И.С. МОРОЗОВА,
докторант Саратовской государственной академии права
 
Современный этап человеческого развития характеризуется возрастанием роли науки в жизни общества, в связи с чем повышается значимость новых методологий осмысления и структурирования научного знания. Совершенствование познавательного научного процесса обеспечивает иное видение, дополнительные возможности развития и прогнозирования определенной предметной области. В последнее время актуализировались проблемы, связанные с синергетикой, использованием предлагаемых ею приемов, способов для познания государственно-правовых явлений.
 
Синергетика в современной философско-методологической литературе представляется как трансдисциплинарное направление, связанное с поиском универсальных закономерностей и алгоритма эволюции и коэволюции сложных (нелинейных) неравновесных систем, исследуемых в контексте различных отнологий[1]. Под синергетикой понимается теория эволюции и самоорганизации сложных систем мира, выступающая в качестве современной (постдарвиновской) парадигмы эволюции[2].
Синергетика как феномен постнеклассической науки стала закономерным результатом активного проникновения системного подхода во все сферы практической деятельности, теоретических исследований. Эвристическая и теоретико-познавательная ценность аналоговых моделей заключается в том, что каждая из них, родившись в одной сфере познания, делается концептуальным средством, методологическим ключом для интерпретации явлений в других естественнонаучных и гуманитарных сферах, в том числе в правоведении.
В юридической науке термин «система» применяется для характеристики сложных общественных явлений. Система означает, с одной стороны, целостность и единство данного явления, а с другой — внутреннюю структурную дифференциацию составляющих его частей, т. е. обособленность по отношению к целому. Системное рассмотрение всякого сложного общественного явления позволяет учитывать как общие черты всех структурных подразделений, образующих систему, так и их особенности. В этом выражается диалектика общего и особенного. «Системный подход, — отмечают В.М. Чхиквадзе и Ц.А. Ямпольская, — позволяет сосредоточить внимание на выявлении интегративных качеств, возникающих в результате соединения элементов в единое целое»[3].
Право как системное образование должно содержать определенный механизм, посредством которого осуществляется дифференцированный подход к регулированию тех или иных разновидностей общественных отношений. Это юридические исключения, придающие гибкость праву, обеспечивающие его способность менять параметры с целью более результативного опосредования социальных процессов, в то же время сохранять сущностные основы и постулируемые ценности. Синергетика, конкретизирующая и углубляющая диалектические связи хаоса и порядка, необходимости и случайности, деградации и упорядочивания структур, объясняет важность существования в праве как системе правил отдельных исключений, изъятий из единых требований нормативного характера.
По мере усложнения существующих и возникновения качественно новых общественных отношений должна совершенствоваться и система права, предусматривающая адекватные средства, находящиеся в отношениях активного информационного обмена с социумом. Юридические исключения, предоставляющие дополнительные возможности для реализации интересов и потребностей субъектов, являются своеобразным ответом права на действительные потребности социального развития. Различного рода льготы, привилегии, иммунитеты и т. п. используются в качестве правового механизма регулирования тех отношений, в которых процесс модернизации осуществляется наиболее активно. Этот механизм регулирования касается самых динамично развивающихся участков общественных отношений, где другие юридические средства (ограничения, запреты и т. п.) не справляются с поставленной задачей.
Использование юридических исключений должно предполагать довольно высокую степень организации субъекта управления (например, высокий уровень правовой культуры, правосознания). Существующая система юридических исключений информативна, позволяет обнаружить те локальные области, где процессы их применения протекают так, как будут идти по всей структуре в будущем, а также как протекали в прошлом. Синергетический подход позволяет представить, как в дальнейшем, с помощью какого правового механизма и средств будет осуществляться правовое регулирование, проникать в подлинно реальное, а не гипотетическое будущее. Это позволит выбрать из арсенала юридических исключений наиболее рациональные, не исчерпавшие свой регулирующий потенциал, и заниматься совершенствованием их конструкции, не «распыляя» усилия законодателя на оптимизацию правового механизма.
В механизме правового регулирования роль юридических исключений можно связать с процессом опережающего отражения правом моделируемых социальных связей. Опережающее отражение предполагает наличие процесса переработки информации в соответствии с некоторой программой, в результате которой система строит модель так называемого потребного будущего. Формирование и эволюция социальной среды являются информационным процессом, генерацией информации. Информация выступает как противоположность энтропии, тождественна акту устранения равновероятности, энтропийной неопределенности.
Юридические исключения содержат информацию о желательном с точки зрения государства развитии тех или иных групп общественных отношений. Таким образом определяется дальнейший путь их реформирования, в какой-то степени устраняется энтропийный момент в модернизации социальной среды. Юридические исключения выступают как информационно-инструктивное явление, результат принятия альтернативы в модернизации социальной действительности[4].
Юридические исключения можно рассматривать и в связи с проблемой самоорганизации права как системы. Право и другие «социальные образования являются саморегулируемыми и обладают... механизмами самоорганизации»[5]. Философское осмысление сущностных сторон самоорганизации систем позволило Н.Т. Абрамовой определить их как «способность системы к стабилизации некоторых параметров посредством направленной упорядоченности ее структурных и функциональных отношений с целью противостоять энтропийным факторам среды»[6].
Юридические исключения активно участвуют в становлении и развитии права как системного образования, его самоорганизации, обеспечивая эффективность функционирования составляющих его элементов, формируют внутренние и внешние информационные связи. Они представляют собой один из элементов самоконтроля права как системы, позволяя последнему как определенному социальному явлению, образованию учитывать, улавливать все стороны, грани, модернизирующиеся связи окружающей социальной действительности.
Правовое регулирование представляет собой разветвленную управляющую систему, состоящую из нескольких уровней, которые имеют количественную и качественную характеристику[7]. Посредством различных юридических исключений система осуществляет множественные переходы к более упорядоченным состояниям, учитывающим специфику социальных связей. Юридический механизм содержит в себе информацию об особенностях, неустойчивости определенных групп общественных отношений. Юридические исключения позволяют противостоять энтропийным тенденциям (негативному разнообразию) в развитии социальной среды, учитывая, что ограничение негативного разнообразия в поведении объекта достигается за счет увеличения разнообразия органа управления.
По своей сути юридические исключения являются одним из средств информационно-коммуникативного взаимодействия с социальной средой. При определенных условиях они увеличивают или, наоборот, блокируют разнообразие (информацию), поступающее из социальной среды. В первом случае правовой механизм нивелирует негативное разнообразие, угрожающее стабильности функционирования общественных отношений (негативный вариант развития социальных связей), во втором — трансформирует, модернизирует, направляет в позитивное русло нежелательные для общественного развития процессы, в третьем — стимулирует развитие позитивных преобразований.
Важно учитывать меру регулирующего воздействия юридических исключений, их интенсивность. «Мощность» работы правового механизма не должна превышать способности социальной среды к трансформации под воздействием этого регулятора. Но если «мощность» работы юридических исключений ниже минимума, право как система не способно с помощью исключений обеспечить полное и эффективное управление[8]. Мера регулирующего воздействия юридических исключений определяется степенью, интенсивностью, размером предполагаемых преобразований.
На механизм действия юридических исключений оказывают влияние факторы внешней социальной среды, которые могут вызвать неблагоприятные последствия и нарушить нормальное функционирование этого процесса. Возникает задача оградить этот механизм от неблагоприятного воздействия, гарантировать определенную его устойчивость (гомеостазис) и тем самым устойчивость и стабильность регулируемых общественных отношений.
Устойчивость механизма действия юридических исключений обеспечивается способностью регулирующей системы к своевременному изменению и оптимизации своих характеристик, что связано с так называемой восстановительной функцией права. Принцип восстановления прежнего состояния проявляется в таких институтах, как компенсация (трудовое, финансовое право).
Синергетическое мировидение позволяет обратить внимание и на такую особенность социально-правовой реальности, как множество сопутствующих неконтролируемых и непрогнозируемых неопределенностей. Они способны выступать в роли случайных факторов, которые своим воздействием на события и обстоятельства делают действительность неподвластной тотальной регламентации[9]. Факторы могут оказывать как положительное, так и отрицательное влияние. Юридические же исключения придают им в основном положительное значение, минимизируя, а в ряде случаев ликвидируя негативные аспекты их действия. Таким способом осуществляется противодействие факторам, дезинтегрирующим право, сохраняется результативность действия юридических предписаний на должном уровне.
В праворегулирующем процессе имеются факторы, действующие в одном направлении с юридическими исключениями и положительно влияющие на цели правового регулирования. Это так называемые позитивные факторы социальной среды. Их структура может быть довольно изменчивой и варьироваться в зависимости от тех или иных обстоятельств, особенностей функционирования общественных отношений. Иные социально-экономические факторы негативно действуют на регулируемую социальную систему, развивают в ней энтропийные, разрушительные процессы и явления, снижают уровень эффективности правового регулирования.
Направленность действия следующей группы социальных факторов зависит от «мощности» работы юридических исключений, способности правового механизма придать им соответствующий позитивный оттенок. Социальные факторы воздействуют на социальную среду комплексно. Интенсивность необходимого регулирующего воздействия юридических исключений зависит от того, какие факторы (положительные или отрицательные) преобладают в развитии и функционировании общественных отношений. Направленность воздействия самих юридических исключений зависит от конкретного вида регулируемого объекта и цели регулирования.
В некоторых случаях можно утверждать о преобладании действия позитивных социальных факторов по сравнению с негативными. Последние либо отсутствуют, либо их влияние незначительно. Поведение регулируемой социальной системы формируется под воздействием положительных социальных факторов. Это случай наиболее благоприятного протекания социального процесса. Право как бы удерживается в нормальных рамках, сохраняет свои постулируемые ценности и в то же время «подталкивает» с помощью юридических исключений объективно сложившиеся тенденции.
При доминировании негативных факторов в регулируемых общественных отношениях постоянно нарушается нормальный режим протекания социальных процессов. В результате возникает ситуация социальной дисфункции. Задачей юридических исключений становится активное противодействие влиянию этих факторов. Интенсивность действия негативных социальных факторов в правовой системе предопределяет интенсивность необходимого правового воздействия юридических исключений, которые должны быть превосходящими.
Однако в некоторых сферах правового регулирования общественных отношений действие негативных факторов может превосходить интенсивность правового воздействия юридических исключений и их возможности в данной области. Влияние положительных факторов крайне незначительно. Из-за противодействующих, дезинтегрирующих факторов необходимо изменять условия протекания этого социального процесса, вводить дополнительные (помимо правовых) меры социального управления и регулирования.
Многие юридические исключения как особый механизм оказывают «отдаленное» воздействие на те или иные группы общественных отношений. Существует определенный временной промежуток между моментом их введения и наступлением ожидаемого социального эффекта. В процессе реализации исключений создается особый юридический компенсационно-гарантирующий механизм, позволяющий нивелировать негативное влияние социальной среды, поддержать регулирующее воздействие различного рода льгот, преференций, иммунитетов и т. п. на должном уровне.
При установлении юридических исключений законодателю необходимо четко обозначить, насколько удалена по времени преследуемая цель исключений. Это обстоятельство учитывается в механизме их реализации. Так, цели юридических исключений компенсационного или гарантирующего характера приближены по времени, ибо подобные средства вводятся в праворегулирующий процесс в целях достижения немедленного результата. Более длительная протяженность во времени достижения намеченного социального эффекта значительно снижает сам смысл установления юридических исключений. Иначе обстоит дело с юридическими исключениями стимулирующего свойства. Они достигают намеченного эффекта через продолжительный промежуток времени. Кроме того, уровни правового воздействия юридических исключений могут быть различными. Они зависят от специфики объекта воздействия, его качественных и количественных характеристик.
Законодатель при введении в праворегулирующий процесс юридических исключений должен определить степень вероятности наступления ожидаемого социального эффекта, правильно установив в нормативных актах условия его достижения. Целесообразно учитывать и свойства социальных событий, сопоставив их с комплексом условий, при которых они происходят или не происходят. Юридические исключения как особое устройство должны содержать в себе достаточное количество информации, позволяющей вызвать в социальной среде предполагаемые преобразования. Не случайно отмечено, что «между понятиями количества информации о каком-либо событии и вероятностью наступления данного события даже в самом элементарном житейском понимании существует тесная связь»[10].
Юридические исключения позволяют праву как регулирующей системе более точно рассчитать силу воздействия и место ее приложения (имеются в виду те или иные общественные отношения), делая праворегулирующий процесс более продуманным и целенаправленным. Таким способом раскрываются возможности права, их развитие осуществляется в соответствии с природой и характером социума, внутри которого оно существуют.
Преференции, льготы, другие средства позволяют праву как государственно-властному регулятору быть высокочувствительным к природе и имманентной нормативности регулируемых им объектов. Право должно не подменять саморазвитие социальной среды, не ломать его, а усиливать, охранять, формировать необходимые условия, давать общее направление и общие цели. Юридические исключения предоставляют праву возможность воспринимать внутренний императив развития общественных отношений и структур, действовать в соответствии с ним. Этот механизм сохраняет и поддерживает «жизненно важные» параметры права, его постулируемые ценности, сущностные основы. В то же время он позволяет при наличии определенных условий и обстоятельств менять «константы» права, трансформируя его внутреннюю программу отношений с социальной средой. Это, по сути, элемент информационной обратной связи, программы ответного действия, раскрывающий информационно-отражательные потребности права как системы.
Юридические исключения относятся к числу правовых средств, позволяющих сложной социальной системе и ее подсистемам самонастраиваться, «чтобы общественные механизмы действовали без лишних административных и иных внешних вмешательств». Истинная задача права — «обеспечить естественный ход социальных процессов, нормальное функционирование общественных институтов, добиться автоматизма в их действии, устранять помехи и препятствия на их пути, снижать, насколько это представляется возможным, издержки, потери, неизбежные при саморазвитии, саморегулировании, ослаблять действие нежелательных побочных эффектов и вредные последствия, которые могут возникать при любых обстоятельствах»[11].
В праворегулирующем процессе юридические исключения используются и для того, чтобы «удержать» те или иные общественные отношения в правовом поле. В противном случае целый «пласт» социальных отношений может «выпасть» из сферы правовой регламентации или, что еще хуже, перейти в так называемую теневую сторону правовой жизни. И это вполне объяснимо: не найдя рационального правового способа реализации собственных интересов, субъекты будут искать другие, неправовые средства их удовлетворения. Чтобы этого избежать, должны более рационально, продуманно использоваться юридические исключения, позволяющие праву воздействовать на общественные нравы «в такт» с социодинамическим ритмом их существования. Это в конечном счете способствует не только определенной упорядоченности общественных отношений, но и динамизирует наиболее рациональные варианты их дальнейшего развития.
Как дополнительная правовая возможность, различного рода льготы, привилегии, иммунитеты и т. д. позволяют праву не вторгаться в сферу, в которой не должно осуществляться его воздействие, в пространство свободы индивидуального экзистенционально-этического самоопределения личности, где довольно успешно осуществляют свою нормативно-регулятивную деятельность нравственность, религия и т. д.
Они позволяют праву «балансировать», не переступая ту черту, грань, за которой излишняя «зарегулированность» общественных отношений будет свидетельствовать только о чрезмерной жесткости в правовой регламентации, и не более.
С точки зрения синергетического подхода, юридические исключения расширяют множество вероятных путей развития права и позволяют субъектам, выполняющим функции управления, выбрать оптимальные. Они «настраивают» право на регламентируемые социальные связи, одновременно выступая «маяком» для формирования желаемой модели общественных отношений. Юридические исключения обеспечивают «безболезненную» замену правил игры, установленных для субъектов на правовом поле, потенцируя возникновение множества вариантов дальнейшего развития тех или иных разновидностей социальных связей. Посредством различного рода льгот, иммунитетов, преференций и т. п. это может быть сделано очень тонко, продуманно, не вызывая социальных катаклизмов, что не всегда достижимо. Но в этих случаях претензии должны быть предъявлены не к самому юридическому механизму, как это, к сожалению, делается, а к законодателю, не способному использовать заложенный в исключениях потенциал.
Современное общество как относительно устойчивая система (структура) пребывает в состоянии, когда степень энтропии в нем непрерывно увеличивается. Юридические же исключения как особый правовой механизм позволяют избежать серьезных разрушительных процессов, осуществляют превентивное антиэнтропийное воздействие. Позволяя субъектам более полно и последовательно удовлетворять собственные интересы и потребности, преференции, иммунитеты, привилегии как бы блокируют развитие негативных тенденций в праворегулирующем процессе на начальном этапе.
Синергетический подход позволяет иначе взглянуть на проблему юридических исключений, выявить как общие закономерности и механизм самоорганизации права как системы, так и сами юридические средства, являющиеся ее структурными образованиями. Синергетическая модель причинности помогает обозначить само существование и направленность альтернативы развития сложных систем, что позволит усовершенствовать праворегулирующий процесс.
 
Библиография
1 См.: Haken H. Synergetics:an overview // Rep. Progr. Phys. 1989. V. 52. P. 515—553; Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. — М., 1999; Stadler M., Kruse P. Gestalt theory and synergetics: From psychophysical isomorphism to holistic emergentism // Philosophical psychology. 1994. V. 7. № 2. P. 211—236.
2 См.: Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. — М., 1994; Они же. Путь самоорганизации природы: детерминация из будущего // Информация и самоорганизация. — М., 1996.
3 Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Сов. гос-во и право. 1967. № 9. С. 32.
4 См.: Климантович Н.Ю. Без формул о синергетике. — Мн., 1986. С. 139.
5 Щербаков А.С. Самоорганизация материи в неживой природе: философские аспекты синергетики. — М., 1990. С. 3.
6 Абрамова Н.Т. Целостность и управление. — М., 1974. С. 36.
7 См.: Шабалин В.А. Методологические вопросы правоведения. — Саратов, 1972. С. 135.
8 См.: Ясин Е.Г. Теория информации и экономические исследования. — М., 1970. С. 40—41.
9 См.: Бачинин В.А. Энциклопедия философии и социологии права. — СПб., 2006. С. 789.
10 Пошкявичюс В.А. Применение математических и логических средств в правовых исследованиях. — Вильнюс, 1974. С. 162—163.
11 Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. — М., 1999. С. 370.