УДК 343.9
 
В.Н. КОСАРЕВ,
кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой правоведения Урюпинского филиала ВолГУ
 
В статье речь идет о причинах и условиях преступности, которые носят дискуссионный характер в современной криминологии. Анализируется генетическая причинная связь, порождающая преступность. Исследование показало, что преступность — это деструктивное свойство общества и у нее единый причинно обусловленный механизм, который находится в системных противоречиях общества.
Ключевые слова: преступность, причина, условие, следствие, детерминанты, причинная связь, причинно обусловленный механизм, системные противоречия общества.
 
On the problem of motives and conditions of criminality in present-day criminal science
V.N. Kosarev
The article deals with motives and conditions of crime that are being discussed in criminology nowadays. In this relation, genetic causation, that is considered to be the reason of criminality, is analyzed. The research shows that crime is a destructive product of society. It has a unified causally specified mechanism, that is in system contradiction of society.
Keywords: criminality, motive, condition, effect, determinants, causation, causally specified mechanism, system contradiction of society.
 
В  современной литературе по проблеме причинности нет единства мнений. Чем это обусловлено? Почему так различны представления учений о причинах и условиях преступности? На наш взгляд, противоречивость суждений и выводов ученых обусловлена в первую очередь недостаточно полным и четким анализом философских аспектов проблемы причинности, поэтому исследованию причин и условий преступности целесообразно предпослать изучение проблемы причинности на философском уровне. Необходимо прежде всего уяснить, во-первых, философские понятия «причина», «условие», «детерминанта», «фактор»; во-вторых, философские понятия причинной связи и детерминации; в-третьих, различия между причинной связью и другими видами детерминации.
Из философской науки известно, что под причиной понимается такое явление, которое с внутренне присущей ему закономерностью, необходимостью порождает другое явление — следствие[1]. Отношение такого рода между двумя взаимосвязанными явлениями называется причинной связью, или отношением причинности.
Условием признается такое явление, которое не порождает других явлений, но оказывает влияние на развитие причины и тем самым способствует возникновению либо развитию следствия. Отношение такого рода между двумя взаимосвязанными явлениями принято называть отношением обусловливания. Явления, выступающие в качестве причин и условий, называются детерминантами, или факторами. Отношения причинности и обусловливания называются отношениями детерминации (детерминацией).
Анализ показывает, что причина и условия — качественно различные явления. Причина порождает следствие, без нее следствие не возникает; условия сами по себе, т. е. без причины, следствия не порождают — они лишь способствуют развитию причины, облегчают или затрудняют процесс причинного, закономерного возникновения следствия.
Эту специфику взаимосвязи преступлений с причиной и условиями необходимо иметь в виду при анализе современных детерминант преступности. Следует помнить, что причина качественно отличается от условий, поэтому причина и условие не могут меняться местами[2]. Причина, будучи необходимым источником следствия, способна породить следствие только во взаимосвязи с условиями. Это происходит потому, что причина вне конкретных условий не существует и не действует. Условия представляют собой ту среду, в которой протекает процесс порождения причиной следствия. Например, смерть человека как причина закономерно порождает процесс разложения трупа только во взаимодействии с факторами (условиями) внешней среды.
Нечто аналогичное происходит и в процессе детерминации преступности. Любое преступление является следствием причины. Однако причина существует и действует в определенных условиях и через них. Эти условия выступают формами бытия причины преступности, без них и вне их причина сама по себе преступлений не порождает.
Анализ понятий причины и условия преступности необходим, однако достаточен ли он для исследования причинного механизма преступности? Иначе говоря, можем ли мы на основе понятий причины и условий объяснить закономерности развития преступности? Наверное, нет.
Пользуясь этими понятиями, мы не можем ответить на вопросы, характеризующие причинный механизм преступности, например:
1) сколько причин у преступности: одна, множество или действует единый причинно-следственный механизм?
2) почему не все люди совершают преступления, если причины (причина) преступности объективны и их существование закономерно приводит к совершению преступлений?
Чтобы ответить на эти вопросы, надо продолжить философский анализ проблемы причинности и выяснить следующее:
а) какова природа, т. е. качественная характеристика, причинной связи и чем причинная связь отличается от других видов детерминации;
б) сколько причин может быть у одного явления.
В философии причинная связь определяется как один из многообразнейших видов универсальной взаимосвязи материи. Отмечая это, В.И. Ленин писал: «Каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи…»[3] Следовательно, чтобы хорошо представлять себе причинную связь между явлениями, необходимо отличать причинность от других видов детерминации.
По данным философов, существует более 30 видов детерминации: причинная, функциональная, корреляционная, структурная, организационная, связь состояний и др.[4] Задача криминологов состоит в том, чтобы из указанного множества видов детерминистских связей вычленить один вид — причинную связь. Для этого надо определить ее природу, т. е. качественную характеристику.
Как же определить главную черту, эту качественную характеристику причинной связи? В философской литературе причинная связь определяется так: «Причинность есть генетическая связь явлений, в которой одно явление — причина — при наличии определенных условий неизбежно производит, порождает другое явление — следствие»[5]. Из признания генетической природы причинной связи исходят многие ведущие отечественные криминологи: Я.И. Гилинский, А.И. Долгова, В.Н. Кудрявцев, И.И. Карпец, Н.Ф. Кузнецова, А.М. Яковлев и др.
Таким образом, специфика, качественная определенность причинной связи состоит в том, что она является связью генетической (от греч. «происхождение», «порождение»). Что дает философское определение причинности как генетической связи?
В этом определении находится ключ к открытию причинного механизма преступности. Из признания генетической природы причинной связи следует, во-первых, что все явления имеют свою причину и беспричинных явлений не бывает (значит, у преступности тоже есть своя причина или причины), и, во-вторых, что причина любого явления качественно однородна со своим следствием (это означает, что социальные явления имеют свою специфическую социальную причину). Учитывая это, мы можем ответить на вопрос, какова природа причин преступности. Коль скоро преступность — явление социальное, то первопричина ее социальна. Значит, не может быть ни психологических, ни других первопричин. Это положение, полагаем, необходимо рассмотреть более подробно.
Изучение современного состояния криминологического учения о причинности показало, что причинами преступности признаются не только социальные явления, но и социально-психологические, психологические, патопсихологические[6] и даже биологические. В подтверждение этого приводятся многочисленные примеры, якобы доказывающие истинность подобных суждений. Говорят: разве не очевидно, что изнасилование и заражение венерической болезнью не могут порождаться социальными причинами? И как ни странно, этот аргумент действует, убеждает. Но при внимательном рассмотрении выясняется, что в основе данного аргумента лежит поверхностный анализ. Утверждающие подобное не учитывают двойственный характера преступлений. Любое преступление имеет две линии детерминации: фактическую (естественную) и юридическую (социальную). На фактическом уровне действуют причины, относящиеся к механической, физической, химической или биологической форме движения материи. Учет их важен и необходим. Например, при расследовании преступлений устанавливается причинная связь между деянием и его последствием. Но это совсем не та причинная связь, изучением которой занимается криминология. Криминологию интересует социальная детерминация, т. е. причина, приводящая к нарушению закона независимо от того, какое преступление совершается. В этом случае вопрос о причине адресуется к факту нарушения закона: почему индивид нарушил закон и совершил преступление?
Признание генетической природы причинной связи позволяет прийти к выводу, что у любого явления может быть только один первоисточник (причинно-следственный механизм) на протяжении всей истории его существования, потому что любое явление существует лишь до тех пор, пока сохраняется его причинность. Если изменяется первопричина, появляется новое следствие. Отомрет причина — перестанет существовать и следствие. Значит, и у преступности как социального явления имеется своя причинность. Поэтому необходимо искать подлинно научное объяснение закономерностей существования преступности в обществе.
Признание генетической природы причинной связи приводит к выводу о том, что у преступности может быть единый причинно-следственный механизм с момента возникновения данного социального явления в обществе и по настоящее время. Иначе говоря, если исходить из признания генетической природы причинности, то оказывается, что во все времена и у всех народов причинный механизм преступности единый.
Что собой представляет этот вывод с научной точки зрения? Полагаем, его следует рассматривать как научную гипотезу, и поэтому важно его доказать либо опровергнуть. Для этого необходимо продолжить исследование и уяснить, прежде всего опять-таки на философском уровне, механизм причинной детерминации социальных явлений. Обратившись к анализу механизма причинной детерминации, поставим следующий вопрос: где искать причину явлений — внутри самих явлений или вне их?
Философы на этот вопрос отвечают по-разному. Одни рассматривают причины явлений как нечто внешнее по отношению к ним. А поскольку признается, что любое явление — следствие — порождается не одной причиной, а совокупностью, то механизм причинной детерминации выглядит так: причина 1 + причина 2 + причина 3 и т.д.        явление         следствие.
На основе этой философской концепции построены практически все традиционные криминологические теории неограниченного множества причин преступности, которые трудно поддаются анализу и конкретным исследованиям. Такой механизм детерминистических связей возможен, но он относится к материи со сложными природными и химическими соединениями.
В философской литературе представлен и другой подход к анализу механизма причинной детерминации, согласно которому причины любого явления заключены в самом явлении. В.Г. Афанасьев пишет: природа является причиной самой себя; способ производства развивается в силу своих собственных причин[7]. Аналогичные суждения высказывает Б.И. Сюсюкалов: мир самодетерминирован; общество самодетерминировано; развитие любой системы есть саморазвитие ее[8]. Думаем, что преступность как массовое явление общества (подсистема) не исключение.
Если принять системный философский подход, то само собой напрашивается следующее теоретическое объяснение механизма причинной детерминации преступности: причина преступности как социального явления заключена в той социальной системе, элементом которой является преступность. Эта социальная система сама по себе и есть причина преступности; она закономерно, с необходимостью порождает преступность как один из продуктов своего развития (саморазвития).
Поставим вопрос: что это за система, продуктом и элементом которой выступает преступность? Конечно, это общество. В.Н. Кудрявцев говорит об этом четко и ясно: «Антиобщественные явления можно рассматривать как негативный, отрицательный элемент общественной жизни, как известные издержки в функционировании социальной системы. Причины этих издержек, имеющих социальный характер, надо искать в социальных же явлениях, а не за пределами общества»[9]. Не означает ли это, что в любой общественно-экономической формации причиной преступности выступает общество? Логически мы приходим к такому выводу: причинно обусловленный механизм преступности находится в обществе, а не за его пределами.
 
Библиография
1 Подробнее об этом см.: Природа конфликта: социально-политические, философские и правовые аспекты. — Волгоград, 2004. С. 125—131; Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.П. Основы философии науки. — Ростов н/Д, 2005. С. 307—360; Философия и методология познания. — СПб., 2003. С. 402—453.
2 См.: Криминология: Учеб. /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Г.М. Миньковского. — М., 1998. С. 161.
3 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 144.
4 См., например: Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М., 1984. С. 34—56.
5 Философская энциклопедия. — М., 1967. С. 370; Философский словарь. 4-е изд. — М., 1981. С. 245.
6 См.: Калмаков Г.Б. Патопсихологические механизмы насильственного поведения: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2002. С. 8—26.
7 См.: Афанасьев В.Г. Основы философских знаний. — М., 1966. С. 25, 217.
8 См.: Сюсюкалов Б.И. Социальный детерминизм и деятельность. — М., 1986. С. 9—10, 17—18.
9 Долгова А.И., Коробейников Б.В., Кудрявцев В.Н., Панкратов В.В. Понятия советской криминологии. — М., 1965. С. 40.