И.А. КОСАРЕВА,
доцент кафедры гражданского права юридического факультета ГОУ ВПО «Хабаровская государственная академия экономики и права»
 
Для действительности брака имеет значение наличие таких обстоятельств (положительных условий), как достижение брачного возраста и добровольность вступления в супружеский союз, а также отсутствие определенных фактов (отрицательных условий), к числу которых законодательства многих государств, в том числе и России, относят состояние в другом зарегистрированном браке (ином семейно-правовом или гражданско-правовом партнерстве), наличие психических заболеваний, существование родства (усыновления) и др.
 
Запрет брака между лицами, находящимися в определенной степени родства или отношениях свойства, усыновления, опеки и попечительства, известен большинству мировых правопорядков, но сила запрета не одинакова. Во всех странах не разрешаются браки между родственниками по восходящей и нисходящей прямой линии, полнородными и неполнородными братьями и сестрами. Иные родственные и близкие отношения расцениваются как препятствия к заключению брака в законодательствах России и зарубежных стран по-разному.
Г. Гегель высказывал следующее мнение о значении запрета кровосмешения: «Против брака между кровными родственниками восстает уже чувство стыда, но эта осмотрительность оправдывается и понятием предмета. Ибо то, что уже соединено, не может быть соединено браком. Со стороны чисто природных отношений известно, что спаривание между животными одного семейства дает более слабый приплод, так как то, чему следует соединиться, должно быть прежде раздельным; сила порождения, как и сила духа, тем больше, чем больше противоположности, из которых она воссоздается. Близость, знакомство, привычка к совместной деятельности не должны существовать до брака; они должны быть обретены только в браке, и это обретение имеет большую ценность, чем оно богаче и чем многочисленнее его части»[1].
На заре истории человечества отношения между полами носили беспорядочный характер, но еще задолго до возникновения государства и права накладывалось табу на определенные половые отношения (между родителями и детьми, братьями и сестрами). Первой формой семьи называют кровнородственную семью, которая состояла из кровных родственников разных поколений по женской и мужской линии. Первой формой брака считается групповой брак, который обеспечивал воспроизводство населения через взаимодействие двух или большего количества родов, поскольку внутри рода кровосмешение было запрещено.
Существующий во всех современных правопорядках запрет кровосмешения (инцест) прежде всего обеспечивает устойчивость социальных ролей членов семьи. Этот запрет предупреждает возникновение сексуального соперничества внутри семьи, поскольку бесконтрольное осуществление полового влечения уничтожило бы социальное учреждение — семью. Кроме того, запрет кровосмешения способствовал и способствует установлению коммуникаций между отдельными семьями (родами). Табу кровосмешения возникло скорее по социальным соображениям, а не из-за вредности биологических и физиологических последствий, хотя и последнее не опровергается[2].
Безусловно, право любого государства основывается прежде всего на собственной культуре, традициях, обычаях, в связи с чем представляет интерес опыт отечественной истории. В древнерусском праве запрет кровосмешения существовал на уровне обычая. С принятием христианства на Руси решение вопроса о запрете брака при родстве и свойстве было отнесено к ведению религии брачующихся[3]. М.Ф. Владимирский-Буданов, упоминая об отсутствии известных степеней родства или свойства как условия брака, писал, что в определении его светское законодательство не участвует[4]. К.П. Победоносцев указывал на существенное значение для действительности брака отсутствия близкого родства между вступающими в брак, объясняя, что запрет «имеет отвращение совесть у всех цивилизованных народов», а также на то, что границы запрещения определяются различно, так как «не условились одинаково по понятию близкое родство»[5].
Г.Ф. Шершеневич предполагал, что родство и свойство в близких степенях как препятствие к заключению брака имеет основанием желание изгнать половые влечения в кругу лиц, которые благодаря родству живут вместе, предупредить разврат в семье и называл также другие причины: инстинктивное отвращение, вырождение и церковные правила[6]. Д.И. Мейер сомневался в разумном основании запрета браков между родственниками и свойственниками, указывал на нравственные, физиологические, исторические причины и заключал, что мера запрещения подобных браков определяется не рационально, а «более или менее произвольно»[7].
Поскольку православие было преимущественной конфессией, исследование церковных запретов к браку наиболее важно. Родство выделяли троякого рода: 1) кровное, возникшее в силу рождения; 2) духовное, основанное на восприемничестве; 3) гражданское, создаваемое усыновлением. Абсолютно запрещались браки между родственниками по прямой линии без ограничения степеней; по боковой линии — до четвертой степени включительно; в свойстве — только первая степень. При расторжении брака отношения свойства сохранились как недозволенность к браку. О влиянии на брак внебрачного родства никаких упоминаний не содержалось. Устанавливался запрет на брак при наличии духовного родства. Так, не допускались браки восприемника с воспринятой и ее матерью, восприемницы с воспринятым и его отцом, но не между восприемником и восприемницей. Усыновление не являлось препятствием к браку вообще.
Первый нормативный правовой акт в брачно-семейной сфере послереволюционного периода — Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве от 22 октября 1918 г. — содержал не только указание на запрещенные линии родства для брака (родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, полнородные и неполнородные братья и сестры), но и определял, что препятствием к браку для данной категории лиц является всякое родство, в том числе и внебрачное.
Кодекс законов о браке, семье и опеке 1926 года (утв. постановлением ВЦИК от 19.11.1926) воспроизводил положения о запрете брака между родственниками по перечню Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве от 22 октября 1918 г. без каких-либо изменений.
Кодекс о браке и семье РСФСР  1969 года определял круг лиц, между которыми браки запрещались, относя к их числу не только родственников по прямой восходящей и
нисходящей линии, полнородных и неполнородных братьев и сестер, но и усыновителей и усыновленных. Таким образом, с 1918 года в России свойство больше не является препятствием к браку, вместе с тем наряду с кровным родством называется новый факт — усыновление (с 1969 года) — как запрет заключения брака между усыновителем и усыновленным.
Российские ученые дают, в принципе, одинаковую оценку запрету брака по основанию родства и усыновления. А.Г. Гойхбарг, комментируя положения Кодекса законов о браке, семье и опеке 1926 года о запретах на заключение брака между родственниками, указывал, что препятствием к браку может явиться только действительное родство, ни «официальное», ни «искусственное» родство значения запретов не имеют ввиду «нелепости» и «необъяснимости» этих запретов, заимствованных буржуазными законами из старинных церковных постановлений[8]. Г.М. Свердлов писал, что запрет браков между ближайшими родственниками основан на недопустимости такого полового общения между людьми, с которыми не может мириться установившееся в человеческом обществе отвращение к кровосмешению, вследствие чего не имеет значения, возникло родство в браке или вне брака, и предлагал распространить запрет на браки усыновителей и усыновленных[9]. У В.А. Рясенцева находим обоснование недопущения браков между близкими родственниками биологическими и этическими соображениями и определение нравственных критериев в основе запрета браков при отношениях усыновления[10]. М.В. Антокольская полагает, что запрет брака при близком родстве имеет биологическое происхождение, при усыновлении — социальное[11]. О.Ю. Косова объясняет необходимость запрета браков между лицами, связанными определенной степенью родства, издавна осознанной обществом, поскольку кровосмешение отрицательно сказывается на физических, психических и интеллектуальных качествах потомства, рожденного в результате инцеста[12]. Н.Н. Тарусина определяет происхождение запрета браков между родственниками генетическими и этическими корнями, между усыновителем и усыновленным — только этическими[13]. По мнению А.М. Нечаевой, запрет на брак с близкими по крови родственниками призван предотвращать появление на свет неполноценного потомства, запрет на брак при наличии отношений усыновления имеет нравственную подоплеку[14]. Л.М. Пчелинцева замечает, что близкое родство как препятствие к заключению брака продиктовано медико-биологическими и морально-этическими соображениями, связанными как с заботой о здоровом потомстве супругов (поскольку в связи с накоплением патологических генов считается, что риск рождения детей с тяжелыми заболеваниями в результате подобных браков весьма значителен), так и естественным отвращением цивилизованного современного общества к кровосмешению[15].
Мировой опыт показывает, что факты родства, свойства, усыновления — наиболее часто встречаемые запреты на брак. Опека и попечительство в качестве препятствия к браку встречается редко.
Родство — это связь между людьми, обусловленная общим происхождением, которое бывает двух видов:
1) происхождение одних людей от других (прямое родство). К числу таких родственников относят родителей и детей, дедушек и бабушек по линии отца и матери, с одной стороны, и внуков, внучек, с другой стороны, прадедушек и прабабушек — правнуков и правнучек;
2) происхождение людей от общих предков (боковое родство). Боковыми родственниками являются между собой: братья и сестры (полнородные и неполнородные, имеющие двух или только одного общего родителя, единокровные, имеющие общего отца, единоутробные — общую мать); дяди, тети и племянники, племянницы; двоюродные братья и сестры и т. д.
Восходящие линии родства ведут от потомков к предкам, нисходящие — от предков к потомкам.
Юридическое значение могут иметь степени родства. Степень родства определяется числом рождений, отделяющих людей друг от друга.
Свойство определяется как связь, основанная на браке двух лиц, принадлежащих к разным родам[16].
Усыновление — форма устройства несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей, на воспитание в семью, при которой между ребенком, впоследствии и его потомками, и лицами (лицом), усыновившими ребенка, и его родственниками устанавливаются такие же правоотношения, какие предусмотрены законом для родителей и детей. Усыновление в дореволюционной России называлось гражданским родством, в советской России — искусственным родством.
Е.М. Ворожейкин определял родство как биосоциальную категорию и предлагал признание правом только кровного родства, называл задачи права к выявлению кровного родства там, где оно не является явным. Отношения усыновления, опеки, попечительства характеризовал как подобие родственных и предлагал именовать адаптационными и, соответственно, регулировать единообразно[17].
В соответствии со ст. 14 СК РФ не допускается заключение брака между близкими родственниками (родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами, усыновителями и усыновленными. Препятствиями к заключению брака в России указываются первая (родители и дети) и вторая (дедушки, бабушки и внучки, внуки; братья и сестры) степень родства, а также отношения усыновления.
Действующая редакция ст. 14 СК РФ не отвечает на вопросы правоприменения. Так, одна из проблем связана с реальными отношениями лиц, вступающих в брак. Легальное родство и фактическое родство должны совпадать, но в жизни встречаются ситуации, когда законное родство не является действительным родством и наоборот. Например, мужчина, вступающий в брак, является биологическим отцом невесты, притом что юридическим отцом этой женщины является другой человек. Подобные проблемы возникают также при применении искусственных репродуктивных методов. В законодательстве же отсутствует указание на основания возникновения родства. Целесообразно дополнить ст. 14 СК РФ, закрепив положение: «Препятствием к браку между лицами, указанными в настоящей статье, служит как родство, возникшее из брака, так и родство, возникшее вне брака».
Спорным является вопрос о том, достаточно ли широк круг лиц, на которых современное семейное законодательство распространяет свой запрет вступить в брак вследствие близкого родства. Исходя из исторического опыта по данной проблеме, перечень близких родственников, которым запрещено вступать в брак, по российскому праву узок. Исключены из за-
претного перечня дяди, тети, племянники, племянницы, двоюродные братья и сестры. Для этих родственников необходимо также запретить вступление в брак между собой как из нравственных, морально-этических соображений, так и с точки зрения биологической[18]. Поскольку число рождений, отделяющих их друг от друга, незначительно (третья и четвертая степень родства), большая вероятность наследственной патологии[19]. Ю.М. Фетюхин полагает, что отечественный законодатель советского и современного периода неосновательно сузил круг лиц, относящихся к числу близких родственников, браки между которыми запрещены[20]. Еще ранее Е.М. Ворожейкин указывал на необходимость включения в запретный круг иных близких родственников по генетическим причинам[21]. Предлагается расширить перечень близких родственников, браки между которыми не допускаются, указанием в ст. 14 СК РФ на запрет браков между дядями и племянницами, тетями и племянниками, двоюродными братьями и сестрами.
Далее, из нравственных, морально-этических соображений представляется недопустимым брак между такими свойственниками, как мужчина — мать жены, мужчина — сестра жены, женщина — отец мужа, женщина — брат мужа, мачеха — пасынок, отчим — пасынок. Особенно сложно в таких семьях социально адаптироваться несовершеннолетним детям из-за перераспределения ролей внутри семьи. Целесообразно установить запреты на браки между данными лицами до тех пор, пока лицо, давшее начало свойству, не умерло. Следует внести соответствующие дополнения в ст. 14 СК РФ, включив пункт следующего содержания: «Препятствием к браку являются отношения свойства первой степени по прямой восходящей и нисходящей линии и боковой линии. Отмена запрета на брак возможна в случае смерти лица, давшего начало свойству».
Абсолютно верной является позиция законодателя в отношении запретов браков между усыновителями и усыновленными именно по морально-нравственным соображениям. Вместе с тем не все так просто. Возникает несколько вопросов.
Во-первых, насколько этично допускать браки при отмене усыновления. Вероятно, имеет значение длительность существования отношений усыновления.
Во-вторых, для усыновленного, несмотря на прекращение юридической связи с фактическими близкими родственниками, кровное родство сохраняется и, следовательно, сохраняется запрет на брак с близкими кровными родственниками. Однако уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления еще никто не отменял.
В-третьих, в законодательстве не решен вопрос о дозволенности или недозволенности браков усыновленными в одной семье между собой или с родными детьми усыновителя (усыновителей).
И последнее. Усыновление — это не единственная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, предусмотренная действующим законодательством. Аналогичные усыновлению отношения — это опека (попечительство), приемная семья, а также фактическое воспитание ребенка. Браки между опекуном (попечителем) и опекаемым (подопечным), приемными родителями и приемными детьми, фактическими воспитателями и фактическими воспитанниками допустимы, хотя также безнравственны, как браки между усыновителями и усыновленными.
Представляется, что, исходя из медико-генетических и нравственных, морально-этических соображений, круг лиц, которым запрещено вступать в брак по российскому праву, неосновательно узок. Кроме того, не определены основания возникновения запретов и их отмены. Принимая во внимание вышесказанное, предлагаем изложить в следующей редакции ст. 14 «Обстоятельства, препятствующие заключению брака» СК РФ:
«1. Не допускается заключение брака между:
· лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке;
· близкими родственниками (родственниками первой степени родства по прямой восходящей и нисходящей линии, полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами, дядями и племянницами, тетями и племянниками, двоюродными братьями и сестрами);
· усыновителями и усыновленными;
· лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства.
2. Препятствием к браку между лицами, указанными в настоящей статье, служит как родство, возникшее из брака, так и родство, возникшее вне брака. При установлении усыновления отношение родства как препятствие к браку сохраняется.
3. Препятствием к браку являются отношения свойства первой степени по прямой восходящей и нисходящей линии и боковой линии. Отмена запрета на брак возможна в случае смерти лица, давшего начало свойству.»
 
Библиография
1 Гегель Г. Философия права. — М., 1990. С. 217.
2 См.: Хадерка И. Вступление в брак: правовые аспекты. — М., 1980. С. 79.
3 См.: Загоровский А.И. Курс семейного права. — Одесса, 1909. С. 34.
4 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. — Ростов н/Д, 1995. С. 422.
5 См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть 2: Права семейственные, наследственные и завещательные. — М., 2003. С. 33.
6 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). — М., 1995. С. 414.
7 Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. (По испр. и доп. 8-му изд., 1902). 2-е изд., испр. — М., 2000. С. 722.
8 См.: Гойхбарг А.Г. Брачное, семейное и опекунское право. — М., 1926. С. 34.
9 См.: Свердлов Г.М. Советское семейное право. — М., 1958. С. 115—116.
10 См.: Рясенцев В.А. Советское семейное право. — М., 1982. С. 74—75.
11 См.: Антокольская М.В. Семейное право. — М., 2001. С. 114—115.
12 См.: Косова О.Ю. Семейное и наследственное право России. — М., 2001. С. 74—75.
13 См.: Тарусина Н.Н. Семейное право. — М., 2001. С. 55.
14 См.: Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. — М., 2001. С. 93—95.
15 См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. — М., 2004. С. 97.
16 См.: Загоровский А.И. Указ. соч. С. 34.
17 См.: Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. — М., 1972. С. 24—42.
18 См.: Нечаева А.М. Указ. соч. С. 93.
19 См.: Генетика в гематологии. — М., 1967. С. 102.
20 См.: Фетюхин Ю.М. Институт брака по новому семейному законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2000. С. 84—85.
21 См.: Ворожейкин Е.М. Указ. соч. С. 122.