Г.Г. АХМЕДОВ

кандидат юридических  наук, профессор, академик Российской  академии образоваия

 

Автор рассматривает роль органов местного самоуправления в регулировании научной и научно-технической политики, значение их взаимодействия с федеральными органами. Высказывается мысль о необходимости согласования направлений деятельности органов государственной власти и научного сообщества на основе четкой системной иерархии.

 

An author examines the role of organs of local self-government in adjusting of scientific and scientific and technical policy, value of their co-operating with federal organs. An idea speaks out about the necessity of concordance of directions activity of public and scientific association authorities on the basis of clear system hierarchy.

 

В  современных условиях социально-экономическое развитие страны все в большей степени зависит от создания и эффективного использования достижений науки, внедрения принципиально новой техники и широкого использования информационных ресурсов. Указанное подчеркивается во многих правовых актах и нормативных документах. Так, например, в Письме Президента РФ от 30 марта 2002 г. № Пр-576 «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу» определено, что реализация политики РФ в области развития науки и технологий «направлена на обеспечение стратегических национальных приоритетов Российской Федерации, к которым относятся: повышение качества жизни населения, достижение экономического роста, развитие фундаментальной науки, образования, культуры, обеспечение обороны и безопасности страны»[1].

Несмотря на осознаваемую руководством государства важность указанных целей, в практическом плане за последние годы пока не удалось переломить ситуацию и сделать экономику страны восприимчивой к инновациям[2].

Во многом это связано с косностью плановой централизованной модели науки, сложившейся в советский период, которая не отвечает ни современным требованиям государства, изменившего базовые приоритеты своего развития, ни требованиям сформировавшегося частного сектора, столкнувшегося с глобальной конкуренцией и нуждающегося в быстрой модернизации, повышении конкурентоспособности, а также с непоследовательностью проводимых в последние десятилетия преобразований[3]. 

Представляется, что это в свою очередь в значительной степени обусловлено проблемами в формировании и функционировании системы органов, регулирующих научную и научно-техническую политику в России, которые приводят в невозможности всестороннего и динамичного учета текущего состояния инновационной сферы, объективной оценки ее сильных и слабых сторон[4].  Указанное особенно наглядно проявляется в современных неблагоприятных экономических условиях, когда преодоление мирового экономического кризиса в значительной степени зависит от того, насколько эффективно будут применены правовые механизмы, содействующие максимальному использованию научных ресурсов России[5]. 

Говоря о правовых механизмах, которые позволяют этого достичь, следует заметить, что если в советский период они в большей степени опирались на нормы административного права [6],  то на сегодняшний момент они основываются на целой группе правовых норм таких отраслей права, как: конституционное, гражданское, бюджетное, налоговое, административное, трудовое и другие. Между тем, такие межотраслевые комплексные нормы зачастую не учитывают специфику отношений в научной сфере, вступают в противоречие друг с другом, поэтому целесообразным представляется обращение в первую очередь к их базе, т.е. к анализу конституционных норм.

Аналитическое рассмотрение Конституции РФ позволяет выделить ряд правовых норм определяющих сущностные особенности системы органов, реализующих научную и научно-техническую политику.

Так, в соответствие с п. «е» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ  общие вопросы науки находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ. В то же время согласно ст. 71 Конституции РФ,