Наиболее распространенным преступлением в сфере коррупции является взяточничество. Как известно, оно снижает доверие к власти. В обществе складывается убеждение, что за материальное вознаграждение можно решить любые (даже совершенно незаконные) пожелания. Население разочаровывается в демократии. Распространяются взгляды о необходимости диктатуры как способа, позволяющего пресечь взяточничество[1].

О высокой общественной опасности взяточничества свидетельствует, например, такой факт: в советский период за двукратное получение взятки при особо отягчающих обстоятельствах в качестве наказания вводилась смертная казнь. В настоящее время получение взятки при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 4 ст. 290 Уголовного кодекса РФ) также рассматривается как особо тяжкое преступление.

И тем не менее получение взятки (хотя и в небольшом размере) законодательством, по существу, разрешено. 5 июля 1995 г. был принят Федеральный закон № 119-ФЗ «Об основах государственной службы». В ст. 11 его перечислены ограничения, связанные с государственной службой; в частности, в п. 8 сказано, что государственный служащий не вправе получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе и после ухода на пенсию. Обращает на себя внимание строгость законодательного запрета. Какие-либо материальные подношения, связанные с исполнением служебных обязанностей, государственный служащий принимать не может не только во время нахождения на государственной службе, но и после ухода на пенсию.

Но действовали эти строгости недолго.

22 декабря 1995 г. была принята часть вторая Гражданского кодекса РФ, где в п. 3 ст. 575 «Запрещение дарения» было сказано, что не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных минимальных размеров оплаты труда, государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Сложилась совершенно ненормальная ситуация. Один закон запрещает принимать подарки упомянутой категории должностных лиц, а другой разрешает, но с одним условием — ограничивает его размер в стоимостном выражении.

17 декабря 1997 г. принимается Федеральный закон № 8-ФЗ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации». Его ст. 11, предусматривающая ограничения, связанные с муниципальной службой, запрещает муниципальным служащим принимать от физических и юридических лиц любые подарки и другие вознаграждения, связанные с исполнением ими должностных обязанностей.

В государственных учреждениях и муниципальных образованиях получение «подарков» должностными лицами от просителей, если эти факты становились известны руководителям (в редких случаях), рассматривалось как грубое нарушение закона, как получение взятки. Возникает вопрос: какую уголовно-правовую оценку должны были сделать в правоохранительном органе при рассмотрении такого материала, если стоимость подарка не превысила 5 МРОТ?

Следователь, прокурор, да и судья (если дело дойдет до суда) обращаются к комментариям к УК РФ. Рассмотрим, какая оценка подобным деяниям дается в этих изданиях. В одних комментариях положение п. 3 ст. 575 ГК РФ принято как должное, и там сказано, что 5 МРОТ являются границей, разделяющей получение подарка (как правомерный поступок) от преступления (получение взятки)[2].

Давая подобную оценку, правоведы, судя по всему, полагают, что гражданское законодательство определило предмет преступления, предусмотренный в ст. 290 УК РФ в стоимостном выражении. И снова возникает вопрос: относится ли определение предмета преступления к компетенции гражданского законодательства? Представляется, что на этот вопрос возможен только отрицательный ответ.

В другом комментарии сказано, что если должностное лицо получает заранее не обещанный подарок, то 5 МРОТ «являются границей между правомерным поведением и дисциплинарным проступком, но не получением взятки, минимальный размер которой вообще не установлен законом»[3].

Еще один источник разъясняет, что подарок, не повлекший никакой ответственности как для должностного лица, его принявшего, так и для лица, его вручившего, отличается от взятки не только относительно небольшим размером (имеется в виду 5 МРОТ. — В.Ш.), но и обстоятельствами вручения.

Независимо от размера, считают составители комментариев, содеянное должно рассматриваться как взятка, если:

1) имело место вымогательство взятки;

2) если вознаграждение имело характер подкупа;

3) если вознаграждение передавалось за незаконное деяние[4].

Следует упомянуть о еще одной точке зрения. В одном из комментариев к ст. 290 УК РФ ставится вопрос: означает ли разрешение госслужащим и служащим муниципальных образований получать подарки стоимостью не более 5 МРОТ легализацией взятки в небольшом размере? — И дается ответ: «Согласно ч. 2 ст. 572 УК РФ дарение не признается законным в случае встречной передачи вещи или права, либо встречного обязательства. Таким образом, если под видом подарка осуществляется оплата действия в интересах дарителя, сделка дарения считается ничтожной, а подарок можно признать взяткой»[5].

Казалось бы, все предельно ясно. Если получение госслужащим или служащим муниципального образования подарка от просителя не связано встречным обязательством в его пользу, то содеянное признается дарением и никакой ответственности в уголовно-правовом смысле (хотя оно и запрещено вышеназванными законами) не влечет. Ответственность наступает только тогда, когда должностное лицо, получая подарок, одновременно принимает на себя какое-то обязательство в интересах дарителя.

Следует отметить, что должностным лицам в связи с исполнением ими служебных обязанностей никаких подарков просто так (например, на основе эстетической оценки их внешности или манеры поведения) никто не дает. Подарки делаются после удовлетворения в короткий срок просьбы заинтересованного лица, сопровождающейся порой намеком просителя (не всегда добросовестного) о том, что труды чиновника «не будут забыты». Есть ли в таком случае встречное обязательство? Конечно, есть. Доказать его трудно, но фактически оно есть.

В юридической литературе высказывалось мнение о признании правомерным получения должностным лицом материального вознаграждения в небольших размерах. Мотивировалось это так: коробка конфет, бутылка коньяка, флакон духов и т.д., переданные должностному лицу в знак благодарности за внимательное отношение и справедливое решение, не должны рассматриваться как взятка. Автор, видимо, забыл, что «внимательное отношение» и «справедливое решение» являются обязанностями должностного лица, призванного обеспечить соблюдение и защиту законных интересов граждан, а не дополнительным источником дохода.

Необходимо рассмотреть вопрос о том, какое решение может вынести суд в случае изобличения должностного лица в получении им «подарков» стоимостью не более 5 МРОТ в связи с исполнением служебных обязанностей. Как уже говорилось, в юридической литературе комментирующей уголовное законодательство, мнения разделились. Отдать предпочтение какому-то из них следователь, прокурор или судья не может, поскольку эти мнения являются доктринальными (научными) толкованиями, а они, как известно, не имеют обязательной силы. Поэтому действует принцип: каждое неустранимое сомнение толкуется в пользу виновного.

Если же называть вещи своими именами, то сложившаяся ситуация является, по существу, легализацией взятки в небольших размерах и истолковывается как возможность брать мзду, но в меру.

10 февраля 2000 г. Пленум Верховного суда РФ принял Постановление № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (далее — Постановление)[6]. В нем даны разъяснения по вопросам, относящимся к применению уголовного законодательства об ответственности за получение и дачу взятки, однако ни слова не сказано о том, как разрешить противоречия между федеральными законами, запрещающими должностным лицам принимать подарки, и ст. 575 ГК РФ, допускающей получение подарков стоимостью в пределах 5 МРОТ. Если Пленум ВС РФ был неправомочен указать на приоритет одного из законов (а Пленум, действительно, таким правом не обладает), то Верховный суд РФ, наделенный правом законодательной инициативы по вопросам своего ведения (ст. 104 Конституции РФ), в порядке подготовки к рассмотрению этого вопроса вполне мог войти с законодательным предложением об устранении существующих противоречий. Но это не было сделано, и решать все накопившиеся сомнения Пленум предоставил местной судебной практике.

27 июля 2004 г. был принят Федеральный закон № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее — Закон о гражданской службе). В части ограничений и обязательств его положения в одинаковой степени распространяются как на государственных служащих, так и на служащих муниципальных образований (п. 2 ст. 7). В ст. 17 «Запреты, связанные с гражданской службой» (подп. 6 п. 1), сказано, что гражданскому служащему запрещается получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения).

Отдельную регламентацию получил порядок получения подарков в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками, другими официальными мероприятиями. В этих случаях подарки признаются федеральной собственностью или собственностью субъекта Федерации и передаются гражданским служащим по акту в государственный орган, в котором он замещает должность гражданской службы. Из названного порядка получения подарков исключение делается только для случаев, установленных ГК РФ: имеется в виду дарение, носящее личный характер, но стоимость подарка при этом не должна превышать 5 МРОТ.

Представляется, что ст. 575 ГК РФ в части разрешения дарения госслужащим и служащим муниципальных объединений должна быть изменена с учетом требований Закона о гражданской службе, а Постановление — дополнено разъяснением об уголовно-правовой оценке случаев получения госслужащими подарков и других материальных подношений. Эти меры правового характера позволят устранить существовавшие сомнения в оценке правомерности получения «подарков» должностными лицами при исполнении ими служебных обязанностей и будут средством, позволяющим усилить борьбу со взяточничеством.

 

Библиография

1 См.: Россия и коррупция: кто кого? // Российская газ.  1998. 19 февр.

2 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. А.В. Наумова. — М., 1996 С. 701; Коряковцев В.В., Питулько К.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М., 2004. С. 682.

3 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. д-р юрид. наук, проф. А.И. Рарог. — М., 2004. С. 516.

4 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. — М., 2000. С. 702; аналогичное мнение см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ с материалами судебно-следственной практики / Под общ. ред. В.В. Мозякова. — М., 2003. С. 707.

5 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. д-ра юрид. наук В.М. Лебедева. — М., 2002. С. 729. См. также: Клепицкий И.А., Резанов В.И. Получение взятки в уголовном праве России. — М., 2001. С. 20.

6 См. Сборник постановлений пленумов Верховного суда Российской Федерации по уголовным делам. — М., 2003. С. 285—293.