Г.Г. АХМЕДОВ,

кандидат юридических  наук, профессор, академик Российской  академии образоваия

 

В  исследованиях человеческого потенциала акцентируется, что чем большая часть людей участвует в творческом труде, тем выше качество развития экономики и общества[1]. Для обеспечения эффективного поступательного развития общества и государства важно обеспечить полноценное существование права человека на свободу творчества. Для этого необходимо не только закрепление данного права на конституционном уровне и соответствующая конкретизация его в отраслевом законодательстве, но и формирование механизма его полноценного обеспечения.

Существующий механизм реализации и защиты права на свободу творчества далек от совершенства. Основной причиной этого является недооценка сфер культуры, образования, науки и творчества государственными структурами и политиками[2]. К сожалению, приходится констатировать, что кризисные процессы в экономике негативно отразились на всех сферах общественной жизни, а это, в свою очередь, является причиной того, что вопросы творчества могут надолго исчезнуть из поля зрения как законодателей, так и правоведов, поскольку в настоящее время основной упор делается на снижение последствий экономического кризиса. Вместе с тем, именно творчество является важнейшей составляющей базовых общественных отношений, именно творчество способно сформировать качественно новую национальную идею. О важнейшей роли творчества в современной России говорит и Президент РФ в ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ: «Инновационная экономика может сформироваться только в определённом социальном контексте как часть инновационной культуры, основанной на гуманистических идеалах, на творческой свободе, на стремлении к улучшению качества жизни»[3].

В целях изучения права на свободу творчества, раскрытия его конституционно-правовой специфики необходимо последовательно уяснить содержание этого термина, раскрыв исторический аспект и особенности становления, а также проанализировать современное наполнение, состав и место в системе прав и свобод человека, что позволит вывести понятие данного права.

С философской точки зрения право человека — это квинтэссенция права, то, на что право нацелено. Это философско-правовое и естественно-правовое восприятие права, и подобный подход исключен в позитивистских концепциях права. Право — безусловная положительная ценность, причем как личная, так и сверхличная, важная как для общества в целом, так и для отдельного человека. Право является социальной предпосылкой существования человека, личности, лица. При этом следует учитывать, что в разных правовых культурах или цивилизациях право не только проявляется в различных формах, но и имеет различное содержание. Право как социокультурная ценность всегда имеет различное звучание в разных цивилизациях. В правовых культурах западной ориентации (индивидуалистической правовой культуры) господствует точка зрения, что право является и главным средством, и целью общественного развития.

Также заметим, что право «измеряет» и «отмеряет» свободу каждого. Равенство и свобода составляют смысл справедливости. Равенство, свобода и справедливость в их формальной абстракции образуют существо права. Вместе с тем право являет себя в виде реальных форм — законов, обычаев, т.к. средством обеспечения их общеобязательности является государство.

Право человека на свободу творчества — важная социальная и личная ценность, оно имеет свое индивидуальное содержание и форму и, по сути, является и главным средством, и целью общественного развития.

История нормативного закрепления права человека на свободу творчества берет свое начало во второй половине 60-х гг. XX века. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. не гарантировала свободу творчества. Принцип уважения свободы, необходимой для творческой деятельности, получил закрепление в ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, в разделе «Культура» Парижской хартии для новой Европы 1990 г.1[4]

Как самостоятельное конституционное право право на свободу творчества появилось сравнительно недавно. В первых советских конституциях данное право не закреплялось. К конституционному праву граждан на свободу слова относились правомочия на свободу творчества в науке, искусстве, литературе, кино, радио и телевидении, на свободное выражение своих мыслей и свободное пользование продуктами духовного творчества[5].

Впервые на конституционном уровне право на свободу творчества было закреплено в Конституции РСФСР 1978 г. По тексту Конституции РСФСР 1978 г. термин «творчество» употреблялся значительное количество раз. Особо стоит отметить разнообразие словесных конструкций, употребляемых в Конституции 1978 г.: «творческая активность трудящихся», «творческая активность на местах», «творческое отношение к работе», «творческие силы». Такое частое упоминание творчества в конституционном тексте красноречиво свидетельствует о понимании законодателем важности данного феномена общественной жизни. Ст. 27 Конституции РСФСР 1978 г. гласила: В РСФСР «Всемерно поощряется развитие профессионального искусства и народного художественного творчества».

Согласно ст. 45 Конституции РСФСР 1978г. «гражданам РСФСР в соответствии с целями коммунистического строительства гарантируется свобода научного, технического и художественного творчества. Она обеспечивается широким развертыванием научных исследований, изобретательской и рационализаторской деятельности, развитием литературы и искусства. Государство создает необходимые для этого материальные условия, оказывает поддержку добровольным обществам и творческим союзам, организует внедрение изобретений и рационализаторских предложений в народное хозяйство и другие сферы жизни»[6].

В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. свобода творчества закреплялась как одно из условий построения рыночной экономики СССР и РСФСР. В этот период провозглашалась необходимость установить условия для поощрения трудолюбия, творчества и инициативы, высокой производительности[7], раскрепощения инициативы, обеспечения свободы творчества и развития национальных культур[8].

Немаловажно подчеркнуть, что право на свободу творчества не является новацией российского конституционного права, поскольку на международном уровне нашло закрепление в ряде конституций зарубежных стран (например, Португалии, Италии, Испании[9], Японии).

Ст. 59 Конституции Словении 1991 г. говорит о свободе научного и художественного творчества[10]. Ст. 19 Конституции Японии 1947 г. гарантирует ненарушимую свободу мысли, совести, слова, печати и всех иных форм выражения мнений[11]. Ст. 38 Конституции Хорватии 1990 г. гарантирует свободу мысли и ее выражения, включая свободу печати и иных средств массовой информации, свободу слова и публичного высказывания, а также свободу создания средств общественного информирования. В ст. 68 этой же Конституции к провозглашена свобода научного, культурного и художественного творчества[12]. Ст. 37 и 54 Конституции Болгарии 1991 г. гарантируют свободу совести, мысли, выбора вероисповедания, а также свободу художественного, научного и технического творчества[13]. В соответствии со ст. 33 Конституции Италии 1947 г. искусство, наука и преподавание провозглашены свободными[14].

Ст. 49 Конституции Португалии, закрепляя свободу творчества, закрепляет следующее: интеллектуальное, художественное и научное творчество свободно; эта свобода включает права на изобретение, производство и распространение научного, литературного или художественного произведения, включая защиту законом авторских прав. Также в Конституции Португалии закреплено, что все имеют право на пользование достижениями культуры и что государство способству