УДК 341.218

Е. КОВАЛЬСКИ, 
кандидат политических наук, профессор,  ректор Высшей школы Мазовецкой (Варшава)

В  условиях глобализации современного мира в конце XX — начале XXI века чрезвычайно актуальным в практическом смысле стал вопрос о поисках оптимальной модели социально-экономического и политического развития многих демократических стран. Именно поэтому изучение конституционных основ становления и развития государственности в Европе, исследование опыта разделения властей и становления подлинного парламентаризма представляется особенно важным. 
По нашему мнению, прав Г.Дж. Берман, утверждая, что своим происхождением термин «конституционализм» обязан американской политико-правовой мысли. Создатели Конституции США 1787 года обозначили этим термином верховенство писаной конституции над всеми иными издаваемыми законами и правовыми актами[1]. О.Е. Кутафин справедливо, на наш взгляд, подчеркивает, что в дальнейшем в правовых и других научных исследованиях значение этого понятия расширилось и его стали применять для характеристики демократизма общественного строя различных государств[2].
 
Обращение к мировому опыту оправданно в силу взаимосвязи европейских государств, где начали внедрять систему политических институтов, базирующихся на западной политической культуре.
В.Н. Кудрявцев верно отмечает, что Россия и Польша, две соседствующие страны, образованные родственными народами, прошли большой исторический путь, изобиловавший драматическими и трагическими событиями. В конце XX века Польша первой вступила на путь демократического развития, преодолев военно-политические, идеологические и другие трудности. Поэтому «не только интересен, но и весьма важен опыт тех демократических преобразований, которые происходили и продолжают происходить в соседней, очень близкой нам по традициям, образу жизни и культуре братской стране. Не только юрист, но всякий образованный человек в России искренне заинтересован в том, чтобы узнать, какова современная Польша, как построено ее государство, чем обеспечиваются права и интересы ее граждан»[3].
Республика Польша имеет давние традиции конституционализма, которые то актуализировались, то утрачивались в результате политических катаклизмов. Современная правовая доктрина базируется на незыблемости положения о правовом, а значит и конституционном, государстве. В этих условиях значительно возрастает интерес ученых к становлению и развитию конституционализма в Республике Польша. Первая писаная европейская Конституция появилась  в Польше 3 мая 1791 г. и оставила глубокий след в истории европейского и мирового конституционализма, послужив образцом для других стран. Известно, что в 1818 году российский император Александр I поручил графу Н.Н. Новосильцеву подготовить проект конституции для России. В составленном к концу 1820 года документе некоторые положения и отчасти даже терминология заимствовались из Конституции Речи Посполитой 1791 года[4].
Польский опыт не только представляет интерес для понимания особенностей российской модели конституционализма, но и позволяет полнее постичь сущность и проблемы тенденций развития современного конституционализма. Теория и практика польского конституционализма чрезвычайно актуальны для юридической науки славянских стран—участниц СНГ в силу общности государственно-исторического, экономического и социокультурного развития наших народов.
В исследованиях по рассматриваемой проблеме не должно остаться без внимания зарождение, становление и развитие польского конституционализма как формы правления, ограниченной конституцией. Конституционализм можно представить как идеал, к которому должно стремиться общество, идущее по пути свободы и социального прогресса. В конституционном государстве сущность суверенной власти заключается в верховенстве права, власть перестает быть фактическим господством людей и становится господством правовых норм. Подзаконность государственной власти — общепризнанное достоинство такого государственного строя. Современное государство — преимущественно конституционное, а конституционное государство— законническое  в том смысле, что единственной формой его вмешательства в сферу свободы индивида является вмешательство, основанное на законах[5].
Представление о том, что польское государство еще в эпоху Просвещения приобрело черты конституционности, разделяют многие ученые. Возросший интерес к исследованию проблем конституционализма вообще, а зарубежного — в особенности, вызван тем обстоятельством, что в российской юридической науке почти отсутствуют, например, комплексные исследования, специально посвященные польскому конституционализму и истории его развития. 
Краткий обзор трудов российских правоведов, особенно конституционалистов, дает основания отметить явный пробел в этой сфере научных изысканий последних лет. Четверть века назад вышел в свет двухтомник по истории буржуазного конституционализма XVII—XVIII вв., однако польский конституционализм рассмотрен в нем, во-первых, лишь как составная часть общеевропейского конституционного движения, а во-вторых, под углом зрения господствовавшего тогда марксистско-ленинского научного подхода[6]. 
Небольшая книга А.С. Автономова, посвященная основам государственного права Польской Народной Республики, была издана в 1987 году[7]. Однако основные институты, охарактеризованные автором и актуальные на то время, подверглись существенным изменениям. Имеются научные статьи, посвященные отдельным правовым институтам Польши. Например, статья Ю.Л. Шульженко о Конституционном трибунале Польши[8]. Правда, таких работ также немного.
В 1997 году вышел в свет учебник «Конституционное (государственное) право зарубежных стран», в котором раздел о Польше был подготовлен И.А. Андреевой[9], но почти одновременно с выходом этого учебника была принята новая Конституция Польши 1997 года. 
В книге В.И. Чехариной[10] наиболее полно рассмотрены важные законодательные акты, принятые в 2003 году и регулирующие институты конституционного права. Следует обратить внимание на большой блок законодательных актов, принятых и измененных согласно требованиям Европейского союза и вступивших в силу в 2004 году. Это касается административного законодательства и некоторых правовых институтов. 
Другие работы, рассматривающие отдельные аспекты системы конституционализма, относятся к исторической литературе. И хотя в них отсутствуют методы правового анализа и правовая среда как предмет исследования, авторы этих работ помогли сформировать общее видение процесса исторического развития польских государственных институтов.  
Несомненный интерес представляют публикации ряда российских ученых, обращавшихся к польским историко-политическим сюжетам для сравнительного анализа схожих явлений в России и Польше. Так, сравнительный анализ польской и российской государственно-властной модернизации конца ХIХ века предприняла В.И. Чехарина, изучавшая особенности функционирования институтов государственной власти в Польше.
Однако собственно польская конституционно-правовая проблематика занимает незначительное место в современных исследованиях российских ученых. Поэтому нам приходится обратиться также и к тем произведениям историков, деятельность которых пришлась на конец XIX — начало ХХ века. Их книги отличаются не только широким привлечением оригинальных источников, но и блестящим стилем изложения[11]. Другая когорта ученых этого же поколения — известные российские правоведы, произведения которых, посвященные общим проблемам права, оказывают методическую поддержку при изучении проблем конституционализма[12]. 
Теоретические труды современных российских ученых, занимающие важное место в исследовании проблем конституционализма, содержат отсылки к польской правовой проблематике[13]. Изучение конституционализма уже давно представляет собой особое и устоявшееся направление юридической науки в Республике Польша. Однако если конституционализм рассматривать как саморазвивающуюся систему, основанную на теории конституционализма, истории становления конституционных учреждений и практики реализации конституционных норм, то таких исследований в польской и российской юридической науке не имеется.
Польская историко-правовая литература по проблемам конституционного государства чрезвычайно обширна. Различным аспектам конституционализма на всем протяжении его существования посвящено огромное количество книг и статей. При этом в крупнейших библиотеках России большинство из них не представлены. Из того, что доступно российским ученым, наиболее весомым исследованием истории конституционализма является трехтомник «Конституции государств Европы»[14], в котором анализируется процесс произрастания на европейской почве ростков конституционализма. 
Особо следует отметить исследование белорусского ученого А. Вашкевича «Основы конституционного права Республики Польша», в котором отражены правовое регулирование и опыт деятельности важнейших конституционно-правовых институтов, представляющий определенный интерес для читателей. Эта работа базируется на трудах видных польских ученых-конституционалистов, многие из которых являются авторами учебников по конституционному праву Польши.
Другие источники и литература носят разрозненный характер и посвящены отдельным аспектам конституционализма. При этом основное внимание ученые уделяют, как правило, либо чисто историческим, либо историко-политическим сюжетам с правовым уклоном. Важно заметить, что в этих трудах предметы исследования  исторической и юридической наук отнюдь не разделены великой китайской стеной. При всем обилии публикаций по проблемам, затрагивающим в той или иной степени различные аспекты интересующей нас темы, эволюция конституционализма и его интерпретация до сих пор не были представлены в виде целостной картины, в которой отражалась бы история конституционных идей, конституционных учреждений и практики реализации конституционных норм. 
В целом можно сказать, что становление польского конституционализма основано на различных источниках — это собственные конституционная и политическая традиции, конституционные модели и опыт развития других государств, международный опыт, универсальная европейская правовая культура, опыт трансформаций последних доконституционных лет. Восприятие в Республике Польша конституционных моделей и эталонов на европейском пространстве после Второй мировой войны, использование собственного и иностранного опыта отражает общую тенденцию интеграции конституционализма и общечеловеческих гуманных идей парламентаризма и демократических традиций.

Библиография
1 См.: Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования: Пер. с англ. — М., 1994. С. 370.
2 См.: Кутафин О.Е. Российский конституционализм. — М., 2008. С. 8.
3 См.: Чехарина В.И. Основы конституционного строя Республики Польша / Предисл. В.Н. Кудрявцева. — М., 2004. С. 3. 
4 См.: Вашкевич А. Основы конституционного права Республики Польша. — Мн., 2007. С. 11.
5  См.: Пивоваров Ю.С. Между казачеством и кнутом! К столетию русской Конституции и русского парламента // Парламентаризм в России и Германии: История и современность / Отв. ред. Я.А. Пляйс, О.В. Гаман-Голутвина. — М., 2006. 
С. 20.
6  См.: История буржуазного конституционализма в XVII—XVIII вв. // Отв. ред. В.С. Нерсесянц. — М., 1983. 
7  См.: Автономов А.С. Основы государственного права Польской Народной Республики: Учеб. пособие / Отв. ред. И.П. Ильинский. — М., 1987. 
8  См.: Шульженко Ю.Л. Конституционный трибунал — специализированный орган правовой защиты основного закона в Польше // Конституционный вестник. 1991. № 6.
9  См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учеб. / Под ред. Б.А. Страшуна. — М., 1997.
10  См.: Чехарина В.И. Указ. соч.
11  См., например: Виппер Р. Общественные учения. Исторические теории XVIII—XIX вв. в связи с общественным движением на Западе: 2-е изд. — М., 1908; Кареев Н.И. Общий курс истории XIX века. — Спб., 1910; Кизеветтер А.А. Исторические очерки. Из истории политических идей в XIX столетии. — М., 1912; Сеньобос Ш. Политическая история современной Европы. Эволюция партий и политических учреждений. 1814—1896. Ч. 2: Пер. с франц. — Спб., 1897.
12  См., например: Гессен В.М. Теория конституционного государства. — Спб., 1914; Он же. Основы конституционного права. — Пг., 1918; Градовский А. Государственное право важнейших европейских государств. Т. 1. Часть историческая. — Спб., 1886; Ковалевский М. Происхождение современной демократии. Т. 1. Ч. 3—4. — М., 1899; Новгородцев П.И. Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве. Два типических построения в области философии права. — М., 1901.
13  См., например: Нерсесянц В.С. Философия права Гегеля. — М., 1998; Он же. История идей правовой государственности (Институт государства и права). — М., 1993; Величко А.М. Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур. — СПб., 1999; Керимов Д.А. Философские проблемы права. — М., 1972; Козлихин И.Ю. Идея правового государства: История и современность. —  СПб., 1999; Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. — СПб., 2002; Кравец И.А. Конституционализм: Устойчивость власти и общего развития. — Новосибирск, 1994; Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты: Курс лекций. — М., 2002; Он же. Теория конституционных циклов. — М., 2005; Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права: В 2 т. — М., 2006.
14 Конституции государств Европы: В 3 т. / Под ред. Б.А. Страшуна. — М., 2001.