Л.Д. КАЛИНКИНА,

кандидат юридических наук, доцент, завкафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева

преподаватель кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева

 

Одним из важных процессуальных актов, осуществляемых в начале судебного следствия вслед за предъявлением подсудимому обвинения, разъяснением сущности обвинения и получением от подсудимого ответа на вопрос о виновности, является установление сторонами порядка исследования доказательств (ст. 274 УПК РФ).

Порядок исследования доказательств — это очередность допросов подсудимых, свидетелей и экспертов, осмотров вещественных доказательств, оглашений письменных документов. При этом очередность следует понимать не только как указание на то, кто раньше будет допрашиваться — подсудимые, свидетели или эксперты, но и в какой последовательности они будут допрашиваться (если подсудимых или свидетелей несколько).

Установление порядка исследования доказательств на судебном следствии регулируется ст. 274 УПК РФ. Из нормы указанной статьи вытекают следующие принципиальные положения: 1) очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства по делу. «Председательствующий предлагает стороне защиты представить суду свои доказательства. Устанавливается порядок исследования доказательств со стороны защиты. Защитник С. предлагает исследовать доказательства с допроса подсудимого Х.»[1]; 2) суд не вправе вынести определение о порядке исследования доказательств, предварительно не выслушав мнение сторон по этому вопросу. «Суд, выслушав предложенный защитником С. порядок исследования доказательств, определил: “Исследование доказательств со стороны защиты начать с допроса подсудимого Х.”»[2].

В результате изучения пятисот протоколов судебных заседаний по уголовным делам, рассмотренным с 2003 по 2006 год Верховным судом Республики Мордовия, Ленинским, Октябрьским, Пролетарским районными судами г. Саранска, Рузаевским районным судом Республики Мордовия, выявилось, что в каждом уголовном деле после установления сторонами порядка исследования доказательств суд выносил определение (постановление) об указанном порядке, хотя ст. 274 УПК РФ этот вопрос не регламентирует. Следует признать эту практику необоснованной, поскольку суд в соответствии с ч. 1 ст. 274 УПК РФ не может не принять позиции сторон по порядку исследования представляемых доказательств; суд, по сути, констатирует, что позиция стороны в очередности исследования доказательств принимается. При этом последовательность исследования отдельных доказательств определяется только представляющей их стороной. Суд вправе с учетом мнения сторон определить очередность представления доказательств по групповым делам (если участвует несколько подсудимых) (ч. 4 ст. 274 УПК РФ).

Заинтересованность сторон в исследовании доказательств в определенной последовательности и в указанный ими момент судебного следствия очевидна, так как это позволяет создать наиболее благоприятные условия для отстаивания своей позиции по делу. Поэтому видится закономерным отказаться от практики вынесения судьями после установления порядка исследования доказательств определений (постановлений).

Государственный обвинитель в силу ч. 2 ст. 274 УПК РФ первым представляет доказательства для исследования, что отражается в протоколах судебного заседания, например:

«Я предлагаю исследовать доказательства по делу и начать с допроса потерпевшего Р., затем допросить явившегося свидетеля В., решить вопрос о явке неявившегося свидетеля Ч., в дальнейшем допросить подсудимого В., если последний будет желать давать показания, и исследовать письменные доказательства, перечень которых будет указан мной по ходу судебного следствия»[3].

Поскольку в соответствии со ст. 47 УПК РФ подсудимый не является участником процесса со стороны обвинения, полагаем, что государственный обвинитель не вправе предлагать допрос подсудимого при изложении порядка исследования доказательств обвинения.

Не во всех предложениях по установлению порядка исследования доказательств государственным обвинителем ставится вопрос о причине неявки свидетелей и о порядке оглашения показаний неявившихся свидетелей.

Нередко государственные обвинители ходатайствуют об изменении порядка исследования доказательств, как представляется, в зависимости от складывающейся ситуации (неявки вызванных свидетелей, например) в процессе исследования доказательств. «Государственный обвинитель просит допросить подсудимого С. при его согласии дать показания в судебном заседании, исследовать письменные материалы уголовного дела. Обсуждается заявленное ходатайство. Участники процесса не возражают против изменения порядка исследования доказательств. Председательствующий постановляет: “Изменить установленный порядок исследования доказательств по делу, допросить подсудимого С., исследовать письменные материалы уголовного дела. Суд переходит к допросу подсудимого С.”»[4].

После того как стороной обвинения исследованы представленные доказательства, суд дает возможность стороне защиты привести свои доказательства для исследования. В случае если подсудимый не был допрошен в период представления доказательств стороной обвинения — по собственной инициативе подсудимого, защита предлагает исследование доказательств начать с допроса подсудимого (в 425 изученных делах подсудимый допрашивается в момент представления стороной защиты «своих» доказательств) и исследовать материалы, характеризующие его личность.

Такой механизм установления порядка исследования доказательств, когда государственный обвинитель первым предъявляет их для исследования, а защита представляет доказательства после того, как исследованы доказательства стороны обвинения, соблюдается в 455 случаях. В 45 делах государственный обвинитель первым представляет доказательства для исследования, а сторона защиты, соглашаясь с предложенным государственным обвинителем порядком исследования, не принимает в нем участия. То есть в 45 случаях сторона защиты вообще не предлагает доказательства  (кроме допроса подсудимого) для исследования: «Защитник А. пояснил, что доказательств по делу у них нет»[5].

Случаев внесения председательствующим судьей предложений об установлении порядка исследования доказательств установлено не было.

Статьи 275, 278 и 282 УПК РФ регламентируют совершенно определенную последовательность допроса подсудимых, свидетелей и экспертов: первыми подсудимого допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения, после чего вопросы подсудимому задает суд; свидетелю первой задает вопросы та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание, судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами; эксперту в суде первой задает вопросы та сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза. Заметим, что, хотя УПК РФ не оговаривает последовательность допроса сторонами в суде потерпевшего, отнесение его к стороне обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ), на наш взгляд, предполагает, что первыми потерпевшего допрашивают государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения, затем защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, после чего потерпевшему задает вопросы суд. Именно по такой схеме и происходит на практике допрос потерпевшего.

Говоря об этом, нельзя, однако, не сказать о некоторой, на наш взгляд, непоследовательности законодателя при определении инициативы в производстве отдельных судебных действий. УПК РФ в качестве таковых (помимо допросов подсудимого, потерпевшего, эксперта, свидетеля) называет следующие судебные действия: назначение судебной экспертизы, осмотр вещественных доказательств, осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания, освидетельствование. При этом судебная экспертиза может назначаться судом как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе (ст. 283 УПК РФ); осмотр вещественных доказательств может производиться по ходатайству сторон (ст. 284 УПК РФ); вопросы о том, по чьей же инициативе проводятся остальные вышеуказанные судебные действия, УПК РФ не регламентированы.

Ввиду этого является обоснованной позиция Е.Д. Горевого, что «принципиальным для понимания состязательности в российском уголовном процессе является роль, которая отведена суду в исследовании доказательств. Законодатель исходит из права суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе исследовать доказательства. Однако в соответствующих статьях УПК РФ это не нашло своего четкого выражения. В этой связи предлагается внести в начало первой части статей 284—290 УПК РФ следующие слова: “По инициативе суда или по ходатайству сторон”»[6].

Представляется оправданным также дополнить ст. 274 УПК РФ частью пятой, которую следует изложить в следующей редакции: «Суд по собственной инициативе вправе исследовать доказательства способами, предусмотренными статьей 240 настоящего Кодекса».

Вышесказанное наглядно иллюстрирует важность процедуры установления порядка исследования доказательств в ходе всего судебного расследования, что несомненно опровергает мнения о его формальном существовании и назначении на практике.

 

Библиография

1 Уголовное дело № 1-39/05 // Архив Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия. 2005.

2 Там же.

3 Уголовное дело № 2-12/06 // Архив ВС Республики Мордовия. 2006.

4 Уголовное дело № 2-23/04 // Там же. 2004.

5 Уголовные дела № 1-194/04, № 1-330/04, № 1-350/04 // Архив Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия. 2004; Уголовное дело № 2-31/04 // Архив ВС Республики Мордовия. 2004.

6 Горевой Е.Д. Внутреннее судейское убеждение в оценке доказательств по уголовным делам: теория, законодательство, правоприменительная практика: Дис. канд. … юрид. наук. — Курск, 2006. С. 9.