Л.В. САЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент, докторант Российской правовой академии Минюста России

 

Данные статистических исследований неумолимо свидетельствуют о том, что проблем в современной семье существует великое множество. Особую тревогу вызывают те из них, которые, возникая и развиваясь как конфликт, затрагивают интересы самой незащищенной в силу своих возрастных характеристик категории граждан — несовершеннолетних детей. Так, за период с 2005 по 2011 год доля разводов супругов, имеющих детей, в общем количестве разводов увеличилась на 10%; в 2011 году на каждые 3 развода приходилось 2 развода супругов, имеющих несовершеннолетних детей. Число семейно-правовых споров, разрешаемых в судах, выросло с 2008 по 2011 год на 18%, а 4 из 5 семейно-правовых споров, рассматриваемых судами, затрагивали интересы несовершеннолетних детей[1].

Очень часто после разрыва бывшие супруги делят не только совместно нажитое имущество, но и несовершеннолетних детей. Возникновение на почве развода семейных и межличностных конфликтов и неумение их уладить, не вынося сор из избы, а также неоднозначное отношение к положению женщины в современном обществе приводят к увеличению числа случаев похищения детей, причем часто — невзирая на наличие законного решения суда. В качестве примеров  можно привести ряд известных семейных трагедий так называемых звездных мам — Кристины Орбакайте, Анастасии Калманович, Яны Рудковской.

Решение суда об отобрании ребенка — пожалуй, самая сложная категория дел для практического исполнения, особенно если такое исполнение требует сначала разыскать несовершеннолетнего. С 1 января 2012 г. в соответствии с положениями Федерального закона от 03.12.2011 № 389-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» функции по организации и осуществлению розыска ребенка по исполнительному документу, содержащему требование об отобрании ребенка, переданы должностным лицам ФССП России.

Со дня внесения соответствующих изменений в законодательство об исполнительном производстве[2] прошло не так уж много времени, но некоторые итоги реализации на практике этих законодательных новелл подвести уже можно. Передача функций по розыску ребенка от МВД России к ФССП России мотивировалась в числе прочего тем, что для органов МВД России это направление деятельности является второстепенным, почти не влияющим на оценку эффективности их работы. Но здесь стоит отметить принципиальные отличия в подходах к розыску ребенка органами МВД России и ФССП России, а также в возможностях данных силовых структур. Суть в том, что исполнительный документ, содержащий требования об отобрании ребенка, есть единственное основание для возбуждения исполнительного производства; кроме того, розыск ребенка носит гражданско-правовой характер, поскольку производится при наличии судебного решения об отобрании ребенка. К розыску детей, пропавших без вести либо при обстоятельствах, которые могут свидетельствовать о криминальном характере их исчезновения, ФССП России отношения не имеет. Этот вопрос по-прежнему находится в юрисдикции МВД России. Процедура розыска в данном случае регламентирована Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изм. и доп.), нормы которого не распространяются на действия государственных гражданских служащих ФССП России в связи с отсутствием у нее de jure статуса правоохранительного органа.

Нельзя не отметить в этой связи факт создания центра по розыску пропавших детей. По словам уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова, при создании центра будет использоваться опыт американских коллег[3]. В США такой центр существует как отдельная организация (National Center for Missing and Exploited Kids) и специализируется в том числе на поиске детей похищенных одним из родителей[4].

В связи с отсутствием в российском законодательстве четко прописанных действий, регламентирующих розыск ребенка по исполнительному документу, содержащему требование об отобрании ребенка, Управлением ФССП России по Саратовской области с учетом опыта по розыску имущества должников и разыскного опыта органов МВД России разработан и внедрен в практику алгоритм обязательных действий судебных приставов-исполнителей, осуществляющих государственную функцию по розыску. Этот алгоритм в форме разыскного дела и методических рекомендаций направлен в структурные подразделения Управления.

Согласно этому алгоритму, судебный пристав-исполнитель по розыску в обязательном порядке должен истребовать о лице, предположительно незаконно удерживающем у себя ребенка, следующую информацию:

—в бюро несчастных случаев по месту жительства и регистрации разыскиваемого (в этом и последующих случаях изучается информации о лице, с которым предположительно находится ребенок либо в отношении которого имеется судебное решение об отобрании у него ребенка) — на предмет наличия сведений о возможной регистрации его смерти;

— в центральной районной больнице — о возможной госпитализации разыскиваемого лица, наличии у него хронических заболеваний (алкоголизм, наркомания, туберкулез), нахождении на амбулаторном либо стационарном лечении (проконтролировав при этом получение ответа);

— в информационном центре ГУВД Саратовской области — о наличии у разыскиваемого лица судимости и административных взысканий, нахождении его в розыске;

— в органе записи актов гражданского состояния (ЗАГС) — с целью проверки факта смены фамилии разыскиваемого;

— в РОВД и у участковых уполномоченных полиции — о возможном месте нахождения разыскиваемого лица и материалах, его характеризующих;

— в ОАО «Федеральная пассажирская компания» и ЗАО «Сирена-Трэвел» — о перемещении разыскиваемого лица железнодорожным и воздушным транспортом по территории России, о приобретенных им проездных билетах в интересующий период времени;

— в УФНС России — на предмет установления факта регистрации разыскиваемого лица в качестве учредителя/руководителя каких-либо юридических лиц, индивидуального предпринимателя;

— в военном комиссариате — о возможном прохождении разыскиваемым лицом военных сборов, службы по контракту, о несении воинской обязанности;

— с известного предыдущего места работы разыскиваемого лица — о возможном месте его последующего трудоустройства. Согласно ст. 64.1 ТК РФ работодатель при заключении трудового договора с бывшими государственными и муниципальными служащими в течение

2 лет после их увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в 10-дневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы;

— в ОАО «ВымпелКом», ОАО «МегаФон» — о зарегистрированных за разыскиваемым лицом абонентских номерах. Стоит отметить, что обмен информацией с операторами сотовой связи происходит через отдел организации работы по розыску должников и их имущества по средствам использования электронных каналов связи на основании соглашения о взаимодействии. Максимальный срок получения информации — 5 рабочих дней (при значительном количестве запрашиваемых сведений — от 5 тыс.). В случаях, не терпящих отлагательства, указанная информация может быть получена специалистом отдела розыска в течение нескольких минут;

— в  УФМС России — о предоставлении справки по форме № 1, содержащей сведения о близких родственниках разыскиваемого.

Фактически работа по розыску строится исходя из принципа установления и детального изучения любых «следов», оставленных должником.

Так, при установлении лиц, которые могут располагать прямой или косвенной информацией о возможном месте нахождения должника, судебным приставам по розыску рекомендовано получать объяснение по форме «Вопрос—Ответ» на предмет: места нахождения разыскиваемого лица; круга его (ее) общения (близкие друзья, сожительство с гражданкой (гражданином)); возможного места трудоустройства, настоящего и предыдущего (в том числе неофициального места работы, работы вахтовым методом); участия в боевых действиях, прохождения службы по контракту, воинской обязанности, профпригодности; наличия хронических заболеваний, учета в нарко- или психдиспансере; контактной информации (телефон, электронная почта, учетная запись в социальных сетях, skype); увлечений (охота, рыбалка, коллекционирование); вредных привычек (алкоголизм, наркомания, асоциальный образ жизни, бродяжничество); наличия движимого и недвижимого имущества, к которому разыскиваемое лицо имеет доступ (жилое помещение, которое разыскиваемое лицо может посетить либо в котором может временно проживать); наличия в пользовании у разыскиваемого лица автотранспортного средства, самоходной техники, не являющихся его собственностью; наличия информации о родственниках разыскиваемого лица в пределах Саратовской области либо иных регионов России, СНГ, с которыми это лицо поддерживает контакт и которых может посетить.

Формальная на первый взгляд постановка вопросов позволяет установить представляющую интерес для розыска информацию. Так, по адресу электронной почты разыскиваемого лица можно установить социальные ресурсы Интернета, которыми оно пользуется, даже если представляется в них под псевдонимом (таковыми могут быть ресурсы «Агент Mail.Ru», «Мой мир», ICQ, Gmail и др.).

Примечательно, что при распространении массового интереса к смартфонам их владельцы не только имеют постоянный доступ к бесплатным мессенджерам и обмену мгновенными сообщениями через Интернет, но и, будучи зарегистрированными в социальных сетях, могут оставить так называемую статическую информацию о своем местоположении на картографических сервисах «Карты Google», «Карты@mail.ru» и т. д. Более того, при активации пользователем смартфона функции GPS-навигатора информация о его местоположении может отображаться на тех же картографических сервисах динамично, т. е. с учетом передвижения.

Опыт показывает, что фотографии, размещенные пользователями в социальных сетях, могут свидетельствовать не только об имущественном положении разыскиваемого лица, но и о месте его нахождения (фотоснимки дома, наиболее часто посещаемых развлекательных заведений и иных мест, характеризующих интересы, увлечения, круг общения). Могут быть полезными при розыске интерактивные фотогалереи сайтов autochmo.ru, migalki.net, avto-nomer.ru, специализирующихся на размещении в сети фотографий машин — нарушителей правил дорожного движения либо машин, имеющих запоминающиеся номерные знаки. Использование таких ресурсов особенно актуально, когда судебный пристав-исполнитель имеет сведения ГИБДД о наличии зарегистрированных за разыскиваемым лицом автотранспортных средств: с их помощью можно отследить маршрут его движения.

Как справедливо отметил директор ФССП России — главный судебный пристав Российской Федерации А.О. Парфенчиков, на сегодняшнем этапе развития отечественной правовой системы, когда серьезным изменениям подвергаются многие отрасли отечественного законодательства, усилия российского законодателя по развитию тех или иных правовых институтов могут оказаться тщетными без принятия соответствующих решений, направленных на создание эффективной системы защиты права. В этой связи вопросы совершенствования законодательства в сфере исполнения судебных актов приобретают все большую актуальность[5].

Хотелось бы привести пример успешной практической реализации норм законодательства об исполнительном производстве, касающихся розыска ребенка.

В 2012—2013 гг. в производстве судебных приставов УФССП России по Саратовской области находился на исполнении исполнительный документ, содержащий требования об отобрании ребенка. Был произведен розыск ребенка, а затем, благодаря принципиальной позиции судебного пристава по розыску, восстановлена связь между матерью и ребенком, не видевшими друг друга более полугода.

Следует отметить, что по делам о розыске лиц указанной категории судебный пристав не вправе ограничиваться совершением обязательных разыскных мероприятий. В этой связи к розыску ребенка на началах взаимодействия подключились представители органов прокуратуры, МВД России,  органов опеки и попечительства и в обязательном порядке психолог для работы с ребенком.

В рамках розыска было установлено, что воспитанием разыскиваемого ребенка занимается его неродной дедушка: он, в частности, предпринимал попытки записать ребенка в футбольную секцию без фиксации его фамилии в соответствующих документах. Изучение генеалогического древа должников позволило установить квартиру умершего родственника  неродного дедушки ребенка, являющегося должником по исполнительному производству и имеющего права наследования на данное имущество, но еще не вступившего в наследство. При систематическом наблюдении за этой квартирой был замечен автомобиль должника.

Не оставалось сомнений в том, что ребенок находится в указанной квартире. Информация о месте нахождения ребенка была незамедлительно передана судебному приставу-исполнителю. Это позволило успешно провести исполнительные действия по передаче ребенка матери и окончить исполнительное производство по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 229 Федерального закона от 02.10.2007  № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Успешному розыску детей, осуществляемому в рамках исполнительного производства, безусловно способствует привлечение возможностей частного сыска. Как известно, согласно п. 8 ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности» (в ред. от 02.07.2013) поиск ребенка по исполнительному документу, содержащему требование об отобрании ребенка, может осуществляться на договорной основе с взыскателем. Теперь для производства розыска судебный пристав-исполнитель, осуществляющий розыск, по заявлению взыскателя вправе использовать сведения, полученные в результате осуществления частной детективной (сыскной) деятельности. 

В целях реализации указанных положений законодательства Управлением ФССП России по Саратовской области  была проведена рабочая встреча с лицами, имеющими лицензию на осуществление частной сыскной деятельности. По результатам встречи заключено соглашение «О некоторых вопросах взаимодействия УФССП России по Саратовской области с частными детективами». Во исполнение положений этого соглашения отдел организации работы по розыску должников и их имущества информирует инициаторов розыска об их праве на обращение к услугам частного сыска на возмездной основе и контролирует оперативное приобщение результатов частной сыскной деятельности к материалам разыскного дела и их качественное применение в разыскной деятельности Управления. В рамках указанного соглашения разработан порядок проведения совместных мероприятий, в том числе особо сложных мероприятий, связанных с розыском ребенка.

Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы» предусматривает создание эффективной многоуровневой системы защиты детства, основанной на международных стандартах. Но знакомы ли судебные приставы, на плечи которых возлагается обязанность решения таких сложных задач, с правовым статусом ребенка в международном контексте?

Международное законодательство о правах ребенка постоянно развивается и совершенствуется. Как известно, правовая деятельность в сфере защиты прав несовершеннолетних началась с момента создания в 1923 году Международного союза защиты детей. Первый международный акт по защите детства — Декларация прав ребенка — был принят 26 ноября 1924 г. на Пятой Ассамблее Лиги Наций в Женеве. После Второй мировой войны  резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г. № 1386 (ХIV) была принята новая Декларация прав ребенка. Но основным документом в сфере защиты прав ребенка стала Конвенция о правах ребенка, принятая резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г.  № 44/25. В дальнейшем, в развитие ее положений, был принят ряд резолюций и рекомендаций на рабочих встречах представителей разных стран—членов ООН.

В 1991 году в соответствии с Конвенцией о правах ребенка 1989 года был создан орган по наблюдению за ее соблюдением — Комитет ООН по правам ребенка (CRC). На Всемирной встрече на высшем уровне в интересах детей (Нью-Йорк, 30 сентября 2000 г.) была принята Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей. Заслуживают упоминания и другие международные встречи, посвященные проблемам защиты прав ребенка: Всемирный конгресс против сексуальной эксплуатации детей (Стокгольм, 1996); Берлинская конференция «Дети в Европе и Центральной Азии» (Берлин, 16—17 мая 2001 г.); Специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН по проблемам детей (Нью-Йорк, 8—10 мая 2002 г.) и др.

В соответствии с Конвенцией о правах ребенка 1989 года государства-участники должны уважать и обеспечивать все права, предусмотренные Конвенцией, относительно каждого ребенка, который находится в пределах их юрисдикции. Россия является участницей Конвенции ООН о правах ребенка с 1990 года, и нормы, закрепленные в этой Конвенции, включены в правовую систему России. Вопросы правового статуса и защиты законных интересов ребенка регулируются разными документами, которые базируются на общих положениях Конвенции.

Особого внимания заслуживает законодательство стран СНГ, содержащее нормы о защите прав ребенка.

Модельный исполнительный кодекс для государств—участников СНГ[6] был принят постановлением Межпарламентской ассамблеи государств—участников СНГ от 31 октября 2007 г. № 29-6 (далее — Модельный кодекс). Модельным кодексом и принятыми в соответствии с ним другими актами об исполнительном производстве регулируется деятельность, обеспечивающая исполнение юрисдикционных требований, в том числе: контроль за добровольным исполнением требований исполнительного документа должником; применение обеспечительных и иных принудительных мер; исполнение юрисдикционных требований вместо неисправного должника; осуществление иных действий по исполнительному производству.

Приведем примеры законодательного регулирования в странах СНГ отношений, возникающих в связи с розыском ребенка. Так, законодательство Азербайджанской Республики об исполнении состоит из Конституции Азербайджанской Республики, Закона Азербайджанской Республики от 28.12.1999 № 782-IГ «Об исполнительных чиновниках», Гражданского процессуального кодекса Азербайджанской Республики от 28.12.1999 и Закона Азербайджанской Республики от 27.12.2001 № 243-IIГ «Об исполнении»[7]. Положения о розыске должника содержатся в разделах III «Меры принудительного исполнения и основания для их применения» (статьи 43—44) и VII «Исполнение исполнительных документов по иным спорам» (статьи 70—73) Закона Азербайджанской Республики «Об исполнении».

В Республике Беларусь исполнительные действия совершаются судебными исполнителями, состоящими при судах. Исполнительное производство осуществляется на основе Инструкции по исполнительному производству (утв. постановлением Минюста Республики Беларусь от 20.12.2004 № 40) и Инструкции о ведении исполнительного производства по хозяйственным (экономическим) спорам (утв. постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26.11.2009 № 21)[8].

В Республике Казахстан наряду с государственными судебными исполнителями действуют частные судебные исполнители, выполняющие функции, возложенные на них Законом Республики Казахстан от 02.04.2010 № 261-IV «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»[9] (далее — Закон РК). Согласно Закону РК розыск должника осуществляется по определению суда органами внутренних дел и финансовой полиции (ст. 45). В соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 126 Закона РК судебный исполнитель вправе вносить представления в суд по вопросам, возникшим при совершении исполнительных действий, в том числе на предмет изменения способа и порядка исполнения, а также розыска должника по исполнительным документам.

В Киргизской Республике исполнительное производство осуществляется согласно Закону Киргизской Республики от 18.03.2002 № 39 «Об исполнительном производстве и о статусе судебных исполнителей в Киргизской Республике»[10]. Судебные исполнители являются государственными служащими и состоят при Судебном департаменте при Министерстве юстиции Киргизской Республики. Особенности отдельных видов исполнительного производства регулируются нормами главы 6 (статьи 71—84) указанного закона.  Судебный исполнитель по своей инициативе или по заявлению взыскателя вносит в суд по месту нахождения подразделения службы судебных исполнителей представление об объявлении розыска должника, его имущества или  ребенка через органы внутренних дел и налоговой полиции.

В Республике Молдова действует Исполнительный кодекс Республики Молдова от 24.12.2004 № 443-XV РМ[11].  Согласно ст. 72 Кодекса определение о розыске должника выносит судебная инстанция по представлению судебного исполнителя или по заявлению взыскателя, причем розыск должника — физического лица осуществляется органом внутренних дел по последнему месту жительства должника. Согласно ст. 154 Кодекса исполнение решений об определении места жительства ребенка осуществляется судебным исполнителем с участием лица, по месту жительства которого установлено место жительства ребенка, переданного на воспитание, и в присутствии представителей органа опеки и попечительства. В необходимых случаях судебный исполнитель может направить в судебную инстанцию представление о временном помещении ребенка в государственное детское учреждение.

В Республике Таджикистан в соответствии со ст. 28 «Розыск должника и его имущества» Закона Республики Таджикистан от 20.03.2008 № 373  «Об исполнительном производстве»[12] суд по месту исполнения исполнительного документа на основании заявления судебного исполнителя или взыскателя может объявить должника в розыск через органы внутренних дел.

В Туркменистане исследуемые вопросы регламентируются Законом Туркменистана от 15.08.2009 № 49-IV «О суде»[13], гражданским процессуальным законодательством и Семейным кодексом Туркменистана (ст. 102). В частности, разделы IV «Судьи по административному и исполнительному производству» (статьи 79—87) и V «Обеспечение деятельности судов и исполнение судебных решений» (статьи 88—92) Закона «О суде» содержат нормы об исполнении судебных и иных решений. Согласно ст. 83  Закона «О суде» «судьи по административному и исполнительному производству рассматривают дела об административных правонарушениях, осуществляют контроль за работой судебных исполнителей, рассматривают вопросы, связанные с исполнением решений суда и других органов». В соответствии с п. 2 ст. 88 того же закона «организационное обеспечение деятельности и исполнение судебных решений судов общей юрисдикции осуществляет Управление по организации деятельности судов Верховного суда Туркменистана, в составе которого образуются отделы». Норм о розыске дожника, его имущества и ребенка в Законе не содержится.

Закон Республики Узбекистан от 29.08.2001 № 258-II «Об исполнении судебных актов и актов иных органов»[14] в главе 8 регулирует исполнение исполнительных документов по спорам неимущественного характера (статьи 71—74).

В Украине действует Закон Украины от 21.04.1999 № 606-XIV «Об исполнительном производстве»[15]. Украинские коллеги (государственные исполнители) в случае отсутствия сведений о месте жительства, пребывания или нахождения ребенка по исполнительным документам об отобрании ребенка должны обратиться в суд с представлением о вынесении постановления о розыске ребенка. Розыск ребенка осуществляют органы внутренних дел.

Немногочисленные примеры официального обращения органов исполнения судебных решений стран—участниц СНГ за помощью в розыске ребенка свидетельствуют, вероятно, о том, что такие обращения поступают в основном в органы МВД России. Это означает, что приставы стран СНГ пока не знают об изменениях российского законодательства в регулировании функции розыска ребенка в рамках исполнительного производства.

При реализации возложенных на ФССП России функций по розыску ребенка, незаконно удерживаемого одним из родителей, часто возникает вопрос: как соблюсти интересы ребенка при исполнении соответствующего решения суда? А.М. Нечаева отмечает, что понятие «интересы ребенка», как любая правовая категория, должно иметь хотя бы общее определение, крайне необходимое для правоприменения[16].

Примечательно, что если права детей в семье четко обозначены п. 2 ст. 54 Семейного кодекса РФ, то их интересы, которые упоминаются так же часто, как и права, в одном с ними контексте, не имеют даже общего обозначения, что обусловлено целым рядом присущих понятию «интересы» особенностей. Понятие «интересы», с одной стороны, отличается многообразием значений, что связано с сочетанием интересов ребенка с интересами его родителей, государства и находит свое отражение в разных правовых предписаниях, как прямых, так и косвенных. С другой стороны, права ребенка и его интересы совпадают по своему существу, взаимодействуют, преследуют одинаковые цели. Не менее важно, что в каждой семейно-правовой ситуации они имеют «свое лицо». Поэтому наиболее острые ситуации, требующие применения норм семейного законодательства, должны рассматриваться сквозь призму соблюдения интересов ребенка. Сюда в первую очередь входят вопросы, связанные с отобранием детей у родителей.

Понимание термина «интересы» привлекает внимание специалистов по семейному праву[17]. Тем не менее это понятие входит в число наиболее употребительных, когда речь идет о ребенке, его защите. Понятие «интересы несовершеннолетнего» фигурирует в СК РФ более сорока раз применительно к различным ситуациям, складывающимся с участием детей, не достигших совершеннолетия. Понятие «интересы ребенка» буквально пронизывает все нормы, регламентирующие сфе-ру семейных правоотношений, связанных с правовым статусом ребенка в семье, переменами в его жизни. Так, оно упоминается при перечислении прав ребенка (п. 2 ст. 54, пункты 1, 2 ст. 56 СК РФ); при разрешении судом споров о воспитании (п. 3 ст. 65, п. 3 ст. 67, п. 1 ст. 68, п. 4 ст. 72 СК РФ); при решении вопроса о целесообразности устройства ребенка в семью, заменяющую родительскую (под опеку, попечительство, на усыновление в приемную семью (п. 1 ст. 145, пункты 2, 3 ст. 124, п. 2 ст. 131 СК РФ)); при необходимости заслушать мнение несовершеннолетнего по вопросу, затрагивающему его интересы (ст. 57 СК РФ); в нормах, относящихся к судебному процессу по расторжению брака (п. 1 ст. 23, п. 2 ст. 24 СК РФ); при рассмотрении вопроса о признании брака несовершеннолетнего недействительным (п. 2 ст. 29 СК РФ); при изменении имени, фамилии несовершеннолетнего (п. 1 ст. 59 СК РФ); при восстановлении родительских прав (п. 4 ст. 72 СК РФ); во время определения долей при разделе общего имущества супругов (п. 2 ст. 39 СК РФ). И это далеко не полный перечень только прямых ссылок на интересы несовершеннолетнего в тексте СК РФ. Кроме прямых упоминаний есть и косвенные, например, когда речь идет о выборе лица, готового заменить кровного родителя, или при реализации права знать своих родителей (ч. 1 ст. 7 Конвенции о правах ребенка, п. 2 ст. 54 СК РФ)[18].

Практикующим юристам, в частности судебным приставам-исполнителям, осуществляющим данный вид производства, не лишним будет ознакомиться с вопросами обеспечения прав и интересов детей, изложенными в специальной литературе[19].

Вопросы терминологии законодательства всегда вызывали неподдельный интерес научного сообщества, в том числе и в исследуемой нами сфере[20]. В связи с важностью рассматриваемой проблемы, полагаем, эти вопросы интересны и для практических работников ФССП России. Например, термин «розыск ребенка» используется в юридическом контексте исключительно в рамках оперативно-разыскной деятельности (разыскные мероприятия, розыск человека), т. е. в криминалистическом, уголовно-правовом контексте. В свою очередь термин «интересы ребенка» применяется только в семейно-правовом аспекте.

Можно ли объединить две эти категории? Нужна ли специальная норма-дефиниция в Законе об исполнительном производстве? Существует ли необходимость теоретической разработки понятийного аппарата этих категорий, или следует считать это прерогативой сугубо практической деятельности? Ребенок в данном конкретном правоотношении является объектом или субъектом, его непосредственным участником?

Напомним в этой связи, что процессуальный статус несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста, позволяет признать его третьим лицом, заинтересованным в исходе дела. Но это касается только судебного заседания. А если данного возраста ребенок достигнет уже на момент исполнения решения?

При поиске ответов на поставленные вопросы мы приходим к выводу о том, что правовой статус ребенка довольно размыт, не конкретен в законодательстве об исполнительном производстве, что вызывает сложности в первую очередь у судебного пристава-исполнителя.

В этой связи полагаем, что норма ст. 65 Закона об исполнительном производстве некорректно изложена по отношению к ребенку, который поставлен в один ряд с имуществом должника.

Предлагаем в ч. 1 ст. 65 Закона об исполнительном производстве регламентировать розыск гражданина-должника и розыск ребенка, а положениям, посвященным розыску имущества должника, посвятить другую часть данной статьи, и так по всей статье. Возможно, найдутся те, кто скажет: не стоит плодить лишние аналогичные нормы. Но для практической деятельности судебного пристава-исполнителя четкость нормы закона очень важна.

Деятельность по розыску ребенка, несомненно, требует специфических профессиональных знаний, особой подготовки, включающей знания не только основ ОРД, уголовного права, криминологии, криминалистики, но и семейного права, международного семейного права, а также психологии (особенно детской). В связи с этим считаем необходимым внести соответствующие коррективы в программы повышения квалификации тех категорий государственных служащих, кто непосредственно на практике сталкивается с осуществлением функций по розыску ребенка.

На основании изложенного предлагаем деятельность по розыску ребенка, незаконно удерживаемого одним из родителей, понимать как направленную на скорейшую реализацию исполнения решения суда профессиональную деятельность судебного пристава-исполнителя, действующего в рамках закона исключительно в интересах несовершеннолетнего (ребенка) с использованием всех доступных методов, в том числе оперативно-разыскных мероприятий.

Следует учитывать, что такая деятельность может распространяться и за пределы Российской Федерации. Поэтому нельзя упускать из внимания взаимодействие органов разных государств, включая частные структуры, сыскные агентства, волонтеров, с целью скорейшего и качественного исполнения судебного решения.

 

Библиография

1 См.: Концепция государственной семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года (общественный проект): Ч. 2. Кн. 3. Российская семья в цифрах и фактах — М., 2013.

2 См.: Указ Президента РФ от 23.09.2011 № 1240 «О внесении изменений в Положение о Федеральной службе судебных приставов, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года № 1316»; Положение о Федеральной службе судебных приставов (утв. Указом Президента РФ от 13.10.2004 № 1316 «Вопросы Федеральной службы судебных приставов») // СЗ РФ. 2004. № 42. Ст. 4111; 2011. № 18. Ст. 2597.

3 В России создадут центр по розыску пропавших детей. URL: http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/02/09/n_1455129.shtml (дата обращения: 12.12.2013). Действительно, Президент РФ еще 1 июня 2012 г. одобрил создание Российского национального мониторингового центра по розыску пропавших и эксплуатируемых детей, однако до сих пор этот проект есть лишь на бумаге. Действуют только волонтерские организации (Примеч. ред).

4 Как ищут детей в разных странах. URL: http://rapsinews.ru/international_publication/20130524/267542270.html (дата обращения: 12.12.2013).

5 См.: Парфенчиков А.О. Актуальные вопросы совершенствования законодательства в сфере исполнения судебных и иных юрисдикционных актов: новеллы и перспективы развития // Практика исполнительного производства. 2013. № 2. С. 17.

6 Информационно-правовая система «СоюзПравоИнформ». База данных. Законодательство стран СНГ.  URL: http://base.spinform.ru (дата обращения: 14.12.2013).

7 URL: http://base.spinform.ru (дата обращения: 14.12.2013).

8 Эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь. URL: http://etalonline.by/?type=tbd&code=31#do_search_2 (дата обращения: 11.12.2013).

9 Информационная система «ПАРАГРАФ». URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30617206 (дата обращения: 11.12.2013).

10 URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=384 (дата обращения: 14.12.2013).

11 URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7708 (дата обращения: 14.12.2013).

12 URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30593269 (дата обращения: 14.12.2013).

13 URL: http://base.spinform.ru (дата обращения: 14.12.2013).

14 URL: http://base.spinform.ru (дата обращения: 14.12.2013).

15 URL: http://kodeksy.com.ua/ka/ob_ispolnitelnom_proizvodstve.htm (дата обращения: 16.12.2013).

16 См.: Нечаева А.М. Семейно-правовая защита интересов ребенка в России: моногр. — Germany, Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing, 2013. С. 3.

17 См.: Булаевский Б.А. О природе интересов и некоторых правовых исследованиях в ее понимании // Учен. зап. РГСУ. 2010. № 4. С. 76; Кузьмина А.В. К вопросу о правовой институционализации интересов несовершеннолетних детей // Вестн. Твер. гос. ун-та. 2010. № 3. С. 221.

18 См.: Романовский Г.Б. Анонимность доноров половых клеток и современное семейное право // Семейное и жилищное право. 2010. № 5. С. 3; Татаринцева Е.А. Право детей знать своих родителей и механизм его реализации по законодательству Российской Федерации и европейских стран // Гражданское законодательство. Вып. 36 (статьи, комментарии, практика). — Алматы, 2010. С. 220.

19 См.: Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. — М., 2006. С. 192.

20 См.: Афанасьев С.Ф., Филимонова М.В. Единообразное понимание терминологии как условие правильного толкования норм (на примере Федерального закона «Об исполнительном производстве») // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 3.