УДК 343.12

Страницы в журнале: 103-106 

 

О.А. ЗЕЛЕНИНА,

кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России

 

Исследованы соотношения прав и обязанностей как основных компонентов правового статуса участника уголовного судопроизводства. Проанализированы аспекты, которые являются общими для этих статусных компонентов, и признаки, их отличающие.

Ключевые слова: процессуальный статус, участник уголовного судопроизводства, процессуальная обязанность, ответственность, процессуальные права.

 

Procedural Obligations and Their Relation to Procedural Rights Within the Structure of the Legal Status of a Party in Criminal Proceedings

 

Zelenina О.

 

The paper is dedicated to research of the relation between rights and obligations as the major components of the legal status of a party in criminal proceedings. It provides an analysis of the common aspects of these status components as well as their distinguishing features.

Keywords: procedural status, party in criminal proceedings, procedural obligation, liability, procedural rights.

 

Любое исследование в области уголовного судопроизводства неразрывно связано с анализом и содержательной оценкой таких статусных компонентов, как права и обязанности участников уголовного процесса, поскольку уголовно-процессуальная деятельность как раз и существует в процессе реализации субъектами принадлежащих им прав и обязанностей, свидетельствуя о взаимодействии данных компонентов.

В уголовном процессе отсутствуют законодательные определения понятий «права участника уголовного судопроизводства» и «обязанности участника уголовного судопроизводства». Это объяснимо тем, что изучение сущности данных категорий изначально принадлежит общей теории права. Отраслевые науки, определяя содержание собственной профессиональной терминологии, опираются на багаж теоретических и научных исследований общей теории права, наполняя его специфическими, характерными особенностями. Термин «юридическая обязанность» является одним из базовых понятий для любой отрасли правовых отношений, поэтому теоретические дефиниции этого термина отличаются содержательным многообразием.

Так, Н.И. Матузов определяет юридическую обязанность как установленную законом точную меру общественно необходимого, наиболее разумного и целесообразного поведения, направленного на удовлетворение интересов общества и личности[1]. Он указывает, что обязанность и ответственность одного есть условие свободы и прав другого[2]. «Если в правах и свободах юридически закрепляются соответствующие правовые возможности, полномочия, притязания граждан, то в обязанностях выражается комплекс требований, предъявляемых обществом к личности в целях обеспечения прав и поддержания должного порядка. Обязанности, с одной стороны, выражают взаимосвязи гражданина с государством и обществом (по вертикали), с другой — взаимоотношения с согражданами (по горизонтали)»[3].

Н.В. Витрук характеризует юридическую обязанность как социально обусловленную и гарантированно необходимую возможность в поведении личности, границы которой определены нормами объективного права (конституцией, законами), в целях использования определенных благ и ценностей для удовлетворения как собственных, так и общественных, корпоративных и иных потребностей и интересов на основе их единства и сочетания[4].

По мнению Б.С. Эбзеева, обязанности человека и гражданина есть выраженные в конституционных нормах и закрепленные в них виды и меры должного поведения личности, заключающие в себе требования к поведению каждого члена общества, выполнение которых необходимо для удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе[5].

Диапазон определений юридической обязанности в науке обширен, но основные черты, отличающие это понятие, являются тождественными: должное поведение субъекта, признанное законодателем необходимым и обеспечиваемое мерами государственного принуждения.

Права и обязанности тесно связаны и корреспондируют друг другу. Совершенно справедливо утверждение В.П. Божьева, что нет прав без обязанностей и обязанностей без прав. «В уголовном процессе, как и в любой другой сфере правового регулирования, один субъект может реализовать свои права лишь в том случае, если другой субъект при этом наделяется соответствующими обязанностями»[6].

Структурные элементы правового статуса участника уголовного судопроизводства представляют собой сложную цельную систему, реализация которой обусловлена объективными и субъективными факторами. К объективным обстоятельствам следует отнести содержание процессуальной ситуации, в пределах которой действует участник, и сущность его процессуального статуса, предполагающую совокупность процессуальных прав и обязанностей, которые даны законодателем в распоряжение этого субъекта. Субъективные обстоятельства представлены, во-первых, процессуальными интересами и потребностями лица, обусловливающими его деяния и решения, во-вторых, волеизъявлением субъекта, т. е. наличием желания и проявлением воли участника уголовного процесса поступить в реальной ситуации определенным образом. Между указанными обстоятельствами существуют связи (прямые, обратные, императивные, диспозитивные и т. д.),

которые детерминируют возникновение в реальности конкретных юридических фактов — их порождение или преобразование. Они (обстоятельства) взаимосвязаны и обусловливают существование фактически всех процессуальных явлений — фактов, разделенных в пространстве и во времени.

Для удовлетворения собственного процессуального интереса субъект должен прежде всего осознать наличие и сущность этих связей, а также определить ту цель, которой должны быть подчинены его действия. Е.А. Лукашева отмечает, что «уяснение связей между явлениями внешнего мира и возможностями человека, сформулированными как права и обязанности, создает условия для того, чтобы свободно принимать решения со знанием дела и избирать правильный вариант поведения»[7].

Наличие у участника уголовного судопроизводства определенной совокупности прав и обязанностей еще не свидетельствует об обязательности их полной реализации. Права и обязанности участника процесса образуют некоторое правовое пространство (правовое поле), в пределах которого субъекты осуществляют процессуальные действия и принимают процессуальные решения. Содержание этого пространства представлено совокупностью законодательно регламентированных возможных или обязательных эталонов поведения участников уголовного процесса, из которой субъект выбирает наиболее приемлемый для себя вариант, согласующийся с его собственными процессуальными потребностями и интересами. Действия субъекта всегда обусловлены и подчинены процессуальной логике, они не являются бессистемными и бессмысленными. Участники уголовного судопроизводства самостоятельно определяют направление и способ своей деятельности, реализуют те действия, которые считают необходимыми. В последнем случае деятельность субъектов может отличаться от того образца поведения (возможного или должного), который установлен уголовно-процессуальным законом, что означает его нарушение и, как следствие, возможность реализации юридической ответственности.

Процессуальные обязанности по своей структуре и содержанию во многом схожи с правами участников уголовного процесса. Их объединяет следующее:

1) одинаковая ценность и значимость для правовой системы в целом и уголовного судопроизводства в частности. Значимость прав и обязанностей для участников процесса абсолютно тождественна, так же как тождественна вовлеченность указанных элементов в сферу уголовного судопроизводства;

2) субъектная принадлежность. Обязанности, как и права, всегда имеют своих адресатов, т. е. абстрактных обязанностей не бывает.

Соответственно, элементом процессуального статуса участника судопроизводства (наравне с субъективными правами) являются не просто обязанности, а субъективные обязанности участников. Если в тексте закона не указан субъект процессуальной обязанности, ее осуществление возлагается на всех субъектов уголовного судопроизводства в целом и на каждого участника процесса в отдельности. Так, ч. 1 ст. 9 УПК РФ обязует всех участников уголовного процесса уважать честь и достоинство личности в ходе уголовного судопроизводства;

3) объект процессуальных обязанностей, являющийся целью их существования. Объектом и прав, и обязанностей участников уголовного судопроизводства является достижение процессуального блага и удовлетворение процессуальных интересов субъектов. Но если осуществление прав преследует цель удовлетворения собственных интересов участника, то реализация процессуальной обязанности направлена на охрану и защиту прежде всего интересов иных субъектов уголовного процесса. В данном случае устанавливается баланс уголовно-процессуальной системы, где права и обязанности являются противовесом, своим существованием уравнивая границы правовой свободы субъектов. В противном случае беспредельные возможности одного участника процесса будут неизбежно ограничивать процессуальные возможности другого участника.

Субъективные процессуальные обязанности не должны восприниматься участником как нечто негативное, не должны способствовать конфликтному отношению между волей человека и необходимостью осуществления конкретных процессуальных деяний. Обязанности следует рассматривать в том числе как средства-гарантии осуществления процессуальных прав участника, поскольку исполнение процессуальных обязанностей отвечает и собственным интересам правообязанного лица. Например, обязанность потерпевшего дать показания в конечном счете способствует раскрытию и расследованию уголовного дела по факту причинения этому потерпевшему вреда; обязанность обвиняемого явиться к следователю позволяет этому лицу осуществлять участие в процессе. Но если в отношении иных лиц выполнение процессуальных обязанностей непосредственно способствует обеспечению их процессуальных интересов, то в отношении самого правообязанного лица охрана и защита его интересов осуществляется в опосредованном порядке;

4) содержание, которое составляют процессуальные деяния в виде действий (бездействия) и решений участников процесса. Обязанности предполагают активные действия субъекта (обязанность свидетеля являться по вызовам следователя) либо налагают запрет на осуществление лицом определенных процессуальных действий, обусловливают пассивное поведение субъекта в конкретных обстоятельствах (участники процесса не могут разглашать данные предварительного расследования, если об этом они были заранее предупреждены).

Обязательный характер также имеют и некоторые процессуальные решения участников уголовного судопроизводства: в частности, при наличии повода и основания следователь обязан принять решение о возбуждении уголовного дела. Это предполагает активный характер мыслительной деятельности участника процесса, заключающийся в анализе, сопоставлении фактов, их оценке и внутреннем убеждении субъекта в необходимости принятия конкретного решения. В тексте закона, как правило, закрепляется содержание конкретной процессуальной обязанности и необходимые действия участника, воплощающие это решение в реальность уголовного судопроизводства (вынесение соответствующего постановления, определения, уведомление заинтересованных лиц и т. д.).

В уголовном судопроизводстве имеет место и обязанность в виде запрета на принятие определенных процессуальных решений. Так, ч. 2 ст. 8 УПК РФ указывает, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ. В данном случае констатируется факт недопустимости принятия решения о виновности лица при несоблюдении должных условий и обстоятельств, определенных законодательно.

Не следует забывать и о существовании моральных и нравственных обязанностей, которые хотя и не всегда обеспечены возможностью применения государственных санкций, но являются объективно необходимыми для полноценного и здорового существования любого человеческого общества. А.С. Кобликов, анализируя нравственные обязанности судьи, единолично разрешающего уголовное дело в отношении подсудимого, пишет: «Судья по закону имеет право в результате рассмотрения дела решить судьбу подсудимого. Но это юридическое право реализуется в условиях, когда на судье лежат нравственные обязанности по отношению к подсудимому. Судья обязан исследовать дело объективно, беспристрастно и непредвзято;

он обязан видеть в подсудимом человека, не унижать его честь и достоинство и не допускать такого рода действий со стороны участвующих в деле лиц; судья обязан заботиться о защите прав и интересов подсудимого как гражданина; при принятии решения быть справедливым, равно относясь к подсудимому, независимо от социальных, имущественных и прочих различий, и определять его судьбу, руководствуясь законом и своей совестью, нравственным долгом»[8].

При некоторой тождественности права и обязанности являются тем не менее принципиально различными компонентами процессуального статуса участника уголовного судопроизводства, что обусловлено следующими аспектами:

— осуществление прав преследует цель охраны и защиты собственных процессуальных интересов участников, в отличие от обязанностей, непосредственной целью реализации которых является обеспечение интересов иных участников;

— разница между указанными элементами проявляется в характере их содержания. Права — это всегда возможные действия (решения) участника, а вот исполнение обязанностей безусловно и необходимо вне зависимости от желания конкретного субъекта.

И права, и обязанности участников уголовного судопроизводства устанавливаются и охраняются государством в лице законодателя, однако различен характер контроля за их реализацией. В случае с процессуальными правами государство контролирует их фактическое соответствие закону, т. е. адекватность совершенных действий нормативно закрепленному эталону. В отношении процессуальных обязанностей контроль со стороны государства имеет более жесткий, императивный характер, поскольку соблюдение обязанностей отвечает прежде всего интересам иных участников судопроизводства. Кроме того, контролируется не только соответствие совершенных деяний требованиям законодателя, но и обязательность их реализации, что обеспечивается возможностью применения мер государственного принуждения.

Важное значение для правового статуса субъекта имеет правильное, справедливое и соразмерное соотношение его прав и обязанностей. Ставить вопросы о том, что над чем имеет превосходство и что из чего вытекает — права из обязанностей или обязанности из прав, по нашему мнению, бессмысленно. Права и обязанности не находятся в состоянии подчиненности, они не конкурируют друг с другом: и те и другие являются необходимыми элементами, составляющими в своей совокупности основу правового статуса участника уголовного судопроизводства.

Не следует рассматривать обязанности участников уголовного процесса как элемент, производный от процессуальных прав. Обязанности коррелируют с правами, но не выступают их коррелятором, поскольку являются таким же исходным элементом правового статуса участника уголовного процесса, как и права. Мы уже отмечали, что при существенных различиях содержание этих элементов совпадает. «Обязанность, по существу, — обратная сторона права, поэтому она не может быть более простой по своему строению»[9]. Права и обязанности взаимосвязаны и взаимозависимы, именно поэтому без прав невозможно существование обязанностей, так же как и существование прав невозможно без обязанностей. Если этого баланса не существует, то говорить о полноценности правовых отношений участников уголовного судопроизводства нельзя. Соблюдение и обеспечение данного процессуального баланса уравновешивает систему уголовного судопроизводства.

В.М. Корнуков справедливо отмечает, что «право и его уголовно-процессуальная отрасль регулируют общественные отношения путем распределения и установления определенного сочетания и соотношения возможного и должного, посредством поощрения позитивного и осуждения негативного поведения. Право не в состоянии обеспечить только возможное поведение без должного, потому что его назначение и заключается в том, чтобы устанавливать меру возможного в пределах должного и меру должного для обеспечения возможного поведения»[10].

Анализ процессуального равновесия статусных элементов должен проводиться и соизмерением прав и обязанностей субъектов, и сопоставлением всей нормативной массы уголовно-процессуального закона, поскольку органическая связь прав и обязанностей как статусных компонентов находит свое выражение не только в правоотношениях, но и в системе права в целом. Следует помнить, что правовой статус участника определяет его положение во взаимосвязи всех элементов уголовного судопроизводства всей уголовно-процессуальной системы.

В заключение уместно привести мнение Н.И. Матузова, который наилучшим образом раскрыл суть и содержание фактической взаимосвязи прав и обязанностей: «Важно глубоко сознавать необходимость “самоограничения” и “самообязывания” в пользу прав и свободы других, ибо свобода одного неизбежно выступает как мера ограничения свободы других, как следствие — их обязанностей. Мы свободны потому, что взаимно обязаны. Разрушить эту связь — значит посягнуть на сами основы нормальной жизнедеятельности людей, общества, государства. Те широкие права и возможности, которыми располагают… граждане, могут быть успешно реализованы лишь при условии выполнения ими своих обязанностей. Без этого демократия, народовластие, участие в общественной и политической жизни невозможны»[11].

 

Библиография

1 См.: Матузов Н.И. Правовая система и личность. — Саратов, 1987. С. 151.

2 См.: Он же. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. — Саратов, 1972. С. 271.

3 Там же. С. 283.

4 См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. — М., 2008. С. 253—254.

5 См.: Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. — М., 2005. С. 218. См. также: Витрук Н.В. Указ. раб. С. 252.

6 Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. — М., 1975. С. 79.

7 Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. — М., 1987. С. 78.

8 Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. — М., 2009. С. 55.

9 Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 153.

10 Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве: Дис. … д-ра юрид. наук. — Саратов, 1987. С. 127.

11 Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 174.