УДК 341.1/8

Страницы в журнале: 109-112 

 

М.Н. БРАЙДЖЕ,

аспирант кафедры международного и европейского права Поволжского федерального университета

 

За последние пять веков на Земле прошло около 15 тысяч войн, которые унесли почти 4 миллиарда жизней. Современное международное гуманитарное право и право окружающей среды сформировались в середине XX века. В концентрированном виде они отражены в Уставе ООН, который стал основой для международно-правового регулирования. Неукоснительное уважение международной законности — это единственно возможный сегодня образ действия для каждого субъекта международного права.

Ключевые слова: экология, международное право, источники международного права, современное международное гуманитарное право, международное право окружающей среды.

 

The system of principles of international humanitarian law and their interaction with the principles of international environmental law

 

Over the past five centuries, the earth passed through about 15 thousand wars, which claimed the lives of almost 4 billion. Modern international humanitarian law and environmental law emerged in the mid 20th century and in concentrated form is reflected in the UN Charter, which became the basis for the international — legal regulation. Strict respect for international law — is now the only possible course of action for each subject of international law.

Keywords: ecology, international law, sources of international law, contemporary international humanitarian law, international environmental law.

 

Основными источниками международного права окружающей среды и международного гуманитарного права являются многочисленные международные правовые акты и международные обычаи, а также — в качестве руководящих начал — общепризнанные и специальные отраслевые принципы.

Систему принципов международного права окружающей среды (далее — МПОС) и международного гуманитарного права (далее — МГП) можно поделить на общие и специальные принципы. Рассмотрим их более подробно.

Концепция окружающей среды сложилась только в 1970-х годах, но многие общие правила и принципы МГП относятся к более раннему времени.

Наиболее важный общий принцип международного гуманитарного права: право сторон в конфликте выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным. Этот основной принцип, который впервые был изложен в Санкт-Петербургской декларации  об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 года, часто повторялся в договорах МГП, в последний раз — в Дополнительном протоколе I от 1977 года к Женевским конвенциям (п. 1 ст. 35).

Еще одним важнейшим принципом является запрещение использования окружающей природной среды в военных целях. В 1972 году сенатор К. Пелл обратился к Сенату США с предложением о принятии внутригосударственного, а затем и международного законодательного акта, запрещающего использовать природу в военных целях[1]. И сенат, и палата представителей провели слушания, завершившиеся принятием в 1973 году резолюции, призывающей к составлению международного соглашения, в котором бы запрещалось использование какой-либо деятельности по изменению природных и геофизических процессов, как средства ведения войны. На международном уровне данный вопрос был выдвинут Индией на второй сессии Совета управляющих ЮНЕП в марте 1974 года в Найроби. Индия предложила резолюцию о кодексе поведения в отношении искусственных погодных изменений. В августе 1975 года главы делегаций СССР и США внесли в Комитет по разоружению идентичные проекты текста Конвенции о запрещении использования природы в военных целях. Данная конвенция обязывает участников «не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому государству-участнику» (ст. 1).

Также необходимо отметить п. 3 ст. 35 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям, где запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. В данной норме наряду с общим принципом закреплен и специальный принцип, относящийся к защите окружающей среды во время вооруженного конфликта. Дополняя данный специальный принцип, Конвенция ООН 1980 года о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, закрепила положение о том, что категорически запрещается применять боевые зажигательные средства против лесов и других зеленых насаждений. Об этом говорит и Ж. Пикте[2].

Общий принцип соразмерности, гласящий о том, что запрещается применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или излишние страдания, лежит в основе многих положений МГП. Подобно первому упомянутому выше принципу, он явно относится и к защите окружающей среды во время вооруженного конфликта[3]. Также из этого положения можно выделить обязательство воюющих сторон не применять окружающую среду как средство ведения войны, чтобы не причинять излишние страдания людям. На это было прямо указано на Конференции против использования окружающей среды как средства ведения войны, прошедшей в Оттаве в 1991 году. Со ссылкой на Санкт-Петербургскую декларацию  1868 года в итоговом документе конференции было записано: «Война неизбежно оказывает разрушительное воздействие на процесс устойчивого равновесия. Поэтому государства должны уважать международное право, обеспечивая защиту окружающей среды при возникновении вооруженных конфликтов…» По мнению Ж. Пикте, недостаточно просто осудить применение оружия неизбирательного действия. Обычные виды вооружения могут быть использованы не менее опасным для населения способом. Недостаточно запретить применение оружия, считающегося особенно жестоким. Не менее важно запретить методы тотальной войны, что и было сделано на дипломатических конференциях 1974—1977 гг.[4]

Согласно очередному принципу МГП запрещается подвергать нападению или уничтожать объекты, необходимые для выживания гражданского населения (например, природные и сооруженные источники питьевой воды, посевы). Данный принцип косвенно указывает на необходимость защиты окружающей среды для выживания людей в период вооруженного конфликта.

Как указывалось ранее, международное право окружающей среды, будучи отраслью международного права, базируется на основных принципах международного права: суверенного равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, мирного урегулирования международных споров и др. При этом в области МПОС складывается ряд собственных принципов.

Защита окружающей среды на благо нынешнего и будущих поколений — обобщающий принцип в отношении всей совокупности специальных принципов и норм МПОС. Его суть сводится к обязанности государств в духе сотрудничества на благо настоящего и будущих поколений предпринимать все необходимые действия по сохранению и поддержанию окружающей среды, включая устранение отрицательных для нее последствий, а также по рациональному и научно обоснованному управлению природными ресурсами.

Основополагающим принципом МПОС является принцип, согласно которому государства в результате деятельности в рамках их юрисдикции или контроля не должны причинять ущерб окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции. Этот принцип был сформулирован в Стокгольмской декларации ООН 1972 года по проблемам окружающей среды (Принцип 21), однако он уходит своими корнями в принцип римского права: «так используй свое, чтобы не причинять ущерба другому»[5]. В современном международном праве принцип непричинения ущерба окружающей среде складывался и развивался главным образом как обычный правовой принцип[6].

В соответствии с принципом предотвращения вреда все государства должны идентифицировать и оценивать вещества, технологии, производство и категории активности, которые влияют и могут влиять существенным образом на окружающую среду. Данный принцип необходимо конкретизировать в контексте охраны окружающей среды в период вооруженных конфликтов. Технологии XXI века развиваются довольно быстро, в связи с чем многие государства зачастую используют новейшие разработки в вооруженных конфликтах, не заботясь о последствиях. Возникает необходимость систематического изучения, регулирования и управления такими разработками в целях предотвращения нанесения вреда окружающей среде или его существенного уменьшения.

Содержание рассматриваемого принципа в полной мере раскрыто в ст. 2 Всемирной хартии природы, одобренной XXXVII сессией Генеральной ассамблеи ООН в 1982 году. Деятельность, способная оказывать вредное воздействие на природу, должна контролироваться, и следует использовать наиболее подходящую технологию, которая может уменьшить масштабы опасности или других вредных последствий для природы. В частности, необходимо воздерживаться от деятельности, способной нанести непоправимый ущерб природе[7]. Одним из видов такой деятельности и является участие в вооруженном конфликте.

Принцип предосторожного подхода к окружающей среде говорит о том, что недостаток научных результатов не может являться причиной для отсрочки принятия существенных мер по недопущению нанесения ущерба окружающей среде[8]. Это положение появилось в середине 80-х годов XX века и закреплено в Принципе 15 Декларации РИО-92 по окружающей среде и развитию в следующей редакции: в целях защиты окружающей среды государства в зависимости от своих возможностей широко применяют принцип предосторожности.

Современное вооружение достигло такого уровня, что использование некоторых его видов начинает оказывать негативное влияние на общее состояние окружающей среды и климата того или иного региона в зависимости от места проведения военных действий. Уместно обратиться к ст. 3 Рамочной конвенции ООН 1992 года об изменении климата, в которой говорится, что сторонам следует принимать предупредительные меры в целях прогнозирования, предотвращения или сведения к минимуму причин изменения климата и смягчения его отрицательных последствий.

Принцип доступа к информации, касающейся окружающей среды, закреплен в Принципе 1 Стокгольмской декларации 1972 года по проблемам окружающей среды, Принципе 10 Декларации РИО-92 и Конвенции ООН 1998 года о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды.

Данный принцип заключается в том, что каждое государство должно гарантировать право на доступ к информации, на участие общественности в процессе принятия решений и на доступ к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Это необходимо для содействия защите права каждого человека и будущих поколений жить в условиях, благоприятных для здоровья. Под экологической информацией понимается любая информация в письменной, аудиовизуальной, электронной или любой иной материальной форме о состоянии элементов окружающей среды, таких как воздух, атмосфера, вода, почва, ландшафт, природные объекты, биологическое разнообразие и его компоненты, включая генетические изменения организмов, и о взаимодействии между этими элементами. Экологической информацией также являются данные о состоянии здоровья и безопасности людей, условиях их жизни, состоянии объектов культуры и зданий и сооружений в той системе, в какой на них воздействуют или могут воздействовать элементы окружающей среды.

Принцип экологической безопасности охватывает все сферы взаимодействия государств в общепланетарном масштабе, ибо проблемы взаимоотношений человека и природы могут быть успешно решены только в комплексе, в единой связи с проблемами мира и безопасности, экономического и социального развития. Принцип экологической безопасности из всего комплекса вопросов охраны окружающей среды выделяет главное: одним из условий выживания человечества является недопущение экоспазма. Он указывает на прямую связь между охраной окружающей среды и международной безопасностью.

Экологическая безопасность — один из главных компонентов международной безопасности, что признано международным сообществом в соответствующих резолюциях Генеральной ассамблеи ООН от 05.12.1986 и от 07.12.1987. Причем защита и улучшение окружающей среды, рациональное использование природных ресурсов тесно связаны с обеспечением международной безопасности во всех ее аспектах, прекращением гонки вооружений и разоружением, в первую очередь ядерным. Правовое регулирование в этой области будет всемерно расширяться, оно составляет важное направление международно-правового регулирования[9].

Становление этого принципа в качестве одного из принципов международного экологического права — не только результат непреложных требований современного общественного развития, взаимозависимости охраны окружающей среды и других глобальных проблем современности, но и итог выработки значительного числа конкретных норм в данной сфере межгосударственных отношений. Государства заинтересованы в эффективных международных процедурах и механизмах, которые обеспечивали бы рациональное использование ресурсов планеты как общечеловеческого достояния.

Юридическое содержание принципа экологической безопасности состоит в обязанности государств вести свою деятельность таким образом, чтобы исключить в интересах обеспечения международной безопасности усиливающееся воздействие экологических стрессов на локальном, национальном, региональном и глобальном уровнях. Международная экологическая безопасность предполагает такое состояние международных отношений, при котором обеспечиваются сохранение, рациональное использование, воспроизводство и повышение качества окружающей среды.

Принцип недопустимости нанесения трансграничного ущерба запрещает действия государств в пределах своей юрисдикции или контроля, наносящие ущерб иностранным национальным системам окружающей среды и районам общего пользования. Вытекая из фундаментального принципа уважения государственного суверенитета, этот специальный принцип МПОС налагает определенные ограничения на действия государств на своей территории, а также подразумевает ответственность государств за нанесение экологического ущерба системам окружающей среды других государств и районов общего пользования. Впервые этот принцип был сформулирован в Стокгольмской декларации 1972 года. В последующем он был подтвержден международной практикой и получил практически универсальное признание. В частности, данный принцип был отражен в таких международных правовых актах, как Декларация РИО-92 (Принцип 2), Конвенция ООН 1982 года по морскому праву, Конвенция 1988 года о регулировании освоения минеральных ресурсов Антарктики, Конвенция 1991 года об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, и получил широкое признание как обязательная норма международного права.

Принцип недопустимости радиоактивного заражения окружающей среды охватывает как военную, так и мирную область использования ядерной энергетики. Формирование и утверждение этого специального принципа МПОС идет как договорным, так и обычным путем, с соблюдением государствами существующей международной практики. В связи с этим в российской правовой литературе обоснованно подчеркивалось, что одной из сторон процесса становления в современном международном праве принципа недопустимости радиоактивного заражения планеты является соблюдение правила, исключающего «мирное» вредоносное заражение биосферы отходами атомной промышленности, транспорта и т. д. Элементы принципа недопустимости радиоактивного заражения окружающей среды (например, действующая норма о запрещении радиоактивного заражения атмосферы, космического пространства и дна Мирового океана в результате испытательных ядерных взрывов, а также некоторые формирующиеся нормы) должны составить одно из важнейших звеньев механизма защиты окружающей среды.

Принцип защиты экологических систем Мирового океана обязывает государства принимать все необходимые меры по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем уровня загрязнения морской среды из всех возможных источников; не переносить прямо или косвенно ущерб или опасность загрязнения из одного района в другой и не превращать один вид загрязнения в другой; обеспечивать, чтобы деятельность государств и лиц, находящихся под их юрисдикцией или контролем, не наносила ущерба другим государствам и их морской среде путем загрязнения, а также чтобы загрязнение, являющееся результатом инцидентов или деятельности под юрисдикцией или контролем государств, не распространялось за пределы районов, где эти государства осуществляют свои суверенные права. Этот принцип отражен в статьях 192—195 Конвенции ООН 1982 года по морскому праву. Вопрос его применения особенно остро встал после трагических событий в Персидском заливе 1990—1991 гг.

Исходя из вышеуказанных принципов, можно сделать вывод о том, что в настоящее время охрана окружающей среды во время вооруженных конфликтов стоит в ряду первостепенных проблем современного мира. Сообщество порой не в силах предотвратить нанесение ущерба окружающей среде, но с помощью международно-правовых принципов и актов оно препятствует еще большему ее разрушению.

Подводя итог, следует подчеркнуть тесное взаимодействие принципов двух отраслей права — международного гуманитарного и международного права окружающей среды — в сфере защиты окружающей среды в случае вооруженных конфликтов.

 

Библиография

1 См.: Сешагири Н. Против использования природы в военных целях. — М., 1983. С. 206—207.

2 См.: Пикте Ж. Развитие и принципы международного гуманитарного права. — М., 1993. С. 87.

3 Подробнее о принципе соразмерности в отношении защиты окружающей среды во время вооруженного конфликта см.: Bothe M. War and Environment. — Encyclopedia of Public International Law, Installment 4. Р. 291.

4 См.: Пикте Ж. Указ. раб. С. 89.

5 См.: Действующее международное право: В 3 т. / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. — М., 1997. Т. 3. С. 124.

6 См.: Колбасов О.С. Международно-правовая охрана окружающей среды. — М., 1982. С. 175.

7 См.: Международное публичное право: Учеб. / Под ред. К.А. Бекяшева. — М., 2008. С. 629.

8 См.: Hohmann H. Precautionary Legal Duties and Principles of Modern International law. — L., 1994; The Precautionary Principle in the 20th Century. — L., 2002. Р. 71.

9 См.: Галяметдинова А.Ю. Международно-правовые аспекты экологической безопасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2000. С. 175.