УДК 342.7(091) 

Страницы в журнале: 165-169

 

Т.Н. ХАБЕЕВ,

кандидат юридических наук, доцент, заместитель директора Института научной информации и мониторинга РАО e-mail: khabeevt@mail.ru

 

Рассматривается процесс осуществления реформы среднего образования в Российской империи по Уставу 1828 года,  оцениваются ее роль и значение, а также  фунцкионально-образовательный потенциал для отечественного образования в дореволюционной России.

Ключевые слова: реформа образования, Устав гимназий и училищ уездных и приходских 1828 года, классическая гимназия.

 

The role and importance of secondary education reform in the Russian Empire under the Charter of 1828

 

Согласно Уставу гимназий и училищ уездных и приходских, состоящих в ведомстве университетов Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского (утвержден Николаем I в 1828 году), учреждение губернских гимназий имело цель двоякую: «доставить способы приличного по званию их воспитания тем из молодых людей, кои не намерены или не могут продолжать учение в университетах, а готовящихся вступить в оные снабдить необходимыми для сего предварительными знаниями».

Далее пояснялось, что «главнейшая цель учреждения гимназии есть доставление средств приличного воспитания детям дворян и чиновников... Уездные училища, открытые для людей всех состояний, в особенности предназначены для того, чтобы детям купцов, ремесленников и других городских обывателей, вместе с средствами лучшего нравственного образования, доставить те сведения, кои, по образу жизни их, нуждам и упражнениям, могут быть им наиболее полезными. Цель учреждения приходских училищ — распространение первоначальных, более или менее всякому нужных сведений между людьми и самых нижних состояний».

Таким образом, каждый вид учебных заведений имел свою определенную цель и более или менее законченный курс, назначенный преимущественно для известных сословий: в гимназии — для детей дворян и чиновников; в уездных училищах — для детей купцов, ремесленников и городских обывателей; в приходских училищах — преимущественно для детей низших сословий, в том числе и для крестьян.

Сообразно этому  был составлен курс учебных предметов, причем число предметов назначено меньшее, чем в прежнем уставе 1804 года, чтобы устранить «роскошь полупознаний» и «водворить образование основательное». В избранное число предметов вошли науки, необходимые для каждого русского, к какому бы званию он ни принадлежал, причем закон Божий был поставлен на первый план в курсе всех учебных заведений.

В гимназиях преподавались: закон Божий, российская грамматика, словесность, логика, латинский, немецкий и французский языки, математика, география, статистика, история, физика, чистописание, черчение и рисование.

Кроме того, в гимназиях, состоящих при университетах, положено было обучать греческому  языку, а в губерниях, где местный язык не русский, — и правилам местного языка.

В уездных училищах преподавали закон Божий, священную и церковную историю, русский язык, арифметику, геометрию (до стереометрии включительно, но без доказательств), географию, краткую и всеобщую историю, русский язык, чистописание, черчение и рисование. Кроме того, при уездных училищах в зависимости от местных потребностей могли быть открыты с разрешения министра народного просвещения «особые дополнительные курсы для обучения тем искусствам и наукам, знание которых наиболее способствует успехам в оборотах торговли и в трудах промышленности».

В приходских училищах преподавали закон Божий по краткому катехизису и священную историю; чтение по книгам церковной и гражданской печати и чтение рукописей; чистописание и четыре первые действия арифметики. В посадах и селениях, где много ремесленников или промышленников, мог быть учреждаем в приходских училищах второй класс для преподавания предметов низшего класса уездного училища.

При меньшем числе предметов на изучение их было отведено больше времени и назначено больше преподавателей. По прежнему Уставу курс гимназии был 4-летним с восемью преподавателями, курс уездного училища был 2-годичным с двумя преподавателями, а курс приходского училища продолжался один год и преподавался одним преподавателем.

По Уставу 1828 года для гимназий был определен 7-летний курс с 11 преподавателями, а где преподавался греческий язык — с 12; в первый класс принимались дети, умеющие читать и писать и знающие первые правила арифметики; для уездных училищ при 3-летнем курсе назначено было пять преподавателей, а для приходских училищ при годичном курсе — два учителя.

В гимназиях, где начиная с 4-го класса преподавался греческий язык, было больше уроков древних языков, но меньше уроков математики и новых языков; из гимназического курса были исключены некоторые предметы: естественные науки, кроме физики, и все части прикладной математики.

В административном отношении система управления училищами с изданием Устава 1828 года осталась сходной с прежней. Начальниками учебных заведений губернии остались по-прежнему директора гимназий, непосредственными начальниками уездных и приходских училищ — штатные смотрители; также оставлены были и почетные смотрители уездных училищ.

Согласно Уставу 1828 года при гимназиях учредили звание почетных попечителей, которые, будучи выбираемы из дворян, должны были содействовать благосостоянию гимназий и открывавшихся при них благородных пансионов. Для усиления надзора за учебной и нравственной частью в гимназиях были назначены в помощь директорам инспектора и комнатные надзиратели. При гимназии учреждались также советы, состоящие из директора, инспектора и старших учителей, а в некоторых случаях в совет приглашались и почетные попечители. Советы гимназий занимались общими вопросами: изысканием средств для улучшения их состояния, «испытанием» учителей уездных и приходских училищ и пр.

Важнейшее изменение в административном отношении произошло только с изданием Положения об учебных округах, Высочайше утвержденного 25 июня 1835 г. Тогда народные училища вместе с гимназиями были изъяты из ведения университетов и перешли в непосредственное подчинение попечителя округа.

В хозяйственном отношении эти училища сохранили свои прежние условия — гимназии и уездные училища являлись более или менее обеспеченными в отношении своих материальных средств, пользуясь отпускаемой из казны на их содержание суммой; учителя гимназии  делились на старших и младших; оклады учителей со временем были значительно увеличены (в 2,5 раза). Открытые при гимназиях благородные пансионы главным образом были отданы на попечение почетных попечителей гимназий, а приходские училища предоставлены исключительному попечению городских и сельских обществ, не получая пособия от казны; в имениях помещиков приходские училища содержались за счет добровольных приношений помещика.

Количество гимназий после реформы как в столицах, так и по губерниям быстро росло; наплыв учащихся был настолько значительными, что при многих гимназиях были открыты параллельные отделения. Привлечению учащихся немало содействовали открываемые при гимназиях благородные пансионы, пользовавшихся покровительством правительства. Эти пансионы позволяли дворянам и чиновникам без значительных для себя издержек давать детям образование сообразно с требованиями времени и благими целями правительства, притом полнее и совершеннее всякого домашнего воспитания. Число благородных пансионов особенно увеличилось в последний год управления министра народного просвещения графа С.С. Уварова (1833—1849 г.): на существовавшие в то время 75 гимназий приходилось 47 дворянских пансионов.

Из числа мер, установленных в гимназиях, упомянем о расширении прав и преимуществ учеников, которые могли определяться на места канцелярских служителей высшего разряда и раньше других получить первый классный чин, а окончившие гимназию с греческим языком могли утверждаться в первом классном чине сразу по вступлении в должность.

При министре графе Уварова была введена система испытаний и аттестатов. На основании окончательно утвержденных правил этих испытаний (1846 г.) степень успехов гимназистов обозначалась цифрами по 5-балльной системе. Тогда же подвергались целому ряду изменений учебные планы предметов гимназического курса: в 1844 году была исключена статистика как отдельный предмет, в 1847 году — логика; в 1845 году отменено преподавание начертательной и аналитической геометрии и изменен весь план преподавания математики. В 1843 году было ослаблено преподавание латинского языка, причем допускалось оканчивать гимназию и без него, если кто не хочет получить аттестата об окончании полного курса  гимназии.

При графе Уварове было положено основание и так называемому реальному образованию, которое началось с Архангельской губернии. Так как население этой губернии отличается практической, коммерческой деятельностью, в 1834 году в Архангельской гимназии было введено преподавание английского языка и бухгалтерии, а в 1841 году при гимназии  для желающих учрежден реальный курс, в программу которого вошли естественная история, товароведение, бухгалтерия, коммерческая арифметика, наука о торговле, коммерческое законоведение и английский язык.

Министерство финансов также заботилось о распространении в России реальных и технических знаний. Так, после Всеподданнейшего доклада министра финансов графа  Е.Ф. Канкрина о средствах к развитию полезных отраслей промышленности в России состоялось Высочайшее повеление об устройстве при гимназиях и уездных училищах в тех городах, где нет университетов, отделений реальных училищ (1836 г.), «приспособленных к главной надобности того места, с направлением к мануфактурной промышленности или к торговле».

Во исполнение Высочайшего повеления об открытии реальных отделений при учебных заведениях министерства народного просвещения в Москве в 1839 году учреждается новая гимназия, «как вообще для удовлетворения усиливающейся потребности в образовании юношества, так и в особенности для преподавания в сем центральном пункте нашей внутренней промышленности технического курса наук». Гимназия эта состояла из двух курсов: реального — преимущественно для детей купеческого, мещанского сословий и других свободных состояний, и классического — для детей дворян, канцелярских служителей и художников; классический курс соответствовал общему курсу гимназий и служил для приготовления молодых людей к поступлению в университет.

В 1839 году было утверждено положенье о реальных классах при гимназиях в Туле, Вильне и Курске на средства, назначенные в пособие техническим предприятиям и предприятиям, находившимся в распоряжении министра финансов. В учебный курс тех классов входили практическая химия, практическая механика, рисование и черчение (в применении к искусствам), а также  технология. В эти реальные классы, преподавание в которых производилось только в вечернее время, допускались как ученики гимназии, при которой они состояли, так и посторонние лица промышленного сословия.

С течением времени открылись реальные отделения и при других гимназиях, причем в них вводились те предметы, которые наиболее соответствовали потребностям населения: так, коммерческие науки и бухгалтерия были введены в реальных классах при Белостокской и Нижегородской гимназиях, курсы сельского хозяйства и практического счетоводства — при Новороссийской гимназии, землемерные курсы — при гимназиях в Киеве, Витебске и Могилеве и пр.

Так как многие ученики по окончании гимназии поступали прямо на службу, для них с 1837 года в учебный план некоторых гимназий (западных и великорусских губерний) включалось законоведение.

С целью придания гимназическому обучению специализации в 1849 году последовало изменение гимназического курса — по Высочайшему повелению гимназический курс во всей империи был разделен на два отделения: первое должно было готовить слушателей для университета, а второе — способных людей для службы как военной, так и гражданской. Таким образом, гимназический курс делился на общее и специальное обучение, причем последнее начиналось с четвертого класса. В высших четырех классах кроме предметов, общих для всех учеников (закон Божий, физика, математическая география, история, русская и всеобщая, математика, языки — русский, славянский, немецкий и французский), были или введены новые предметы, или преподавание некоторых усилено согласно тому, для какой деятельности готовили себя ученики гимназии. Так, для готовящихся в университет преподается латинский язык, а для намеревающихся поступить на философский факультет — также и греческий; для желающих  поступить на службу по окончании гимназического курса преподавалось законоведение и были  усилены занятия по практической математике и русскому языку.

Дальнейшие изменения в распределении учебных предметов и уроков в гимназиях произошли в 1852 году: греческий язык был упразднен во многих гимназиях и заменен преподаванием естественной истории во всех классах. Оставлен он был только в гимназиях университетских городов (в одной гимназии в каждом таком городе) с целью приготовления молодых людей к поступлению в университет на историко-филологический факультет; кроме того, греческий язык был оставлен в гимназиях Рижской, Ревельской, Митавской, а также и в тех городах, где имелось значительное греческое население (в одной из Одесских гимназий, в Таганрогской, Нежинской и Кишиневской гимназиях). Латинский же язык был оставлен во всех гимназиях.

Таким образом, классическое образование, введенное в гимназии графом С.С. Уваровым, стало ослабевать к концу его управления министерством и после изменений в гимназическом курсе в 1852 году. На всю Россию осталось только девять классических гимназий с двумя древними языками; в остальных же  преподавались латинский язык и естественные науки. В таком виде гимназии просуществовали до 1864 года, когда Императором Александром II был утвержден новый устав гимназий.

 

Литература

1. Устав гимназий и училищ уездных и приходских, состоящих в ведомстве университетов Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского. Утв. 8(20) декабря 1828 г. // Полное собрание законов Российской империи за 1828. Собр. II.  Т. III. – СПб., 1830.

Болебрух, А.Т. Передовая общественно-политическая мысль второй половины XVIII века и царизм [Текст] / А. Т. Болебрух. — Днепропетровск, 1979. — 120 с.

 

2. Лотман, Ю.М. Очерки по истории русской культуры XVIII—начало XIX века: Из истории русской культуры XVIII—начало XIX века. Т.  IV [Текст] / Ю.М. Лотман. — М., 1996. — 171 с. 3. Буганов, Л.И. История России: конец XVIIXIX в. [Текст] / Л.И. Буганов. — М., 1995. — 302 с.