Н.В. ЗАХАРОВ,
ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики Казанского государственного университета
 
Освещение данного вопроса следует начать с анализа законодательства Франции, так как опыт этого государства оказал значительное влияние на становление и развитие уголовного процесса России[1].
Уголовно-процессуальный кодекс Франции от 23 декабря 1958 г. (далее — УПК Франции) ввел разделение уголовного процесса этой страны на две большие части, не являющиеся стадиями: досудебную и судебную. Дознание является начальной стадией досудебной части уголовного процесса[2].
 
Во Франции имеется разграничение полиции на административную и судебную. Административная полиция исполняет функции по поддержанию и охране общественного порядка, предупреждению преступлений и т. д. Судебная полиция является основным органом, осуществляющим дознание, т. е. действует после совершения преступления.
Организационно судебную полицию как орган дознания образуют подразделения национальной полиции и национальной жандармерии. В составе полиции производство дознания возлагается на офицеров и агентов судебной полиции, их помощников, чиновников и агентов, на которых законом возложены некоторые функции судебной полиции.
Нормы, разграничивающие подследственность уголовных дел между национальной полицией и жандармерией и позволяющие определить подследственность уголовных дел тем или иным должностным лицам судебной полиции, действующим на одной территории, содержатся в ч. 3 УПК Франции.
Статья D. 3 УПК Франции содержит положение, согласно которому дознание производится органом или должностным лицом, первым обнаружившим преступление или получившим сведения о нем.
Другой критерий определения подследственности содержится в ст. D. 3 и конкретизируется в ст. D. 4 УПК Франции. Так, дела, требующие специальных технических средств, производства действий за территорией дислокации подразделений судебной полиции, розыскных мероприятий в пределах национальных и международных учреждений, преимущественно подследственны органам и должностным лицам национальной полиции. Также к юрисдикции полиции относятся дела, когда есть основания полагать, что преступление совершено организованной группой или несовершеннолетними профессиональными преступниками.
Согласно ч. 3 ст. D. 3 УПК Франции прокурор может самостоятельно выбрать орган, со-трудники которого будут производить дознание по уголовному делу в качестве судебной полиции. Единственным условием при подобном выборе является территориальная компетенция соответствующего органа. Таким образом, прокурор по своему усмотрению определяет подследственность уголовного дела, а также вправе передать дело от одного органа дознания другому.
В соответствии со ст. 18 УПК Франции офицеры судебной полиции, осуществляющие до-знание, расследуют преступления в пределах той территории, на которой они компетентны выполнять свои обычные функции. То есть закон определяет территориальную подследственность уголовных дел, расследуемых органами и должностными лицами судебной полиции. Однако в частях 2—4 ст. 18 УПК Франции содержится ряд исключений из общего правила определения территориальной подследственности:
1) при дознании очевидных преступлений офицер судебной полиции вправе проводить дознание на всей территории, подведомственной суду большой инстанции;
2) только в случае дознания очевидных преступлений офицер судебной полиции может действовать на территории, подведомственной смежным судам большой инстанции;
3) по предписанию прокурора республики или следственного судьи при срочном характере расследования и во время дознания очевидных преступлений или первоначального дознания офицер судебной полиции вправе действовать в пределах всей Франции.
Территориальная подследственность агентов судебной полиции и их помощников, а также чиновников, наделенных некоторыми функциями судебной полиции, соответствует основному принципу определения территориальной подследственности по делам, расследуемым офицерами судебной полиции. Исключения, предусмотренные для офицеров, распространяются только на агентов и их помощников, если они оказывают содействие конкретному офицеру.
В современной Франции подавляющее большинство уголовных дел расследуется органами дознания, а не предварительного следствия. Лишь по некоторым уголовным делам после дознания проводится предварительное следствие. Так, согласно данным, которые приводит Л.В. Головко, в 1980 году только 0,5% уголовных дел поступало к следственному судье, в то время как остальные расследовались органами дознания[3]. Однако подобная статистика указывает не на упадок данной стадии в уголовном процессе Франции, а напротив, свидетельствует при количественном снижении уровня предварительного следствия о его качественном росте. Подтверждением тому служит сокращение процента прекращенных следственным судьей уголовных дел[4] .
Согласно ст. 50 УПК Франции в стране существует общий орган предварительного следствия, отделенный от судебной полиции и входящий в судебную систему. Единственным лицом, осуществляющим предварительное следствие, является следственный судья (состоит при каждом трибунале большой инстанции).
Статья 79 УПК Франции определяет категории уголовных дел, по каким производство предварительного следствия обязательно, а когда факультативно или может быть произведено в исключительных случаях. Предварительное следствие осуществляется следственными судьями, входящими в единую судебную систему, следовательно, предметный критерий квалифицирования подследственности уголовных дел применяется в уголовном процессе Франции прежде всего для определения необходимости производства дознания либо предварительного следствия.
Таким образом, следственный судья во Франции расследует наиболее сложные и важные уголовные дела, касающиеся самых опасных для общества преступлений.
Возбуждение уголовных дел, требующих предварительного следствия, осуществляется путем составления прокурором требования (процессуального акта) о производстве предварительного следствия. Составив требование о производстве предварительного следствия и тем самым возбудив уголовное преследование, прокурор направляет его в трибунал большой инстанции, при котором состоят следственные судьи. Председатель трибунала самостоятельно решает, какому конкретно следователю поручить производство по делу (ст. 83 УПК Франции). На практике председатель трибунала учитывает специализацию, опыт следственных судей, когда передает им дела для производства предварительного следствия[5].
Следственная камера — следственный орган второй инстанции, состоящий при апелляционном суде (ст. 191 УПК Франции), который является вышестоящим звеном по отношению к трибуналу большой инстанции.
Смысл функционирования следственного органа второй инстанции в том, что следственная камера в ходе следствия рассматривает жалобы на постановления и действия следственного судьи, вопросы о признании следственных актов недействительными. Но при этом должностные лица следственной камеры не вправе вмешиваться в ход предварительного следствия, выносить предписания следственному судье о производстве тех или иных следственных действий (ст. 220 УПК Франции).
Одним из наиболее важных полномочий следственной камеры является право на определение подследственности конкретного уголовного дела (статьи 213—214 УПК Франции).
В УПК Франции не содержится статей, аналогичных ст. 151 УПК РФ, которые бы целиком посвящались вопросам подследственности. Можно сказать, что нормы о подследственности растворены в разных статьях и разделах кодекса. Кроме уже упомянутой ст. 79, в УПК Франции встречаются и другие статьи, разделяющие подследственность уголовных дел между следственными судьями, состоящими при различных трибуналах, в зависимости от вида и квалификации преступления по уголовному закону. Так, статьи 706-16—706-22 УПК Франции указывают на преимущественную подследственность дел о терроризме Парижскому трибуналу, соответственно, уголовные дела данной категории расследуются следователями Парижского трибунала. Но если брать за исходный тезис о том, что на основании предметного критерия обозначения подследственности устанавливается необходимость производства следствия либо дознания, то видится более правильным говорить о положениях указанных статей как об исключительном критерии определения подследственности, относящим дела данной категории к ведению судебных следователей Парижского трибунала.
Согласно нормам ст. 52 УПК Франции, содержащей общие правила территориальной подследственности, предварительное следствие производит следственный судья района совершения преступления, следственный судья района проживания одного из лиц, подозреваемых в совершении преступления, следственный судья района задержания одного из этих лиц. В УПК Франции не закреплено положений, которые отдавали бы предпочтение кому-то из указанных судей. Думается, что подследственность по месту совершения преступления является главенствующей, тем более что она оказывается единственной в случае производства предварительного следствия в отношении неустановленного лица.
УПК Франции содержит ряд специальных норм, которые дополняют общие правила определения территориальной подследственности. Статья 663 УПК Франции предусматривает возможность производства предварительного следствия в отношении лица, уже осужденного к лишению свободы, следователем того района, где лицо содержится под стражей, в случае вменения этому лицу совершения других преступных деяний.
Статья 693 УПК Франции признает преступление совершенным на территории Франции, даже если на ее территории совершена только часть преступления. В таком случае дело подследственно следственному судье района  проживания обвиняемого, места проживания потерпевшего или места задержания обвиняемого. Если соответствующие критерии определить затруднительно, дело передается для расследования следственному судье Парижского трибунала.
В УПК Франции содержится ряд норм, исходя из которых можно говорить, что французский уголовный процесс знает и персональную подследственность.
Так, дела о преступлениях, деликтах, а также дела в отношении несовершеннолетних о преступлениях пятой категории подследственны следственному судье по делам о несовершеннолетних[6].
Уголовные дела в отношении военнослужащих и приравненных к ним лиц расследуются в общем порядке, однако в случае объявления военного положения преступления, совершенные указанными лицами, а также гражданскими лицами, совершившими преступления против Франции, расследуются следственными судьями военных трибуналов (статьи 697—702 УПК Франции).
Производство расследования преступлений в Германии согласно ст. 160 Уголовно-процессуального кодекса Федеративной Республики Германии (с изм. и доп. от 01.01.1993; далее — УПК Германии) возложено на прокуратуру.
На практике большую часть деятельности по расследованию преступлений осуществляет полиция в форме дознания и на долю прокуратуры приходится всего 2% расследуемых пре-ступлений[7]. Полиция фактически превратилась в самостоятельный орган дознания. Деятельность полиции подпадает под действие статей 160—161 УПК Германии, в которых сказано, что прокурор расследует дела, прибегая к помощи полиции. В действительности же  полиция не ограничивается производством отдельных действий (особенно в больших городах), а проводит дознание по делу в полном объеме и только после этого предоставляет материалы прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования[8].
УПК Германии не содержит детальной регламентации предварительного расследования (дознания, производимого полицией под руководством прокурора). Нормативное регулирование работы полиции осуществляется административно-территориальными единицами Германии — землями. Они вправе издавать законы, регулирующие оперативно-розыскную и следственную работу полиции, не противоречащие федеральному законодательству (в качестве примера можно привести Закон о полиции земли Северный Рейн—Вестфалия от 25.03.1980)[9]. Следовательно, в УПК Германии не содержится норм, регламентирующих институт подследственности уголовных дел. Разграничение подследственности осуществляется законодательными актами земель и отчасти ведомственными нормативными актами (полиция в Германии входит в структуру МВД). В отличие от норм института подсудности, который в УПК Германии регламентируется весьма детально.
Система полиции Германии разделена на криминальную полицию и общеполицейские части. Криминальная полиция расследует в основном тяжкие и сложные преступления, общая полиция — незначительные преступления и правонарушения, а также преступления средней тяжести по поручению вышестоящих полицейских чинов: транспортные преступления, нарушения неприкосновенности жилища, тайны переписки, нанесение телесных повреждений, вымогательства и мошенничества и т. д.[10]
В структуру федеральной полиции входит такой орган, как Федеральное ведомство по уголовным делам (Bundeskriminalamt (BKA)). К числу приоритетных задач этого ведомства относится осуществление расследований особо опасных преступлений, как правило транснационального характера: международной контрабанды наркотиков, оружия, боеприпасов, взрывчатых и радиоактивных веществ, фальшивомонетничества; преступлений, совершенных против жизни и свободы федерального президента, членов федерального правительства, бундестага, федерального конституционного суда или гостей конституционных органов.
Предварительное следствие в Германии осуществляется по особо важным делам, требующим тщательного расследования. Следствие осуществляется судьей участкового или земельного суда на основании заявленного прокурором после производства дознания ходатайства (ст. 162 УПК Германии).
Предметная подследственность по делам, требующим предварительного следствия, квалифицируется в соответствии с подсудностью данных дел. Так, предварительное следствие по особо тяжким преступлениям, подсудным Высшему земельному суду, производится судьей указанного суда[11].
Территориальная подследственность таких дел определяется прокурором на основе предварительно проведенного дознания, в ходе которого и устанавливается округ, где необходимо произвести следственные действия. Затем прокурор направляет ходатайство в соответствующий участковый или земельный суд. Если прокуратура считает необходимым производство следственных действий в нескольких округах, то она обращается с ходатайством в тот участковый суд, в округе которого находится  (ст. 162 УПК Германии).
В США не существует законодательства, единообразно регламентирующего порядок и условия деятельности сотрудников правоохранительных органов, общие условия производства предварительного расследования, действующего на всей территории страны и распространяющегося на все территориальные юрисдикции[12].
На каждом уровне государственной власти (федеральном, штатов, местном) имеются собственные органы расследования.
На федеральном уровне действуют около     50 органов расследования, каждый из которых включен в структуру того или иного министерства или ведомства, имеет специализированную подследственность и действует в пределах компетенции своего министерства или ведомства. В совокупности федеральные органы расследования охватывают практически все сферы деятельности исполнительной власти США[13].
Полиция США не является единым централизованным аппаратом. По различным оценкам, в стране существует от 20 до 40 тыс. полицейских формирований[14]. В крупных органах такого рода имеются должностные лица, осуществляющие следственные и оперативно-розыскные функции, — детективы. На федеральном уровне органы полиции занимаются предупреждением и раскрытием преступлений, кроме тех, дела о которых отнесены к подследственности специальных федеральных служб.
Большинство полицейских подразделений подчинено властям штата и вправе расследовать преступления только в его пределах. В составе полиции штатов образуются следственные отделы или вводятся должности детективов, правомочных производить расследование по уголовным делам. Полиция штата оказывает содействие  расследованию уголовных дел, осуществляемому местной полицией, в случае его недостаточной эффективности.
Строгого разграничения подследственности между федеральными органами расследования и соответствующими органами в штатах не существует, так как ответственность за совершенные преступления предусмотрена как в федеральном законодательстве, так и в законодательствах штатов. Преступления небольшой и средней тяжести на 99% расследуются силами полиции штатов[15].
Таким образом, организация аппарата предварительного расследования отражает федеративное устройство страны. На каждом уровне государственной власти действуют автономные органы расследования. Отсутствие единого, центрального органа расследования, функционирование в системах различных министерств и ведомств специализированных органов расследования с четко установленной предметной подследственностью, по всей видимости, приводит к более качественному осуществлению расследования преступлений ввиду глубокой специализации. Вполне допустимо в подобных случаях определять подследственность как специальную или исключительную.
Территориальная подследственность определяется в зависимости от места совершения преступления. В случае совершения преступления на территории муниципального образования расследование вправе осуществить, например, местная полиция. Если преступление совершено на территории штата — полиция штата. Но если на этих территориях совершено преступление, предусмотренное не законодательством штатов, а федеральным законом, то необходимо учитывать подследственность, установленную для федеральных органов расследования. В случае совершения преступления, предусмотренного федеральным законодательством и подследственного ФБР,  расследование производится сотрудниками ФБР. Местная полиция в случае, если она первая получила информацию о преступлении или обнаружила его следы, обязана предпринять все необходимые меры для их сохранения и оказать содействие сотрудникам ФБР после того, как они примут дело к своему производству. При совершении преступлений на территориях, подчиненных исключительно федеральным властям (национальные парки, военные объекты, корабли, территории индейских резерваций — § 1153 разд. 18 Свода законов США), расследование осуществляется силами федеральных органов.
При этом стоит отметить, что в законодательных актах штатов, регламентирующих вопросы территориальной подследственности, употребляется понятие «территориальная юрисдикция», которое используется для обозначения власти, правомочия на определенной территории[16]. Так, ст. 1.04 Уголовного кодекса штата Техас содержит несколько критериев квалифицирования территориальной юрисдикции органов предварительного расследования штата: 1) совершение или обнаружение следов преступления в пределах штата; 2) покушение на совершение преступления в пределах штата вне зависимости от места его подготовки;
3) подготовка к совершению преступления в пределах штата, а также подготовка к совершению преступления за пределами штата, если деяние уголовно наказуемо за пределами      штата.
Персональный критерий определения подследственности уголовных дел зависит от субъекта преступления и отчасти от предмета преступления. Так, тяжкие преступления, совершенные индейцами, расследуются федеральными органами расследования. К ведению органов американской военной юстиции отнесены дела о преступлениях, совершенных военнослужащими. Это ряд воинских преступлений (несоблюдение субординации, небрежное исполнение воинских обязанностей), а также другие уголовно наказуемые деяния (убийство, кража и т. д.), предусмотренные как федеральным законодательством, так и законодательством штатов, при условии что эти преступления совершены при исполнении воинских обязанностей.
При подобной уголовно-правовой регламентации не всегда можно четко определиться с подследственностью уголовного дела. В случае  если в момент обнаружения признаков преступления нельзя четко указать подследственность уголовного дела, производство расследования по нему осуществляет тот орган, который обнаружил или первым получил информацию о совершенном преступлении. Если в ходе расследования выясняется подследственность другому органу, дело должно быть надлежащим образом передано компетентному органу.
При довольно сложной регламентации уголовного судопроизводства и построении аппарата расследования видится верным мнение о том, что это нередко приводит к дублированию  норм, порождаются трудности, связанные с определением подследственности конкретных уголовных дел[17].
В целом необходимо отметить, что регламентация института подследственности в зарубежных странах носит различный характер, но при этом везде увязывается с организацией следственных аппаратов. В условиях осуществления судебной реформы, когда отечественный законодатель путем внесения многочисленных изменений в УПК РФ пытается найти оптимальные формы организации предварительного расследования, создаются одни и упраздняются другие следственные органы, стоит обратить внимание и учесть положительный опыт зарубежных стран в регламентации общих принципов предварительного расследования в целом и института подследственности в частности.
 
Библиография
1 См.: Даневский В. Наше предварительное следствие, его недостатки и реформа. — М., 1895. С. 35—37.
2 См.: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. — М., 1995. С. 18.
3 По разным данным, следователю передается от 0,5 до 15% уголовных дел. См: Калиновский К.Б. Уголовный процесс современных зарубежных государств. — Петрозаводск, 2000. С. 10.
4 См.: Головко Л.В. Указ. соч. С. 66.
5 См.: Амбасса Л.Ш. Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции: сравнительно-правовое исследование: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1999. С. 47.
6 См.: Амбасса Л.Ш. Указ. раб. С. 56.
7 См.: Дьяконова О.Г. Уголовный процесс зарубежных стран. Международный уголовный процесс. — Оренбург, 2002. С. 105.
8 См. там же. С. 109.
9 См.: Ларичев В.В. Предварительное расследование преступлений в США и Германии: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 52.
10 См.: Ларичев В.В. Указ. раб. С. 23.
11 См.: Сергеев А.Б. Предварительное расследование в европейских странах и США. — Челябинск, 1998. С. 38.
12 См.: Николайчик В.М. Уголовный процесс США. — М., 1981. С. 19.
13 См.: Стойко Н.Г., Семухина О.Б. Уголовный процесс США. — Красноярск, 2000. С. 38—39.
14 См. там же. С. 188; Дьяконова О.Г. Указ. соч. С. 44.
15 См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. — М., 2001. С. 191.
16 См.: Уголовный кодекс штата Техас / Науч. ред. И.Д. Козочкина. — СПб., 2006. С. 59.
17 См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Указ. соч. С. 196; Николайчик В.М. Указ. соч. С. 19.