УДК 340.12

Страницы в журнале: 3-5

 

А.П. ПЛЕШАКОВ,

доктор социологических наук, профессор  Саратовской государственной юридической академии e-mail: plaleks55@mail.ru

 

Анализируются современные подходы к сущности социального государства. Особое внимание уделяется специфике и проблемам российского пути к социальному государству в условиях глобального финансово-экономического кризиса.

Ключевые слова: социальное государство, правовое государство, социальная политика, гражданское общество, права человека.

 

The Russian model of the welfare state: theory and reality

 

Pleshakov A.

 

Modern approaches to the essence of the welfare state. Particular attention is paid to the specifics and problems of the Russian way of the welfare state in the global financial crisis.

Keywords: social state, legal state, social policy, civil society, human rights.

 

Сегодня Россия переживает один из самых ответственных этапов в своей истории. И, как обычно бывает в переломные исторические эпохи, в обществе вновь обострился вопрос о поисках модели жизнеустройства России, соответствующей современным тенденциям мирового развития, о характере и месте в нем государственности.

Как показывают теоретические изыскания и общественная практика, особенно ХХ столетия, такая модель предполагает наличие зрелого гражданского общества, адекватной ему свободной личности и демократического, правового, социального государства. Однако в нашей стране этот путь имеет существенное своеобразие, обусловленное конкретно-историческими, социокультурными и экономическими условиями, а также ментальностью народа, национальным характером и особенностями переживаемого исторического этапа.

Советское общество, провозгласив в свое время широкие права и свободы граждан, сумело добиться их обеспечения на минимальном уровне, основанном на принципе всеобщей уравнительности. Но в то же время каждому гарантировались трудовая занятость, бесплатное медицинское обслуживание, образование, льготные условия приобретения путевок для отдыха, низкую оплату жилья, дошкольного детского воспитания и т. д. С первых же шагов перехода страны к рынку россияне болезненно ощутили утрату этих социальных благ, которые при всей их ограниченности были привычными и доступными.

В начале 90-х годов ХХ века Россией была сделана ставка на опережающую институализацию социальной государственности. Конституция РФ в ст. 7 главной целью государственной политики провозгласила создание условий для обеспечения достойной жизни и свободного развития человека.

Проблема выбора социальной модели является основной для каждого общества на определенном этапе его исторического развития. Когда в 1993 году вырабатывалась Конституция РФ, Академия труда и социальных отношений внесла в Конституционное собрание рекомендации по социально-правовой модели будущей России, обсужденные широким кругом ученых и практиков в мае того же года на Конгрессе по проблемам социальной политики. Конституционному собранию было предложено выбрать для России модель социального государства. Это предложение было поддержано учеными Российской академии наук, профсоюзными деятелями и было включено в проект Конституции РФ, а после референдума стало конституционной нормой. Разработанный ведущими учеными страны проект Концепции социального государства 2004 года был одобрен участниками «круглого стола», прошедшего 19 ноября 2002 г. в Академии труда и социальных отношений. Данная концепция определила приоритеты социального государства в решении главных социальных задач на современном этапеi.

Справедливости ради следует отметить, что в начале ХХI века наблюдается отчетливый поворот государства к социальной политике. Так, в конце 2005 года правительство объявило о реализации четырех национальных проектов, которые должны совершить прорыв в медицине, образовании, строительстве доступного жилья и сельском хозяйстве. Цели, выбранные в конце 2005 года на старте нацпроектов, должны были стать долгосрочными ориентирами и частью концепции развития России до 2020 года.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что на социальных программах государства не мог не сказаться мировой финансово-экономический кризис 2008 года, пришедший в США, а затем распространившийся по остальным государствам. По мнению многих экспертов, он еще не закончился и есть все предпосылки для его второй волны (ситуация в мировой экономике  далека от идеала). Это заставляет переосмысливать многие явления, сложившиеся понятия. Требует пересмотра и концепция социального государства.

На наш взгляд, Россия должна учесть негативный опыт стран Запада и во многом пересмотреть представления о социальном государстве. В глазах общества справедливо, когда помощь и поддержку со стороны государства получают те, кто в этом реально нуждается, а не все, кто пожелает. На такую поддержку имеют право те, кто по каким-то уважительным причинам (юный возраст, болезнь, необученность, инвалидность и др.) не может обеспечить себе достойный уровень жизни. Д.А. Медведев отмечаел в свое время: «Современное социальное государство — это не раздувшийся советский собес и не спецраспределитель с неба свалившихся благ. Это сложная, сбалансированная система экономических стимулов и социальных гарантий, юридических, этических и поведенческих норм, продуктивность которой в решающей мере зависит от качества труда и уровня подготовки каждого из нас»[2].

Поэтому становление социального государства в нашей стране в кризисной ситуации связано с решением комплекса задач. Выделим, на наш взгляд, первоочередные на текущий момент направления: модернизация и технологическое обновление всей производственной сферы, сокращение бедности, снижение напряженности на рынке труда, создание новых рабочих мест, повышение пенсий, выполнение предусмотренных государством социальных гарантий в сфере здравоохранения, обеспечения жильем, в области ЖКХ.

Становление социально-правового государства в России — процесс длительный, сложный и противоречивый. Неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ — серьезные проблемы даже для такого государства, как Россия[3]. Глобальный кризис продемонстрировал это со всей очевидностью.

Кроме того, сегодня в нашей стране особую угрозу для развития общества представляет бедность. По официальной статистике 13,1% населения живет за порогом бедности (т. е. с доходами ниже прожиточного минимума). Минимальная зарплата у трети работников менее 1,5 прожиточного минимума, а у каждого пятого — ниже прожиточного минимума. По результатам социологических опросов, 39% россиян называют себя бедными людьми[4].

Бедность не только подогревает межнациональные противоречия, поскольку ксенофобия и нетерпимость прежде всего развиваются среди неблагополучных групп населения, но и порождает воспроизводство бедных с одновременным формированием у них особой субкультуры бедности. Растет число трудоспособных людей, не желающих работать. Они стремятся стать получателями социальной помощи, уповают на государство, полагаются только на власть (в 2009 году таковых только среди мужчин было 6,3 млн человек)[5]. Таким образом, в массовом сознании вольно или невольно культивируется патерналистский, а не партнерский тип отношений между государством и его гражданами. При этом, конечно, трудно не согласиться с мнением Д.А. Медведева о том, что «усилия государства должны быть сосредоточены прежде всего на преодолении массовой бедности»[6].

К тому же, по мнению экспертов, официальная статистика занижает количество граждан с доходом ниже прожиточного минимума, поскольку занижается и сам прожиточный минимум. А пятнадцатикратная разница в обеспеченности между самыми богатыми и самыми бедными не учитывает скрытых доходов[7]. Для нормального общественного самочувствия столь высокий разрыв представляет угрозу.

Следовательно, несмотря на то что в последние годы в нашей стране немало сделано в социальной сфере, заявленная в Конституции РФ ориентация государства на личность и всестороннюю защиту ее социальных прав и свобод остается в значительной мере декларативной. Сложившиеся в недавнем прошлом тенденции государственного развития России не совпадают в полной мере с вектором демократии и правового социального государства. Это создает социальную напряженность в обществе, стимулирует антидемократические настроения, компрометирует Россию в глазах мирового сообщества. Все это, безусловно, осложняет, но никоим образом не дезавуирует процесс становления социального государства в России, который нуждается в дальнейшем специальном изучении и обсуждении.

 

Библиография

1 Подробнее см.: Плешаков А.П. Становление социального государства как фактор стабилизации российского общества // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 3(28). С. 10—18.

2 См.: Медведев Д.А. Россия, вперед! // Известия. 2009. 11 сен. С. 3.

3 Там же. С. 2.

4 См.: Выжутович В. Порок бедности // Российская газета. 2011. 9 сен. С. 3.

5 Там же.

6 Кузьмин В., Петров В. Сложный мир сложен из людей. Президент Дмитрий Медведев предложил концепт развития, во главе которого человеческие ценности // Российская газета. 2011. 9 сен. С. 2.

 

7 Следует признать, что цифры, которыми мы оперируем, рассуждая об уровне бедности и об уровне социального расслоения, достаточно условны.