Д.В. ШТЫКОВ,
аспирант кафедры гражданского права Тверского государственного университета
 
Один из основных принципов семейного законодательства — принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, основанный на диспозитивном способерегулирования семейных отношений, что выражается в предоставлении членам семьи возможности выбора модели построения внутрисемейных отношений. Никто из них не имеет никаких преимуществ и не вправе диктовать свою волю.
 
Представляется, что данное положение в большой степени является лишь пожеланием. По-видимому, речь идет об идеале, к которому надо стремиться, поскольку с правовой точки зрения обеспечить торжество «взаимного согласия» попросту невозможно[1].
Действительно, трудно представить ситуацию, когда члены семьи, принимая то или иное решение, ссылаются на статьи законов. Такие решения принимаются согласно внутренним убеждениям и принципам членов семьи.
Впервые принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию закреплен в действующем Семейном кодексе РФ (СК РФ), принятом Государственной думой ФС РФ 08.12.1995. Действовавший ранее Кодекс о браке и семье РСФСР (КоБС РСФСР), утвержденный ВС РСФСР 30.07.1969, не содержал аналогичного основополагающего принципа, однако в некоторых нормах такое понятие присутствовало и в нем. Например, ст. 54 КоБС РСФСР содержит положение, согласно которому все вопросы, относящиеся к воспитанию детей, решаются  обоими родителями по взаимному согласию. Таким образом, нельзя сказать, что указанный принцип является абсолютно новым для российского семейного права. Однако в настоящее время он закреплен в нормах семейного права и как основополагающий (п. 3 ст. 1 СК РФ), и как специальный — при регулировании конкретных семейных правоотношений (п. 1 ст. 35 СК РФ)
Наиболее распространенными являются семейные правоотношения между родителями и детьми, а также между супругами. В этой связи вызывает интерес учет взаимного согласия участников соответствующих правоотношений при разрешении тех или иных вопросов.
Рассмотрим правоотношения между родителями и детьми, включая также правоотношения, возникающие между родителями ребенка (между его матерью и отцом). Интерес в правоотношениях между родителями и детьми в первую очередь вызывает учет родителями согласия или мнения ребенка при решении тех или иных внутрисемейных вопросов.
Статья 57 СК РФ предусматривает право ребенка выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также его право быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Закон не указывает минимальный возраст ребенка, начиная с которого он обладает этим правом. В ст. 12 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 (вступила в силу для СССР 15.09.1990) говорится, что «взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка». Следовательно, ребенок вправе выражать в семье свое мнение с достижением достаточной степени развития для этого. Очевидно, что отсутствие прямого указания на минимальный возраст ребенка объясняется тем, что степень
развития каждого ребенка носит сугубо индивидуальный характер. Мнение ребенка по возможности должно учитываться всегда, но в ряде случаев учет мнения несовершеннолетнего обязателен.
В предусмотренных семейных законодательством случаях органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет. Так, согласие ребенка обязательно:
· при изменении имени и (или) фамилии ребенка (п. 4 ст. 59 СК РФ);
· при восстановлении родителей в родительских правах (п. 4 ст. 72 СК РФ);
· при усыновлении ребенка (п. 1 ст. 132 СК РФ);
· при изменении фамилии, имени и отчества ребенка в случае его усыновления (п. 4 ст. 134 СК РФ);
· при записи усыновителей в качестве родителей усыновленного ребенка (п. 2 ст. 136 СК РФ);
· при изменении имени, отчества или фамилии ребенка в случае отмены усыновления
(п. 3 ст. 143 СК РФ);
· при передаче ребенка на воспитание в приемную семью (п. 3 ст. 154 СК РФ).
Указанные ситуации затрагивают важнейшие интересы ребенка, и поэтому решение не может быть принято против его желания, даже если желание представляется неразумным и необоснованным.
Таким образом, СК РФ устанавливает перечень случаев, гарантирующий учет именно согласия, а не просто мнения детей при решении важнейших внутрисемейных вопросов, затрагивающих их интересы. Учитывать согласие ребенка при решении иных вопросов родители должны исходя из его интересов и реальной способности сформировать и сформулировать свое мнение.
Понятия «учет мнения» и «учет согласия» неравнозначны. Учет мнения предполагает, что при решении того или иного вопроса мнение лица принимается во внимание, но следовать ему не обязательно, достаточно прислушаться и по возможности придерживаться его. Учет же согласия подразумевает обязательное получение одобрения на совершение того или иного действия.
Рассмотрим, как реализуется принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию в правоотношениях, возникающих между родителями ребенка, т. е. между отцом и матерью несовершеннолетнего.
В п. 1 ст. 61 СК РФ устанавливается, что родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права). Можно предположить, что и при решении вопросов, связанных с воспитанием детей, родители имеют одинаковые права,
т. е. при решении каких-либо вопросов, связанных с воспитанием детей, они обязательно должны учитывать, помимо мнения ребенка, мнение друг друга.
Конкретизирует приведенное положение п. 2 ст. 65 СК РФ, согласно которому все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.
Однако не всегда родителям удается достичь согласия при решении тех или иных принципиальных вопросов. В таких случаях в соответствии с п. 2 ст. 65 СК РФ родители (один из них) вправе обратиться за разрешением разногласий в орган опеки и попечительства или в суд. При этом следует учитывать, что в силу предоставленных законом полномочий органы опеки и попечительства могут лишь рекомендовать родителям тот или иной способ разрешения сложившейся ситуации. Если же возникшие между родителями разногласия переросли в спор о праве, родители для разрешения конфликта могут обратиться в суд[2].
Таким образом, очевидно, что в СК РФ принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию между родителями реализуется посредством установления равных родительских прав при принятии решений, а также с помощью механизмов преодоления возникающих разногласий.
Следующим аспектом, подлежащим рассмотрению в рамках данной статьи, является вопрос учета взаимного согласия в правоотношениях, возникающих между супругами. Данные правоотношения можно разделить на личные и имущественные.
Рассмотрим  сначала личные правоотношения. Безусловно, они занимают большее место и играют значительную роль в жизни супругов по сравнению с имущественными. Однако далеко не все неимущественные отношения супругов регулируются правом. Отношения дружбы, любви, уважения, ответственности друг за друга не поддаются правовому регулированию. За пределами права лежит и большинство отношений, составляющих существо повседневной жизни супругов. Поэтому среди отношений супругов, регулируемых правом, личным отношениям отводится значительно меньше места, чем имущественным[3].
Как же в СК РФ реализуется принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию в таких правоотношениях?
Статья 31 СК РФ закрепляет равенство супругов в семье и отчасти раскрывает, в чем выражается такое равенство. Однако независимо от того, перечислены в данной статье какие-то конкретные вопросы, по которым супруги равны, либо нет, принцип равенства предполагает, что супруги равны во всем, равны при решении любого вопроса. Закрепление равенства тесно связано с разрешением внутрисемейных вопросов по взаимному согласию. Только при наличии равенства можно гарантировать, что супруги будут учитывать мнение друг друга и принимать решения по взаимному согласию.
Так, ст. 32 СК РФ закрепляет право супругов при заключении брака определиться с будущей фамилией. Эта норма носит диспозитивный характер и зависит от желания каждого из супругов, иными словами — от согласия взять новую фамилию либо сохранить добрачную. Замена фамилии возможна только с согласия супруга, чья фамилия меняется. Вызывает интерес предложение о внесении изменений в законодательство, согласно которому один из супругов может взять фамилию другого только с согласия последнего. По нашему мнению, внесение такого изменения нецелесообразно, так как  в соответствии со ст. 58 Федерального закона от 15.11.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» лицо, достигшее возраста четырнадцати лет, вправе переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество. Следовательно, при отказе супруга в предоставлении своей фамилии другой супруг сможет в общем порядке взять такую же фамилию.
Закрепление в нормах СК РФ принципа разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию основано на равенстве супругов и диспозитивности норм, регулирующих личные правоотношения между ними.
Имущественные же отношения между супругами подразумевают отношения по владению, пользованию и распоряжению совместным имуществом, а также имуществом каждого из супругов. С точки зрения разрешения вопросов по взаимному согласию такие нормы можно подразделить на следующие:
· не требующие подтверждения согласия обоих супругов (презумпция согласия супруга);
· требующие такого согласия (нотариальное или простое письменное удостоверение согласия супруга).
В первом случае при совершении одним из супругов сделки по распоряжению совместной собственностью предполагается, что он действует с согласия другого супруга, и не требуется какое-либо юридическое оформление этого согласия. То есть для совершения сделок с движимым имуществом супруги не нуждаются в нотариально оформленной доверенности. Однако такая сделка может быть признана недействительной по требованию заинтересованного супруга (чьи права были нарушены), но только в том случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать о несогласии супруга на совершение данной сделки.
Во втором же случае для совершения сделок с недвижимым имуществом и сделок, требующих нотариального удостоверения, установлены особые правила. В соответствии с нормами семейного законодательства сделки с недвижимостью могут быть совершены одним супругом только после получения нотариально удостоверенного согласия другого супруга на распоряжение имуществом. Если согласие супруга не было получено, то сделка признается недействительной. Кроме того, такие сделки требуют государственной регистрации.
Подводя итог всему вышесказанному, необходимо отметить, что рассмотрение данной темы в рамках настоящей статьи не претендует на исчерпывающий характер. В частности,
ст. 67 СК РФ предусматривает право бабушки, дедушки, других родственников на общение с ребенком. Надо ли для осуществления такого общения получать согласие родителей ребенка, а если отсутствует согласие одного из родителей, достаточно ли согласия второго родителя?  В соответствии со ст. 143 СК РФ отмена судом усыновления ребенка прекращает взаимные личные неимущественные и имущественные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей (родственников усыновителей). И, соответственно, с этого момента взаимные права и обязанности ребенка и его родителей (его родственников), напротив, восстанавливаются. Нужно ли согласие родителей (родственников) и самого ребенка для восстановления взаимных прав и обязанностей ребенка и его родителей?
Эти и другие примеры лишь подтверждают необходимость дальнейшего развития и исследования данной темы и смежных вопросов.
 
Библиография
1 См.: Гонгало Б. Основные начала семейного законодательства // Семейное и жилищное право. 2006. № 2.
2 См.: Власова М.В. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. —  М., 2007.
3 См.: Власова М.В. Указ. соч.