УДК 340.1 

Страницы в журнале: 153-157

 

О.А. ПУГИНА,

доцент кафедры конституционного права Института права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

 

В статье рассматривается развитие правовых систем, предлагается трехуровневая модель формирования правовых систем, исследуются основные этапы развития и взаимодействия правовых систем на примере Великобритании.

Ключевые слова: правовая система, нормы права, модели формирования правовой системы, национальное правосознание.

 

In article development of legal systems is considered; the three-level model of formation of legal systems is offered; the basic stages of development and interaction of legal systems on an example of Great Britain are investigated.

Keywords: legal system, norms of the right, model of formation of legal system, national sense of justice.

 

В  течение веков наука права была направлена на выявление принципов и положений справедливого права, соответствующего воле Бога, человеческой природе и разуму. Равновесие между противостоящими интересами может достигаться по-разному в той или иной правовой системе. Путем изучения истории становления и взаимодействия различных правовых систем создаются необходимые условия для плодотворного диалога, объясняется ментальность, способ рассуждения и концепции других правовых систем, формируются научные юридические словари, позволяющие людям, говорящим на разных правовых языках, понять друг друга. Кроме того, используется опыт народов, что способствует развитию международных отношений и совершенствованию национального права.

Нормы права могут модифицироваться от росчерка пера законодателя. Но в них немало таких элементов, которые не могут быть произвольно изменены, поскольку теснейшим образом связаны с цивилизацией и нашим образом мыслей. Именно на них основано представление об историческом постоянстве национального права[1].

Социально-философская проблематика данной темы складывалась под влиянием наследия великих мыслителей прошлого — В.И. Вернадского, Л.Н. Гумилева, Н.С. Трубецкого.

Историко-культурный аспект вопросов образования и развития правовых систем косвенно затрагивался в работах А.И. Герцена, В.Г. Белинского, В. Гумбольдта. А общетеоретические исследования проводили М.Н. Марченко, Л.А. Морозова, Ю.А. Тихомиров, Г.Дж. Берман, Р. Давид, Д. Ллойд и др.

Методологические установки и теоретические выводы этих ученых помогли определить направление для изучения исторических предпосылок, явившихся истоком образования, становления и взаимодействия правовых систем. Важную часть данной работы составляет инструментарий, основополагающий компонент его — формула В.И. Вернадского, позволяющая рассматривать правовые системы как живой организм, изучение которого выдвигает на первый план в качестве основополагающих два критерия: время (временная последовательность) и территорию (пространственные пределы)[2]. Первый предполагает последовательность развития, соприкосновения этапов, реальную временную связь. Второй критерий ограничивает проявление взаимодействия пространственными пределами, а именно рамками правовых систем. Вертикальный способ анализа, в котором вертикаль символизирует время, нацелен на обозначение «целого», вбирающего в себя всю историю правовой системы. Горизонталь «пространства» нацелена на части, отдельные компоненты географической среды развития общества, играющие основополагающую роль на начальном этапе, и, как правило, изменения в этой сфере не бывают значительными. Историческая вертикаль и географическая горизонталь при исследовании национальных признаков правовых систем помогают выявить, как и при каких обстоятельствах возникли те или иные ее свойства, а также установить «сквозные элементы» — черты, присущие данному обществу на протяжении его существования, и особенности, связанные с определенным периодом его истории.

Трехуровневая модель образования правовых систем. Исследовать формирование правовой системы как целого явления, образуемого взаимодействием отдельных аспектов, а также выявить корни и эволюцию тех или иных элементов можно с помощью системно-комплексного подхода. В его основе лежат три уровня, соответствующие трем пластам жизни общества, которые условно можно обозначить как внешний — материальный, внутренний — духовный и смешанный, имеющий двойственную природу — материально-духовную. Все три уровня изучения правовых систем взаимосвязаны. В каждом из них можно выделить два яруса — научно-теоретический и эмпирический, обусловливающие и дополняющие друг друга.

Вычленение этих компонентов имеет своей целью создание модели формирования правовой системы, вбирающей в себя как общие закономерности и механизмы ее развития, так и индивидуальные свойства. Основной идеей этой модели является однотипность процессов, переживаемых отдельным обществом и целыми народами. Так параллельно и во взаимном влиянии идет формирование индивидуальной, национальной, региональной и международной психологии — своего рода платформы, которая объединяет все три уровня данной модели правовой системы.

На материальном уровне на первый план выходит главенствующий фактор, обусловливающий зависимость правовой системы от исторической ситуации, прежде всего от контактов и конфликтов с другими народами, и от природно-климатических условий.

Теоретический ярус на внешнем уровне можно представить системой этногенеза Л.Н. Гумилева[3]. Его учение нацелено на этногенез (происхождение народов) и культурогенез (эволюцию национальной культуры). У каждой этнической системы свои ритмы. Формирование этноса обусловлено сочетанием ритмов отдельных этнических групп. В одних случаях этнические группы ассимилируются, в других — этническая группа навязывает свои ритмы другой. На этой основе образуется устойчивая структура этнических систем. Параллельно этнической создает свои правила поведения, формирует обычаи, традиции, систему законодательных актов правовая система, без которой невозможно существование любого, даже примитивного, общества. Возникшая в результате биологических процессов этническая целостность и ее правовая система вступает в исторический процесс развития, запрограммированный локальными условиями истории и географии, а также этническим окружением.

Система этногенеза может служить теоретической платформой для изучения процесса образования и развития правовых систем на первом (внешнем) уровне принятой нами модели под влиянием историко-природного фактора. Свойства элементов правовых систем, регулирующих особенности жизни общества и возникших под воздействием природных условий, менее поддаются изменениям, чем приобретенные в ходе истории. Закономерности и механизмы, открытые Л.Н. Гумилевым, помогают более глубокому осмыслению исторического пути народов и процессов зарождения и развития правовых систем.

Теоретической основой для понимания законов и выявления механизмов становления правовых систем в духовной сфере могут служить труды ученых, придерживающихся сравнительно-исторического метода в изучении языка, религии, искусства, науки, являющихся результатом коллективного и индивидуального творчества народа в целом и его представителей.

Основоположником сравнительно-исторического метода считается немецкий ученый Вильгельм фон Гумбольдт, установивший взаимосвязь языка с национальным духом. Ученый считает язык важнейшим компонентом духовности: «Назвать язык деятельностью духа уместно и справедливо… Язык есть орудие образования мысли. Умственная деятельность сама по себе совершенно духовная и внутренняя». По языку можно узнать умственное состояние народа[4]. Язык воплощает в себе важнейший механизм национального развития, сочетающий в себе, по закону взаимодействия культур, национальное своеобразие, самобытность с общечеловеческим разнообразием, обеспечивающий взаимовлияние и взаимообогащение культур, в том числе и правовых.

Религия и искусство в свою очередь послужили источником для науки, почерпнувшей у них свои первоначальные элементы. Их объединяет, по мнению А. Потебни, общая нацеленность на разъяснение сомнений человека. Само существование религии, науки и искусства обусловлено языком. «При помощи слова человек одновременно и творит мир, и увеличивает свои силы для расширения пределов этого мира. Пути науке и искусству уготовляются словом»[5].

В трудах Б. Веселовского и А. Овсянико-Куликовского отдельные виды культуры предстают как результат исторического творчества народа, который может быть применен при изучении различных явлений, в том числе и национального правосознания, сопряженного с религиозным мировоззрением и национальной психологией[6].

Таким образом, коллективная и индивидуальная психология, коллективное и индивидуальное сознание, по-видимому, и являются главными составными феномена, получившего название менталитета. А компонентом любой правовой системы, элементом национального правового менталитета является не только юридическое мышление как способ создания системы логических по природе и юридических по содержанию и социальным функциям понятий и категорий, но и неповторимый стиль, манера мышления индивидов. При этом различные мыслительные структуры юридической науки и практики особым образом выстраиваются в совокупность исторически сложившихся в определенном социуме образов, представлений, чувств (юридико-антропологический «портрет»), преломляются через реалии национального политико-правового развития.

Третий уровень модели формирования правовой системы сопряжен с теми сторонами жизни, которые изначально имеют очевидную, ярко выраженную двойственную природу. На материально-духовном уровне решающую роль, по-видимому, играет социально-этический фактор, под воздействием которого формируется национальное правосознание, зависящее от особенностей социальных отношений и моральных норм, опирающееся на традиционные этические установки и религиозные постулаты. Национальное правосознание сказывается на всех сферах жизни, оно во многом определяет специфику государственных учреждений, экономических отношений и культуры народа в самых разных проявлениях.

Для уяснения национальной специфики областей жизни, вбирающих материальное и духовное в синтезе, наиболее плодотворным может быть знакомство с источниками, нацеленными на выявление этого своеобразия. В редких случаях это могут быть работы отечественных авторов. Чаще всего источники информации такого рода принадлежат иностранцам, что вполне закономерно, поскольку иностранцы замечают то, что соотечественникам кажется привычным, обыденным и потому не представляющим интереса.

Основываясь на словах Ф. Бэкона о взаимодействии природы и человека, А.И. Герцен связывает уважительное отношение англичан к природе с их традицией уважения личности. Природа не может перечить человеку, если человек не перечит ее законам. На основе отношения к природе А.И. Герцен сопоставляет английскую и французскую системы правосудия: «…француз… теряется в неспетом разноначалии английских законов, как в темном бору, и совсем не замечает, какие огромные и величавые дубы составляют его и сколько прелести, поэзии и смысла в самом разнообразии. То ли дело маленький кодекс с посыпанными дорожками, с подстриженными деревцами и с полицейскими на каждой аллее»[7].

В.Г. Белинский рассматривал народ как явление, идентичное отдельной личности. Он писал, что народ есть идеальная личность, у которой подобно каждому отдельному человеку есть своя натура, особенный темперамент, уникальный характер[8].

Как и А.И. Герцен, В.Г. Белинский учитывал двойственную — материально-духовную —  природу явлений, связанных с формированием социума. Развитие правовой системы, которая регулирует все процессы общественного образования, идет параллельно и также имеет смешанную основу.

Трехуровневая модель формирования правовых систем и формула В.И. Вернадского соответствуют концепции Н.С. Трубецкого «об особом мире», который создается на основе тех же факторов, которые формируют «единое национальное целое» — «местоположение», «общность исторической судьбы», «духовное и культурное родство»[9]. К числу провидческих относят мысль философа об объединении отдельных миров в «систему, представляющую собой особую форму организации мирового хозяйства», которая, по мнению Н.С. Трубецкого, может быть более эффективной, чем хозяйство одного государства. Отдельные «миры», входящие в систему, могут отличаться по типу цивилизации, но внутри них тип цивилизации и жизненные стандарты должны быть одинаковыми.

Ученые, к опыту которых мы обратились, анализировали три параллельных творческих процесса, находящихся во взаимодействии: творчество личности, творчество народа, объединяющего эти личности, и творчество мира природы, частью которого является как отдельный человек, так и народ в целом. Эти творческие процессы нашли отражение в предлагаемой нами трехуровневой модели правовой системы. В ней, кроме выделения главенствующего фактора на каждом из уровней, предусмотрено, как уже говорилось, еще два яруса, сопряженных друг с другом, — теоретический и эмпирический. При изучении конкретных правовых систем теоретические установки, выработанные на основе нашей модели, помогут научно осмыслить факты как исторического прошлого, так и настоящего той или иной правовой системы.

Исторические этапы формирования и развития правовой системы Великобритании. Вертикально-горизонтальный способ анализа дает возможность установить истоки национальной особенности правовой системы и от частного к общему выйти на теоретический уровень их обобщения. Многие черты характера современных англичан возникли в давние времена под влиянием историко-природных факторов, и прежде всего островного ландшафта, климата (географическая горизонталь) и смешения древних обитателей Британских островов с многочисленными завоевателями (историческая вертикаль). Важной деталью, повлиявшей на национальную особенность англичан, является тот факт, что с 1066 года (битва при Гастингсе) на Британские острова не ступала нога завоевателя.

 В ходе эволюции английской правовой культуры религия сыграла доминирующую роль, способствуя закреплению и углублению ее специфики. Древние народы, населявшие острова, были язычниками. Ко времени нашествия англов и саксов некоторые из кельтов успели принять христианство от египтян. До XVI века Англия была частью так называемого христианского мира, который объединял католиков. Римское духовенство во главе с папой диктовало свой способ жизни и нормы права, а также предписывало делиться доходами. Реформация в Англии происходила в два этапа: на первом была создана английская церковь, на втором — возник пуританизм, который явился английским вариантом европейского кальвинизма. Течение пуританизма не было единым. Так, противостояние внутри него стало религиозной основой буржуазной революции 1640—1649 гг. Пуританизм оказал свое влияние на формирование английской правовой системы, в частности на такие ее элементы, как правовая культура и правовое сознание. Он вобрал в себя саксонский практицизм и идеалы рыцарства норманнов, органично сросся с законопослушанием, индивидуализмом и консерватизмом англичан. Фундамент законопослушания в Англии был заложен в VII веке. С распространением католичества, впитавшего в себя в большей степени основы римского права, законопослушание формировалось как составная часть правосознания англичан, достигшего у них высокой степени развития.

Так, в VII веке появились законы кентских королей, в VII—VIII веках началось оформление владения землей грамотой, в XII веке произошли судебные реформы, установившие суд присяжных, в 1215 году была принята Великая хартия вольностей, в 1265 году возник парламент. К XIII веку законопослушание превратилось в «сквозной элемент» английского характера. Пуританская этика впитала в себя почти врожденное чувство порядка у англичан, приученных соблюдать правила.

Традиция законопослушания у британцев развивалась параллельно с осознанием своих прав. Великая хартия вольностей ограничивала власть короля, предоставляла более широкие права баронам. Что особенно характерно, хартия ограждала не только баронов от королевского произвола, но и рыцарей от произвола баронов. В ней утверждалось, что ни один свободный человек не будет арестован, или заключен в тюрьму, или лишен владения, не будет поставлен вне закона, изгнан или обездолен каким-либо способом иначе, чем по приговору пэров или закону страны. Не все, что записано в этом документе, исполнялось. Тем не менее фундамент был заложен.

Петиция о праве, представленная палатой общин королю Карлу I в 1628 году, с одной стороны, учитывала горький исторический опыт,   с другой стороны, явилась программным документом Английской буржуазной революции XVII века. В Петиции о праве содержалось требование значительного ограничения королевской власти, закреплялись роль и права парламента и судов, ограждалась собственность буржуазии от посягательств абсолютизма.

Против произвола властей был направлен Хабеас корпус акт — один из основных конституционных актов Великобритании, принятый в 1679 году. В 1688 году был издан Билль о правах, который значительно ограничил власть короны и заложил основы конституционной монархии. О правовой культуре Англии свидетельствует принятие в 1931 году Вестминстер-

ского статута, официально закрепившего решение имперской конференции 1926 года о самостоятельности доминионов и их равенстве с метрополией. На деле этот документ стал действовать несколькими десятилетиями позже, тем не менее к крушению общемировой колониальной системы в конце 50-х — начале 60-х годов ХХ века Англия подошла юридически подготовленной.

Принятые в течение семи веков законодательные акты сыграли существенную роль в формировании и развитии правовой системы Великобритании. Характерной чертой этих документов явилось то, что они принимались последовательно, не отменяя, а лишь уточняя и расширяя, исходя из исторической практики, ранее принятые постановления, не прибегая к созданию юридической конституции. Корни этого явления возникли в островной психологии, отличающейся консерватизмом, уважением к традиции. Поэтому влияние основных законодательных актов не исчерпывается сферой правосознания. Оно значительно шире: затрагивает государственное устройство, регламентирует деятельность парламента и другие обязанности, включая королевские обязанности и права, регулирует социальные и экономические отношения, распространяется на религиозные и этические нормы, в ряду которых одно из важных мест занимает почтение к собственности, сопряженное с уважением к личности и ее достоинству.

Англичане не просто подчиняются закону, они почитают его. Ими двигает не страх наказания, а идущее, возможно, от рыцарского кодекса чести убеждение, что соблюдение законов возвышает их, внушает самоуважение. В морально-этических установках англичан немало ханжества и лицемерия, которые тоже своими корнями уходят в пуританизм, но у них нет чинопочитания, что, по-видимому, идет от убеждения, что все они находятся под властью закона и, если возникнет необходимость, закон защитит их.

На уважении к традиции основан всем известный английский консерватизм, являющийся наряду с законопослушанием и индивидуализмом «сквозным элементом» правовой системы Великобритании. Опыт разных народов показывает, что такие элементы правовых систем — устойчивое явление, сохраняющее свои особенности в течение многих веков, что и подтверждается нашим анализом.

В рамках теоретического яруса можно наблюдать механизм взаимодействия трех главных факторов формирования и развития правовых систем (историко-природного, культурно-лингвистического и социально-этического), способствующих развитию той или иной национальной особенности. С помощью этого механизма можно обнаружить, не упрощая общей картины, взаимозависимость и взаимовлияние основных элементов правовых систем, превратившихся в ходе исторического развития в его «сквозные элементы».

Опираясь на модель, организованную по принципу системно-комплексного подхода с дифференциацией национальных особенностей отдельной правовой системы в трех уровнях (внешнем — материальном, внутреннем — духовном и смешанном — материально-духовном), и выделяя три главных фактора, можно, самостоятельно изучив соответствующие источники, составить представление о той или иной правовой системе, установить в ней постоянные и переменные элементы, возникающие в определенных исторических обстоятельствах. Теоретические воззрения Н.С. Трубецкого, явившиеся следствием системно-комплексного подхода в изучении национальных правовых систем, оказались неожиданно злободневными в наши дни, когда глобализация, наступление которой он предвидел, стала реальностью. Его предостережение об опасности исчезновения национальной самобытности народов приобретает практическое значение. Возможности представленной здесь методологии изучения равновесия и противостояния правовых систем могут быть использованы при анализе любой правовой системы в процессе ее развития.

 

Библиография

1 См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М., 2003. С. 20.

2 См.: Вернадский В.И. Живое вещество. — М., 1978. С. 7.

3 См.: Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. — Л., 1990. С. 31—33.

4 См.: Гумбольдт В. О различении организмов человеческого языка и о влиянии этого различения на умственное развитие человеческого рода. — Спб., 1859. С. 76.

5 Потебня А.А. Слово и миф. — М., 1989. С. 346.

6 См.: Вопросы теории и психологии творчества: Пособие при изучении теории словесности в высших и средних учебных заведениях. — Харьков, 1911. С. 3.

7 Герцен А.И. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 6. — М., 1975. С. 34—35.

8 См.: Белинский В.Г. Избранные эстетические работы. Т. 1. — М., 1986. С. 312—313.

9 Трубецкой Н.С. История. Культура. — М., 1995. С. 45.