М.Э. СЕМЕНЕНКО,

кандидат юридических наук,  старший прокурор отдела государственных обвинителей по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры г. Москвы

 

Автор обращает внимание на несовершенство правового регулирования деятельности суда с участием присяжных заседателей,  отмечая необходимость разработать и реализовать стратегию адаптации института и механизмов суда присяжных к условиям конкретной криминальной обстановки в стране.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, суд присяжных, прокурор.

 

The current state of criminal proceedings in a court of jury and the value of participation by the public prosecutor

Semenenko M.

The author draws attention to the insufficiency of legal regulation of the court of jury, noting the need to develop and implement adaptation strategies and mechanisms to institute trial by jury to the conditions of a specific crime situation in the country.

Keywords: criminal justice, trial by jury, the prosecutor.

 

Институт судов присяжных — современная технология осуществления уголовного судопроизводства в соответствии с УК РФ и УПК РФ, требующая от прокурора и адвоката особого искусства, знаний, навыков, умений, позволяющих в борьбе на принципах состязательности и равенства достигнуть цели процесса уголовного судопроизводства и установить судебную истину в соответствии с требованиями действующего законодательства и нормами уголовного права.

С тех пор как в Россию вернулся институт суда присяжных заседателей, накоплен значительный как положительный, так и негативный опыт применения этого института в условиях практической общественной жизни.

Комплексный анализ полученного опыта деятельности суда присяжных показывает, что эффективность применения этого сложного инструмента уголовного судопроизводства, прежде всего, зависит от вида и сложности преступлений. Технология уголовного судопроизводства в суде присяжных достаточно рационально реализуется при рассмотрении судом присяжных таких уголовных дел, как преступления против личности, экономические преступления и др.

В то же время вызывают негативные оценки решения суда присяжных в уголовных делах по терроризму.

Значительное число оправдательных приговоров, вынесенных по уголовным делам по преступлениям против общественной безопасности и другим, вызвало серьезные нарекания и даже предложения от законодателей отказаться от рассмотрения в суде присяжных уголовных дел по таким преступлениям, как терроризм.

Действительно, трудно отказать в обоснованности этих предложений, когда в ряде уголовных дел присяжные своими вердиктами прямо в зале суда отпускают на свободу убийц и преступников (дело об убийстве Хлебникова, дело об убийстве таджикской девочки и др.). В последнее время участились случаи несправедливых решений в суде присяжных.

Например, вердикт присяжных, вынесенный в 2006 году в городском суде Петербурга, был категоричен: вина в умышленном убийстве в сентябре прошлого года по мотивам расовой ненависти не доказана, и обвиняемые соответственно в этом преступлении невиновны.

Присяжные ушли совещаться после напутственного слова судьи. На разрешение присяжным были представлены 21 вопрос, на которые им предстояло ответить: о доказанности факта преступления, доказанности участия в нем каждого из подсудимых, доказанности предварительного умысла и мотива расовой ненависти, о том, достойны ли подсудимые снисхождения или нет. Подавляющим большинством голосов (девять против трех) присяжные решили, что вина ни одного из четырех подсудимых не доказана и все они подлежат оправданию.

Присяжных не убедили доводы обвинения. Они редуцировали преступление к хулиганству. Действительно, следов крови жертвы на одежде подсудимых не обнаружено, не найдены и орудия преступления. От признательных показаний на предварительном следствии двое из четверых в суде отказались: мол, они оговорили себя под давлением оперативников и следователя. Показания свидетеля, опознавшего одного из подсудимых как участника нападения, присяжные нашли не слишком убедительными, как и данные биллинга переговоров четверки по мобильным телефонам. Присяжных больше убедили показания родных и близких подсудимых, которые рассказывали в суде про их алиби.

Трудно сказать, что побудило присяжных вынести именно такой вердикт: мотивы своего решения в соответствии с законом они объяснять никому не обязаны.

Однако один из мотивов предельно ясен — это безответственность присяжных, неуважительное отношение к процессу уголовного судопроизводства и его результатам. Возникает вопрос: действительно ли справедлив и «всеприменим» суд присяжных; не пришло ли время проанализировать полученный опыт, выявить причины и условия неудач судов присяжных, в идеальном плане справедливого и объективного способа судебного разрешения уголовных преступлений, но не всех.

В этой связи представляется целесообразным разработать для Российской Федерации с учетом зарубежного опыта рациональную модель применения суда присяжных, рассмотреть возможности его совершенствования и развития в практике российского уголовного судопроизводства в сферах преступлений, где его формы и методы оказались адекватными[1].

Такого рода системную модель необходимо формировать на основе комплексного анализа стадий и этапов уголовного судопроизводства с точки зрения определения возможностей совершенствования процесса уголовного судопроизводства путем выявления мер, повышающих уровень рациональности процесса взаимодействия прокурора, адвоката, судьи и присяжных заседателей и отбора наиболее эффективных из них с позиций критерия и принципов равенства состязательности сторон; в конечном итоге путем синтеза рационального комплекса мер, повышающих объективность и справедливость процесса уголовного судопроизводства.

Системный анализ и синтез применения суда присяжныхпозволяет выявить основные «узкие места» и наметить меры совершенствования практики уголовного судопроизводства в суде присяжных. В частности, такого рода системный взгляд показывает, что в современном уголовном судопроизводстве в суде присяжных, например, в недостаточной степени учитываются социально-психологические факторы, что в этом направлении есть резервы совершенствования деятельности прокурора и председательствующего судьи[2].

Комплексный анализ основных факторов и причин возникновения неадекватных вердиктов в суде присяжных по ряду уголовных дел показывает, что в рамках действующей модели уголовного судопроизводства в суде присяжных, регламентируемой сложившейся системой уголовного и уголовно-процессуального права, имеются «уязвимые места», которые приводят к незаконным и несправедливым вердиктам присяжных и, как следствие, приговорам судов[3].

В частности, комплексный анализ стадий и этапов процесса уголовного судопроизводства показывает, что отбор присяжных и формирование вердикта — вот два наиболее проблемных этапа, неправомерная реализация которых чаще всего становится источником ошибочных вердиктов.

Практика показала, что в значительной мере качество будущего вердикта формируется уже при обсуждении кандидатур и отбора присяжных.

В этой процедуре особую значимость приобретают психологические факторы, определяющие правильную линию поведения коллегии присяжных, как малой группы лиц принимающих решения.

Укрупненная оценка существа и роли факторов процесса принятия присяжными решения о виновности или не виновности подсудимого с научных позиций теории принятия решений и возможных моделей поведения малой группы показывает, что нейтрализация факторов, мешающих принятию правильного решения — серьезная проблема, требующая для решения специальной подготовки присяжных, инструктажа о существе и смысле процедуры вынесения вердикта, воспитания чувства ответственности на всех стадиях уголовного судопроизводства.

Критический анализ с научных позиций содержания процесса вынесения вердикта присяжных заседателей в совещательной комнате показывает, что он открыт для целого ряда негативных воздействий, обусловленных возможностями манипуляции, феномена конформизма и др[4] .

В этой связи анализ показал, что за счет достижений в новых областях юридической науки — юридической психологии — имеются резервы совершенствования процесса уголовного судопроизводства в суде присяжных за счет учета факторов, определяющих психологию поведения присяжных и коллегии присяжных в целом[5].

Таким образом, эффективность института суда присяжных, как и всякого полезного инструмента общественной жизни в значительной мере определяется параметрами процесса адаптации его к динамике условий нашей социально-экономической жизни, менталитету и особенностей национального характера российского общества.

Необходимо разработать и реализовать стратегию адаптации института и механизмов суда присяжных к условиям конкретной криминальной обстановки с тем, чтобы обеспечить формирование в России системы справедливого и объективного правосудия.

Так, представляется необходимым в современных условиях с учетом накопленного опыта деятельности института суда присяжных, дополнить его новыми формами и методами разрешения вопросов, в первую очередь при отборе присяжных и вынесении вердикта, с учетом возможностей современных информационных технологий, т.е. повысить уровень информационно-аналитического обеспечения процесса уголовного судопроизводства в суде присяжных.

Ключевое значение приобрела проблема повышения ответственности присяжных заседателей в суде присяжных. Решение этой проблемы осуществляться не только усилиями прокуроров, но и председательствующего судьи.

Оценка опыта уголовного судопроизводства в судах присяжных показывает, что практически присяжные не несут никакой ответственности за принимаемые коллегией присяжных решения и выносимый вердикт. Часто присяжными не осознается ответственности, который возлагается на присяжных со стороны законодателя, но который не реализуется правоприменением в полной мере вследствие социально-психологических причин[6]. Практически неограниченная свобода, предоставляемая УПК РФ присяжным, свобода без ответственности,

в итоге превращается в свою противоположность — в произвол безответственности.

Апофеозом свободы, предоставленной присяжным, стало уголовное дело по экономическому преступлению. После принятия необходимого адвокату оправдательного вердикта он собрал на корпоративную вечеринку и отметил в ресторане успех с присяжными двух коллегий и ... выпущенным на свободу подсудимым[7].

Опыт показывает, что реальная безответственность присяжных создает поле возможностей для манипулирования присяжными со стороны лиц, заинтересованных в нужном вердикте.

Низкий уровень индивидуальной и коллективной ответственности присяжных заседателей при вынесении вердикта, свобода, предоставляемая законодателем коллегии присяжных в виде «тайны совещательной комнаты» приводят к тому, что путем манипулирования в процессе вынесения вердикта заинтересованные лица в составе коллегии присяжных без особого труда в совещательной комнате получают нужный вердикт и лишают смысла многомесячный процесс судебного следствия и работу сотрудников правоохранительных органов. Такое положение требует от законодателя, судей, прокуроров усилий по совершенствованию системы уголовного судопроизводства.

Важным аспектом участия прокурора в судебном следствии суда присяжных является воздействие на присяжных заседателей с целью формирования у них внутреннего убеждения в справедливости и законности обвинения.

Принципиальное значение в этом виде деятельности прокурора имеет использование здравого смысла присяжных как формы практического мышления при исследовании вопросов о виновности в процессе доказывания.

При этом потенциал здравого смысла формируется на основе жизненного опыта присяжного, как личности и естественной логической его способности делать выводы. При этом в содержание категории «жизненный опыт» включены, как отмечает В.В. Мельник, «... все общие и частные знания, которые выступают в качестве духовной основы для логически и юридически правильного исследования в процессе доказывания и решения вопросов о фактической стороне дела и виновности подсудимого, начиная с момента выдвижения, логической и психологической разработки и проверки версий и заканчивая логическим, психологическим и юридическим обоснованием выводов в процессе выработки вердикта по этим вопросам»[8].

Объектом воздействия прокурора при формировании внутреннего убеждения присяжных о виновности подсудимого должна быть также их совесть.

Совесть выполняет в процессе доказывания основные взаимосвязи функции, способствующие активной жизненной позиции субъектов доказывания, сознательному выполнению ими служебного и гражданского долга, эффективной переработке доказательной информации:

1)функцию нравственного самоконтроля, эмоционального «стража» соблюдения субъектами доказывания презумпции невиновности, правил уголовного судопроизводства, обеспечивающих беспристрастность и справедливость предварительного и судебного следствия;

2) функцию эмоциональной активизации познавательных процессов при построении, логической разработке, проверке, оценке и использовании доказательств, что способствует преобразованию вероятностного знания в достоверное знание о виновности подсудимого.

При доказывании на основании косвенных доказательств для активизации здравого смысла и совести присяжных обвинитель, анализируя в своих речах косвенные улики, их взаимосвязи, должен приводить, соответствующие житейскому опыту присяжных, правильные разумные бытовые соображения, «цементирующие» улики и основанное на них обвинение и, таким образом, способствовать формированию у присяжных правильного внутреннего убеждения «по совести» о виновности или невиновности подсудимого.

Регламентация оценки доказательств в суде присяжных в российском уголовно-процессуальном законодательстве осуществляется как рядом общих норм, устанавливающих общие принципы и порядок оценки доказательств, так рядом статей, непосредственно регулирующих деятельность суда присяжных. Однако регламентация оценки доказательств выполнена не так подробно, как сбор и проверка доказательств. УПК РФ устанавливает, что оценка осуществляется субъектами доказывания по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием. Это общее правило подвергается значительной трансформации и различным толкованиям при оценке доказательств коллегией присяжных заседателей в соответствии с установленными УПК РФ нормами. При вынесении решений по уголовному делу оценку доказательств производят отдельно и профессиональный судья, и коллегия присяжных заседателей. Но они производят оценку с различных точек зрения. Судья производит оценку доказательств с точки зрения их допустимости в орбиту уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей, а также с точки зрения их относимости к данному делу. Кроме того, председательствующий оценивает доказательства для целей назначения наказания с точки зрения их достаточности для вынесения окончательного решения. Присяжные заседатели оценивают доказательства с точки зрения их достаточности и достоверности при вынесении окончательного решения по делу.

По сравнению с традиционной формой уголовного судопроизводства оценка доказательств председательствующим по делу судьей — особенность, связанная с тем, что при вынесении приговора он обязан руководствоваться вердиктом присяжных, то есть приговор должен быть сформулирован, а деяние квалифицировано на основе фактов, признанных доказанными вердиктом, за. исключением случаев, когда председательствующий судья признал отсутствие в деянии состава преступления, либо когда он признал, что по делу не установлено событие преступления или не доказано участие подсудимого в совершении преступления. Указанные особенности процесса оценки доказательств председательствующим судьей определяют специфику действий прокурора. В значительной мере принимаемое судом присяжных решение опирается на здравый смысл, который является основой формирования внутреннего убеждения присяжных. Вопрос о том, что является основой для формирования внутреннего убеждения присяжных, или, как говорит В.В. Мельник, «...что служит основой интеллектуального потенциала суда присяжных»[9], — это одно из наиболее сложных и неразработанных в теории доказательств. Эта проблема становится особенно актуальной в связи с тем, что уголовно-процессуальный закон относит к компетенции суда присяжных решение по делам об умышленных убийствах.

Значительное влияние на формирование внутреннего убеждения присяжных заседателей оказывает напутственное слово председательствующего.

Законодательство о суде присяжных и практика его применения в течении десяти лет явились своеобразным правовым «полигоном», на котором в российском уголовном процессе стали практически реализовываться закрепленные в Конституции РФ демократические принципы построения уголовного судопроизводства на основе состязательности, равноправия сторон, недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона, а также положение о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в УПК РФ.

Законодательство о суде присяжных и практика его применения оказали также большое влияние на введение в УПК РФ правил определения недопустимых доказательств, порядка исключения доказательств по ходатайству сторон на предварительном слушании, в процедуре традиционного правосудия, на реализацию принципа состязательности сторон, правил построения судопроизводства на началах состязательности и равноправия сторон (председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные УПК РФ меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон — ч. 1 ст. 243 УПК РФ; наделение сторон равными процессуальными правами и возможностями — ст. 244 УПК РФ; правомочия прокурора полностью или частично отказаться от обвинения либо изменить его в сторону смягчения — ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ и др.).

Реализация конституционного права каждого человека на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных законом, осуществление этой формы судопроизводства в Российской Федерации способствуют  воспитанию у следователей, прокуроров, адвокатов и судей нового правового мышления, основанного на уважении прав человека, поддержанию их профессиональных знаний и умений на уровне, обеспечивающим эффективное выполнение их обязанностей в состязательном уголовном процессе. Суд присяжных предъявляет более строгие требования к качеству предварительного расследования, доказанности предъявленного подсудимом}' обвинения на основании достаточного количества допустимых доказательств, не прощает нарушения процессуального порядка расследования при собирании доказательств.

Таким образом, функционирование суда присяжных способствует совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, приведению его в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон, повышению профессиональной культуры следователей, прокуроров, адвокатов и судей.

В этой связи, усложнение функций прокурора в суде присяжных обусловлено в первую очередь особенностями процесса доказывания, который базируется на нормах уголовного кодекса и уголовно-процессуального кодекса, в то же время требует досконального знания и понимания таких категорий, как «здравый смысл», «совесть», «правдоискательство», которые служат для прокурора инструментами формирования внутреннего убеждения присяжных в виновности или невиновности подсудимого.

Это обусловлено тем, что в суде присяжных выполнение функции уголовного преследования осложнено целым рядом факторов, таких, как:

—новизна принципов, методов и форм осуществления уголовного судопроизводства, свойственных институту суда присяжных;

—специфика взаимодействия обвинения и защиты в уголовном преследовании;

—особенности процесса доказывания и установления объективной истины в суде присяжных;

—специфика оценки доказательств в суде присяжных.

Эти факторы выдвигают особые требования к прокурору как к личности, к сущности его деятельности, требуют появления в его деятельности новых элементов для эффективного выполнения поставленных задач.

 

Библиография

1 См.: Кобликов Л. Судебная реформа в России.// Законность. 1998. № З.; 3авидов Б.Д. Особенности рассмотрения в суде уголовных дел  с участием присяжных заседателей: Краткий аналитический комментарий: общие положения и отдельные особенности / Под общ. ред. Н.П. Курцева.  2-е изд. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2006.

2 Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел. Научно-практическое пособие / Под ред. А.В. Галаховой. — М.: Норма, 2006

3 Гаврилов В.В. Слово государственному обвинителю. — Саратов: Слово, 1998.

4 Мельник В.В. Искусство защиты в суде присяжных. — М.: ДЕЛО, 2003.

5 См.: Бэрнэм У. Суд присяжных заседателей. — М: Московский независимый университет международного права, 1995; Мельник В.В. Искусство защиты в суде присяжных. — М.: Дело, 2003; Завидов Б.Д. Особенности рассмотрения в суде уголовных дел с участием присяжных заседателей. Краткий аналитический комментарий: общие положения и отдельные особенности / Под общ. ред. Н.П. Курцева.  2-е изд. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2006.

6 Гаврилов В.В. Слово государственному обвинителю. —Саратов: Слово, 1998; Мельник В.В. Искусство защиты в суде присяжных. — М.: Дело, 2003.

7 См.: Московский комсомолец. 2005.  04 марта. № 47. С. 1, 4.

8 См.: Мельник В.В. Искусство защиты в суде присяжных. — М.: Дело, 2003.

9 Там же.