УДК 347.73 

Страницы в журнале: 67-71

 

Д.В. БУРОВА,

соискатель кафедры финансового права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина

 

Рассматриваются проблема правового регулирования общественных отношений на рынке ценных бумаг, направления исследований комплексных правовых формирований. Анализируются правовые комплексы в финансовой сфере.

Ключевые слова: рынок ценных бумаг, комплексные правовые формирования, система законодательства, финансовые правоотношения.

 

The securities market - the formation of a complex legal system of the Russian legislation

 

Burovа D.

 

The article is devoted to a problem of the complex legal regulation of social relationships in the securities market. It concerns tendencies of research of complex legal formations, it analyzes of legal complexes in the financial sphere.

Keywords: the securities market, complex legal formations, the legislative system, financial relations.

 

В  настоящее время рынок ценных бумаг, как многоаспектное явление, характеризуемое разнообразием финансовых инструментов, используемых в качестве объектов, высокой технологичностью и повышенной степенью рисков, играет важную роль в укреплении стабильности российской экономики, влияет на развитие производственной сферы, на инвестиционный климат в стране.

Мировой опыт регулирования общественных отношений свидетельствует, что рынок ценных бумаг является одним из наиболее регламентированных сегментов экономики.

Особенность рассматриваемых отношений заключается в их неоднородности, в наличии публично-правовых и частноправовых элементов, что и определяет их правовую регламентацию нормами различных отраслей права. В правоприменительной практике возникает необходимость определения отраслевой принадлежности норм, регулирующих данные отношения; в процессе принятия правовых актов встает проблема выбора соответствующего метода правового воздействия. Комплексное правовое регулирование общественных отношений на рынке ценных бумаг представляет не только научный, но и практический интерес.

Вопрос существования комплексных правовых формирований стал предметом научных дискуссий в 1940-х годах. В настоящее время исследования ученых получили новый импульс, что связано с радикальными изменениями экономической системы России в конце ХХ века, определившими динамичное развитие общественных отношений и необходимость обеспечения их целостного правового регулирования.

Современные позиции по вопросу правовых комплексов в теории права представлены двумя направлениями.

Во-первых, не подвергается сомнению факт существования сложносоставных правоотноше-ний, характеризующихся множественностью субъектов и объектов, усложнением связей между ними. Научное сообщество обсуждает проблему возникновения комплексных правоотношений, которые складываются, в частности, в предпринимательской деятельности, на рынке ценных бумаг и в других сферах общественной жизни.

Во-вторых, теорией права признаются взаимообусловленность, взаимодействие, наличие функциональных и структурных связей между нормами различных отраслей права в качестве элементов системы, определяющих ее целостность, а это — один из базовых принципов построения системных образований. Структура, в свою очередь, обеспечивает организованность системы посредством установления устойчивых внутренних связей элементов, а также гарантирует внешние связи. Взаимодействие правовых норм при их воздействии на общественные отношения порождает связи правоотношений.

По мнению И.И. Веремеенко, любое общественное отношение, урегулированное правом, в процессе реализации и претворения в жизнь представляет собой цепь взаимосвязанных, взаимообусловленных, взаимодополняющих и конкретизирующих друг друга правоотношений (конституционных, финансово-правовых, административно-правовых, гражданско-правовых, уголовно-правовых и т. д.)[1].

В настоящее время теорией права не выработана единая терминология обозначения правовых комплексов. Применяются такие понятия, как «законодательные массивы», «законодательные комплексы», «комплексные правовые формы», «комплексные правовые образования» и др. В настоящей работе использован термин «правовые комплексные формирования».

Более полувека назад в основу исследований рассматриваемых формирований были положены необходимость применения разных методов в процессе регулирования неоднородных общественных отношений, анализ построения системы права и выявление критериев ее деления на отрасли.

В.К. Райхер в 1947 году предложил признать существование двух типов отраслей единой системы права: основных и комплексных[2]. Данная теория вызвала оживленные дискуссии в научных кругах. Ю.К. Толстой проанализировал отличия названных типов отраслей, подвергая при этом критике позицию В.К. Райхера об отнесении комплексных отраслей к системе права[3].

Детально исследовал концепцию В.К. Райхера и его сторонников С.С. Алексеев, взгляды которого менялись от критики концепции до ее принятия. Так, например, подчеркивая объективную обусловленность системы права экономическими отношениями, С.С. Алексеев первоначально сделал вывод о том, что «совокупности норм, которые в литературе причислялись к комплексным отраслям… не являются подразделениями… системы права. …они относятся либо к отраслям законодательства, либо к отраслям правовой науки»[4]. Позднее ученый подразделял отрасли права на основные и комплексные, обосновывая свою точку зрения тесным взаимодействием отраслей права и указывая, что комплексные отрасли «представляют собой вторичные, производные образования… наслоение над… основными отраслями»[5].

Оппоненты концепции комплексных отраслей права высказывали разные мнения. Так, О.А. Красавчиков отрицал существование как комплексных отраслей права, так и комплексных отраслей законодательства, но не исключал обособления «функциональных нормативных массивов»[6]. По мнению Р.О. Халфиной, объединение норм различных отраслей права при регулировании определенной группы общественных отношений еще не означает создание отрасли права[7].

В настоящее время некоторые авторы поддерживают концепцию образования в праве комплексных формирований. Так, например, В.П. Мозолин выделяет комплексные правовые образования, функционирующие как один из критериев системы права в отдельных сферах жизнедеятельности общества и государства[8].

По нашему мнению, более обоснованна позиция, которая заключается в недопустимости включения в систему права комплексных формирований и в необходимости признания названных комплексов в системе законодательства. Данная точка зрения с разновариантными отступлениями поддерживается представителями правовой науки. Так, С.В. Поленина отмечает, что природа отрасли как категория социальной действительности исключает возможность существования комплексных отраслей права[9]. По мнению Е.А. Суханова, комплексные образования представляют собой группировки законодательства (законодательные массивы)[10]. Данная позиция базируется, во-первых, на объективном характере системы права, что обусловлено подлежащими регулированию общественными отношениями, сформировавшимися в современном обществе, и, во-вторых, на признаке однородности отраслей права — предмете и методе регулирования.

Систему законодательства как форму выражения системы права отличает субъективный характер, она зависит от государственной воли, процесса нормотворчества, в ее структуре допускается возникновение правовых комплексов — отраслей, подотраслей, институтов и иных видов формирований, — отличающихся целевым характером, взаимодействием входящих в них элементов и разнородностью норм, посредством которых осуществляется правовое воздействие.

Образование комплексных правовых формирований обусловлено, с одной стороны, трансформацией общественных отношений, что приводит к расширению сферы правового регулирования, а с другой — изменениями в системе права, происходящими под влиянием активных процессов дифференциации и интеграции правовых норм.

Значение комплексных правовых формирований заключается в возможности учета в процессе регулирования специфических аспектов разнородных общественных отношений, обладающих особой значимостью на определенном этапе развития общества, а также в их более детальной регламентации с использованием разных методов правового воздействия.

Формирование указанных комплексов имеет явно выраженную цель и направлено на обеспечение эффективного регулирования определенной сферы общественной деятельности для учета специфики отношений, складывающихся в процессе ее осуществления.

Целостность системы законодательства, элементами которой являются комплексные правовые формирования, предмет их регулирования требуют соблюдения принципа единства и согласованности нормативных правовых актов, составляющих такие формирования.

В силу неоднородности подлежащих регулированию отношений комплексные формирования опосредуют нормы различных отраслей права. При этом, как неоднократно отмечали исследователи, нормы сохраняют свою принадлежность соответствующей отрасли права[11], что обусловливает сложность применения правовых комплексов, а именно обеспечение взаимодействия норм, присущих разным отраслям права, и соответствующих им методов регулирования.

Таким образом, комплексные формирования образуются в системе законодательства для регулирования отношений определенной сферы общественной деятельности. Они характеризуются целенаправленностью и единством, состоят из нормативных правовых актов, опосредующих разноотраслевые правовые нормы. Комплексное регулирование позволяет учитывать специфику неоднородных отношений и обеспечивает решение практической задачи их эффективной правовой регламентации посредством интеграции норм разных отраслей права. Следует признать, что, несмотря на длительный период изучения комплексных правовых формирований, вопросы их природы и структуры до сих пор остаются дискуссионными.

Широкое распространение комплексные формирования получили при регулировании отношений в экономической сфере. Например, деятельность на транспорте, в сельском хозяйстве, на рынке финансовых услуг регламентирована комплексными отраслями законодательства. В качестве примера таких формирований можно назвать транспортное, сельскохозяйственное, жилищное, таможенное законодательство.

Особый научный и практический интерес представляют исследования комплексного регулирования отношений, складывающихся в процессе финансовой деятельности государства и муниципальных образований. В частности, в банковском и страховом сегментах экономики, в области государственного кредита, валютных, расчетных и налоговых отношений особенности регулирования отражают правовую специфику финансовых взаимодействий, что связано с их характером, а также с наличием в них публично-правового и частноправового элементов.

Так, Е.Ю. Грачева и Е.Г. Хоменко справедливо отмечают, что банковское право представляет собой комплексное формирование в системе законодательства — совокупность нормативных правовых актов, взаимодействующих между собой и регламентирующих общественные отношения в сфере банковской деятельности[12].

При исследовании взаимодействия норм различных отраслей права (конституционного, международного, гражданского, финансового, административного) в процессе правового регулирования финансовых отношений посредством правового комплекса рассматривается, с одной стороны, отграничение разнородных отношений, с другой стороны, определение взаимовлияния, точнее, «главенства» одного из видов отношений и «вторичности» другого, с целью их эффективного регулирования. Условность названного отграничения определяется взаимозависимостью и взаимодействием норм правового комплекса, а его необходимость обусловлена требованием применения адекватных методов правового регулирования и соответствующих правовых норм в зависимости от природы регулируемых общественных отношений.

Следовательно, в настоящее время наблюдается тенденция формирования правовых комплексов в системе финансового законодательства, что обусловлено динамикой его развития и необходимостью учета специфики финансовых отношений, складывающихся в банковской, страховой и иной экономической деятельности.

Регулирование общественных отношений на рынке ценных бумаг осуществляется нормами разных отраслей права: конституционного, международного, финансового, гражданского, административного, уголовного.

Конституция РФ определяет, что в ведении Российской Федерации находятся установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование (п. «ж» ст. 71); что Правительство РФ обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики (п. «б» ч. 1 ст. 114), т. е. Конституцией РФ установлены правовые основы функционирования рынка ценных бумаг.

Нормы финансового права регулируют отношения, складывающиеся на рынке ценных бумаг и опосредующие финансовую деятельность государства, т. е. связанные с формированием, перераспределением и использованием финансовых ресурсов.

Гражданским правом урегулированы взаимоотношения равноправных участников рынка, связанные с оборотом ценных бумаг и с внутрихозяйственной деятельностью профессиональных участников рынка, а также другие отношения, регламентация которых осуществляется посредством диспозитивного метода.

Складывающиеся на рынке ценных бумаг общественные отношения регулируются нормами административного права при установлении административной ответственности участников рынка, а также при осуществлении функций исполнительной власти (государственного управления).

Ответственность участников рынка в случаях совершения ими преступлений устанавливается уголовным правом.

Развитие правового регулирования рынка ценных бумаг происходит под влиянием норм международного права. По справедливому утверждению Г.В. Петровой, актуальность реформирования структуры международно-правовых норм, регулирующих отношения на рынке ценных бумаг, заключается в том, что национальные механизмы биржевого и внебиржевого оборота не сформированы, нормативно-правовая база не соответствует мировой практике, препятствуя развитию рынка капиталов, что происходит на фоне растущей потребности национальных компаний участвовать в фондовой деятельности[13].

Комплексное регулирование исследуемых отношений обусловлено их сложным характером и высокой степенью взаимопроникновения частноправового и публично-правового элементов.

Так, например, проведение сделок на рынке ценных бумаг между профессиональными участниками рынка и инвесторами регулируется нормами гражданского права, но, по мнению Т.Я. Хабриевой и Н.Г. Дорониной, «складывающиеся на рынке ценных бумаг договорные отношения развиваются в рамках строгих императивных предписаний со стороны регулирующих органов, и никто из участников рыночных отношений не вправе нарушить их. Именно жесткие границы… дают возможность участникам рынка свободно совершать сделки»[14], т. е. возможно влияние норм публичного права на правоотношения, в которых преобладает частноправовой элемент.

Таким образом, можно сделать вывод, что совокупность нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения, складывающиеся на рынке ценных бумаг, является комплексным правовым формированием в системе законодательства, опосредующим нормы различных отраслей права.

Тенденция «комплексирования» отраслевых норм, их специализация при осуществлении регулирования направлены на эффективное проведение государственной политики на рынке ценных бумаг с учетом частных интересов его участников с целью достижения желаемого социального результата.

Общественные отношения, регулируемые нормами финансового права в рамках комплексных правовых формирований, примерами которых выступают отношения в сфере банковской, страховой деятельности, на рынке ценных бумаг, включаются в предмет финансового права, что приводит к его трансформации.

Современный подход в развитии правовой науки связан с одной из актуальных проблем права — обеспечением баланса публичных и частных интересов. В праве появляются новые формы их взаимодействия, предметом изучения становятся правовые институты, в состав которых входят нормы, регулирующие как публично-правовые, так и частноправовые отношения, проводятся исследования в обоснование возникновения отраслей на стыке публичного и частного права.

 

Библиография

1 См.: Веремеенко И.И. К вопросу о предмете финансового права // Актуальные вопросы административного и финансового права: Сб. науч. тр. МГИМО (У) МИД России. Вып. 2. — М., 2004. С. 10—11.

2 См.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. — М., 1992. С. 190.

3 См.: Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства // Правоведение. 1957. № 1. С. 42—55.

4 Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. — М., 1961. С. 100—101.

5 Он же.  Структура советского права. — М., 1975. С.  184—185.

6 См.: Красавчиков О.А. Система права и система законодательства (гражданско-правовой аспект) // Правоведение. 1975. № 2. С. 65, 70.

7 См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношениях. — М., 1974. С. 270.

8 См.: Мозолин В.П. Современная доктрина и гражданское законодательство. — М., 2008. С. 26.

9 См.: Поленина С.В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. 1999. № 9. С. 7—8.

10 См.: Гражданское право: Учеб. для вузов: В 4 т. Т. 1: Общая часть // Отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 2010. С. 26.

11 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. С. 193; Мозолин В.П. Указ. соч. С. 27.

12 Банковское право Российской Федерации: Учеб. пособие / Отв. ред. Е.Ю. Грачева. — М., 2008. С. 16.

13 См.: Петрова Г.В. Международное финансовое право. — М., 2009. С. 219—220.

 

14 Хабриева Т.Я., Доронина Н.Г. Создание международного финансового центра: системный подход к решению правовых проблем // Журнал российского права. 2010. № 11. С. 9.