А.А. ЦЫБЕЛОВ,
аспирант Академии Генеральной прокуратуры РФ
 
Российская Федерация как многонациональное государство провозгласила равенство человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам. 
 
Правовой основой охраны данных общественных отношений является не только закрепление названных положений на уровне Конституции РФ (ч. 2 ст. 19), но и их отражение в уголовном законодательстве при формулировании уголовно-правового запрета (ст. 136 УК РФ).
Уголовный закон дает исчерпывающий перечень свойств, качеств человека и гражданина, которые могут служить поводом для нарушения равноправия граждан. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ, выражается в нарушении прав, свобод и законных интересов человека и гражданина по альтернативным признакам:
1) пола;
2) расы;
3) национальности;
4) языка;
5) происхождения;
6) имущественного и должностного положения;
7) места жительства;
8) отношения к религии;
9) убеждений;
10) принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам.
Основной закон страны также дает перечень наиболее распространенных признаков, свойств, качеств, факторов, наличие которых не должно являться основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 19). Этот перечень по объему шире, чем тот, который назван в ст. 136 УК РФ. Таким образом, в случае если будет установлено нарушение равенства прав граждан не по указанным в ст. 136 УК РФ признакам (например, из-за возраста), то уголовная ответственность будет исключаться. Данное положение прямо закреплено в постановлении Конституционного суда РФ от 04.02.1992 № 2-П «По делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 1.1 статьи 33 КЗоТ РСФСР»: «…дискриминация граждан не допускается не только по прямо указанным в Конституции, но и по другим признакам. Конституция не ограничивает перечень признаков, по которым исключается любая дискриминация граждан, а, напротив, предполагает его дальнейшую конкретизацию, как в законодательстве, так и в правоприменительной практике». К таким признакам можно отнести: состояние здоровья, возраст, семейное положение, сексуальную ориентацию и т. д.
В доктрине уголовного права недостаточно подробно исследуются признаки объективной стороны дискриминации. В настоящей работе, проводя анализ альтернативных признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ, мы будем рассматривать наиболее значимые среди них.
Признак «происхождение» включает в себя несколько понятий, которые взаимосвязаны. По «Словарю русского языка» происхождение означает принадлежность по рождению к какой-либо нации, классу, сословию[1]. Таким образом, это понятие является наиболее многозначным, и мы будем анализировать каждое в отдельности.
Принадлежность по рождению какой-либо нации показывает родовое отношение индивида к определенному этносу. При этом данное понятие все чаще начинает употребляться как синоним слова «этнонация». Это более или менее неопределенная группа людей, считающих, что их объединяют некоторые традиции и особенности, среди которых большое значение имеют единство языка или религии, культура или общее видение истории[2]. Таким образом, в этническом смысле данное понятие равнозначно национальной принадлежности.
Принадлежность по рождению к определенному классу, сословию понимается как принадлежность к какому-либо виду общественной группы людей в социальной структуре общества.
Сословие представляет собой некую социальную группу, обладающую закрепленными в обычае или законе и передаваемыми по наследству правами и обязанностями. Для сословной организации, обычно включающей несколько сословий, характерна иерархия, выраженная в неравенстве их положений и привилегий. Сословное деление имело юридический характер, так как характеризовало обязанности определенных групп населения перед государством: ратную, служилую, тягловую.
В западных странах в конце 70-х годов ХХ века получила развитие теория социальной стратификации, согласно которой определенные социальные различия между людьми приобретают характер иерархического ранжирования[3]. В данной теории выделяют следующие классы, страты:
— высший класс (те, кто владеет производственными ресурсами и прямо их контролирует; богатые, крупные промышленники, верхушка руководства);
— средний класс (включающий большинство «белых воротничков»); рабочий класс («синие воротнички», или занятые ручным трудом)[4].
В России все более актуальным на сегодняшний день является проблема социального неравенства. Это одна из характеристик социальной стратификации, которая демонстрирует различия социально-экономических положений (статусов), входящих в ее состав социальных групп по тем или иным социально значимым составляющим (критериям) условий их жизни. Различия между группами могут касаться разных территорий (город — село, центр страны — периферия), разных сфер локализаций групп (сфера труда, управления, образования и т. п.), разных составляющих материального положения (зарплаты, дохода, жилищных условий, текущего потребления, накоплений и др.), тех или иных черт самого населения (этнического и половозрастного состава, культуры и психологии)[5].
Социальное неравенство выступает своеобразным показателем социальных дистанций (расстояний) между разными стратами, входящими в состав стратификации. Социальные дистанции могут фиксироваться либо по отдельным критериям (доходу, образованию, должности), либо по их множеству (например, по дистанции между комплексами условий жизни в городе и деревне). Расстояние между рангами в том или ином социальном пространстве дает представление о глубине соответствующего социального неравенства.
В обществе социальные группы различаются между собой рангами (значениями) осей дифференциации, т. е. дифференцированы по целому ряду критериев: размеру и источникам доходов (наличию характера собственности и др.), профессиональной принадлежности, объему власти (должности), образованию и т. д.
Социологический опрос граждан о том, какие различия между группами и слоями населения россияне считают значимыми, а какие — нет, дал интересные результаты.
Наиболее существенными сегодня считаются различия между бедными, средним классом и богатыми (на этих расхождениях — по доходам — акцентируют внимание 79% респондентов). На втором месте — различия между населением и властью, чиновничеством (71%).
Более половины (53%) опрошенных считают очень важными социально-классовые различия. Немногим меньше (47%) тех, кто считает значимыми противоречия между поколениями. Различия между жителями разных типов поселений — столиц, больших, средних и малых городов, сел — называют существенными более трети (38%) респондентов.
Далее в рейтинге значимых групповых различий следуют региональные, национальные (по 28%) и религиозно-конфессиональные (22%). Замыкают рейтинг идейные и партийные расхождения: 17% опрошенных считают их важными, 35% — умеренно важными и 42% респондентов — малозначимыми[6].
Интенсивный процесс социально-экономических трансформаций привел к тому, что далеко не все семьи и группы населения смогут в будущем адаптироваться к происходящим переменам. Формально в российском обществе не существует классов, страт, слоев населения, однако фактически есть элита, средний класс, бедное население. Представителей «социального дна» условно можно подразделить на нищих, просящих подаяние; бомжей, лишившихся своего жилья; беспризорных детей, потерявших своих родителей или убежавших из дома; уличных проституток, ведущих асоциальный образ жизни. Эти люди, лишенные социальных ресурсов, устойчивых связей, утратившие элементарные социальные навыки и доминантные ценности социума, фактически уже прекратили борьбу за более высокий статус. Каждая из названных групп обладает своей спецификой, но между ними нет жестких границ: бомж может быть нищим, а беспризорник бомжем.
В настоящее время в обществе все сильнее отмечается тенденция обострения социального неравенства, происходит усиление контраста между различными социальными группами. В связи с этим возникают условия для нарушения прав и законных интересов человека и гражданина по признаку происхождения.
В смысловом значении слова наиболее близко к признаку «происхождение» находится признак «социальная группа». Данный термин используется в различных областях знаний (в психологии, политологии), являясь по своему происхождению и предметной направленности социологическим. Именно в социологии наиболее разработано данное понятие, определены различные классификации социальных групп, а также проработаны соотношения со смежными понятиями, такими как «социальная общность», «страта», «класс», «социальный слой». Исходя из этого, мы будем опираться на знания социологии, определяя понятие «социальная группа».
В западной социологии существуют различные подходы к определению понятия «социальная группа», развивающиеся в рамках отдельных школ, направлений социологической мысли (например, теория социальных групп).
Р. Мертон дает следующее определение социальной группы: «...совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют, осознают свою принадлежность к группе и считаются ее членами с точки зрения других людей»[7]. В данном определении  используется как объективный признак — реальное взаимодействие людей, так и субъективный — самоидентификация индивида как члена определенной группы, а также его восприятие другими людьми.
В отечественной социологии также существуют различные мнения о понятии «социальная группа». Например, Ю.И. Гревцов полагает, что «социальная группа — это объединение более двух лиц, связанных общением (системой отношений) и общей целью, ориентированных на общие ценности и обособленных… от иных социальных общностей, в первую очередь, от иных социальных групп»[8]. В советский же период в рамках диалектико-материалистического направления сформировалось иное понятие социальной группы. Она определяется «как совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно необходимую функцию в структуре общественного разделения труда и деятельности»[9].
В социологии выделяют большие и малые социальные группы. Малая социальная группа — «малочисленная по составу социальная общность, члены которой объединены общей деятельностью, интересами, целями и находятся в непосредственном устойчивом общении друг с другом»[10]. Малая социальная группа включает в себя обширный спектр видов человеческих общностей: семью, группу лиц с различным уровнем дохода, образованием, социальным статусом, местом проживания, работников одной организации, ведомства, отрасли хозяйства, профессии, приверженцев той или иной религиозной конфессии и т. д.
К большим социальным группам относятся устойчивые совокупности значительного количества людей, действующих совместно в социально значимых ситуациях и функционирующих в масштабах общества в целом.
В социологии существуют различные точки зрения относительно определения понятия «социальная группа» и его границ. Одни ученые считают (в узком значении слова), что «понятие социальной группы является родовым по отношению к понятиям “класс”, “социальный слой”, “коллектив”, “нация”, а также по отношению к понятиям этнической, территориальной, религиозной и другим общностям»[11].
Другие исследователи, с мнением которых мы согласны, полагают (в узком значении слова), что социальные группы «отличаются от общностей, в основе которых лежат разного рода биологические, биосоциальные, географические признаки и свойства индивидов — расовые, половые, возрастные, национальные, этнические, территориальные»[12].
Некоторые ученые трактуют понятие социальной группы наиболее широко, включая в его границы условные и стихийные группы[13], к которым относятся и такие виды социальных общностей, как толпа, публика, аудитория. Данные виды отличаются стихийным, случайным характером возникновения, коротким периодом существования и зачастую размытостью границ[14].
Таким образом, признак принадлежности к социальной группе в диспозиции ст. 136 УК РФ означает принадлежность к единице социальной структуры общества, т. е. к определенной совокупности людей, которые объединены между собой общей деятельностью, интересами, целями и находятся в непосредственном взаимодействии друг с другом.
Представляется, что, исходя из контекста ст. 136 УК РФ, ответственность также наступает в случае нарушения прав, свобод и законных интересов социальной группы, понимаемой в узком значении слова.
Признак принадлежности к общественному объединению можно истолковать, опираясь на ст. 5 Федерального закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», в которой указано, что под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения.
Статья 15 того же закона предусматривает равенство общественных объединений перед законом независимо от их организационно-правовых форм. Данная норма подразумевает невозможность издания каких-либо правовых актов, в которых устанавливались бы неоправданные льготы и преимущества одних общественных объединений и их членов перед другими.
Право каждого на объединение получило дальнейшее развитие и конкретизацию в федеральных законах:
— от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»;
— от 12.01.1996 № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»;
— от 11.08.1995 № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»;
— от 28.06.1995 № 98-ФЗ «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений»;
— от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»;
— от 17.06.1996 № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии».
Признак «отношение к религии» означает восприятие или игнорирование человеком его мировоззрения и мироощущения, а также соответствующего поведения и специфических действий (культа), основанных на вере в существование Бога или сверхъестественных сил.
В ст. 136 УК РФ признак «отношение к религии» выступает в качестве гарантии принципа равенства прав граждан и рассматривается в двух аспектах: как равенство представителей различных конфессий между собой и как равенство прав верующих и неверующих.
В ч. 1 ст. 14 Конституции РФ провозглашено, что Россия является светским государством. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. По мнению М.П. Мчедлова, «светскость означает равноудаленность как от мировоззрения и атеистического, и религиозного, т. е. безоценочное отношение к тому или иному мировоззрению»[15].
Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Статья 28 Конституции РФ гарантирует каждому человеку свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Вместе с тем на территории Российской Федерации действуют многочисленные ответвления от трех мировых религий — христианства (в частности, православие, католичество и протестантизм с его различными конфессиями), ислама (магометанства) и буддизма, а также официально зарегистрированные религиозные организации различного толка. В свою очередь ст. 29 Конституции РФ прямо запрещает пропаганду религиозного превосходства.
В соответствии с Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» граждане Российской Федерации равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом.
На территории Российской Федерации действует примерно 21 тыс. религиозных объединений, представляющих около 65 конфессий[16]. К православным себя относят две трети опрошенных россиян (63%); к мусульманам — 6%. Буддистами, католиками, протестантами или иудаистами себя считают не более чем по 1% респондентов. Еще 12% верят в Бога, но никакую религию не исповедуют. И 16% составляют неверующие[17].
В России множество религиозных верований и течений зависит также и от полиэтничности общества. Национальные различия подкрепляются различиями конфессиональными, некоторые религии воспринимаются обществом как национальные.
Недопустимо как ущемление прав и свобод человека и гражданина в зависимости от его отношения к религии, так и установление каких-либо привилегий, льгот или преимуществ. И то и другое является нарушением равноправия граждан и, следовательно, будет подпадать под признаки объективной стороны преступления. Фактически отношение к религии наиболее тесно связано с такими признаками, указанными в диспозиции ч. 1 ст. 136 УК РФ, как раса, национальность и язык, поэтому на практике обычно нарушается этнорелигиозное равноправие граждан.
Признак наличия убеждений можно выразить, опираясь на этимологическое понятие слова, — «твердый взгляд на что-нибудь, основанный на какой-нибудь идее, мировоззрении»[18]. Убеждения могут быть самыми разнообразными: и научными, и политическими, и религиозными, и любыми другими. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от их убеждений, а также принадлежности к общественным объединениям.
 
Библиография
1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1988. С. 497.
2 См.: Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. — М., 2000. С. 37—39.
3 См.: Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. — М., 1996. С. 198.
4 См.: Гидденс Э. Стратификация и классовая структура // Социологические исследования. 1992. № 9. C. 115.
5 Справедливые и несправедливые социальные неравенства в современной России / Ред.-сост. Р.В. Рывкина. — М.: Референдум, 2003. С. 32.
6 Всероссийский опрос ВЦИОМ, проведенный 10—11 марта 2007 г. Опрошено 1600 человек в 153 населенных пунктах 46 областей, краев и республик России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. См.: http://wciom.ru/arkhiv/ tematicheskii-arkhiv/item/single/4219.html
7 Социология: Учеб. для юрид. вузов / Под ред. В.П. Сальникова, С.В. Степашина. — СПб., 2000. С. 156.
8 Гревцов Ю.И. Социология: Курс лекций. — СПб., 2003. С. 275.
9 Энциклопедический социологический словарь / Под ред. Г.В. Осипова. — М., 1995. С. 151.
10 Радугин А. А., Радугин К. А. Социология: Курс лекций. — М., 2001. С. 98.
11 Энциклопедический социологический словарь. С. 151.
12 Краткий словарь по социологии / Под ред. Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапина. — М., 1998. С. 50.
13 См.: Добреньков В.И., Кравченко А.И. Социология: Краткий курс. — М., 2003. С. 186—188.
14 См.: Ратинов А.Р., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика / Под ред. проф. А.Р. Ратинова. — М., 2005. С. 79.
15 Государство, религия, церковь в России и за рубежом: Информационно-аналитический бюллетень. — М., 2000. № 2 (23). С. 13.
16 Состав и количество религиозных организаций, содержащихся в реестре Минюста России на 1 января 2004 г. См.: http://www.archipelag.ru/ru_mir/religio/statistics/said/statistics-2004/
17 Всероссийский опрос ВЦИОМ, проведенный 25—26 ноября 2006 г. Опрошено 1587 человек в 153 населенных пунктах 46 областей, краев и республик России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. См.: http://wciom.ru/arkhiv/ tematicheskii-arkhiv/item/single/3756.html
18 Ожегов С.И. Указ. соч. С. 712.