А.Н. КОМАРОВ

 

Статья 85 «Ответственность за неисполнение исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения» Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (в ред. от 27.12.2005; далее — Закон) применяется на практике наиболее часто в связи с тем, что в ней закреплен особый состав исполнительного правонарушения, предусматривающий исполнительную ответственность должника за неисполнение судебного акта. В связи с этим состав данного правонарушения конкурирует с составом, установленным в ст. 81 «Исполнительский сбор» Закона.

Исполнительная ответственность должника в случае неисполнения исполнительного документа неимущественного характера необходима для обеспечения исполнения указанных документов, поскольку в том случае, если требование исполнительного документа является незаменимым, то привлечение (или возможность привлечения) должника к исполнительной ответственности является единственным средством принудительного воздействия (мерой принудительного исполнения) на должника.

Следует отметить, что судебная практика к неимущественным требованиям относит и требования исполнительного документа о передаче имущества[1].

Пункты 1 и 2 ст. 85 Закона сформулированы таким образом, что из буквального толкования данной статьи нельзя сделать однозначный вывод о том, кто является субъектом в данном составе исполнительного правонарушения.

Субъектами исполнительного правонарушения по ст. 85 Закона могут быть признаны либо только должник, либо должник и его работники, которые в силу своих служебных обязанностей должны исполнить исполнительный документ, либо должник, его работники и иные лица, которые должны исполнить исполнительный документ.

В юридической литературе также отсутствует определенность по данному вопросу. Так, по мнению В.В. Яркова, штраф может налагаться на любого должника: организацию, должностное лицо, гражданина[2].

На наш взгляд, субъектом исполнительного правонарушения по ст. 85 Закона является только должник, что подтверждается судебной практикой[3].

Объективная сторона исполнительного правонарушения, связанного с неисполнением исполнительного документа неимущественного характера, выражается в неисполнении исполнительного документа неимущественного характера в срок, отведенный для исполнения. Статья 85 Закона тесно связана с самой процедурой принудительного исполнения исполнительного документа неимущественного характера, для которой характерно установление срока исполнения. Срок исполнения схож со сроком добровольного исполнения, но имеет ряд отличий. Так, сроки, установленные судебным приставом-исполнителем по истечении срока добровольного исполнения, не являются сроками добровольного исполнения.

Срок исполнения может первоначально определяться юрисдикционным органом, в частности судом, но, как правило, он устанавливается судебным приставом-исполнителем.

Сроком исполнения по смыслу ст. 85 Закона является лишь срок, установленный судебным приставом-исполнителем. Таким образом, должник подлежит исполнительной ответственности по ст. 85 Закона лишь в том случае, если он нарушил установленный судебным приставом-исполнителем срок исполнения.

В отличие от срока добровольного исполнения, который, как правило, назначается однократно, срок исполнения может устанавливаться несколько раз, а следовательно, должник может быть привлечен к исполнительной ответственности по ст. 85 Закона не один раз (п. 2 ст. 85 Закона).

Должниками, привлеченными по ст. 85 Закона к исполнительной ответственности, ссылка на уважительные причины используется с целью освобождения от исполнения исполнительного документа неимущественного характера. Указанное обстоятельство должно быть учтено при рассмотрении дел об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о привлечении должников к исполнительной ответственности по рассматриваемой статье.

Ссылка на уважительные причины также используется должниками в качестве так называемого заместительного правового реагирования, т. е. должник вместо обращения с просьбой об отсрочке (рассрочке) исполнения исполнительного документа или о приостановлении исполнительного производства обжалует постановление судебного пристава о привлечении должника к исполнительной ответственности по ст. 85 Закона[4].

Безусловно, к уважительным причинам не относится неисполнение должником исполнительного документа неимущественного характера в связи с истечением 2-месячного срока совершения исполнительных действий.

Факт неисполнения должником исполнительного документа неимущественного характера подтверждается актом, который составляется судебным приставом-исполнителем.

Согласно п. 3 ст. 73 Закона в случае невыполнения требований, предусмотренных пунктами 1 и 2 данной статьи, без уважительных причин судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штрафные санкции и иные меры, предусмотренные ст. 85 Закона, и назначает новый срок исполнения исполнительного документа. Если для исполнения исполнительного документа участие должника необязательно, судебный пристав организует исполнение в соответствии с правами, предоставленными ему Законом, и взыскивает с должника расходы по совершению исполнительных действий в 3-кратном размере.

Состав исполнительного правонарушения, предусмотренный п. 3 ст. 73 Закона, является материальным, т. е. объективная сторона данного правонарушения включает не только неисполнение должником исполнительного документа неимущественного характера в срок исполнения (противоправное поведение), но и исполнительные расходы (последствия противоправного поведения).

Учитывая это, суд должен установить как первое условие, так и второе. Исполнительные расходы должны быть экономически обоснованными и подтверждаться соответствующими документами. Если судебный пристав-исполнитель не подтвердит экономическую обоснованность расходов, то штраф в 2-кратном размере исполнительных расходов не может быть взыскан с должника. Аналогичные последствия наступают и тогда, когда судебный пристав-исполнитель не может доказать наличие первого условия.

Статья 87 Закона дополняет ст. 85. И если вторая является мерой принудительного исполнения в исполнительном производстве, то первая таковой, по существу, не является и необходима для выполнения требований судебного пристава-исполнителя.

Очевидно, что без принуждения обязательность требований судебного пристава-исполнителя оказалась бы под вопросом. При наличии же ответственности требования судебного пристава-исполнителя получают обеспечение посредством государственного принуждения.

В ст. 87 Закона субъект ответственности указан недостаточно определенно. В юридической литературе по этому поводу высказываются различные мнения: например, В.В. Ярков пишет, что гипотеза ст. 87 Закона сформулирована таким образом, что дает основания привлечь к ответственности практически любое лицо, которое имеет те или иные обязанности в сфере исполнительного производства. Однако он указывает, что субъектами ответственности по ст. 87 Закона являются граждане и должностные лица[5].

В настоящее время актуальным является вопрос о возможном привлечении к ответственности руководителя должника по ст. 87 Закона в случае неисполнения не столько требований судебного пристава-исполнителя, сколько требований исполнительного документа. То есть требованием судебного пристава-исполнителя считается требование об исполнении исполнительного документа, в том числе и неимущественного характера. Иногда суды признают законным привлечение к ответственности по ст. 87 Закона руководителя должника за неисполнение исполнительного документа[6].

Полагаем, более правильное мнение о том, что работник должника не может привлекаться к ответственности по ст. 87 Закона за неисполнение исполнительного документа — в этом случае субъектом исполнительной ответственности является должник на основании ст. 81 или 85 Закона.

Объективная сторона правонарушения по ст. 87 Закона в самом общем виде может быть представлена путем указания на неисполнение законных требований судебного пристава-исполнителя. Это может выразиться в различных действиях: например, лицо может воспрепятствовать судебному приставу-исполнителю войти в помещение либо не представить запрашиваемые судебным приставом-исполнителем документы.

Объективная сторона исполнительного правонарушения по рассматриваемой статье подлежит фиксации в акте судебного пристава-исполнителя. Отсутствие акта, составленного надлежащим образом, может служить основанием для признания незаконным постановления о взыскании штрафа по ст. 87 Закона.

Требование судебного пристава-исполнителя должно носить конкретизированный характер (т. е. должно быть точно указано, какие действия обязано совершить лицо), быть законным и исполнимым. Это требование обладает свойством обязательности.

Если лицо сочтет, что предъявленное ему требование судебного пристава-исполнителя незаконно, оно вправе обжаловать такое требование в суде. В судебной практике встречаются случаи обжалования требований судебных приставов-исполнителей о совершении участниками исполнительного производства определенных действий[8]. Иногда суды требуют, чтобы судебный пристав указывал срок исполнения требования, в противном случае постановление о взыскании штрафа признается незаконным[9].

Отсутствие вины лица, привлекаемого к ответственности за невыполнение обязательных требований судебного пристава-исполнителя, влечет за собой невозможность привлечения такого лица к ответственности, предусмотренной ст. 87 Закона.

Работодатель не вправе обжаловать постановление о наложении штрафа на его работника, поскольку постановлением о взыскании исполнительного штрафа по ст. 87 Закона права работодателя не затрагиваются (такое постановление вправе обжаловать только сам работник должника, если он является лицом, привлекаемым к ответственности по ст. 87 Закона). На практике часто имеют место случаи обжалования работодателем постановления о наложении штрафа на его работника, однако производство по такой жалобе подлежит прекращению.

За неисполнение судебных актов ст. 332 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусмотрена административная ответственность. Эта статья корреспондирует ст. 86 Закона, устанавливающей размер исполнительного штрафа, и ст. 85 Закона. По существу, в ст. 87 Закона и в ч. 2 ст. 332 АПК РФ установлена аналогичная ответственность, однако в АПК РФ мера административной ответственности названа судебным штрафом.

По ч. 3 ст. 332 АПК РФ уплата судебного штрафа не освобождает от обязанности исполнить судебный акт. Исходя из содержания данной нормы можно сделать вывод о том, что к административной ответственности по ст. 332 АПК РФ лицо может быть привлечено неоднократно.

Вопрос о наложении судебного штрафа рассматривается арбитражным судом по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя в порядке, установленном АПК РФ. Наличие вины является необходимым условием для применения ответственности, предусмотренной ст. 332 АПК РФ.

За неисполнение требований исполнительного листа на обязанное лицо арбитражным судом, выдавшим исполнительный лист, может быть наложен судебный штраф в порядке и в размере, установленных в главе 11 АПК РФ.

Часть 2 ст. 332 АПК РФ аналогична п. 1 ст. 85 Закона. Единственным различием является то, что юрисдикционным органом является не судебный пристав-исполнитель, а суд.

Как и в случае со ст. 85 Закона, субъектом ответственности по ч. 2 ст. 332 АПК РФ является только должник. Однако имеется и противоположное мнение, в соответствии с которым ответственность по ч. 2 ст. 332 АПК РФ не может быть возложена на должника и возлагается на его работника[10]. Судебный пристав-исполнитель не является субъектом ответственности по данной норме АПК РФ.

Суды признают, что в случае несвоевременного исполнения требований исполнительного документа ответственность по ч. 2 ст. 322 АПК РФ наступить не может[10].

Практика придерживается той позиции, что должник вправе исполнить исполнительный документ до рассмотрения апелляционной (кассационной) жалобы, что является основанием для отмены определения о наложении штрафа, несмотря на то, что на момент рассмотрения вопроса о наложении штрафа исполнительный документ не был исполнен. Этот подход не может быть признан обоснованным потому, что должник заинтересован в несвоевременном исполнении исполнительного документа и, зная позицию судов, избегает ответственности за несвоевременное исполнение судебного акта путем обжалования определения о наложении судебного штрафа. При таком подходе значение судебной ответственности в значительной степени утрачивается и право взыскателя на своевременное исполнение исполнительного документа реализуется не в должной мере.

Как правило, суды придерживаются того взгляда, что судебное определение об отказе в наложении штрафа не подлежит обжалованию. Апелляционные жалобы, поданные взыскателем или судебным приставом-исполнителем на такие определения, подлежат возвращению. При этом на практике весьма распространено мнение о том, что если решение о наложении штрафа отменено в апелляционном порядке, то постановление об отмене такого решения может быть обжаловано взыскателем или судебным приставом-исполнителем в суде кассационной инстанции. Однако во многих случаях суды непоследовательно устанавливают запрет на обжалование таких определений. Существуют примеры, когда вышестоящие судебные инстанции пересматривают указанные определения[11].

 

Библиография

1 См., например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.12.2001 № А43-161/01-13-64-15ИСП.

2 См.: Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (постатейный) и к Федеральному закону «О судебных приставах». — М., 1999. С. 333.

3 См., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.07.2001 № А19-269и/00-31-10-Ф02-1447/01-С2.

4 См., например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 21.11.2005 № А28-3055/2005-89/13 и от 05.03.2002 № А28-88/01-6/13И.

5 См.: Ярков В.В. Указ. раб. С. 340—341.

6 См. постановления ФАС Дальневосточного округа от 21.01.2004 № Ф03-А51/03-2/3396 и ФАС Западно-Сибирского округа от 13.01.2003 № Ф04/211-1565/А27-2002.

7 См., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.12.2003 № А33-1664/03-С6-Ф02-4253/03-С2.

8 См., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.12.2003 № Ф03-А51/03-2/3013.

9 См. постановление ФАС Московского округа от 04.01.2003 № КА-А40/8676-02.

10 См. постановление ФАС Московского округа от 30.03.2005 № КГ-А40/1834-05.

11 См., например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.09.2002 № Ф04/3550-752/А46-2002, Постановление Президиума ВАС РФ от 13.05.2003 № 9985/02.