(на примере гражданского судопроизводства)

 УДК 347.98

Страницы в журнале: 92-95

Т.В. СОЛОВЬЕВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

 

Рассматриваются свойства актов Конституционного суда Российской Федерации на примере постановлений, направленных на урегулирование вопросов, возникающих при отправлении правосудия по гражданским делам.

Ключевые слова: Конституционный суд Российской Федерации, постановление, свойство, обязательность, исполнимость, гражданское судопроизводство.

 

Properties of acts of the Constitutional court of the Russian Federation

(on an example of civil legal proceedings)

 

Solovjova T.

 

In the article the author considers properties of acts of the Constitutional Court of the Russian Federation on an example of the decisions directed on settlement, arising at justice departure on civil cases.

Keywords: the Constitutional court, the decision, property, compulsion, feasibility, civil legal proceedings.

 

Конституционный суд Российской Федерации посредством вынесения своих решений, адресованных судам общей юрисдикции, обеспечивает защиту основ конституционного строя, базовых прав и свобод граждан, верховенство Конституции РФ. Значение постановлений КС РФ в области гражданского процессуального законодательства трудно переоценить, так как КС РФ окончательно разрешает все спорные вопросы толкования Конституции РФ и соответствие ей норм ГПК РФ и иных нормативных правовых актов, применяемых судами при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Упомянув об особом статусе КС РФ, необходимо указать, что все его акты обладают свойством общеобязательности. При этом в Федеральном конституционном законе от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации» (далее — Закон о КС РФ) нет указания на то, что постановления КС РФ подлежат своевременному исполнению. Это связано с особой природой данных постановлений.

По мнению Н.С. Бондаря, специфической формой воздействия конституционно-судебного правосудия на правотворческий процесс является формулирование КС РФ по итогам рассмотрения тех или иных дел рекомендаций законодателю, которые, хоть и не имеют непосредственно обязывающего значения для нормотворческих органов, ориентируют их на последовательную и систематическую реализацию конституционных принципов и норм в текущем законодательстве[1].

Решения КС РФ носят всеобщий характер и касаются всех аналогичных случаев судебной практики. Они не подлежат обжалованию, действуют непосредственно, не требуют подтверждения со стороны каких-либо органов или должностных лиц[2].

В ноябре 1996 года на научно-практической конференции «Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы и перспективы» Председатель КС РФ В.А. Туманов в своем докладе, в частности, отметил, что нижестоящий суд обязан следовать решениям вышестоящего при рассмотрении аналогичных дел[3].

Универсальность и общеобязательность постановлений КС РФ — это такие качественные определенности, которыми и характеризуется нормативно-правовая природа соответствующих решений КС РФ[4].

В Законе о КС РФ нет закрепленного перечня признаков актов КС РФ. Законодательное определение получило только свойство обязательности (ст. 6 Закона о  КС РФ).

На обязательность постановлений КС РФ указывает в резолютивной части актов конституционного правосудия. Так, в п. 2 резолютивной части постановления КС РФ от 26.02.2010 № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой» указано, что выявленный конституционно-правовой смысл ч. 2 ст. 392 ГПК РФ является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике. Следовательно, концепт ст. 392 ГПК РФ безусловен для судов общей юрисдикции при возбуждении гражданского судопроизводства по вновь открывшимся обстоятельствам, кроме того, данное значение статьи непреложно и для заинтересованных лиц, ищущих защиту своих прав и законных интересов в суде. Обязательность определяется неограниченной сферой действия в отношении неопределенного круга субъектов, будь то суды, граждане или органы государственной власти.

Проведя анализ отдельных правовых норм и информации, содержащейся в постановлениях КС РФ, можно выделить ряд специфических свойств данных актов.

КС РФ в своем постановлении от 16.06.1998 № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» заявил, что только КС РФ выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение, в то время как заключения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не обладают такой юридической силой.

Из данного постановления можно выделить такое свойство акта КС РФ, как неоспоримость (неопровержимость), поскольку решения не подлежат пересмотру. В подтверждение существования данного признака приведем пример: в резолютивной части определения КС РФ от 13.06.2006 № 272-О «По жалобам граждан Евдокимова Дениса Викторовича, Мирошникова Максима Эдуардовича и Резанова Артема Сергеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 89 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (далее — Определение № 272-О) указано, что определение КС РФ по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Далее стоит отметить такое свойство актов КС РФ, как непосредственное действие, которое подразумевает, что данные акты имеют прямое действие для правоприменителя, т. е. суд общей юрисдикции при вынесении решения по конкретному делу должен прямо применять акт КС РФ. В резолютивной части Определения № 272-О указано, что нормативные положения, содержащиеся в ст. 333.36 НК РФ во взаимосвязи с п. 2 ст. 333.20 НК РФ и в ст. 89 ГПК РФ, не позволяющие судам общей юрисдикции и мировым судьям принимать по ходатайству физических лиц решения об освобождении от уплаты государственной пошлины, если иное уменьшение размера государственной пошлины, предоставление отсрочки (рассрочки) ее уплаты не обеспечивают беспрепятственный доступ к правосудию, в силу правовых позиций, выраженных КС РФ в постановлениях от 03.05.1995 № 4-П «По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна»; от 04.04.1996 № 9-П «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы»; от 12.03.2001 № 4-П  «По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкрот-стве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”, а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц»; определении от 12.05.2005 № 244-О «По жалобе граждан Вихровой Любови Александровны, Каревой Екатерины Ивановны и Масловой Валентины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134, статьями 220 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» и Определении № 272-О, как не соответствующие статьям 19 и 46 Конституции РФ утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами. Иными словами, для реализации данного определения не требуется подтверждения его иными нормативными актами или государственными органами.

В качестве свойства актов конституционного правосудия можно выделить самодостаточность, которая проявляется в том, что признанный неконституционным акт исключается из правовой системы этим решением. Правотворческому органу такой акт не нужно специально отменять[5].

Лишь часть решений, принимаемых органами конституционного правосудия, могут быть определены как самоисполнимые (самодостаточные):

1) о конституционности оспоренных правовых актов;

2) о неконституционности международных договоров, так как такие договоры не могут быть ратифицированы;

3) о конституционности инициативы референдума, законности его проведения и его итогах, в той части, когда осуществление юридически значимых действий, опосредующих проведение референдума или установление его результатов, в то же время означает исполнение решения конституционного суда;

4)  о несоответствии Конституции РФ инициативы проведения референдума и отрицательных заключений по вопросам о соблюдении порядка выдвижения обвинения президента (а в некоторых зарубежных странах — и других должностных лиц) в совершении тяжкого преступления[6].

Примером самодостаточного акта КС РФ в области гражданского процессуального законодательства является постановление КС РФ от 26.12.2005 № 14-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Е.Г. Одиянкова», в п. 1 резолютивной части которого указано, что положения ст. 260 ГПК РФ, предусматривающие сроки рассмотрения судом поданных в период избирательной кампании заявлений о защите избирательных прав, необходимо признать не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 32 и 46 в той мере, в какой эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют суду по истечении установленных в них сроков разрешить соответствующее дело по существу и служат основанием прекращения производства по делу.

По мнению М.А. Митюкова, самодостаточность и непосредственное действие решений КС РФ не являются гарантией их исполнения[7].

Стоит также выделить такой признак судебного акта, как исполнимость, которая подразумевает  способность приведения в действие. Безусловно, все судебные акты должны обладать данным свойством, поскольку говорить о достижении истинных целей правосудия можно только после полной реализации судебного акта. Для того чтобы можно было исполнить акт КС РФ, в резолютивной части должны быть четко прописаны действия, которые необходимо осуществить для его реализации. Например, в постановлении КС РФ от 05.04.2007 № 2-П «По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ “Нижнекамскнефтехим” и “Хакасэнерго”, а также жалобами ряда граждан» в п. 7 резолютивной части указано: «Выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл положений частей второй, третьей и шестой статьи 381, части второй статьи 382, части второй статьи 383, статей 387 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике». Это означает, что исполнение данной части постановления будет заключаться в толковании указанных статей ГПК РФ в том смысле, который выявил КС РФ. В пункте 10 резолютивной части данного постановления указано: «Правоприменительные решения по делам открытых акционерных обществ “Нижне-камскнефтехим” и “Хакасэнерго”, а также по делам граждан М.-С.А. Абакарова, И.Ж. Гафиятуллина, Н.Р. Гильмутдинова, Е.Ю. Олейниковой, С.В. Пономаревой, С.П. Савельева, Р.П. Савельевой, Э.А. Сизикова, основанные на положениях частей второй, третьей и шестой статьи 381, части второй статьи 382, части второй статьи 383, статьи 387 и статьи 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным судом Российской Федерации в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий». Исполнение постановления в данной части судами общей юрисдикции будет заключаться в пересмотре правоприменительных решений по делам открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго» и других субъектов, указанных в постановлении.

По мнению Т.Г. Морщаковой, неверное истолкование содержащихся в Законе о КС РФ положений о юридической силе его решений приводит к тому, что судебная практика, включая практику ВС РФ, не рассматривает принятые КС РФ постановления как обязательные для судов общей юрисдикции[8].

Следует согласиться с мнением, что «юридическая сила итоговых решений Конституционного суда Российской Федерации превышает юридическую силу любого закона, а соответственно, практически равна юридической силе самой Конституции Российской Федерации, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям»[9].

Непосредственное действие решений КС РФ, общеобязательность и юридическая сила, позволяющая интерпретировать конституционные нормы и дисквалифицировать акты федерального и регионального законодательства, а также косвенным образом давать оценку правоприменительной практике, придают им высокий авторитет[10].

Для абсолютного и всестороннего исполнения актов КС РФ в сфере гражданского судопроизводства необходимо наличие у таких актов юридической силы. Думается, юридическая сила акта КС РФ представляет собой способность быть основанием совершения определенных правовых действий при наличии совокупности свойств обязательности, окончательности (неопровержимости), непосредственности, самодостаточности и исполнимости.

 

Библиография

1 См.: Бондарь Н.С. Конституционализация социально-экономического развития российской государственности (в контексте решений КС РФ). — М., 2006. С. 97.

2  См.: Василевич Г.А. Акты органов судебной власти: роль и место в национальной правовой системе // Национальная государственность и европейские интеграционные процессы: В 2 т. Т. 1: Национальное законодательство и его гармонизация с правом Европейского союза: Сб. науч. тр. — Минск, 2008. С. 65.

3  См.: Туманов В.А. Пять лет Конституционной юстиции в России: уроки, проблемы, перспективы // Вестн. КС РФ. 1996. № 6. С. 11—12.

4  См.: Малюшин А.А. Взаимодействие КС РФ и законодательного органа власти в Российской Федерации // Российский судья. 2007. № 7. С. 14—16.

5  См.: Кальяк А.М. Самоисполнимость решений конституционных судов (на примере постсоциалистических государств) // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 2. С. 15.

6  Там же.

7 См.: Митюков М.А. Исполнение актов Конституционного суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации // Российская юстиция. 2001. № 6. С. 13.

8  См.: Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным судом и другими судами Российской Федерации // Российская юстиция. 2001. С. 30—31.

9  Зорькин В.Д. Россия и Конституция в XXI веке. 2-е изд., доп. — М., 2008. С. 125—128.

10  См.: Митюков М.А. Акты Конституционного суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации: общая характеристика и статистический анализ // Журнал российского права. 2001. № 6. С. 15.