Страницы в журнале: 118-119

 

П.В. ВОЛОШИН,

кандидат юридических наук, доцент кафедры права Костанайского филиала Челябинского государственного университета

 

В статье анализируются некоторые недостатки уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за разбой.

Ключевые слова: хищение чужого имущества, разбой, грабеж, насилие, умысел.

 

On the basis of scientific works, legislative documents some lacks of criminal legal standard including responsibility for robbery as a type of corpus delicti, are analyzed by the present articles author.

Keywords: violent misappropriation, robbery, plunders, violence, intent.

 

Одной из актуальных проблем теории и практики уголовного права, вызывающих дискуссии среди ученых и неопределенность в правоприменительной деятельности, являются особенности квалификации составных норм. Рассмотрение признаков данных видов единых преступлений особо актуально и в связи с тем, что в теории и практике уголовного права нет единства мнений по этому вопросу, а это, в свою очередь, отрицательно сказывается на правильности применения уголовного закона.

Процессы усовершенствования механизма правового регулирования на современном этапе предполагают концептуальный анализ основных правоположений и проверку их соответствия закономерностям, характерным для правовой системы. Кроме того, существующая потребность в гармонизации отраслевого законодательства с нормами Конституции РФ и складывающимися общественными отношениями обусловливает необходимость подробного анализа законодательных норм, в том числе и в рамках уголовного права. В обеспечении соблюдения законности в борьбе с преступностью одним из важнейших факторов является правильная квалификация преступлений. Только она позволяет дать ответ на вопрос: какое общественно опасное деяние было совершено и какое наказание должно быть назначено?

«Квалификация преступления — одно из важнейших понятий науки уголовного права, широко применяемое в практической деятельности органов юстиции»[1].

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что преступное деяние характеризуется весьма сложной внутренней структурой. Правоприменительным органам приходится сталкиваться с ситуациями, когда в поведении виновного имеются признаки двух или более преступных деяний. Однако в одних случаях содеянное необходимо квалифицировать по нескольким статьям уголовного закона, в других случаях содеянное охватывается одной уголовно-правовой нормой[2].

В теории уголовного права наряду с различными способами формирования норм используется прием конструирования норм с учтенной совокупностью преступлений, в результате которого образуется сложное единое преступление, именуемое составным. Вопрос о составных преступлениях многогранен. В.П. Малков отмечал, что вряд ли можно назвать какую-либо другую проблему уголовного права, которая бы имела столь большое практическое значение и вместе с тем так разноречиво понималась и решалась в теории и судебно-следственной практике[3].

Понятие составного преступления не предусматривается ни одной правовой нормой УК РФ. В науке уголовного права принято считать, что составное преступление слагается из нескольких разнородных деяний, каждое из которых в отдельности заключает в себе состав самостоятельного преступления, но которые в силу их внутреннего единства рассматриваются как одно преступление.

Преступления, объединенные в двуобъектном (многообъектном) составе, тесно связаны единством места, времени, целью совершения деяния[4]. Также следует отметить, что преступления, входящие в структуру составного преступления, могут привести к ряду разнородных последствий, но в рамках единой формы вины.

К составным преступлениям можно отнести преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ. Обратимся к некоторым недостаткам данной уголовно-правовой нормы.

Согласно законодательной конструкции разбой представляет идеальную совокупность: при совершении одного деяния (нападение) причиняется вред двум охраняемым уголовным законом интересам — праву на жизнь или здоровье и праву собственности. Таким образом, разбой состоит из двух разнородных преступлений: хищения чужого имущества и посягательства на жизнь или здоровье.

Ключевое место в определении состава разбоя законодатель отводит нападению. Нападение является обязательным признаком разбоя, но единого подхода к оценке его юридической природы не существует. Даже в судебных приговорах нападение не всегда находит свое отражение, а акцент смещается на насилие, применяемое в процессе нападения.

Признак «насилие» является обязательным для данного состава и выступает как компонент сложного состава преступления и как способ совершения преступного деяния. В первой функции закон употребляет слова «соединенное с насилием». При грамматическом толковании данного словосочетания понятно, что насилие выступает как компонент составного деяния.

В этом же составе законодатель рассматривает насилие как способ совершения преступления — неотъемлемый элемент объективной стороны состава.

По мнению А.И. Долговой, насилие при совершении разбоя является лишь средством достижения цели[5].

Такого же мнения придерживаются Н.Ф. Кузнецова и Г.М. Миньковский, которые отмечают, что насилие в составах насильственного завладения чужим имуществом выступает лишь в форме способа завладения чужим имуществом, причем наиболее примитивного[6].

Различные характеристики насилия как обязательного признака разбоя создают проблемы при квалификации совершенного хищения с применением насилия. Квалификация составного преступления, включающего применение насилия, оказалась бы точнее, если бы в УК РФ соблюдались требования законодательной техники, т. е. исключались многозначность, синонимия (наименование одним словом разных понятий) и омонимия (обозначение разными словами одинаковых понятий). Термин «насилие» толкуется по-разному практическими работниками, судом, комментаторами. Данное обстоятельство создает немало сложностей при квалификации.

Также следует отметить, что при квалификации составного преступления следует сопоставлять категории преступлений, из которых оно слагается. Рассматриваемое преступление состоит из двух компонентов: хищения чужого имущества (ч. 1 ст. 161 УК РФ — грабеж) и посягательства на личность (насилие в виде причинения вреда здоровью разной тяжести: ч. 1 ст. 111 УК РФ — тяжкого, ч. 1 ст. 112 — средней тяжести, ст. 115 — небольшой тяжести). Преступления, которые слагаются в единое сложное деяние, не следует смешивать в такой конструкции, при которой более тяжкие преступления сопутствуют совершению основного преступления. На практике такие преступления следует квалифицировать по совокупности основного и сопутствующего составов преступления.

В заключение хочется отметить, что законодательная формулировка прямого умысла трудно применима к разбою. Она ориентирована в большей мере на преступления с материальными составами. Лицо, совершая преступление, осознает общественную опасность своих действий, предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления. При совершении разбойного нападения наступление таких последствий, как вред, опасный для жизни или здоровья, не всегда желается субъектом, а лишь допускается на пути достижения цели — хищения чужого имущества. Таким образом, по отношению к последствиям насилия действия виновного характеризуются косвенным умыслом. Правоприменитель выходит из положения с помощью искажения законодательного определения, игнорируя момент предвидения вообще, а момент желания перенося с последствий на действие: субъект осознавал общественную опасность своего деяния и желал его совершить. Однако такое отношение входит в явное противоречие с нормами Общей части УК РФ: они содержат принципы и общие положения, относящиеся ко всем нормативным установлениям Особенной части УК РФ. Таким образом, форма преступлений, входящих в состав разбоя, не всегда отвечает характеристикам состава, объединяющего их.

Перечисленные недостатки создают сложности при квалификации преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ. При этом нельзя забывать, что неточная квалификация может повлечь не только неправильное назначение вида и меры наказания, но и необоснованное наступление целого ряда других правовых последствий, таких как судимость, вид исправительного учреждения и режим содержания в исправительной колонии, применение или неприменение амнистии и ряд других.

 

Библиография

1  Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — М., 2001. С. 3.

2  См.: Гулиева Н.Б. Составные нормы в российском уголовном праве: Дис. … канд. юрид. наук. — Кемерово, 2006. С. 3.

3  См.: Малков В.П. Совокупность преступлений. — Казань, 1974. С. 3.

4  См.: Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): Науч.-практ. пособие. — Екатеринбург, 2008. С. 39.

5  См.: Криминология: Учеб. для вузов / Под ред. А.И. Долговой. — М., 1997. С. 463.

6  См.: Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. — М., 1998. С. 307.