УДК 343.340.85(470.67)

 Страницы в журнале: 157-161

 

(на материалах Республики Дагестан)

 

Р.А. БАЙМУРЗАЕВА,

аспирант Ростовского юридического института МВД России, старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин института (филиала) Московского государственного открытого университета  e-mail: ismik1@yandex.ru

 

Демонстрируется влияние традиций и обычаев на преступность несовершеннолетних с целью ее предупреждения. Рассматриваются современные аспекты преступности несовершеннолетних в Республике Дагестан.

Ключевые слова: Республика Дагестан, преступление, несовершеннолетний, традиции и обычаи, предупреждение преступности.

 

Juvenile delinquency and the importance of national traditions and customs in preventing it (on the Republic Dagestan example)

 

Baymurzaeva R.

 

Influence of traditions and customs on criminality of minors for the purpose of its prevention is shown. Modern aspects of criminality of minors in Republic Dagestan are considered.

Keywords: Dagestan Republic, crime, minor, traditions and customs, crime prevention.

 

Преступность несовершеннолетних становится более организованной и общественно опасной. Ряды преступных групп пополняют не только подростки, но и малолетние. Повышенная общественная опасность и организованность преступности несовершеннолетних, усиление ее прагматической, насильственной направленности, ориентация подростков на систематическую преступную деятельность свидетельствуют о возрастании степени опасности личности несовершеннолетних преступников[1].

Между тем преступность несовершеннолетних в России имеет тенденцию к снижению. Так, согласно официальным статистическим данным МВД России, в 2007 году несовершеннолетними или с их участием было совершено 131 965 преступлений (7,8% от общего числа преступлений); в 2008 — 107 890 (6,8%), в 2009 — 94 720 (5,7%), в 2010 году — 78 548 (5,5%), на конец сентября 2011 года число преступлений составило 706 (5,1%)[2].

Вместе с тем ряд исследователей отмечали, что статистическое снижение уровня преступности несовершеннолетних не соответствует реальности и является следствием увеличения их латентности[3]. Мы разделяем эту точку зрения.

Заметим, что большая часть преступлений несовершеннолетних приходится на учащихся и студентов; значительна доля преступлений, совершенных несовершеннолетними лицами, не имеющими постоянного источника дохода и ранее нарушавшими закон. Характерной чертой преступности несовершеннолетних является ее преимущественно групповой характер. Следует отметить слабую эффективность принимаемых индивидуально профилактических мер в отношении условно осужденных лиц.

Возросло число несовершеннолетних 14—15 лет, осужденных за совершение преступлений. Очень часто несовершеннолетние этой категории являются выходцами из неблагополучных семей, морально-психологический климат которых способствует формированию эгоцентрических установок и ведет к отчуждению несовершеннолетнего от семьи, ориентации его при выборе способа достижения цели на неправомерные формы поведения.

Все вышеизложенные негативные характеристики преступности несовершеннолетних заставляют выделить ее в отдельную криминологическую проблему и требуют выработки специальных профилактических мероприятий. На современном этапе развития наше общество нуждается в надежном обеспечении безопасности граждан от различных негативных проявлений.

Оценивая преступность несовершеннолетних в национальных республиках Северного Кавказа, в частности в Дагестане, отметим определенные ее особенности:

— количественные: по итогам 2009 года подростковая преступность в республике снизилась на 29,9% по отношению к 2008 году (417 против 595), в том числе по видам: тяжкий вред здоровью — на 75% (2 против 8), кражи — на 33,3% (262 против 392), грабежи — на 19,1% (55 против 68)[4];

— качественные: преступность становится более организованной и дерзкой, в преступные группы входят не только подростки, но и малолетние; преступления становятся жестокими и общественно опасными[5].

Следует отметить рост числа преступлений, совершенных в группах несовершеннолетних: например, в городах Избербаш (9, совершенных в 2009 году, против 4 — в 2008) и Буйнакск (9 против 0); в Кировском (11 против 4), Буйнакском (5 против 2), Левашинском (5 против 1), Ботлихском (7 против 2), Ногайском (4 против 0) районах. Наибольший рост подростковой преступности отмечается на территории обслуживания ОВД по районам: Кулинскому — на 400% (5 против 1), Ногайскому — на 233% (10 против 3), Тарумовскому — на 100% (8 против 4), Лакскому — на 100% (4 против 2), Казбековскому — на 100% (6 против 3), Левашинскому — на 75% (7 против 4), Ботлих-скому — на 57,1% (11 против 7)[6].

По состоянию на 1 января 2010 г. на профилактическом учете в подразделениях по делам несовершеннолетних состояли 1109 несовершеннолетних, из них учащихся — 645, неработающих и неучащихся — 288, ранее судимых — 220, а также 357 из неблагополучных семей[7].

Количественные и качественные особенности определяются рядом факторов экономического, социокультурного и психологического характера, в том числе национальными обычаями и традициями.

Изучение национальных традиций и обычаев, а также их места в обществе привлекает внимание многих ученых: А.К. Алиева, В.О. Бобровникова, Р.М. Магомедова, З.М. Магомедова, Ш.А. Мирзоева, М.М. Ковалевского, М.Н. Кулажникова, В.Д. Плахова, Т.С. Саидова, Б.С. Саламова, И.В. Суханова, Х.-М. Хашаева.

Вопросу о преступности несовершеннолетних посвящено значительное количество трудов ведущих специалистов, таких как Ю.М. Антонян, З.А. Астемиров, Р.М. Булатов, В.Н. Бурлаков, И.В. Волгарева, Н.И. Ветров, В.Д. Ермаков, К.Е. Игошев, В.И. Игнатенко.

Однако взаимосвязь национальных обычаев и традиций с преступностью, в том числе с преступностью несовершеннолетних, практически не исследовалась. Отдельные ее аспекты затрагивались только в работах Р.Г. Абдулатипова, Д.З. Зиядовой, М.А. Исмаилова, Д.М. Кафаровой, Н.М. Костровой, А.Н. Ли, Т.Б. Рамазанова, У.Т. Сайгитова, Г.У. Салдатовой, З.Р.Хановой, Э.И. Челябовой, Э.Э. Эмирбековой.

По данным независимых экспертов, в России детьми и подростками ежегодно совершается 150 тыс. преступлений, что составляет 8—10% от общего числа преступлений[8]. Статистический анализ ситуации в Дагестане, в частности в отдельных городах республики, убедительно свидетельствует о наличии устойчивой тенденции к росту преступлений, совершаемых несовершеннолетними.

По данным правоохранительных органов, в постсоветской России с учетом латентной преступности ежегодно совершается около 10 млн преступлений[9], а следовательно, и реальный уровень преступности несовершеннолетних значительно выше регистрируемого. Исследователь этой проблемы Д.М. Гаджиев отмечал: «В Северо-Кавказском регионе латентность… на порядок выше, поскольку… вследствие сохранившихся традиций и обычаев… укрепилось устойчивое мнение о возможности откупиться за совершенное, общественно опасное деяние, то есть реализуется компенсационное соглашение...»[10]

В частности, отдельные этнические традиции и обычаи (например, куначество, кровная месть) не просто получают криминальное применение, но и превращаются в криминальные традиции (обычай куначества может препятствовать расследованию либо розыску, в том числе и со стороны сотрудников правоохранительных органов; обычай кровной мести перестал быть законной формой социальной справедливости, что позволяет отнести его к криминогенным традициям). В связи с этим основой эффективной борьбы с преступностью несовершеннолетних в Дагестане должно стать проведение научных исследований, которые позволят выявить причинный комплекс этого явления, составить прогнозы и разработать предупредительно-профилактические мероприятия на фоне изучения богатого опыта традиций и обычаев для формирования правомерного поведения подрастающего поколения.

Традиции и обычаи играют определенную роль в воспитании детей и подростков. Нравственное воспитание в семье горцев осуществлялось в тесной взаимосвязи с трудовым воспитанием[11]. По мнению большинства ученых, опираясь на исторический опыт семейного воспитания согласно национальным традициям и обычаям, можно формировать у детей важнейшие нравственные качества: трудолюбие, преданность семье, гуманность, доброту и чуткость и т. д.[12] Национальные традиции и обычаи прививают любовь к добру, природе, родной земле; многие традиции способствуют охране и восстановлению природных ресурсов (праздник первой борозды, праздник цветов, праздник урожая и т. д.), отказу от совершения правонарушений. Приобщение несовершеннолетних к традициям и обычаям может служить защитным механизмом от воздействия на их разум экстремистских элементов.

В настоящее время многие известные ученые-юристы полагают: уголовная политика осуществляется неудовлетворительно, или же ее просто нет, что она переживает если не кризис, то совсем не лучшие времена[13], это проявляется в ряде непродуманных мер как законотворческого, так и правоприменительного характера. Почти прекратили свое существование система социальной профилактики правонарушений несовершеннолетних и такое важное направление, как взаимодействие всех субъектов профилактической деятельности. Уголовной политике, на наш взгляд, недостает дифференцированного подхода, предметного учета исторического многообразия вековых традиций, самобытности культур и духовности, уклада жизни кавказских народов, отношений между ними, неповторимого характера их обычаев.

Понятие справедливого наказания в культуре дагестанцев существенно отличается от аналогичного понимания в обществе с чисто европейской культурой. Очень часто простое извинение здесь имеет большее значение, чем многолетняя изоляция от общества. И нестыковка неписаных норм этнической среды с нормами российского общества может выступать детерминантой преступного поведения, особенно у молодых людей, не достигших совершеннолетия.

Антикриминогенным фактором в Республике Дагестан является социальный контроль, механизм, с помощью которого общество и его подразделения (группы, организации) обеспечивают соблюдение определенных ограничений (условий); их нарушение наносит ущерб функционированию целостной структуры социальной системы, основным элементом которой являются люди, их взаимодействие, отношения и связи.

Огромное внимание здесь уделяется кровнородственным связям. Такие связи создают специфические социально-психологические отношения между объектами и субъектами социального контроля. Содержание этих отношений имеет определенную ценность для человека, хотя в последние годы эти отношения претерпели некоторые изменения. Однако именно здесь заложен большой потенциал по воспитанию несовершеннолетних и предупреждению их правонарушений.

А.М. Цалиев отмечал, что социальный контроль, осуществляемый родственниками, не только является  дополнительным резервом в борьбе с правонарушениями, но и относится к наиболее гуманным средствам профилактической деятельности, так как в основе его лежит метод убеждения[14].

Важным воспитательным средством, имеющим действенное значение в предупреждении правонарушений в республике, выступает общественное мнение, которое достаточно глубоко и сильно может воздействовать на сознание подрастающего поколения и оказывать определенное положительное действие на их поведение.

Социальный контроль и на сегодняшний день осуществляется старшими в семье людьми, как в индивидуальной, так и в общественной форме. Дагестанские адаты[15] придают большое значение мудрым аксакалам6, так как именно они являются хранителями обычаев и традиций, судьями в любом споре. Уважение и восхищение аксакалами, почитание родственников — характерная черта психологии народов Дагестана. И в современных реалиях большую роль в укреплении семьи играет авторитет старейших.

Социальное поведение несовершеннолетних контролируется старейшими. Имеющийся достаточно хороший опыт, чувство ответственности, авторитет, объем свободного времени, потребность в общении делает их субъектами социального контроля.

Опыт аксакалов показывает, что полезным методом воспитания может быть пример народного героя.  Как отмечал А.К. Алиев, недостатком в воспитании детей того или иного региона являлось то, что оно велось на далеких, необъективных, малоизвестных данному народу примерах[16]. Серьезное, положительное и эффективное влияние на сознание и нормы поведения детей будут оказывать примеры из жизни известных, прославленных людей — национальных героев или знаменитых людей региона[17]. «Не надо где-то за тридевять земель искать образ идеального героя, способного пробудить восхищение, изумление: уверяю Вас, он есть в родном селе, на улицах родного города, надо только уметь видеть идеальность в реальности, а в этом и заключается один из секретов воспитания»[18].

В современном мире подрастающее поколение все чаще становится свидетелем недостойных поступков взрослых, и оказывается очень трудной задачей попытка убедить их в ценности простых человеческих истин, содержащихся в Коране, Библии и других священных книгах различных религий.

Исторический опыт народов в области воспитания подрастающего поколения, обращение к национальным традициям и обычаям позволяет обновить систему воспитания, повысить воспитательный потенциал и предупредить преступность несовершеннолетних в республиках Северного Кавказа, в частности в Дагестане. Действенное использование национальных традиций и обычаев в школьных, дошкольных учреждениях и вузах путем введения учебных дисциплин по культуре и традициям народов Дагестана будет обеспечивать формирование у несовершеннолетнего позитивного отношения к представителям различных национальностей, уважение к истории и культуре своей нации. 

Утрата национальных корней воспитывает в человеке безнравственность, а пренебрежение нравственными традициями и этическими ритуалами, антипатриотизм, отсутствие жизненного опыта и потеря национальных идеалов порождают у несовершеннолетнего стремление к самоутверждению посредством насилия над другой личностью. Это обусловлено состоянием воспитательной работы в современной школе, вузе, локальными военными конфликтами на Северном Кавказе, возникающими на религиозной и национальной почве[19].

Государственная политика в области образования основывается на шести принципах, один из которых гласит: «Единство федерального культурного и образовательного пространства. Защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства»[20]. Данный принцип означает возможность поставить систему воспитания на прочный фундамент нравственных ценностей, как общечеловеческих, так и национальных. Использование в полную силу национальных традиций и обычаев служит фактором эффективности процесса становления личности несовершеннолетнего и обладает большим потенциалом в системе профилактики преступности несовершеннолетних в Дагестане.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

1) преступность в Республике Дагестан, в частности преступность несовершеннолетних, не может быть осмыслена вне этноисторического контекста;

2) криминогенный и антикриминогенный потенциалы национальных обычаев и традиций применительно к задачам криминологии практически не изучены;

3) использование антикриминогенных возможностей национальных обычаев в предупредительно-профилактической работе с целью формирования правомерного поведения несовершеннолетних является актуальной задачей;

4) изучение национальных традиций и обычаев — важнейшая задача криминологической науки.

 

Библиография

1 См.: Рудь В.Г. Современная насильственная преступность несовершеннолетних: криминологическая характеристика и предупреждение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Краснодар, 2005. С. 11.

2 Статистика ГИАЦ МВД // www.mvd.ru

3 См.: Зиядова Д.З. Преступность среди учащихся общеобразовательных школ и проблемы ее предупреждения: региональный аспект: Моногр. — Махачкала, 2004. С. 8; Булатов И.Г. Преступность несовершеннолетних в Республике Дагестан: социально-криминологический анализ: Моногр. — Махачкала, 2000. С. 53.

4 См.: Об итогах деятельности подразделений милиции общественной безопасности (МОБ) МВД по Республике Дагестан за 2009 год // www.mvdag.ru

5 См.: Зиядова Д.З. Указ. раб. С. 8.

6 См.: Об итогах деятельности подразделений милиции… // www.mvdag.ru

7 Там же.

8 См.: Остапенко Н.И. Отдельные аспекты характеристики причинного комплекса преступности несовершеннолетних // Российский следователь. 2009. № 21. С. 25—27.

9 См.: Лунеев В.В. Преступность XX века. — М., 1997; Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. — М., 2003; Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. — М., 2003. С. 629.

10 Гаджиев Д.М. Власть и особенности предупреждения преступности в Республике Дагестан: Моногр. — Махачкала, 2007. С. 4.

11 См.: Сухомлинский В.А. Рождение гражданина. — М., 1971. С. 234.

12 См.: Цалиев А.М. Некоторые формы социального контроля у народов Северного Кавказа // Региональные особенности преступности и проблемы эффективности борьбы с нею: Тезисы докладов к научно-практической конференции. — Махачкала, 1985. С. 90—95; Гаджиева М.И., Омаршаев А.О. Семья народов Дагестана в историческом развитии. — Махачкала, 2000; Коркмасов М.М. Личность имама Шамиля как фактор воспитания дагестанских школьников // Вестник Дагестанского научного центра РАО. — Махачкала, 2001. С. 37—39 и др.

13 Так считает, например, С.С. Босхолов: «Уголовная политика как составная часть социальной политики государства… находится в состоянии кризиса» (Босхолов С.С. Современная головная политика как часть социально-правовой политики государства // Сибирский криминологический журнал. 2006. № 1. С. 7). А.И. Алексеев указывает: «Мнение о том, что в настоящее время в России вовсе не проводится никакой уголовной политики, следует признать недостаточно обоснованным, избыточно негативным… Основной пробел и просчет современной уголовной политики состоит в ее недостаточной криминологической обоснованности, несоответствии высокому уровню криминализации общественных отношений» (Алексеев А.И. О криминологической обоснованности уголовной политики // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: Материалы III Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 29—30 мая 2008 г. — М., 2008. С. 343).

14 См.: Цалиев А.М. Указ. раб. С. 90.

15 Адат (от араб. «адат» — обычаи, привычки) — обычное право, т. е. право, основанное на обычаях.

16 Аксакал (от тюрк. «ак» — белый и «сакал» — борода) — глава рода, старейшина, мудрец, почтенный человек у тюркских народов в Средней Азии и на Кавказе.

17 См.: Алиев А.К. Народные традиции, обычаи и их роль в формировании нового человека. — Махачкала, 1968.

18 См.: Коркмасов М.М. Указ. раб. С. 37.

19 Сухомлинский В.А. Указ. раб. С. 125.

20 Зиядова Д.З. Указ. раб. С. 231.

 

21 Закон РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» // КонсультантПлюс.