УДК 342.7
 
Н.П. ФОФАНОВА,
кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданско-правовых дисциплин Мурманского гуманитарного института
 
Конституция РФ в ст. 7 провозгласила Российскую Федерацию социальным государством. Однако действующее законодательство, регулирующее занятость и защиту населения от безработицы, не в полной мере соответствует цели социального государства, что обосновывается в данной статье. Именно поэтому необходимо совершенствование законодательства.
В статье представлены предложения по изменению действующего законодательства с позиции социального государства, что будет реально способствовать повышению социальной защищенности граждан России от безработицы и их занятости.
 
Improvement Necessity of Legislation of Employment and Unemployment Security for the Russians
from the Point of the Social State
N.Р. Fofanova
 
According to the article 7 of the Russian Constitution of 1993 Russian Federation is a social state. However, the present legislation of employment and unemployment security for Russian people doesn’t correspond to the objects of the social state, that is why the improvement is needed, and this fact it demonstrated in this article.
In the article you will also find suggestions on the present legislation change from the point of the social state. These suggestions are to increase social security of Russian people in case of unemployment.
Ключевые слова (кeywords): безработица (unemployment), занятость (employment), социальное государство (social state), социальная защищенность (social security).
 
Конституция РФ 1993 года в ст. 7 провозгласила Российскую Федерацию социальным государством, и это не случайно. Так, авторы комментария к Конституции РФ считают, что термин «социальное государство» отражает новую возросшую роль государства: забота о человеке и поддержка менее социально защищенных слоев населения[1]. Следовательно, цель
такого государства заключается в создании условий для повышения уровня социальной защищенности и в реализации законодательно закрепленных прав граждан на нее.
Провозглашенное Конституцией РФ право граждан на защиту от безработицы (ч. 3 ст. 37) и предусмотренные в Законе РФ от 19.04.1991 № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» (далее — Закон о занятости) социальные гарантии для безработных носят в основном декларативный характер. Ныне действующие нормы не обеспечивают (в нарушение ч. 1 ст. 7 Конституции РФ) достойной жизни и свободного развития человека, ищущего работу, признанного в установленном порядке безработным.
Так, п. 2 ст. 12 Закона о занятости гарантирует социальную поддержку безработным гражданам, но нет определения ее уровня. Тогда как Федеральный закон от 24.11.1995
№ 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» определяет, что именно является социальной поддержкой, а Федеральный закон от 12.01.1995 № 5-ФЗ «О ветеранах» перечисляет все меры, включаемые в содержание социальной поддержки. Следовательно, законодатель по-разному подходит к реализации социальных задач государства в отношении различных категорий граждан, т. е. в ряде случаев депутаты сами точно и подробно определяют уровень социальных возможностей государства (установление минимальной заработной платы и др.), а в других — эти полномочия делегируются Правительству РФ. Примером тому является содержание п. 2 ст. 33 Закона о занятости, где разъясняется, что размеры минимальной и максимальной величин пособия по безработице ежегодно определяются Правительством РФ. Однако установленный с 1 января 2005 г. размер минимального (720 руб.) и максимального (2880 руб.) пособия по безработице до 31 декабря 2008 г. не повышался, а прожить на него просто не представлялось возможным. Лишь рост числа безработных в связи с кризисом стал основанием для увеличения размера пособия по безработице: с 1 января 2009 г. минимального — до 850 руб. и максимального — до 4900 руб.[2] Так, с учетом районного коэффициента размер минимального и максимального пособий по безработице с 1 января 2009 г. составляет  1190 и 6860 руб. в
месяц соответственно, тогда как величина прожиточного минимума в Мурманской области для трудоспособного гражданина на третий квартал 2008 года определена в 7063 руб.[3] Учитывая постоянное удорожание жизни и разные по расходам уровни проживания в том или ином субъекте Российской Федерации, было бы целесообразно, по нашему мнению, устанавливать изменяющийся поквартально (а ранее так и было) размер пособия по безработице, стипендии с учетом  величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации. В этой связи предлагаем изложить п. 2 ст. 33 Закона о занятости в следующей редакции:
«2. Размеры минимальной и максимальной величин пособия по безработице, стипендий пересматриваются ежеквартально в соответствии с величиной прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации. Максимальный размер пособия не может превышать величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, а минимальный размер не может быть менее 50% максимальной величины».
Следует, на наш взгляд, дополнить новым абзацем п. 1 ст. 28 Закона о занятости, предусмотрев, что государство гарантирует:
«…компенсацию расходов, связанных с выездом безработных граждан и членов их семей из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей».
Не соответствует, по нашему мнению, подлинному развитию социального государства и тот факт, что изменения, внесенные в Закон о занятости с 1992 года по настоящее время, неуклонно снижают правовой статус граждан России, признанных безработными. Примеров, доказывающих это, множество.
Так, в первоначальной редакции Закона о занятости предусматривалось, что максимальный размер пособия по безработице равен среднему заработку в субъекте Российской Федерации; в редакции от 20.04.1996 — не может превышать величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, а в соответствии с изменениями от 22.08.2004, действующими с 01.01.2005, предусмотрено, что размеры минимальной и максимальной величин пособия по безработице ежегодно определяются Правительством РФ. Постановлением Правительства РФ от 04.11.2004 № 591 «О размерах минимальной и максимальной величин пособия по безработице на 2005 год» была установлена максимальная величина пособия по безработице в размере 2880 руб., а минимальная — 720 руб. Безусловно, разница между первой редакцией и действующей весьма значительна. Это отрицательно отразилось на уровне социальной поддержки граждан, признанных безработными, и членов их семей, а кроме того, не соответствует тенденции развития социального государства.
Учитывая вышеизложенное, п. 1 ст. 34 Закона о занятости справедливо было бы, на наш взгляд, изложить в следующей редакции:
«1. Пособие по безработице во всех иных случаях гражданам, потерявшим работу и признанным в установленном порядке безработными, но имевшими в течение 12 месяцев, предшествующих началу безработицы, менее 26 календарных недель на условиях полного рабочего дня (недели), при наличии 13 или менее календарных недель работы пособие по безработице назначать на 6 месяцев. Гражданам, имеющим более 13 календарных недель работы, срок выплаты увеличивать на 1 неделю за каждые 2 недели работы сверх 13 календарных недель, но назначать пособие на срок не более 12 месяцев».
Значительно изменился и порядок представления службой занятости граждан из числа безработных на досрочную пенсию. Так, п. 2 ст. 35 Закона о занятости в первоначальной редакции предусматривал право безработного гражданина по предложению службы занятости на досрочный выход на пенсию. Изменениями от 15.07.1992 предусмотрен выход на досрочную пенсию по предложению службы занятости, но с согласия гражданина; редакция Закона о занятости от 20.04.1996 увеличила число условий для назначения пенсии досрочно, а состояние здоровья во внимание не принималось.
Было бы справедливо вернуть данное право гражданам и изложить п. 2 ст. 35 Закона о занятости в следующей редакции:
«2. Граждане, предусмотренные в п. 1 данной статьи, имеют право на назначение до-
срочно пенсии по старости по ходатайству службы занятости при отсутствии возможности для трудоустройства, в том числе и по состоянию здоровья, если они были уволены в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации. Данная пенсия назначается на период до наступления….» (далее текст без изменения).
Конституция РФ прямо не гарантирует для граждан России права на труд, а предусматривает такие основы трудовых прав граждан, как свобода труда, право каждого распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Содержание ч. 1
ст. 37 Конституции РФ дает основание полагать, что обеспечение свободы труда является более актуальным для государства, чем обеспечение занятости граждан. Однако отсутствует правовой механизм, гарантирующий реализацию свободы труда.
Так, участие работодателей в обеспечении занятости населения предусматривается статьями 25 и 26 Закона о занятости и определяет направления содействия работодателей в обеспечении занятости. Кроме того, ст. 25 Закона о занятости обязывает работодателей сообщать о вакансиях службе занятости населения. Да, о них сообщается, но далеко не обо всех и в основном о тех, которые предполагают неквалифицированный и низкооплачиваемый труд в непрестижных сферах деятельности. Можно понять работодателя и согласиться с ним, когда освободившаяся вакансия заполняется за счет перевода кандидата из числа работающих в организации или лицом, приглашенным по переводу, но достаточно часто это не так, и о вакансии не сообщается в службу занятости, что ограничивает конституционные права лиц, ищущих работу, на свободно избранную занятость.
К сожалению, законодательством не предусмотрена ответственность работодателя за несообщение о вакансиях и неуказание истинных причин отказа в приеме на работу, в связи с чем ни одна из государственных служб не контролирует реальное положение дел при реализации гражданами права на свободу труда. А до суда с целью защиты своего права доходят лишь немногие граждане.
Поэтому, по нашему мнению, было бы целесообразно:
— дополнить п. 1 ст. 25 Закона о занятости:
«1. Работодатели обязаны содействовать проведению государственной политики занятости…»;
— изложить абзац второй п. 3 ст. 25 Закона в следующей редакции:
«информацию о наличии всех вакантных рабочих мест (должностей), подлежащих заполнению не позднее двух рабочих дней с момента их возникновения и с заработком не ниже прожиточного минимума»;
— изложить п. 1 ст. 26 Закона о занятости в новой редакции:
«1. Работодатель имеет право устанавливать требования к кандидату на занятие вакантной должности только по профессиональной пригодности»;
— изменить название ст. 5.42 КоАП РФ, а именно «5.42. Нарушение прав граждан в области трудоустройства и занятости» и внести в нее следующие дополнения:
«3. Необоснованный отказ работодателя в приеме на работу, не связанный с профессиональной пригодностью кандидата, —
влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей.
4. Несообщение или несвоевременное сообщение службе занятости о вакансиях, подлежащих заполнению, —
влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей, а при неоднократных нарушениях — от пяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей.
5. Несообщение или нарушение сроков сообщения работодателем информации о применении в отношении данной организации процедур о несостоятельности (банкротстве), а также информации, необходимой для осуществления деятельности по профессиональной реабилитации и содействия занятости инвалидов; о наличии вакантных рабочих мест (должностей) —
влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей, а при неоднократных нарушениях — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей».
Конституция РФ не закрепляет обязанность государства обеспечивать занятость всем гражданам, ищущим работу, а государственная служба занятости населения выступает лишь посредником, представителем услуг, связанных с занятостью, а не организатором дополнительных рабочих мест, органом надзора за законностью при найме на работу и обоснованностью отказа в приеме, органом, обеспечивающим цивилизованную занятость. Современный рынок труда социального государства требует более активного участия государства в процессе реализации прав граждан России, связанных с занятостью и защитой от безработицы.
В этой связи, по нашему мнению, следовало бы:
— заменить в п. 1 ст. 5 Закона о занятости слово «содействия» на «обеспечения»:
«1. Государство проводит политику обеспечения реализации прав граждан на полную, продуктивную и свободно избранную занятость»;
— дополнить подп. 1 п. 1 ст. 7.1 Закона о занятости, расширив полномочия Российской Федерации, переданные для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации:
«1) осуществление контроля за:
— законностью отказов работодателей при приеме на работу;
— несообщением или несвоевременным сообщением работодателями о вакансиях, подлежащих заполнению;
— несообщением или нарушением сроков сообщения работодателем информации о применении в отношении данной организации процедур о несостоятельности (банкротстве), а также информации, необходимой для осуществления деятельности по профессиональной реабилитации и содействия занятости инвалидов;
— представлением к публикации и опубликованием, а также за иным информированием граждан через различные средства массовой информации о вакансиях, но с элементами дискриминации по различным признакам.
Перечисленные выше предложения по изменению действующего законодательства с позиции социального государства реально повысили бы социальную защищенность граждан России от безработицы и способствовали их занятости.
 
Библиография
1 Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехина. — М., 1994.  С. 85.
2 Постановление Правительства РФ от 08.12.2008 № 915 «О размерах минимальной и максимальной величин пособия по безработице на 2009 год» // Российская газета. 2008. 12 дек.
3 Постановление Правительства Мурманской области от 10.11.2008. № 535-ПП  «Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения по Мурманской области на III квартал 2008 г.» // Мурманский вестник. 2008. 14 нояб.