И.В. ТИХОНЬКОВА,
аспирант кафедры арбитражного процесса Саратовской государственной академии права
 
Действующее российское законодательство полно и четко определяет гарантии реализации прав граждан и юридических лиц в сфере оборота недвижимого имущества. Осуществление имущественных прав граждан регулируется Конституцией РФ, гражданским, жилищным, земельным, налоговым законодательством, в том числе федеральными законами от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о государственной регистрации прав), от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», Законом РФ от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации». 
 
Подробная регламентация правоотношений, объектом которых выступают права на недвижимое имущество, обусловлена тем, что достаточно сложные вопросы оборота недвижимости требуют применения большого количества норм права.
Однако для реализации права на недвижимость только материально-правового регулирования недостаточно. Нередко для осуществления прав предприниматели и юридические лица вынуждены обращаться в арбитражный суд. Причем зачастую эти права не нарушены, но их осуществлению препятствует отсутствие реальной возможности подтвердить существование последних. Для подобных случаев законодателем введен институт особого производства, в рамках которого предприниматели и юридические лица могут устанавливать факты, имеющие юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Рассмотрение дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, достаточно новая категория для постсоветского арбитражно-процессуального законодательства. Введение данной категории связано с развитием в России гражданского оборота и необходимостью удовлетворения потребностей хозяйствующих субъектов.
В Арбитражном процессуальном кодексе РФ 1992 года не были отражены дела данной категории. В АПК РФ 1995 года хотя и предусмотрена возможность установления фактов, имеющих юридическое значение, однако их перечень был определен не законом, а подзаконным нормативным актом — постановлением Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 31.10.1996 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»[1]. Действующий ныне Арбитражный процессуальный кодекс РФ 2002 года в ст. 218 закрепляет перечень дел, подлежащих рассмотрению арбитражными судами в порядке особого производства.
В практике арбитражных судов среди дел особого производства наиболее многочисленны дела об установлении фактов владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным, причем количество таких дел растет из года в год. Так, Арбитражный суд Чувашской Республики в первом полугодии 2005 года рассмотрел на 21,4% больше дел об установлении фактов, имеющих юридическое  значение, по сравнению с аналогичным периодом 2004 года. Как указано в «Информационном материале об итогах работы суда в первом полугодии 2005 года», «требования заявителей касаются в основном установления факта владения и пользования объектами имущества как своими собственными». Арбитражный суд Оренбургской области в первом полугодии 2006 года рассмотрел на 56,2% больше дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, чем в аналогичном периоде 2005 года[2]. На первый взгляд такие дела не вызывают никаких затруднений по той причине, что в них отсутствуют  спор о праве, а также стороны с противоположными материально-правовыми требованиями на предмет спора. Несмотря на это, отсутствует единообразие практики их рассмотрения. Так, одни арбитражные суды рассматривают схожие дела об установлении юридически значимых фактов в области недвижимости в порядке искового производства, другие — в порядке особого[3]. Кроме того, есть случаи разрешения спора о признании права собственности в порядке особого производства или, наоборот, бесспорные дела могут рассматриваться в исковом порядке[4].
В этой связи у органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, при регистрации прав, подтвержденных указанными решениями, возникают вопросы:
· каким должен быть объем правовой экспертизы, проводимой в отношении решения арбитражного суда?
· какое право подлежит регистрации, если в самом решении не указано, что оно является основанием для государственной регистрации права?
· какими должны быть действия органов Росрегистрации в случае, если в решении отсутствуют данные, необходимые для проведения государственной регистрации права на основании этого решения?
Для того чтобы предупредить возникновение указанных проблем в деятельности арбитражных судов и органов Росрегистрации в дальнейшем, необходимо выяснить, как закрепляется в теории и реализуется на практике категория «установление фактов владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным», а также проанализировать теорию и практику осуществления государственной регистрации прав, возникших на основании решения арбитражного суда, выявить причины и предложить возможные пути решения проблем.
Главный вопрос, ответа на который не дает законодатель, звучит так: изменилось ли в Арбитражном процессуальном кодексе РФ 2002 года, по сравнению с ранее действовавшим законодательством, содержание устанавливаемых арбитражным судом фактов, имеющих юридическое значение в области оборота недвижимости, либо изменилась лишь терминология. Так, согласно п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13 арбитражным судом устанавливались: факты принадлежности строения или земельного участка на праве собственности; факты добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет. В п. 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ 2002 года указано, что арбитражный суд рассматривает дела об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным.
Кроме того, АПК РФ 2002 года не устанавливает перечень оснований для обращения в арбитражный суд с целью подтверждения юридического факта в порядке п. 1 ч. 2 ст. 218, не раскрывает понятий «владение» и «пользование» недвижимым имуществом[5], не указывает, что следует понимать под владением и пользованием недвижимым имуществом «как своим собственным», чем эта категория отличается от категории «принадлежность имущества на праве собственности». Владение понимается учеными как фактическое обладание имуществом, а пользование — как извлечение и присвоение его полезных свойств.
Ученые-процессуалисты отмечают, что «содержание гл. 27 Кодекса, регулирующей производство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение (юридических фактов), в основном копирует содержание разъяснений, данных в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.96 № 13»[6]. Из этого следует, что содержание устанавливаемых арбитражным судом фактов, имеющих юридическое значение в области оборота недвижимости, не изменилось, а изменилась лишь формулировка данной категории дел. То есть арбитражный суд, как и ранее, устанавливает факты принадлежности строения или земельного участка на праве собственности и дела об установлении фактов добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет в порядке п. 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ. Представляется, что для удобства правоприменения необходимо использовать термин «недвижимое имущество» вместо терминов «строение» и «земельный участок».
Закономерно возникает вопрос: охватывает ли категория «владение и пользование юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным» дела об установлении фактов принадлежности недвижимого имущества на праве собственности и дела об установлении фактов добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет?
Под установлением факта принадлежности недвижимого имущества на праве собственности ученые понимают «способ подтверждения уже существующего права, предусматривающий признание арбитражным судом факта утраты правоустанавливающего документа, подтверждающего принадлежность имущества заявителю, и восполнение утраченного документа судебным решением»[7].
Дела об установлении фактов добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет относятся к тем случаям, когда «закон предусматривает, что только установление в судебном порядке юридически значимого факта служит основанием для удостоверения возникшего в силу этого факта права»[8]. Устанавливая указанный факт, арбитражный суд, в частности, констатирует истечение срока приобретательной давности[9]. Условия, при наступлении которых у владельца недвижимого имущества может возникнуть право собственности в силу приобретательной давности, предусмотрены п. 1 ст. 234 ГК РФ. Порядок реализации указанной нормы определен п. 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ — вынесение арбитражным судом в порядке особого производства решения об установлении факта владения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным. Право собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности возникает после государственной регистрации, основанием для которой является указанное решение арбитражного суда.
Проанализировав положения ст. 234 ГК РФ и ч. 3 ст. 6 Закона о государственной регистрации прав, можно отметить, что в порядке установления факта владения и пользования недвижимым имуществом как своим собственным арбитражными судами должны устанавливаться только факты приобретательной давности.
Поэтому представляется необоснованным включение такой категории дел, как дела об установлении факта утраты правоустанавливающих документов, подтверждающих существующее право собственности на недвижимое имущество, в категорию «владение и пользование юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным».
Следовательно, факт подтверждения существующего права собственности на недвижимое имущество, правоустанавливающие документы на которое утрачены, целесообразно устанавливать со ссылкой на п. 4 ч. 2 ст. 218 АПК РФ, как на другие факты, порождающие юридические последствия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности или ввести в ч. 2 ст. 218 АПК РФ такую юридическую категорию, как факт утраты правоустанавливающих документов, подтверждающих право собственности на недвижимое имущество.
Практика рассмотрения дел об установлении факта утраты правоустанавливающих документов, подтверждающих существующее право собственности на недвижимое имущество в порядке п. 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ, вызывает затруднения исполнения решений арбитражного суда, в частности при государственной регистрации права собственности, возникшего на основании решения суда.
Регистрирующие органы указывают, что решения арбитражного суда об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным устанавливают лишь факт владения и пользования, а не само право собственности. Согласно же ст. 4 Закона о государственной регистрации прав государственной регистрации подлежит право собственности и иные вещные права в соответствии со статьями 130— 132 и 164 ГК РФ. Государственная регистрация права владения и пользования недвижимым имуществом законодательством не предусмотрена. Кроме того, ст. 209 ГК РФ установлено, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом. Решение суда об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом не свидетельствует о праве лица распоряжаться имуществом как своим собственным. Следовательно, такое решение суда не может являться основанием для государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества[10].
Если же в порядке п. 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ устанавливать только факты приобретательной давности, все встает на свои места. Решение арбитражного суда подтверждает факт истечения срока приобретательной давности. Право собственности на недвижимое имущество возникает после государственной регистрации, основанием которой и будет решение арбитражного суда об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным. При установлении же факта утраты правоустанавливающих документов право собственности не возникает на основании решения арбитражного суда, оно существовало ранее, поэтому в резолютивной части решения необходимо указать, что решение арбитражного суда подтверждает существующее право собственности и является основанием для государственной регистрации указанного права в Едином государственном реестре прав (ЕГРП). Представляется, что в указанном порядке чаще будет подтверждаться ранее возникшее право собственности, не зарегистрированное органами Росрегистрации, поскольку данные органы ведут на электронном и бумажном носителях ЕГРП, в котором содержатся данные о правообладателях, объекте недвижимости, его ограничениях (обременениях) и др., а также дела правоустанавливающих документов, в которых содержатся копии правоустанавливающих, технических и иных документов; выдают свидетельства о государственной регистрации — единственное доказательство существования зарегистрированного права. Поэтому, даже если одна из сторон сделки утратит свои правоустанавливающие документы, она вправе получить повторное свидетельство о государственной регистрации, сделать выписку о содержании правоустанавливающего документа, получить копию договора и иного документа, выражающего содержание односторонней сделки, совершенной в простой письменной форме.
Арбитражная практика устанавливает две возможности разрешения вопросов приобретательной давности, а именно:
· путем признания права собственности в исковом порядке при наличии спора о праве;
· путем установления факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным в порядке особого производства при отсутствии спора о праве.
Такое решение суда будет являться достаточным основанием для государственной регистрации права территориальным органом регистрационной службы[11].
Арбитражные суды в случае обращения к ним покупателя или учредителя с заявлением, содержащим ссылку на ликвидацию юридического лица — правопредшественника или продавца, получение от него недвижимого имущества и отсутствие регистрации перехода права собственности на это имущество, также устанавливают факт владения и пользования юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями недвижимым имуществом как своим собственным. Юридические лица или индивидуальные предприниматели обращаются в арбитражный суд с заявлением в порядке особого производства в связи с отсутствием правоустанавливающих документов, невозможностью установления факта владения и пользования имуществом во внесудебном порядке, необходимостью государственной регистрации права и невозможностью ее осуществить ввиду того, что юридическое лицо (правопредшественник или продавец) было ликвидировано. Арбитражный суд устанавливает испрашиваемый факт на том основании, что соблюдены требования главы 27 АПК РФ и отсутствует спор о праве[12].
Однако этого мнения придерживаются не все арбитражные суды. К примеру, Арбитражный суд Тамбовской области считает, что подобные дела подлежат рассмотрению в порядке искового производства, ссылаясь на аналогию закона, когда регистрация может быть произведена на основании решения суда о государственной регистрации перехода права собственности по иску покупателя применительно к правилам, установленным п. 3 ст. 551 ГК РФ. Следовательно, должен быть ответчик, в качестве которого вместо ликвидированного продавца, также с учетом аналогии закона, следует привлекать соответствующий территориальный орган Федеральной регистрационной службы[13].
Рассматривая указанные случаи, следует отметить, что в силу ст. 131 ГК РФ право собственности на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в ЕГРП соответствующими государственными органами. Кроме того, согласно п. 2 ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Следовательно, в указанных выше случаях право собственности заявителя на недвижимое имущество не может считаться возникшим. Более того, из п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.02.2004 № 76 следует, что заявление об установлении наличия или отсутствия права собственности не подлежит рассмотрению в порядке особого производства, а решение арбитражного суда в случае решения вопроса о переходе права собственности на недвижимое имущество ликвидированной организации, вынесенное в порядке особого производства, фактически признает право собственности заявителя.
Таким образом, арбитражные суды по-разному толкуют закон, рассматривая схожие дела как в порядке искового, так и в порядке особого производства. Для разрешения указанной коллизии необходимо разъяснение Высшего арбитражного суда РФ, которое выразило бы единую правовую позицию по указанному вопросу, либо изменение законодательства, не допускающее двойственного толкования закона.
На практике встречаются случаи, когда заявители обращаются с заявлением об установлении «факта владения недвижимым имуществом на праве собственности»[14], что не совсем верно, так как действующее арбитражно-процессуальное законодательство не оперирует данными категориями.
Согласно п. 1 ст. 28 Закона о государственной регистрации прав права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. В связи с возникновением у органов Росрегистрации вопросов относительно объема правовой экспертизы решений арбитражного суда об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным[15] и возможности отказа в регистрации права на основании того, что решение арбитражного суда не содержит всех необходимых для государственной регистрации сведений, необходимо определить порядок регулирования  данных вопросов согласно нормам действующего законодательства.
Так, в соответствии со ст. 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Поэтому согласно п. 1 ст. 28 Закона о государственной регистрации прав регистратор права на недвижимое имущество и сделок с ним не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда. То есть правовая экспертиза решения суда должна проводиться лишь с позиции вступления его в законную силу и подлинности, а не с позиции соответствия законодательству[16]. Абзац второй п. 1 ст. 28 Закона о государственной регистрации прав однозначно устанавливает, что в случае если решение суда не содержит сведений, которые регистратор прав обязан внести в ЕГРП, он или правообладатель при наличии заключения регистратора (в письменной форме) вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения.
При этом известны случаи, когда арбитражный суд выносил решения об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным, однако органы Росрегистрации отказывали в регистрации права собственности на основании того, что в решении суда не указана дата, с которой устанавливался юридический факт[17], что повлекло за собой новые судебные разбирательства.
Далее закономерно возникает вопрос: какие специальные сведения, присущие только указанной категории дел, должны содержаться в решении арбитражного суда? В силу ст. 222 АПК РФ, ч. 1 ст. 4, ч. 1 ст. 28 Закона о государственной регистрации прав решение суда об установлении факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным должно указать на наличие юридически значимого факта и изложить его, указать момент возникновения права собственности, поскольку он определяется решением суда, а также право, подлежащее государственной регистрации.
В заключение необходимо отметить, что для решения обозначенных выше проблем необходимы официальные разъяснения Высшего арбитражного суда РФ либо предложенные изменения законодательства о том, какие категории юридических фактов подлежат рассмотрению в порядке «установления факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным», какие данные должны содержаться в решении арбитражного суда по этой категории дел. Росрегистрация в целях единообразия регистрационной практики  должна в свою очередь составить разъяснения для территориальных органов о том, в каких случаях они могут отказать в регистрации прав, подтвержденных решением арбитражного суда, указать объем проведения правовой экспертизы по делам о регистрации права собственности на основании решения арбитражного суда.
Отсутствие единообразия как в судебной, так и в регистрационной практике — следствие неполноты процессуально-правового регулирования вопросов оборота недвижимости, а также ненадлежащего взаимодействия органов судебной и исполнительной власти в этой сфере. А это препятствует реализации прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на недвижимое имущество и  тормозит развитие гражданского оборота в стране.
 
Библиография
1 См.: Хозяйство и право. 1997.  № 3. С. 81.
2 См.: Информация о деятельности Арбитражного суда Оренбургской области в первом полугодии 2006 года // http://orenburg.arbitr.ru/about/totals/2715.html
3 См., например: дело № А44-2787/2005-5 // Архив Арбитражного суда Новгородской области; дело № А12-20133/05-С16 // http://volgograd.arbitr.ru/prn/cnt/practic/cnt1541120; постановление Президиума Арбитражного суда Тамбовской области от 31.05.2006 // http://www.tambov-arbitr.ru/about/activity/060531.html
4 См., например: дело № А77-1309/2005 // http://www.fassko.ru/praktika/sudebnie_akti_fas_sko/5884.htm, а также по-
становление ФАС Поволжского округа от 15.06.2004 № А55-15610/03-36 // СПС «Гарант».
5 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. — М.: Юрайт-издат, 2004.
6 Шерстюк В.М. Новые положения третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. — М., 2003. С. 160.
7 Рожкова М. Особое производство в арбитражном суде // Хозяйство и право. 2003. № 3. С. 70.
8 Там же.
9 См. там же.
10 Новости отдела контроля, судебной защиты и правового обеспечения в сфере государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 06.06.2006 // tp://rosreg.karelia.ru/news/view.html?id=2758
11 См. п. 3 постановления Президиума Арбитражного суда Тамбовской области от 31.05.2006 // http://www.tambov-arbitr. ru/about/activity/060531.html
12 Дело № А44-2787/2005-5 // Архив Арбитражного суда Новгородской области; а также дело № А25-1638/05-5// http://www.askchr.ru/practice/doc/reshen/201638.doc; дело № А12-20133/05-С16 // ttp://volgograd.arbitr.ru/prn/cnt/ practic/cnt1541120
13 См. п. 5 постановления Президиума Арбитражного суда Тамбовской области от 31.05.2006 // http://www.tambov-arbitr. ru/about/activity/060531.html
14 См., например: дело № А44-2787/2005-5 // Архив Арбитражного суда Новгородской области.
15 См.: Выступление заместителя руководителя Управления Федеральной регистрационной службы по Ставропольскому краю Ю.А. Акиньшина «О пределах проведения правовой экспертизы при проведении государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // http://www.rosregistr.ru/to_print.php?id=768
16 См. там же.
17  См. п. 12 Обзора судебной практики Главного управления Федеральной регистрационной службы по Республике Татарстан за 2005 г. и первый квартал 2006 г. // http://www.gufrs-rt.ru/upload/1/0/sud.doc