О.В. МАКАРОВ,

адвокат, кандидат юридических наук

 

В современных условиях для решения различных социально-экономических проблем применяются все виды ценных бумаг, предусмотренных действующим гражданским законодательством. В последнее время появляются специальные нормативно-правовые предписания, относящиеся к ипотечным ценным бумагам, без выпуска и применения которых невозможна современная организация предпринимательской деятельности. К ипотечным ценным бумагам относятся закладные, облигации с ипотечным покрытием и ипотечные сертификаты участия. Сложившаяся ситуация обусловливает необходимость исследования как общих, так и специальных теоретических и практических правовых вопросов организации рынка ценных бумаг.

В настоящее время понятие ценной бумаги фиксируется ст. 142 Гражданского кодекса РФ, согласно которой ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности.

Юридические признаки ценных бумаг состоят в ряде гражданско-правовых характеристик ценных бумаг, раскрываемых в литературе по-разному. Строгая формальность ценной бумаги заключается в том, что это документ, составленный с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов. Обязательные реквизиты и требования к форме определяются законом. С несоблюдением установленных форм и реквизитов связывается недействительность ценных бумаг. Правовая значимость ценной бумаги состоит в том, что она удостоверяет определенные корпоративные, организационные и имущественные права, причем виды удостоверяемых ценными бумагами прав определяются законом. Современные ценные бумаги имеют сложный правовой характер, что выражается в совокупности субъективных прав, представляемых и закрепляемых ими. С этой точки зрения содержание ст. 142 ГК РФ слишком узко — разумнее ввести правило о том, что ценная бумага закрепляет не только имущественные права, но и различные субъективные права, связанные с ее гражданско-правовой сущностью и природой.

Ценная бумага необходима для осуществления или передачи удостоверяемых ею прав, однако ее отсутствие или непредъявление в момент реализации субъективных прав вовсе не означает отсутствия самих прав. Хотя глава 34 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривает восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или по ордерным ценным бумагам (вызывное производство), в сущности речь идет не о восстановлении субъективных прав (кстати, категория восстановления субъективных прав неизвестна материальному праву, ГК РФ оперирует понятием «возникновение, изменение и прекращение субъективных гражданских прав и обязанностей»), а о подтверждении субъективных гражданских прав в порядке вызывного производства. При утрате иных ценных бумаг подтверждение субъективных прав осуществляется другими организационно-процедурными способами. Некоторые из гражданско-правовых свойств ценных бумаг раскрываются в литературе не совсем верно. Например, в одном из учебно-методических изданий утверждается, что важнейшей особенностью ценных бумаг является возможность их передачи другим лицам[1]. Но возможность передачи не может быть особенностью (и тем более важнейшей) ценных бумаг, поскольку оборотоспособность присуща всем объектам гражданских прав, кроме изъятых из гражданского оборота. Введение в гражданский оборот ценных бумаг позволяет увеличить оборотоспособность имеющихся объектов гражданских прав, устанавливать по поводу имеющихся вещей какие-то дополнительные гражданские правоотношения и таким образом способствовать совершенствованию и развитию предпринимательской деятельности.

Публичная достоверность как материально-правовое свойство ценных бумаг раскрывается в исследовательских источниках по-разному. Со ссылкой на зарубежные источники М.М. Агарков писал о том, что «публичная достоверность бумаги имеет значение только в отношении добросовестного приобретателя. В отношениях между обязанным лицом и первоначальным приобретателем она не производит никакого действия. В этом случае возможны возражения, основанные на правоотношениях между должником и его контрагентом»[2]. По мнению З.Э. Беневоленской, «признак публичной достоверности (справедливый не для всех ценных бумаг) означает, что любой номинальный держатель признается для третьих лиц законным владельцем без дополнительных доказательств его прав кредитора»[3].

Здесь возникает вопрос о номинальном держателе, неизвестном действующему законодательству о ценных бумагах. Если под ним понимается любое лицо, приобретшее ценную бумагу в установленном законом порядке, то неясно, зачем вводить дополнительный термин в сложившийся научный аппарат исследования правового положения ценных бумаг. Если же под номинальным держателем понимать любое лицо, у которого ценная бумага оказалась тем или иным образом, то возникает вопрос о правомочности номинального держателя в отношении ценной бумаги. Действительно, могут потребоваться не просто дополнительные, а требуемые, установленные доказательства прав номинального держателя