УДК 342.1
 
В.В. СЕРОШТАН,
кандидат юридических наук, заместитель председателя Крымского районного суда Краснодарского края
 
Статья посвящена проблеме неравенства прав обвинения и защиты уголовного судопроизводства. В частности, речь идет о неравных процессуальных возможностях подсудимого и потерпевшего при проведении судебного разбирательства в особом порядке.
Ключевые слова: права потерпевшего, судебное разбирательство в особом порядке, гражданский иск в уголовном процессе.
 
The article is devoted the problem of neravenstva of rights for a prosecution and defence of criminal trial. In particular, the question is about unequal judicial possibilities of defendant and suffering during conducting judicial trial in a particular order.
Keywords: rights for a victim, a judicial trial is in a particular order, civil action in criminal procedure
 
 
В  соответствии с требованиями ч. 4 ст. 15 УПК РФ стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Однако  даже из поверхностного анализа норм УПК РФ ясно, что у потерпевшего и у подсудимого неравные процессуальные возможности.
При производстве по уголовным делам встречаются факты прямого игнорирования, ущемления прав и законных интересов какой-либо из сторон участников уголовного судопроизводства. Однако это частные случаи, вызванные различными причинами, в том числе субъективными, поэтому они не будут рассматриваться в исследовании. Остановимся на пробелах уголовно-процессуального законодательства, на его противоречиях, требующих устранения.
В частности, если  обвиняемому на предварительном следствии избрана мера пресечения, не связанная с изоляцией от общества, то предварительное слушание может быть проведено в его отсутствие по личному ходатайству в соответствии с положением ч. 3 ст. 234 УПК РФ. Часть четвертая этой же статьи позволяет суду провести предварительное слушание при неявке других своевременно извещенных участников производства по уголовному делу. Это касается и потерпевшего, и законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, адвокатов, представляющих интересы потерпевших лиц. Такая же ситуация, свидетельствующая об отступлении от принципа равенства прав сторон в уголовном процессе, имеет место и на стадии судебного разбирательства (статьи 247, 249 УПК РФ).
Статьями 274, 275, 277 и 278 УПК РФ регламентируются вопросы порядка исследования доказательств. Характерным примером выстраивания прав с одинаковым объемом и качеством является предписание закона: «С разрешения председательствующего  подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия». Такое же положение закреплено и по отношению к потерпевшему.
Согласно ч. 4 ст. 51 УПК РФ если защитник не приглашен самим обвиняемым, то суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве. Но УПК РФ не предусматривает назначения профессионального адвоката для участия в уголовном судопроизводстве на стороне потерпевшего. Потерпевший, фактически выполняющий функции обвинителя и стремящийся доказать вину конкретных лиц, добивающийся справедливого наказания для преступника, нуждающийся в защите своих интересов, желающий компенсировать моральный вред от посягательства на неимущественные права или возместить материальный ущерб от преступления, может не  иметь возможности в силу своего финансового положения заключить соглашение с адвокатом. Отсутствие адвоката в такой ситуации будет явным сужением прав
потерпевшего и ущемлением его интересов.
Неравенство прав сторон обвинения и защиты имеет место не только в УПК РФ. В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года особое внимание уделено защите прав обвиняемого, подсудимого, осужденного и недостаточно полно регламентированы права потерпевшего[1].
Закрепленные в УПК РФ нормы (а точнее, отсутствие норм, утверждающих равенство прав сторон в действующем процессуальном законодательстве) фактически ставят под сомнение широко декларируемое в научных кругах и за-
крепленное в п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства, которое заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.
Для проведения судебного разбирательства в особом порядке принятия судебного решения в соответствии с требованиями ст. 316 УПК РФ необходимы следующие условия: обвиняемый, сделавший заявление о согласии с предъявленным ему обвинением, заявивший ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, должен осознавать характер и последствия подобного постановления; ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства должно быть заявлено добровольно и после проведения консультации с защитником.
В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 316 УПК РФ судья выясняет у потерпевшего отношение к ходатайству подсудимого. Между тем, как показывает практика,  в большинстве случаев потерпевший не знает всех процессуальных тонкостей: что такое общий порядок рассмотрения уголовного дела и что такое особый порядок; чем они отличаются; каковы правовые последствия дачи согласия на упрощенный порядок рассмотрения уголовного дела и какие ограничения прав потерпевшего может повлечь упрощенный порядок рассмотрения дела.
По окончании предварительного следствия или дознания потерпевшему, в отличие от обвиняемого, никто не разъясняет положения процессуального закона об общем или об особом порядке  судебного разбирательства. Это ясно из анализа поступающих в суды для рассмотрения по существу уголовных дел. Потерпевшая сторона формально не лишена возможности по собственной инициативе до выражения своей позиции получить консультацию юриста. Однако законодательного закрепления такой возможности, как это предписано в случае с обвиняемым, нет.
В п. 4 постановления Пленума Верховного суда РФ от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (далее — Постановление № 60) это неравенство прав обвиняемого и потерпевшего еще раз подчеркнуто: невыполнение органами предварительного расследования возложенной на них ч. 1 ст. 11 и п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ обязанности по разъяснению обвиняемому права ходатайствовать при ознакомлении с материалами уголовного дела о применении особого порядка судебного разбирательства влечет нарушение права обвиняемого на защиту и в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ является основанием проведения предварительного слушания для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору. Для потерпевшей стороны таких предписаний нет.
Конечно, на органы предварительного расследования и дознания процессуальным законом не возложена обязанность (после заявления ходатайства об особом порядке со стороны обвиняемого) разъяснять потерпевшему положения закона, связанные с особым порядком, и выяснять его отношение к заявленному ходатайству. Однако, если такие нормы были бы внесены в УПК РФ, это,  во-первых, восстановило бы равенство прав сторон обвинения и защиты, во-вторых, исключило элементы судебной волокиты и невольное нарушение прав потерпевшей стороны.
Судья не стал бы назначать рассмотрение уголовного дела в особом порядке, понимая, что потерпевший заведомо не согласен на данный процессуальный порядок рассмотрения дела. Неразъяснение потерпевшей стороне права отказаться от дачи согласия на особый порядок  принятия судебного решения должно — для соблюдения паритета прав и обязанностей — рассматриваться как основание для возвращения уголовного дела прокурору в связи с нарушениями права на защиту интересов потерпевшего. 
В настоящее время при поступлении уголовного дела на рассмотрение с ходатайством обвиняемого о проведении разбирательства в особом порядке судья автоматически выносит по-
становление, удовлетворяющее ходатайство. Затем, уже в судебном заседании, не получив согласия потерпевшего на упрощенный  процессуальный порядок разбирательства, судья выносит постановление о прекращении особого  порядка и о переходе к общему порядку рассмотрения  уголовного дела. При этом о судебном заседании стороны должны быть извещены не менее чем за пять суток до его начала (ч. 4 ст. 231 УПК РФ).
На практике, сталкиваясь с ситуацией неведения потерпевшего об особом порядке принятия судебного решения, председательствующий судья первоначально проводит для потерпевшего разъяснительную работу и лишь затем выясняет его отношение к заявленному подсудимым ходатайству. Это должно отражаться в протоколе судебного заседания. При рассмотрении уголовных дел частно-публичного и публичного обвинения мировым судьей такая работа с потерпевшим проводится при проведении примирительной процедуры.
В разделе X УПК РФ, касающемся особого порядка судебного разбирательства, даже не упоминается о правах потерпевшего, связанных с предъявлением иска о возмещении морального вреда или материального ущерба, с принятием решения суда по иску.
В соответствии с п. 12 Постановления № 60 данная коллизия, казалось бы, нашла свое разрешение: «Если по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предъявлен гражданский иск, то при наличии соответствующих оснований он может быть оставлен без удовлетворения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если это не  повлечет изменения фактических обстоятельств дела».
Однако возникает вопрос: а если подсудимый как ответчик не признает иск либо он не согласен с размером заявленных требований? Учеными, судьями Верховного суда РФ[2] высказывается мнение, что при таких условиях уголовное дело подлежит рассмотрению в общем порядке, поскольку характер и размер вреда, причиненного преступлением, подлежит обязательному доказыванию по уголовному делу. Следовательно, для проведения особой процедуры требуется согласие обвиняемого с основаниями и размерами предъявленного ему гражданского иска.
При каких обстоятельствах суд должен отказать потерпевшему в удовлетворении иска во время рассмотрения уголовного дела в особом порядке принятия судебного решения, о чем говорится в Постановлении № 60, не ясно. Если подсудимым (ответчиком) иск признан в полном объеме, и,  естественно, доказана вина причинителя вреда, и суд принимает такое признание, то выносится решение об удовлетворении иска (ч. 3 ст. 173 ГПК РФ).
Представляется, что все-таки Пленумом Верховного суда  РФ дано направление не связывать отношение подсудимого к обвинению с его отношением к иску, т. е. при любой позиции подсудимого по отношению к заявленному иску рассмотрение гражданского иска в уголовном деле в особом порядке принятия судебного решения должно быть проведено в полном объеме. В том числе должны быть исследованы и письменные материалы — доказательства и их опровержения по гражданскому иску. Прямого запрета на эти действия суда в УПК РФ нет, а согласно частям 3 и 4 ст. 42 УПК РФ потерпевшему (как гражданскому лицу) обеспечивается возмещение имущественного вреда. Применение судом особого порядка принятия судебного решения с согласия потерпевшего не должно являться основанием для сужения объема прав пострадавшей стороны. Иначе для потерпевшего нет никакого смысла соглашаться на особый порядок судебного разбирательства. Поэтому в ч. 5 ст. 316 УПК РФ также должна быть закреплена возможность для суда исследовать не только обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, но и доказательства, указанные в исковом заявлении в обоснование требований.
Курс на демократизацию уголовного процесса, усиление защиты личности, провозглашенный реформой уголовного судопроизводства, адекватен законам диалектики, поскольку он направлен на преодоление дисбаланса между обвинением и защитой[3].
 
Библиография
1 См.: Малиновский О.Н. Нормы международного права о правах человека как источник российского уголовно-процессуального права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2003. С. 21.
2 См.: Верин В.П. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного суда РФ. — М., 2006. С. 290.
3 См.: Фролов Ю.А. Система уголовного судопроизводства: история и современные тенденции развития: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2006. С. 29.