УДК 347 

С.А. КИРАКОСЯН,

аспирантка кафедры гражданского права КубГУ

 

Категория «равенство» в российской цивилистике рассматривается исключительно в качестве принципа гражданского права, т. е. гносеологического начала. Опираясь концепцию основных начал российского частного права, разработанную Н.П. Асланян, автор предлагает рассматривать эту категорию не только в гносеологическом, но и в онтологическом смысле, т.е.  в качестве основного начала частного права.

 

 

Как отмечал древнегреческий мыслитель Цельс, jus (право) есть ars (искусство, практически реализуемое знание и умение) boni (добра) и aequi (равенства и справедливости. Везде, где есть формальное равенство, там есть (действует) право, «правовая форма отношений», «правовое начало и правовой способ регуляции», а где действует право, там есть принцип равенства. «Все, что выходит за рамки этого принципа и противоречит ему, является неправовым и антиправовым». Формальное равенство свободных индивидов, по мнению фундатора либертарно-юридической концепции В.С. Нерсесянца, является «наиболее абстрактным определением права, общим для всякого права и специфичным для права вообще» [9, с. 157—158, 163].

Цивилистическая наука воспользовалась термином «равенство» не случайно. В нем сконцентрирован громадный политико-правовой и социально-философский опыт прошлых поколений, отражены основные направления частноправового регулирования, вехи и итоги развития гражданского законодательства. Равенство не есть нечто искусственно созданное и навязанное людям извне, оно представляет собой присущее частному праву начало, которое способствовало разграничению права на две сферы — частноправовую и публично-правовую.

Основным началом частного права является равенство сторон и координация, в то время как начало публичного права — власть и подчинение, субординация. «Представляется, что необходимость доказывать несовместимость равенства и подчинения одновременно отсутствует в связи с очевидностью последней», — замечает Н.П. Асланян [3, с. 201]. Идея существования частноправовой сферы заключается в предоставлении субъекту права свободной от произвольного вмешательства извне территории, на которой он действует, сообразуясь со своими интересами [3, с. 126, 153]. Частное право представляет собой личное достояние человека, которое не может быть произвольно отобрано у него; последнее было бы нарушением свободы лица, «следовательно, и нарушением правды, которая требует, чтобы каждому воздавалось свое» [12, с. 66]. Частное право ориентировано именно на то, чтобы определить каждому человеку «свое», и это «свое» должно быть ограждено от посягательств каждого другого [6, с. 77]. В публичном праве, наоборот, интересы отдельной личности имеют значение лишь настолько, насколько они сливаются с интересами общественными, где последнее является преобладающим [12, с. 65 , «свое» поглощается «общим», «государственным».

По мнению С. С. Алексеева, именно частное право способно отразить «основные процессы, связанные со становлением системы субъективных прав, открывающих гарантированный простор для собственной активной деятельности людей, их творчества, инициативы, дерзаний, предприимчивого дела. И отсюда именно частное право оказалось тем звеном в сложной “материи права”, которое раскрывает глубокую природу права. <...> Частное право предстает в виде отработанных юридических форм, в рамках которых реализуется свобода человека быть «самому себе господином», экономическая свобода, самостоятельность и равенство людей…» [2, с. 31].

Следует заметить, что сущностное единство частного права и равенства проявляется как феномен общественного сознания, поскольку частное право воспринимается людьми только как справедливое и равное. Несправедливым и неравным может быть закон, но в этом случае он олицетворяет «произвол государственной власти, которая лишает себя опоры в общественном правосознании» [10, с. 104]. Положив в основу индивидуализм и приоритет прав и притязаний человека, частное право «необходимо приходит к утверждению начала равенства как незыблемого и верховного принципа общественных отношений» [11]. «Равенство в функциональном и производном смысле, — утверждал С. Франк, — есть действительно необходимое, онтологически обоснованное нормативное начало общественной жизни» [11].

Так, руководствуясь удовлетворением своих потребностей, человек в течение всей жизни вступает в различные правовые отношения с другими лицами по поводу обмена, распределения и потребления различных благ. Если этих отношений требует человеческая природа, то существование какого-либо порядка есть безусловное основание правового общения членов общества. По этому поводу П.Г. Виноградов указывал на минимальный набор требований к субъектам социального общения для поддержания порядка: «они не должны причинять вреда друг другу, не должны добиваться несправедливого преимущества друг над другом, не должны поступать так, как если бы их личная воля и удовольствие были все, а воля и интересы других ничто…» [4, с. 402].

И.А. Ильин, обосновывая естественную потребность порядка во взаимоотношениях между людьми, подчеркивает, что по своей глубокой и истинной природе право есть непреложное «явление духовной солидарности, связующей человека с человеком» правовым общением и взаимным правовым признанием. Право может существовать и действовать в жизни людей, которые не только чувствуют и понимают свою солидарность, «но свою одинаковую заинтересованность в поддержании единого и общего всем порядка» [5, с. 574]. Сообразно с этим равенство является тем началом частного права, которое гарантирует наличие порядка в правовом общении частных лиц. Равенство измеряет и оформляет правовое взаимодействие людей как равноценных субъектов, не допуская произвола и привилегий для отдельных лиц. Фактически неравные между собой лица в правовом общении рассматриваются как равные и независимые друг от друга, свободные участники отношений, для которых существуют единые правила поведения — «правила о том, что следует делать и от чего следует воздерживаться» [4, с. 402]. Равенство способствует координации и балансу различных интересов субъектов социальной жизни, достижению формальной определенности во взаимоотношениях между ними. При возникающих противоречиях устанавливаются единые способы разрешения конфликтов, а также единые средства защиты нарушенных субъективных прав.

Таким образом, можно заключить, что равенство в онтологическом смысле представляет собой социальный фактор, обусловивший формирование и развитие частного права, т.е. равенство есть внешняя форма правового взаимодействия субъектов в сфере обмена, распределения и потребления различных благ.

В гносеологическом смысле равенство представляет собой основную идею, определяющую общую направленность и специфику правового регулирования общественных отношений.

Следует отметить, что традиционно эта идея рассматривалась в нашей стране в двух плоскостях: как идея фактического равенства и как идея формального равенства. По мере того как складывались соответствующие условия, идея равенства претворялась в нормах права и общественных отношениях. Норма права явилась наружной оболочкой, аморфным телом, которое было призвано возвести равенство в ранг приоритетных направлений права, наделив его особой легитимностью, прочностью и стабильностью. На этой стадии становится существенным вопрос, о каком фактическом или формальном равенстве в праве идет речь.

Представляется, что сама по себе идея претворения фактического равенства (равенства абсолютного) в праве является следствием ошибочного понимания сущности права, связи права и общественных отношений. Справедливы суждения В.С. Нерсесянца о том, что фактическое равенство есть отрицание правового равенства [8, с. 19]. Такое неправовое равенство противоречит всем основным правам и свободам человека. Правосознание не может обосновать фактичность правового равенства и относится к нему «как к произволу, независимо от того, позитивное или негативное значение это равенство имеет с практической точки зрения» [7, с. 149]. Таким образом, если и есть единственно возможное и реально существующее равенство — это формальное юридическое равенство.

В системе российского права формальное равенство выступает как общеправовой принцип и принцип различных отраслей права, имеющих свой предмет и метод правового регулирования. Термин раскрывается через разнообразные словосочетания: равенство перед законом, равенство прав и свобод, равенство долей, равенство голосов, равенство возможностей и т. д.

Общеправовой (конституционный) принцип равенства прав и свобод человека и гражданина сформулирован в основном законе государства — Конституции РФ (п. 1 ст. 19) и определяет равную для всех субъектов права силу закона. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ, положение п. 1 ст. 19 Конституции РФ о том, что «все равны перед законом и судом» означает, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении, если же условия не являются равными, федеральный законодатель вправе установить для них различный правовой статус [1].

Общеправовой принцип равенства получил дальнейшее развитие и конкретизацию в отраслевом законодательстве, в частности, в нормах Гражданского кодекса РФ. Как отмечал Л.С. Явич, «основные принципы (как общее) есть в известном смысле наиболее абстрактное выражение отраслевых правовых принципов, не менее связанных с условиями реальной жизни, чем основные принципы, но в сравнительно ограниченной сфере юридического опосредования» [13, с. 164]. Сказанное означает, что гражданско-правовой принцип равенства имеет самостоятельное и специализированное значение.

В гражданском законодательстве общая идея наполняется конкретным нормативным содержанием, устанавливаются отраслевые гарантии обеспечения принципа равенства. В то же время, следует учитывать факт согласованности отраслевого принципа с общеправовым принципом равенства, а также с положениями Конституции РФ о равенстве форм собственности и о свободе экономической деятельности, о запрете каких-либо ограничений, не основанных на законе. В Конституции РФ содержится целый ряд норм прямого действия, направленных на обеспечение равенства участников гражданских правоотношений. Такие нормы служат юридическим каркасом всей системы гражданского законодательства и являются руководящими в ходе разработки новых гражданских законов, а также в процессе правоприменения.

Введение принципа равенства в Гражданский кодекс РФ 1994 года явилось объективно необходимым условием успешного и эффективного регулирования общественных отношений, возникающих в новом социальном государстве с рыночной экономикой. Принцип равенства определяет единый механизм правового регулирования имущественных и личных неимущественных отношений независимо от их субъектного состава. Единство правового регулирования предполагает единство общественных и личных интересов, при котором каждый субъект гражданского права является конкретным носителем и выразителем этого единства независимо от каких-либо обстоятельств индивидуального характера.

Таким образом, равенство есть основное начало частного права, понимаемое как в гносеологическом, так и в онтологическом смысле. В последнем случае равенство предлагается рассматривать не как основную идею, определяющую общую направленность и специфику регулирования гражданских правоотношений, а как внешнюю форму правового взаимодействия субъектов в сфере обмена, распределения и потребления различных благ, в результате которого частное право формируется как таковое.

 

 

Список литературы

1. Определение Конституционного суда РФ от 06.12.2001 № 255-О // СПС «Консультант-Плюс».

2. Алексеев С. С. Частное право: Научно-публицистический очерк. М., 1999. 158 с.

3. Асланян Н. П. Основные начала российского частного права. Иркутск, 2001. 270 с.

4. Виноградов П. Г. Очерки по теории права // Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т. V. М., 1999. С. 400-408.

5. Ильин И. А. О сущности правосудия // Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т. V. М., 1999. С. 568—576.

6. Кант И. О поговорке «может быть, это и верно в теории, но не годится для практики». 1793 // Соч. в 6 т. Т. 4. Ч. 2. М., 1965. С. 59—105.

7. Малахов В.П. Философия права: Учебное пособие. М., 2007. 336 с.

8. Нерсесянц В. С. Философия права: Учебник для вузов. М., 2005. 656 с.

9. Нерсесянц В.С. Философия права Гегеля. М., 1998. 352 с.

10. Пермяков Ю. Лекции по философии права. Самара, 1995.

11. Франк С. Основные принципы общественной жизни (об общественном идеале) // http://ao.orthodoxy.ru/ arch/016/016-frank.htm

12. Чичерин Б. Н. Собственность и государство // Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т. V. М., 1999. С. 57—66.

13. Явич Л. С. Право развитого социалистического общества. Сущность и принципы. М., 1978. 224 с.