УДК 342.745

Страницы в журнале: 125-130

 

М.А. БУГАНОВА,

кандидат юридических наук, доцент Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова,

 

Н.А. ВАЙС,

магистрант первого года обучения

 

Рассматривается понятие «общественная правоохранительная деятельность», перечисляются ее формы; анализируются социальные условия, способствующие осуществлению данного вида правоохранительной деятельности.

Ключевые слова: деятельность, охрана правопорядка, правоохранительная система, общественный порядок.

 

Realization of legal activity of citizens in law and order protection

 

Buganova M., Vajs N.

 

The article deals with the concept “public law-enforcement activity”, lists its forms, analyses social conditions promoting effectuation of the said type of law-enforcement activity.

Keywords: activity, law and order protection, law-enforcement system, a public order.

 

Для правоохранительной системы характерен сложный и противоречивый процесс развития, что обусловлено потребностями общества в правовом регулировании. В настоящей статье термин «правоохранительная система» рассматривается в его широкой трактовке, вытекающей из доктрины юснатурализма. Прежде всего это функциональная система, представляющая собой совокупность внутренне организованных и взаимосвязанных государственных и правовых явлений, направленных на удовлетворение общей цели  охраны законных интересов органами государственной власти, а также органами местного самоуправления и общественностью[1].

В последние годы проблема становления и развития правоохранительной системы Российской Федерации в различных ее аспектах стала предметом многих научно-теоретических исследований, в том числе связанных с вопросами формирования более высокого уровня правосознания граждан и гражданского общества в целом, с реализацией активности граждан в охране правопорядка.

В юридической науке под правосознанием принято понимать сферу общественного, группового и индивидуального сознания, отражающую правовую действительность в форме юридических знаний и умений ими пользоваться, оценочных отношений к праву и практике его применения, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение человека в юридически значимых ситуациях[2].

В правовой системе правосознание несет значительную функциональную нагрузку: преобразование потоков информации от правовой системы к субъекту правовой действительности и обратно. Значимость данного правового явления трудно переоценить, так как фактически правосознание содержит в себе энергоинформационные ресурсы права. Именно поэтому исследование проблем совершенствования правоохранительной системы тесно связано с исследованием правосознания современного российского общества.

При активизации участия граждан в охране правопорядка следует уточнить пределы и условия такой модели активного правомерного поведения. Не отрицая общности целей и задач деятельности государственных правоохранительных органов, негосударственных формирований правоохранительной направленности и различных организационных форм участия граждан в охране общественного порядка, следует все же четко разграничить виды деятельности и способы обеспечения правопорядка. Для обозначения многообразной правоохранительной деятельности применяются термины «борьба с преступностью» (как специально государственная функция) и «противодействие преступности» (как общесоциальная функция). Борьбу с преступностью могут вести только компетентные государственные органы, наделенные соответствующими полномочиями, а процессы противодействия осуществляют в том числе и неспециализированные субъекты предупреждения правонарушений (ЧОПы, ДНД, Советы общественной безопасности и др). Важно осознать степень участия граждан в охране правопорядка. Это не только контроль за деятельностью правоохранительных органов (как задача негосударственных правоохранительных объединений), но и совместная конструктивная деятельность по предупреждению правонарушений.

На современном этапе развития правоохранительной системы России происходит формирование двух уровней организационных структур противодействия преступности: государственный и общественный.

В юридической литературе в качестве общественной правоохранительной деятельности рассматривают деятельность правоохранительной направленности негосударственных и общественных организаций, добровольных формирований граждан и отдельных лиц, связанную с выполнением гражданского долга и реализацией конституционных прав. Такая деятельность осуществляется с помощью мер юридической и нравственной ответственности в соответствии с законодательно установленными порядком и процедурами[3]. Примерами общественной правоохранительной деятельности могут быть работа граждан в составе добровольных народных дружин, общественных советов при МВД и УВД, их участие в качестве наблюдателей во время выборов и т. п.

Осознание гражданами необходимости оказывать содействие правоохранительным органам в противодействии преступности через общественные формирования правоохранительной направленности обусловило тенденцию роста таких формирований в различных регионах России. Так, если в 1997 году в стране функционировало 30 696 общественных формирований правоохранительной направленности, в которых насчитывалось 304 555 членов, а в 2002 году таких формирований было 38 791 и объединяли они 334 682 человека, то в 2007 году в стране действовало 36 164 общественных правоохранительных формирования, включавших 383 668 членов[4].

В научной литературе выделяются два основных направления развития связей правоохранительных и других государственных органов с населением. Во-первых, это восстановление в разумных пределах оправдавших себя прежних, традиционных форм таких связей с их определенной корректировкой, наполнением новым содержанием. Во-вторых, поиск, разработка, обоснование и внедрение в практику новых форм таких связей, соответствующих изменившимся условиям общественного бытия и сознания[5]. Так, А.Я. Сухарев, А.И. Алексеев, М.П. Журавлев по этому поводу совершенно обоснованно отметили: «…при формировании системы предупреждения преступности, соответствующей современным требованиям, необходимо использовать опыт прошлого, не допуская при этом заимствования из него не оправдавших себя, отживших элементов (формализм, показуха, увлечение количественными показателями, нарушения принципа добровольности, прав человека и др.). Эта система должна строиться с учетом новых социально-экономических условий, изменившейся роли государства, на базе демократических ценностей»[6].

Взаимодействие органов правопорядка и общественности в данном вопросе имеет большой исторический опыт. Отечественный исторический опыт подобного взаимодействия с полным основанием можно оценивать как важнейшую предпосылку выстраивания новой практики сотрудничества населения и институтов гражданского общества.

Так, например, добровольные народные дружины  возникли  в Москве в 1881 году. Их основная задача заключалась в поддержании  правопорядка при проезде высочайших особ по улицам столицы, во время коронаций и связанных с ними массовых мероприятий[7]. Однако уже к 1905 году численность этой организации достигла 80 000 человек, что свидетельствовало о востребованности данного общественного формирования правоохранительной направленности. Уже к 1913 году Департамент полиции распространил этот опыт Москвы на всю Россию, и народные дружины стали превращаться в постоянно действующую организацию.

Исследователи отмечают, что после Октябрьской революции «функции охраны правопорядка и обеспечения “революционной законности” были возложены на рабоче-крестьянские вооруженные формирования (отряды Красной гвардии, продотряды, комитеты бедноты, ЧОНы и др.), деятельность которых регламентировалась не правовыми нормами, а подчинялась принципу революционной целесообразности»[8]. Начиная с конца 1920-х годов партийно-государственное руководство и органы внутренних дел уделяют особое внимание развитию различных форм взаимодействия населения и милиции, привлечению граждан к охране общественного порядка. В 1930—40-х годах участие трудящихся в охране общественного порядка и борьбе с преступностью принимает все больший размах. Народные дружинники и десятки других самодеятельных организаций оказывали помощь милиции в борьбе с нарушениями общественного порядка и преступностью, работая в тесном взаимодействии. При всех недостатках и упущениях в работе милиции с общественностью трудно переоценить роль последней в деле охраны общественного порядка.

В современных условиях расширяющейся практики участия граждан в охране правопорядка и обеспечения общественной безопасности изменился подход к содержанию и субъектам правоохранительной деятельности. По мнению С.В. Егорышева, эта деятельность должна включать как государственные, так и общественные начала и представлять собой взаимосвязь государственной и общественной форм деятельности, осуществляемой государственными и негосударственными субъектами. Вполне естественно, что общественная правоохранительная деятельность, осуществляемая как общественными формированиями и объединениями граждан, так и отдельными лицами в качестве исполнения своего гражданского долга, должна быть законодательно определена и урегулирована. Подобная правовая урегулированность означает передачу государством институтам гражданского общества и общественности части функций по охране правопорядка[9].

Члены общественных объединений во взаимодействии с сотрудниками органов внутренних дел проводят работу по поддержанию общественного порядка на улицах и в других общественных местах, по предупреждению и пресечению административных правонарушений, раскрытию преступлений. С их участием в год раскрывается около 40 000 преступлений, выявляется свыше 400 000 административных правонарушений. Основными направлениями деятельности указанных общественных объединений являются: участие в охране общественного порядка в населенных пунктах, на транспортных магистралях, в местах массового отдыха граждан, при проведении массовых культурных и спортивных мероприятий; содействие правоохранительным органам в борьбе с отдельными видами преступлений; предупреждение правонарушений среди несовершеннолетних и детской безнадзорности; участие в природоохранных мероприятиях, в борьбе с браконьерством, нарушениями правил охоты и рыболовства; помощь правоохранительным органам в выполнении задач по поддержанию правопорядка при стихийных бедствиях и других чрезвычайных ситуациях и т. п.

Вопросы взаимодействия правоохранительных органов с общественностью нашли свое отражение в целом ряде нормативных правовых документов как федерального, так и регионального уровня, но непосредственное участие граждан и общественных формирований в охране правопорядка регулируется преимущественно региональным законодательством. Эффективность использования регионального законодательства определяется его близостью к реальной жизни и возможностью финансирования предусматриваемых мероприятий за счет местных бюджетов; поиском оптимальных форм привлечения всех государственных и общественных институтов и бизнес-сообществ к профилактике правонарушений и участию в ней гражданского общества.

По данным МВД России, в настоящее время зарегистрировано около 35 000 общественных объединений правоохранительной направленности, в которых насчитывается более 348 000 членов, в том числе около 18 500 народных дружин общей численностью примерно 221 000 человек и 873 — казачьих, включающих в себя 36 500 дружинников. Общественными объединениями во взаимодействии с правоохранительными органами проводится работа по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также других правонарушений[10].

Участие общественности в охране правопорядка и борьбе с преступностью осуществляется в таких основных организационно-правовых формах, как добровольные народные дружины по охране общественного порядка, казачьи формирования, товарищеские суды, общественные пункты охраны порядка, внештатные сотрудники милиции, общественные помощники правоохранительных органов.

Добровольные народные дружины представляют собой общественное объединение граждан с целью оказания содействия органам внутренних дел в охране общественного порядка. Порядок создания и организации деятельности народной дружины определяется уставом. Типовой устав народной дружины устанавливается нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Общественные пункты охраны порядка создаются решением органов местного самоуправления в целях объединения усилий и координации работы по охране общественного порядка, осуществляемой органами внутренних дел и иными государственными органами, территориальными органами общественного самоуправления, организациями, общественными объединениями и гражданами.

Граждане могут объединяться при общественном пункте охраны порядка для защиты своей жизни, достоинства и собственности, обеспечения безопасности жилища в пределах определенной соответствующим органом местного самоуправления территории по месту жительства или нахождения их собственности.

Проявлением взаимодействия органов внутренних дел с общественными формированиями правоохранительной направленности и с целью полноты реализации конституционных прав граждан стало создание при МВД и УВД субъектов Российской Федерации и УВД крупных городов общественных советов, которые не только следят за соблюдением прав граждан в деятельности органов внутренних дел, но и способствуют привлечению общественности к сотрудничеству с ними.

В разных регионах развиваются различные формы участия общественных формирований в охране общественного порядка. Так, в г. Екатеринбурге, Тюменской, Кировской, Курганской областях существуют дружины по охране общественного порядка, специализированные дружины по линии ГИБДД, патрульно-казачьи дружины, студенческие отряды охраны общественного порядка; в Костромской, Архангельской, Пензенской областях — Советы общественности, добровольные народные дружины, группы поддержки участковых уполномоченных милиции в сельской местности, молодежные оперативные отряды, внештатные сотрудники милиции; в Белгородской, Томской, Воронежской, Псковской областях — добровольные народные дружины, студенческие оперативные отряды, круглосуточные посты и группы патрулирования в местах массового пребывания граждан, общественные пункты охраны порядка, советы (группы) профилактики правонарушений.

Независимо от организационно-правовых форм общественные объединения равны перед законом. Их деятельность основана на принципах добровольности, равноправия, уважения личности, соблюдения прав и свобод граждан. Они ставят перед собой многообразные социальные, политические, культурные, воспитательные и иные общественно полезные цели. Органы государственной власти оказывают поддержку общественным объединениям в их социально полезной деятельности.

Осуществление общественными объединениями охраны общественного порядка является одной из форм реализации их права на участие в государственной жизни и занимает важное место в их деятельности.

Выделяют четыре группы общественных объединений и граждан, участвующих в выполнении правоохранительных функций[11].

Первую группу составляют общественные организации, непосредственно предназначенные для выполнения правоохранительных функций в сфере охраны общественного порядка (добровольные народные дружины (ДНД) по охране общественного порядка, общественные пункты охраны порядка (ОПОП), внештатные сотрудники).

Вторая группа включает трудовые коллективы предприятий, учреждений и организаций всех организационно-правовых форм и создаваемые ими общественные органы (комиссии, секции, советы профилактики, социально-профилактические центры, общественные инспекции по предупреждению правонарушений несовершеннолетних, рабочие группы).

Третью группу составляют граждане и создаваемые ими по месту жительства общественные органы, призванные содействовать органам внутренних дел в охране общественного порядка (советы и комитеты микрорайонов, жилищных комплексов; домовые, уличные, квартальные комитеты, родительские комитеты, общественные воспитатели).

Четвертая группа — общественные юрисдикционные органы, обладающие правом рассмотрения конкретных дел и принятия решений (административные комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав)[12].

В специальной литературе отмечается, что взаимодействие органов внутренних дел с такими общественными формированиями, как добровольная народная дружина, общественные помощники, строится на принципах взаимодействия государственной и общественной подсистем охраны общественного порядка и борьбы с правонарушениями, т. е. с учетом: самостоятельности их задач; организационной обособленности; сохранения специфики государственного и общественного воздействия на общественные отношения;  согласования их деятельности, тесного сотрудничества и взаимопомощи[13].

Можно выделить следующие основные формы взаимодействия ОВД и общественных формирований правоохранительной направленности:

— совместный анализ и оценка оперативной обстановки;

— взаимная информация;

— совместное планирование работы, расстановка сил и средств взаимодействующих сторон;

— инструктаж и обучение;

— учет и контроль;

— обмен опытом и практикой;

— совместные мероприятия по охране общественного порядка.

Взаимодействие ОВД с общественностью осуществляется по трем каналам: через органы местного самоуправления; участковых уполномоченных милиции; специально созданные общественные формирования.

Положительные примеры использования потенциала казачества и общественности в данном направлении есть во многих регионах России: Краснодарском крае, Воронежской, Вологодской, Ивановской, Орловской областях и др.

В Нижегородской области активно используются студенческие отряды охраны общественного порядка, которые оказывают помощь ОВД при проведении культурно-массовых и спортивных мероприятий, взаимодействуют с участковыми уполномоченными милиции и инспекторами по делам несовершеннолетних, обслуживающими учебные заведения, общежития, территорию студенческих городков.

В Саратовской области при вузах создано и работает 10 студенческих добровольных отрядов правопорядка общей численностью 300 человек. Каждый член отряда на базе Учебного центра ГУВД Саратовской области прошел курсы по изучению российского законодательства, медицинской подготовке и приемам самообороны. За 2005—2006 гг. такие отряды 186 раз привлекались для охраны общественного порядка при проведении различных культурно-массовых и спортивно-зрелищных мероприятий.

Весьма показательны с точки зрения эффективности работы общественных формирований правоохранительной направленности Краснодарский край, Вологодская, Воронежская, Ива-новская, Нижегородская, Орловская, Тамбовская области и некоторые другие регионы России. Так, например, в Краснодарском крае созданы и действуют 2136 добровольных народных дружин численностью примерно 30 000 человек[14].

За последнее время существенно сократилось или осталось на низком уровне количество общественных формирований правоохранительной направленности в республиках Калмыкия, Коми, в Калининградской, Костромской, Курганской, Свердловской, Самарской областях. В указанных субъектах Российской Федерации не уделяется должного внимания организации работы с общественными объединениями, не налажено должным образом взаимодействие с органами местного самоуправления, и, как следствие, их вклад в профилактику и раскрытие преступлений по сравнению с другими регионами несоизмеримо мал.

В настоящее время вопросы участия граждан в охране общественного порядка регламентированы не связанными друг с другом федеральными законами, а также законами и иными нормативными правовыми актами более чем 50 субъектов Российской Федерации (законы об участии граждан в охране общественного порядка приняты в Белгородской, Волгоградской, Камчатской, Курской, Орловской, Ростовской, Саратовской областях, в республиках Удмуртия, Саха (Якутия), Дагестан, Башкортостан, в Алтайском крае, в г. Санкт-Петербурге и др.).

Моделью законодательного регулирования деятельности граждан по охране общественного порядка для субъектов Российской Федерации может стать действующий уже более 8 лет на территории столицы России Закон г. Москвы от 28.03.2001  № 9 «Об участии жителей города Москвы в охране общественного порядка», который устанавливает правовые основы, принципы и формы добровольного участия жителей города Москвы в охране общественного порядка, в оказании содействия ОВД.

Статистика свидетельствует об ощутимости той пользы, которую приносят общественные объединения правоохранительной направленности, что проявляется в цифрах, отражающих раскрытие с их помощью преступлений.

Так, например, с их участием в 2004 году было раскрыто более 30 000 преступлений и выявлено свыше 370 000 административных правонарушений, в 2005 году — 39 100 преступлений и выявлено свыше 265 000 нарушителей, из них — 18 100  совершивших преступления[15].

В целях улучшения работы по привлечению общественности к охране правопорядка и более тесному взаимодействию с ОВД, на наш взгляд, необходимо:

— используя положительный опыт тех регионов страны, где взаимодействие ОВД с общественностью достаточно многообразно по организационным формам и эффективно по результатам, выйти с предложением в исполнительные органы государственной власти и местного самоуправления о материальном стимулировании граждан, активно участвующих в правоохранительной деятельности в составе общественных формирований правоохранительной направленности;

— силами руководителей государственных структур правоохранительных органов и органов местного самоуправления организовать PR-кампанию, ориентированную на различные слои населения, и прежде всего на молодежь и студенчество, на бывших сотрудников ОВД и других силовых структур, с целью мобилизации их на оказание помощи в возрождении объединений правоохранительной направленности и личного активного участия в этих объединениях.

На современном этапе общественного развития отличительной особенностью взаимодействия ОВД с общественными объединениями является то, что инициатива подобного взаимодействия преимущественно исходит от ОВД и гораздо реже — от граждан и общественных организаций. Большинство объединений граждан правоохранительной направленности создаются по инициативе ОВД и работают под руководством этих органов.

Важно максимально стимулировать активность населения в работе общественных организаций правоохранительной направленности, развернуть добровольные народные дружины, молодежные и студенческие отряды содействия органам правопорядка и т. п. Важнейшим условием для формирования и развития института общественной правоохранительной деятельности стало бы, по нашему мнению, принятие федерального закона, регулирующего сложившуюся практику участия граждан Российской Федерации в обеспечении правопорядка (несколько проектов такого закона уже есть). Он позволил бы установить статус и механизм общественной правоохранительной деятельности и устранить имеющиеся разночтения в определениях этого понятия.

 

Библиография

1 См.: Буганова М.А. Проблемы формирования правоохранительной системы в современном российском обществе. — М., 2007. С. 36.

2 См.: Ефремова Г.Х. и др. Методологические вопросы // В сб.: Общественное мнение о преступности и мерах борьбы с ней. — М., 1977. С. 11.

3 См.: Овчинников О.А. Осуществление охраны общественного порядка негосударственными субъектами правоохранительной направленности / О.А. Овчинников, Л.И. Овчинникова. — М., 2008. С. 85; Чекалин А.А. Взаимодействие милиции с общественными объединениями — важный фактор укрепления правопорядка // Вестн. Моск. ун-та МВД России. 2006. № 3. С. 14.

4 Там же.

5 См.: Герасимов С.И. Организация криминологической профилактики в городе Москве (опыт и перспективы). — М., 2000. С.101.

6 Сухарев А.Я., Алексеев А.И., Журавлев М.П. Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. Теоретическая модель. — М., 1997. С. 19; Иванова В.С., Павлухин А.Н., Эриашвили Н.Д. Предупреждение преступлений негосударственными субъектами в России. — М., 2008. С. 25.

7 См.: Харламов В.И. Исторический опыт проблемы совершенствования нормативно-правовой базы деятельности народных дружин в Российской Федерации // Проблемы взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности: Материалы круглого стола 27 января 2006 г. в Академии управления МВД России. — М., 2006. С. 29.

8 Егорышев С.В., Егорышева Н.В. Из истории взаимодействия правоохранительных органов с институтами гражданского общества и населением в Российской Федерации // Российский следователь. 2010. № 4. С. 47.

9 См.: Егорышев С.В. Социальные условия формирования механизма общественной правоохранительной деятельности // Юридический мир. 2009. № 4. С. 79.

10 Проблемы привлечения негосударственных формирований к охране общественного порядка при проведении массовых мероприятий: Аналитический обзор ВНИИ МВД России.

11 См.: Ямпольская Ц.А. Общественные организации в СССР. — М., 1972. С. 54—60; Разаренов Ф.С., Прудников А.С. Негосударственные правоохранительные организации. — М., 1995. С. 21, и др.

12 См. постановление Правительства Москвы от 23.11.1993 № 1066 «О создании административной комиссии при Правительстве Москвы по делам об административных правонарушениях» (в ред. от 15.08.2000).

13 См.: Вачаев Н., Жерновой М. Перспективы взаимодействия ОВД с общественными формированиями по обеспечению правопорядка // Профессионал. 2008. № 2. С. 35.

14 См.: Грибакин В.В. Проблемы информационно-пропагандистского обеспечения взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности // Проблемы взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности: Материалы круглого стола 27 января 2006 г. в Академии управления МВД России. — М., 2006. С. 26—27.

15 См.: Доклад министра внутренних дел Российской Федерации Р. Нургалиева // Вестн. МВД России. 2005. № 2. С. 14; Чекалин А.А. Указ. соч. С. 14.