УДК 347.9 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №8 2011 Страницы в журнале: 104-107

 

А.А. ГРЕВНОВ,

преподаватель кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

 

Рассматривается соотношение принципов равноправия сторон и равенства всех перед законом и судом с принципом состязательности, занимающим наряду с вышеуказанными принципами центральное место в системе обеспечения справедливого правосудия. Равноправие сторон во всех видах судопроизводства основывается на признании равенства перед судом всех обращающихся к судебной власти, что закреплено в ст. 19 Конституции РФ.

Ключевые слова: конституция, гражданское судопроизводство, принцип равноправия сторон, принцип равенства всех перед законом и судом, принцип состязательности.

 

Value of the Principles of Equality of the Parties and the Equality of All Before the Law and the Court with the Principle of Adversarial Proceedings in Civil Procedural Law

 

Grevnov A.

 

The article discusses the relation of the principles of equality of the parties and the equality of all before the law and the court with the principle of competition, holding, along with the aforementioned principles, the central place in the system of fair justice. Equality of parties in all types of proceedings based on the recognition of the equality of all before the court seeking a judicial authority, which is enshrined in art. 19 of the Constitution of the Russian Federation.

Keywords: constitution, civil procedural law, principle of equality of the parties, principle equality of all before the law and the court, principle of adversarial proceedings.

 

При всем многообразии взаимоотношений в современном обществе, правоотношения сегодня занимают особое место. Среди других важную роль в функционировании судебной системы государства играют гражданско-процессуальные правоотношения. Исходя из конституционных и международно-правовых положений, а также из самой сущности действующей правовой системы, можно констатировать, что нормы закона о правах, свободах и обязанностях участников гражданско-процессуальных отношений должны применяться одинаково в отношении всего круга лиц, на которых рассчитан ГПК РФ. Это касается не только процессуальных, но и материально-правовых норм.

Так, гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений. Безусловно, принцип равенства всех перед законом и судом красной нитью проходит через все процессуальное законодательство (ст. 6 ГПК РФ, ст. 15 УПК РФ, ст. 7 АПК РФ). Общим принципом для гражданской процессуальной, уголовной процессуальной и арбитражной процессуальной отраслей является то, что правосудие осуществляется на началах равенства всех перед законом и судом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, равенства всех организаций перед законом и судом независимо от организационно-правовой формы, формы собственности, подчиненности, места нахождения и других обстоятельств.

В частности, в гражданском процессуальном праве равенство всех перед законом и судом обеспечивается тем, что каждое дело рассматривается в одном и том же порядке, на основании одинаковых процессуальных правил, с предоставлением одинакового объема гарантий для лиц, участвующих в деле. Причем указанный принцип равноправия касается всех сфер жизни. Он означает одинаковый подход при решении вопроса о правах и свободах, об обязанностях и ответственности всех людей, относящихся к тем или иным категориям, указанным в законе (например, к сторонам в гражданском процессуальном праве). Данное правило закреплено в Конституции РФ и основанных на ней федеральных конституционных законах, а также законах субъектов Федерации.

Принцип равенства всех перед законом теснейшим образом связан с равенством перед судом, ибо вся деятельность суда направлена на точное и неуклонное соблюдение закона. Требования Конституции РФ и законов имеют особое значение для судей и привлекаемых к отправлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей, которые осуществляют судебную власть и обеспечивают равную для всех судебную защиту прав и свобод.

Конституционная норма о равенстве всех перед законом и судом свидетельствует о той роли, которую Конституция РФ придает судебной власти как наиболее эффективному средству защиты и восстановления прав и свобод в случае их нарушения.

С принципом равенства всех перед законом и судом тесно связан и принцип равноправия сторон, предусмотренный в ст. 123 Конституции РФ. Истец и ответчик в исковом производстве; жалобщик и орган, организация либо должностное лицо, решения или действия которых обжалуются в производстве по делам, возникающим из административно-правовых отношений, в гражданском судопроизводстве; подсудимый и обвинитель в уголовном судопроизводстве — все они являются сторонами, которым закон предоставляет равные возможности использовать процессуальные средства для защиты их прав и интересов. Сторонам предоставляются равные возможности знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, задавать вопросы участникам процесса, свидетелям, экспертам, заявлять отводы, давать объяснения суду, участвовать в прениях и т. д. Имея равные процессуальные права, стороны несут и равные процессуальные обязанности.

Конституционное закрепление данного принципа (ст. 123) во многом предопределило его особую роль в судебном процессе и влиянии на правила судопроизводства. Основной идеей этого принципа является паритетное возложение бремени доказывания на участвующих в деле лиц; он предписывает им отстаивать свою правоту путем представления доказательств, участвовать в их исследовании, а также высказывать свои соображения по любым вопросам, поставленным на судебном заседании[1].

С принятием в Российской Федерации нового гражданского процессуального, арбитражного процессуального законодательства состязательный процесс стал представлять собой деятельность, в которой заинтересованные лица активны в защите своих прав и интересов от начала до конца судебного разбирательства. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд может предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, когда это затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании доказательств.

Таким образом, материалы, необходимые для законного и справедливого разрешения дела, формируются сторонами и другими лицами, участвующими в деле; полномочия суда заключаются в исследовании и оценке доказательств, в последующем применении норм и вынесении правоприменительного акта. Проявлением состязательности следует считать любые действия сторон, отвечающие их материально-правовым и (или) процессуальным интересам. Причем данная позиция присуща всем отраслям процессуального законодательства всех существующих судебных систем развитых государств[2], в том числе Российской Федерации[3].

Состязательность можно рассматривать как конкуренцию участвующих в деле лиц, когда самостоятельные действия одних лиц эффективно ограничивают возможность других односторонне воздействовать на исход судебного разбирательства при наличии активной роли суда, наделенного функциями правосудия по руководству и управлению процессом. Действие принципа состязательности не ограничивается только сферой доказывания обстоятельств, на которые стороны ссылаются в обоснование своих требований и возражений. Состязательность, помимо обеспечения суда доказательственными бумагами, включает в себя также и полемику доводов.

Вместе с тем процессуальное состязание не должно быть хаотичной борьбой сторон, так как прежде всего это упорядоченный процесс. Ход и порядок судебного разбирательства подробно регламентируют государственные процессуальные нормативные акты. Так, в ч. 2 ст. 12 ГПК РФ законодатель прямо указывает, что суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Безусловно, состязание в процессе возможно только между равными сторонами, в этом смысле принцип процессуального равноправия сторон является необходимой предпосылкой принципа состязательности. Действительно, эти принципы взаимообусловлены и взаимосвязаны настолько тесно, что во многих источниках приводятся не иначе как в совокупности. Так, в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ установлено: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Тем не менее каждый из указанных принципов имеет свое определенное содержание. Европейский суд по правам человека рассматривает равенство сторон как самостоятельный принцип и определяет его как часть права Европейского Сообщества[4]. В АПК РФ принцип состязательности (ст. 9) и принцип равноправия сторон (ст. 8) разделены.

Конституционное требование о равноправии сторон стало, по существу, краеугольным камнем при проведении судебной реформы в сфере процессуального законодательства. Равенство сторон всегда закреплялось в гражданском процессуальном законодательстве, однако, несмотря на формальное провозглашение, закон проводил некоторое различие, когда речь шла о прокуроре. Так, обращение защиты к вышестоящему суду имело форму жалобы, а обращение прокурора — форму протеста. Прокурор приносил протест не только в уголовном, но и в гражданском процессе. Прокурор, выступающий на одной стороне гражданского процесса, имеет в силу своего должностного положения преимущества в получении и предоставлении в суд необходимых доказательств по сравнению с другой стороной. В свете Конвенции о защите прав человека и основных свобод и правовых позиций Европейского суда о правах человека встал вопрос об изменении правового статуса прокурора в гражданском процессе и о сокращении случаев его участия в процессе в качестве стороны[5].

Вообще по вопросу позитивности участия прокурора в гражданском судопроизводстве высказываются различные точки зрения. Отдельные исследователи полагают, что такое участие прокурора должно быть сведено к минимуму, исключив дачу прокурором заключений по рассматриваемому делу, возможность его вступления в дело на любой стадии гражданского судопроизводства, полномочия на подачу кассационных и частных жалоб (представлений)[6]. Некоторые правоведы вообще выступают против участия прокурора в гражданском судопроизводстве, определяя такое участие как юридический атавизм[7].

По нашему мнению, вполне обоснованна точка зрения исследователей, предлагающих минимизировать функции прокурора в гражданском судопроизводстве[8]. Не в последнюю очередь такая позиция связана с тем, что прокуратура является организацией, осуществляющей государственный контроль и надзор («око государево»). Минусом такого статуса органов прокуратуры в гражданском судопроизводстве является то, что, во-первых, функция защиты прав и интересов граждан возложена на иные государственные и муниципальные органы, во-вторых, «процессуальная привилегия» прокурора давать заключения по рассматриваемому гражданскому делу влияет, на наш взгляд, далеко не положительно на принципы диспозитивности и состязательности в гражданском судопроизводстве, поскольку авторитет государственной власти во многих случаях достаточно велик (как для лиц, участвующих в деле, так и для суда), что может сделать подобное заключение неким образцом, с которым необходимо согласиться и которому надо следовать в конкретном случае, что далеко не всегда соответствует истине. И то, что в соответствии с ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР, прокурор дает заключение не после судебных прений (когда за прокурором фактически оставалось последнее слово), а до них, роли не меняет[9].

Так допустимо ли отступление от принципов состязательности и равенства сторон? Статья 55 Конституции РФ говорит, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, Конституция РФ предусматривает подобную возможность, причем перечень случаев и условий является открытым и определяется законом для строго определенных индивидуальных ситуаций.

Сегодня в нормах права, регламентирующих порядок производства, возникающего, например, из административных и иных публичных правоотношений, закреплены особенности реализации принципа состязательности. Закон учитывает изначальное неравенство субъектов правоотношений, когда одним из участников является государство в лице его органов или организаций, а другим — частное лицо либо организация. Государство обладает большими возможностями для защиты своих прав и законных интересов, поэтому суд должен реализовывать свои властные функции с целью защиты слабой стороны в процессе[10].

Таким образом, стороны обладают равными процессуальными правами, и это вытекает из принципа равенства сторон. Равноправие сторон во всех видах судопроизводства основывается на признании равенства перед судом всех обращающихся к судебной власти, что закреплено в ст. 19 Конституции РФ.

 

Библиография

1 См.: Шумилова Л.Ф. Принципы состязательности и объективной истины как фундаментальные начала правоприменительной практики // Журнал российского права. 2005. № 11. С. 35—37.

2 См., например, решение Европейского суда по правам человека от 15.12.2002 по делу «Каньете де Гоньи против Испании» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2002. № 1. С. 11.

3 См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.06.2003 // СПС «Гарант».

4 См.: Хартли Т.К. Основы права Европейского Сообщества. — М., Будапешт, 1997. С. 162.

5 См.: Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под ред. В.А. Туманова, Л.М. Энтина. — М., 2002. С. 110.

6 См.: Степина Л. Проект ГПК РФ и роль прокурора в гражданском судопроизводстве // Законность. 2001. № 7. С. 42.

7 См.: Похмелкин В. Участие прокурора в рассмотрении гражданских дел — юридический атавизм // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 6.

8 См., например: Безлепкин А.В. Конституционные основы деятельности прокуратуры по защите прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2002. С. 14.

9 См.: Тарабрин Д.В. Об участии прокурора в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2007. № 2. С. 28—30.

10 См.: Андреева Т.К., Зайцева А.Г. Принцип состязательности в новом Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации // Вестн. ВАС РФ. 2002. № 12. С. 68.