В.А. ЗАТОНСКИЙ,

доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и административного права ЮУрГУ

 

Социальная ориентированность — важнейшая черта сильной рациональной политической власти. Сущность этого аспекта характеристики современной правовой государственности может быть раскрыта через выяснение содержания следующих научных категорий: «социальное государство», «социальная (социально ориентированная) политика», «социальная защита населения» и др.

Эффективную государственность, развитое правовое общество можно охарактеризовать как состояние государственности, обеспечивающее величие страны. Главный же показатель этого величия — права человека. В современных условиях нельзя решить, является ли какая-то страна великой, если в показатели ее состояния («лица») не введено «человеческое измерение»[1]. Именно разработанность понятия «права человека» и его юридическое оформление во внутригосударственном и международном праве позволяет ввести такое измерение в критерии социальных оценок. Именно права человека во многом позволяют качественно обозначить и считать доступной социальной верификации гуманизацию общественной деятельности. Гуманизм содержательно конкретизировался по сравнению с абстрактно декларативной формой его репрезентации.

Страна не может считаться великой, а государство сильным, если большинству населения живется плохо. Высшими критериями развития страны, уровня ее правовой организации являются качество жизни и положение личности в обществе. С утверждением прав человека сознание и культура цивилизованного человечества поднялись на новую ступень. Стало понятно, что необоснованно наделять эпитетом «великая» страну до выявления уровня и качества жизни ее населения, ее правового состояния.

Велика та страна, где много счастливых судеб, где граждане имеют возможность использовать свои права так же легко, как и дышать воздухом, где собственные таланты «расцветают», а не стремятся оказаться за рубежом либо, оставаясь в стране лишь формально, работать по контракту на иностранные фирмы.

Цивилизованным человечеством признано все, что было и есть в России великого. Мы по праву гордимся тем, что она является страной непревзойденной духовной культуры, великих ученых и деятелей искусства, величественного героизма народа, бесстрашных и благородных поборников счастливого будущего Родины. Но России еще предстоит многого добиться, чтобы стать великой, по-настоящему цивилизованной правовой державой.

Трудно не согласиться с Л.В. Максимовым, который утверждает, что человек не только разумен, но и неразумен. Неразумность — такой же признак человеческого в человеке, как и его разумность. «Разве не является фактом, что человек с того момента, как некое животное превратилось в гомо сапиенс, всегда, опираясь на разум, знал, как правильно (разумно) устроить свою личную и общественную жизнь, и в то же время постоянно на практике поступал неразумно. Он убивал себе подобных, разрушал природу, создавал оружие, способное уничтожить вид в целом, наносил ущерб собственному здоровью (курил, пил спиртное, употреблял наркотики, лишал себя движения), знания заменял верой, сиюминутные удовольствия ставил выше надежного будущего, правде предпочитал обман, нормальным отношениям — зависть, ложь, вражду, ненависть и т. д.»[2]

Процесс движения к правовому обществу — это процесс борьбы в каждом человеке и обществе разумного и неразумного, конструктивного и деструктивного, хаоса и организованности. Родина для каждого включает связи с соотечественниками. Мы уже не сможем обрести такую Россию, какой она могла бы быть, если бы не вмешательство тех, кто жестоко и якобы ради ее величия уничтожал ее народ. Недаром А. Солженицын национальную идею видит в сбережении народа. Движение к справедливому, правовому обществу — это процесс, основным содержанием которого является сбережение народа, обеспечение свободных и безопасных условий его жизнедеятельности.

Россия ратифицировала международные пакты по правам человека. Дело за тем, чтобы их соблюдать. Недопустимо считать великой страну, в которой не соблюдаются права человека, а значит, попирается сама личность. В современном понимании государство, общество не может стать великим, не став правовым.

Правовое общество, основанное на господстве права, — не вынужденная мера, не тактическая задача, а именно стратегическая установка, цель правовой политики государства. Только так власть может стать реальной, а не виртуальной, но произойдет это лишь тогда, когда законы будут «работать» и достигать своей цели.

Необходимо выяснить сущность социального государства, что позволит дать более объективную картину существования государства на всем его многовековом пути. «Ведь если бы государство было только “паразитом на теле человечества”, вряд ли человечество терпело бы его так долго и вряд ли появились бы такие понятия, как “патриотизм”, “символы государства”, “защита от врагов” и т. д.»[3]. Вопрос об основополагающей цели возникновения и деятельности государства всегда интересовал ученых. В качестве содержания основополагающей цели, ради достижения которой возникают и существуют государства, часто называют реализацию общей воли или обеспечение общего блага, под которым понимается «соответственно единство многообразия множества различных индивидуальных или коллективных воль и единство множества различных индивидуальных или коллективных благ, а не их одинаковость, похожесть, сходность»[4].

Д. Локк полагал, что кроме общего блага великой и главной целью объединения людей в государства и передачи ими себя под власть правительства является сохранение их собственности, т. е. своих жизней, свобод и владений[5] . У И. Бентама государство основано на принципе пользы, или выгоды. Эта польза понимается им как свойство или способность какого-либо предмета (в том числе государства) предохранить от какого-либо зла или доставить какое-нибудь благо[6].

В. фон Гумбольдт важнейшей заботой государства считал благосостояние его граждан, их безопасность, защиту от внешних врагов, гражданские свободы. Он, в частности, отмечал, что государство всемерно заботится о позитивном благосостоянии своих граждан и не делает ничего более того, что необходимо для их собственной безопасности и для защиты от внешних врагов. Никакие конечные цели государства не могут ограничивать гражданские свободы[7].

Для В.О. Ключевского цель государства — это внешняя безопасность и внутренний порядок или, другими словами, общее благо, в понятие о котором и входят эти два интереса7. В качестве содержания цели государства называют также счастье всех его членов или всеобщий интерес, выступающий как субстанция, объединяющая определенное множество частных интересов.

Понятие социальной государственности возникло в конце XIX — начале XX века и означало появление таких качеств, которых не было у либерального правового государства. В основе этого процесса лежал вопрос о взаимоотношениях государства и человека в условиях свободной рыночной экономики. Он затрагивал важнейшие принципы буржуазного общества — свободу и равенство, а поэтому изначально был в центре противостояния представителей различных течений экономической и политико-правовой мысли.

Сформировалось два подхода к проблеме. Первый базировался на приоритете свободы, ставя индивидуальную свободу человека выше равенства. Сторонники этого подхода (А. Смит, С. Милль, Б. Констан, Д. Локк и др.) считали, что основная обязанность государства — оградить эту свободу от чьего-либо, в том числе государственного, вмешательства. Экономическая свобода превыше всего, главная ценность, а политические права — лишь средство охраны независимости и индивидуальной свободы личности.

Второй подход, не отрицая значимости индивидуальной свободы, стремился сочетать ее с участием государства в обеспечении равенства людей. Основоположником такой концепции был Ж.-Ж. Руссо. Главным в концепции было двоякое понимание свободы: негативное (свобода от вмешательства государства) и позитивное (право гражданина рассчитывать на определенные действия государства). Свобода не может существовать без равенства[8].

До конца XIX — начала XX века преобладал первый подход. Однако уже в конце XIX века обнаружились отрицательные последствия реализации принципа негативной свободы (классовые противоречия, резкая поляризация между богатством и бедностью).

Все это грозило социальным взрывом. Одним из факторов социальной напряженности стала получившая широкое распространение и признание марксистская доктрина, ориентированная на свержение буржуазного строя.

Неолиберальные теоретики, уловив эти процессы, развили позитивное понимание свободы, означающее обязанность государства проводить социально ориентированную политику. По мнению П. Новгородцева, такое понимание свободы означало целый переворот понятий, который знаменует новую стадию в развитии правового государства[9]. Перенос акцента на социально ориентированную политику означал установление новых параметров отношений между государством и человеком, связанных с обязанностью государства принимать меры, содействующие обеспечению нового поколения правами человека. Так возникла идея социального государства.

После второй мировой войны слова «социальное государство» появились в конституциях ряда западноевропейских стран (ФРГ, Франции, Италии и др.).

Современное понимание обязанностей социального государства резко отличается от первоначального. В послевоенные годы считалось, что функции такого государства сводятся к провозглашению социально-экономических прав, раздаче пенсий и пособий.

В современной отечественной юридической литературе встречаются следующие различные определения социального государства:

· «...это такое государство, в котором учитываются интересы всех социальных слоев общества, где трудоспособным людям предоставляется возможность зарабатывать на достойную жизнь себе и своим семьям, а нетрудоспособным обеспечивается гарантированный уровень жизни посредством выплат пенсий, пособий, оказания других видов социального обеспечения и социальной помощи. Это государство, в котором человеку гарантировано право свободы потребления и право свободы хозяйственной деятельности и т.д.»[10];

· «...это характеристика, относящаяся к конституционно-правовому статусу государства, предполагающая конституционные гарантии экономических и социальных прав человека и гражданина и соответствующие обязанности государства»[11];

· «...это государство, проявляющее заботу о человеке, оказывающее поддержку менее социально защищенным слоям населения»[12];

· в нем «главной задачей... является достижение такого общественного прогресса, который основывается на закрепленных правом принципах социального равенства, всеобщей солидарности и взаимной ответственности. Социальное государство призвано помогать слабым, стремиться влиять на распределение экономических благ в духе принципа справедливости в целях обеспечения каждому достойного человека существования»[13];

· это государство, «которое берет на себя ответственность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности»[14].

Можно встретить и другие определения. Кто же прав? Какое из приведенных определений точнее передает суть социального государства? Кто из авторов ошибается? Ответ однозначен. Никто не ошибается. Все правы. Все приведенные определения дают ответ на вопрос о том, что такое социальное государство.

Все дело в том, что социальное государство, как и демократическое, конституционное, правовое, — понятие многоаспектное, многопризначное. Включить все его черты, характеристики в одно определение, которое должно быть достаточно четким и лаконичным, вряд ли возможно, да и не нужно. Определение должно вобрать в себя самое главное, сущностное из множества того, что мы можем сказать о социальном государстве.

Социальное государство — это демократическое правовое государство, которое берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности, признающее социально ориентированную политику важнейшим направлением своей практической деятельности и эффективно реализующее закрепленные в конституции основные направления этой политики, благоприятствующее труду.

Принципиальным является то, что социальное государство (в прогрессивном его понимании) не стремится решать социальные проблемы путем уравниловки за счет отказа от свободы (прежде всего экономической), как это делало тоталитарное государство. Оно направляет свои усилия, использует свои возможности для защиты социально слабых слоев в рамках свободы, не ограничивая последнюю, а, напротив, развивая ее, используя свободу, которой может пользоваться для повышения своего благосостояния большая часть общества, и помогая людям непредприимчивым и бедным.

Предложив понятие «экономические, социальные и культурные права», обновленная теория естественного права приблизилась к нуждам и потребностям людей, в максимально возможной степени соединилась с ними. Экономические, социальные и культурные права — это права на социальную помощь со стороны государства.

Эта группа прав характеризует правовое государство новейшего периода, когда оно предстает как социальное правовое: права на образование, свободу любой творческой деятельности, на интеллектуальную собственность, на свободное использование своих способностей и имущества, на социальную безопасность и защиту в условиях безработицы, на благоприятную окружающую среду, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на жизнь, достойную человека, и т. п.

Проблемы концептуального осмысления и практического осуществления социальных прав и гарантий являются характерными составляющими идеи социального государства. В качестве примера можно взять основные аспекты концепции и практики деятельности социального государства в Германии. Специалисты считают, что понятие «социальное государство» в Основном законе ФРГ не определено. Конституция оставляет за законодательной и исполнительной властью право наполнять это понятие конкретным содержанием[15].

В качестве основных идей социального государства признаются: условия жизни, не унижающие человеческое достоинство; социальное равенство; оказание социальной помощи нуждающимся.

Условия жизни, не унижающие человеческое достоинство, трактуются с чисто экономического подхода. Под ними понимается прежде всего не унижающий человека прожиточный минимум. В конкретной трактовке такого подхода четко прослеживается экономический рационализм, соединенный со справедливостью. Каждый взрослый гражданин обязан обеспечивать себя и содержать свою семью, руководствуясь принципом индивидуальной ответственности.

Однако бывают ситуации, когда человек не в состоянии обеспечить свое существование самостоятельно. В таких случаях социальное государство должно взять заботу о нем на себя. Оно обязано снабдить его такими жизненно необходимыми вещами, как продукты питания, жилье, поддержать в случае болезни и т. п. Гарантия прожиточного минимума в современном обществе выражается в форме оказания социальной помощи. Право на нее, с учетом того что она должна обеспечивать прожиточный минимум, гарантировано законом.

Социальное равенство подразумевает социальное равенство для определенных групп населения. Государство, если оно действительно социальное, обязано реагировать на факты социального неравенства различных групп населения (многодетные семьи, одинокие матери и отцы, дети и молодежь, инвалиды).

Оказание социальной помощи нуждающимся — следующий фундаментальный принцип социального государства. Он начинает «работать» в ситуациях, когда человек попадает в сложное социальное положение, вызванное, например, болезнью, преклонным возрастом, смертью кормильца, инвалидностью или безработицей. Такие ситуации сопровождаются чаще всего утратой источника средств существования либо внезапно, неожиданно возникшей необходимостью произвести особые затраты (например, на лечение).

Для этих граждан предусмотрено принятие специальных мер, важнейшей из которых в Германии и ряде других стран является система социального страхования. Она поддерживает уровень жизни застрахованного в случае наступления нетрудоспособности по болезни, в результате несчастного случая или смерти близких. Подобная защита выходит далеко за рамки обеспечения прожиточного минимума. Право на социальную помощь реализуется через процедуру выплаты определенных страховых взносов лицам, имеющим социальную страховку[16].

В современном понимании социальное государство призвано также:

· создавать условия для обеспечения граждан работой;

· перераспределять доходы через государственный бюджет в интересах социально незащищенных категорий населения;

· обеспечивать людям прожиточный минимум и содействовать увеличению числа мелких и средних собственников;

· охранять наемный труд;

· заботиться об образовании, культуре, семье и здравоохранении;

· постоянно улучшать социальное обеспечение и др.

Таким образом, наиболее характерные черты социального государства находят отражение в его социальной политике. В соответствии со ст. 7 Конституции РФ она направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Социальная (социально ориентированная правовая) политика — часть общей политики государства, которая регулирует посредством права отношения между социальными группами, между обществом и его членами, связанные с изменениями в социальной структуре общества, ростом благосостояния граждан, улучшением их жизни, удовлетворением их материальных и духовных потребностей, совершенствованием образа жизни. Социальная политика современного государства — широчайший спектр актуальной для личности и общества деятельности, направленной на решение задач, вытекающих из нормального, бесконфликтного существования общества.

Общая социальная политика может и должна распадаться на политику социально-экономическую, социально-правовую, социально-духовную, социально-экологическую и др. Эта позиция становится очевидной, когда мы начинаем перечислять государственные задачи, без решения которых невозможно создать условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, не может функционировать современное общество. На первом месте стоит признание, обеспечение и защита прав и свобод человека, создание наиболее благоприятных условий для реализации его законных интересов, безопасность, технический прогресс, здоровье нации, поддержка науки, культуры, образования.

Современное понимание предназначения социального государства не ограничивает его задачу только проведением социальной политики. Помимо собственно социальной политики, социальную ориентацию должна приобрести экономическая политика правительства, не отрицая конкуренцию и экономическую свободу, в то же время поощряя индивидуальную инициативу, усиливая стимулы к росту личного благосостояния. Девиз такого государства: «Бороться не против богатства, а против нищеты». Термин «социальная политика» для характеристики предназначения социального государства узок. Более точным является расширительный термин «социально ориентированная политика».

Закономерности развития гражданского общества таковы, что воплощается в жизнь предвидение Гегеля о взаимопроникновении этого общества и правового государства как воплощение в действительность этического императива. Во второй половине XX века стала осуществляться концепция социально ориентированной рыночной экономики, когда происходит соединение принципов рыночной свободы и социальной справедливости. Это фактически означает, что государство становится участником игры экономических сил на рынке, чтобы обеспечить социальную защиту тем, кто нуждается в помощи и желает сохранить свое человеческое достоинство.

Социальная функция государственного регулирования рыночной экономики существенна для человека, личности в демократической системе. Во-первых, осуществляется идея о необходимости заботиться о всех членах общества без исключения. Так как рынок выступает в качестве социального инструмента экономического благополучия и сам по себе не содержит экономических и правовых средств социальной защиты человека, во имя общественной справедливости должны быть выделены средства для так называемых рыночно слабых и рыночно пассивных, которые не имеют доходов или имеют их недостаточно. Именно в этом заключается суть перераспределения в форме второго распределения доходов. Если не учитывать это обстоятельство, оно может привести (и приводит) к социальному бесправию, серьезным конфликтам в обществе[17].

Во-вторых, демократические силы вынудили государство гуманизировать производственные отношения, смягчить последствия неограниченной конкуренции, привести в соответствие принципы всемерного развития частной инициативы и социальной ответственности. В-третьих, длительная кампания социаллибералов за справедливость в отношении социально незащищенных слоев населения снизила уровень недовольства и революционный потенциал. Не следует забывать, что социальная функция государственного регулирования экономики имеет своим истоком защиту демократии от революции.

Осуществление социальной функции государством в демократической системе дало основание назвать его государством всеобщего благосостояния. Социально ориентированная политика должна препятствовать резкой дифференциации общества, чтобы не допускать острых социальных конфликтов. Кроме того, современное государство как субъект легализованного принуждения должно воздействовать на те слои населения, отдельных граждан, действия которых являются общественно вредными либо опасными. Его компетентные органы обязаны сдерживать отклоняющееся, общественно вредное и опасное поведение людей. Они призваны осуществлять определенный социальный контроль над соблюдением законов, принципов и правил человеческого общежития.

Положения о социальном государстве закреплены в ст. 7 Конституции РФ. В ч. 1 закреплено, что Россия — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В ч. 2 перечислены основные направления социальной политики государства. В их число входят:

· охрана труда и здоровья людей;

· установление гарантированного минимального размера оплаты труда;

· обеспечение государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан;

· развитие системы социальных служб;

· установление государственных пенсий, пособий;

· иные гарантии социальной защиты.

В теоретических трудах понятие «социальная защита», его содержание оценивается неоднозначно. Многие юристы, экономисты, социологи под социальной защитой понимают совокупность различных мер государства, мероприятий, направлений его деятельности[18].

В действительности же социальная защита не обязательно связана только с государственными мерами.

Наряду с понятием социальной защиты употребляется термин «социальная защищенность» как результат реализации социально-экономических прав человека, проявляющийся в высоком уровне его благосостояния. Разнообразно истолкование социальной защиты в различных нормативных актах. Так, Федеральный закон от 10.12.1995 № 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» под социальной защитой понимает деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации (ст. 1). Таким образом, социальная защита связывается с трудной жизненной ситуацией, что не совсем верно. Социальная защита нужна и тем, кто не оказался в такой ситуации. Иное дело, какой объем социальной защиты получает и требует тот или иной человек.

Социальная защита населения — это законодательно закрепляемый и реализуемый государственными и муниципальными органами комплекс мер в сфере денежного и натурального обеспечения, услуг и льгот, направленных на социальную поддержку нуждающихся граждан, создание условий для их самореализации и самообеспечения и осуществляемых за счет федерального, регионального, местного бюджета, а также за счет фондов социальной поддержки населения, других источников сверх традиционно реализуемых системой социального обеспечения.

Социально-правовая защита — это законодательно закрепленный упорядоченный комплекс мер, определяющих порядок совершения юридических действий, которые направлены на оказание помощи в восстановлении социальной справедливости и нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан.

Перечень направлений социальной политики России в ч. 2 ст. 7 Конституции РФ не соответствует задачам, которые закрепляют за государством конституции развитых стран. Термин «социальная защита» и формулировка «иные гарантии» предполагают возможность расширения социальных обязанностей государства в будущем законодательстве.

Социальность — важнейшая черта сильной, рациональной политической власти. Демократическое правовое социальное государство, активно действующие граждане, свободно объединяющиеся в группы, ассоциации и т. п., взаимодействующие между собой и с государством на основе права, — это и есть сильное общество (нормальное, эффективное, активное, результативное и т. п.).

Сильное государство как средство должно послужить прежде всего идеям становления правового и социального государства. Непроницаемые для государственной власти стороны общественной жизни должны вводиться в круг забот государственного аппарата. Последний должен проявить себя как источник действенной, реальной силы, способной нести преобразования. Необходимо снести «китайско-берлинскую стену» отчуждения государства и общества.

Государство — система жизнеобеспечения, кровеносная система общества. Общество и государство не могут и не должны противопоставляться. Следует постепенно выработать концепцию взаимодействия государственной власти и общества, преодолеть конституционный схематизм конструкций, мало согласованных между собой: формальных, пустых с точки зрения юридической применимости.

Российское государство сегодня — модернизируемая система, ищущая свой путь развития (однако не строгих и объемных целей) для построения правового, социального и демократического государства. Рассуждая о национальной самобытности государственной власти, мы должны признать относительную универсальность общепризнанного эталона правового и социального государства. Однако этот универсализм должен корректироваться; схематичное отношение к построению отдельно взятого государства неприемлемо. Реформируемая система российской государственной власти, по мнению А.Ю. Мамычева, основывается на синтезе национальных и общечеловеческих традиций, сильной верховной власти, социальной справедливости, свободе личности и политическом плюрализме в рамках традиционной преемственности. Стратегия должна ориентироваться на евразийский проект гарантийного государства, который наиболее органичен отечественной правокультурной традиции. Положения Конституции РФ должны быть скорректированы и дополнены духовно-нравственными и идеократическими основаниями государственной власти, традиционным для отечественного социума принципом взаимного социально-правового и политического «служения»[19].

Исторический опыт развития социального типа современного государства позволяет предвидеть определенную тенденцию его становления и в российских условиях. Государство стремится быть представителем социальных интересов всех членов общества, стараясь максимально проводить социально ориентированную политику, гарантировать права, установленные в отношении граждан. Формирующееся на основе четких требований правовых норм, направленных на максимальную реализацию правовых предписаний, современное государство является правовым по содержанию деятельности. По направленности этого содержания его можно расценивать как социальное.

Под социальным государством понимается «такая модель построения системы власти, которая обеспечивает осуществление равновесия (гармонии) между личными и общественными интересами, существующими в различных формах, при различных социально-экономических условиях и в разные исторические эпохи, и которая выражена во взаимосвязи двух моментов: внутреннего (правосознание граждан) и внешнего (политические формы). ...Социальное государство — это государство, целью которого является осознание каждым человеком публичного интереса в тех сферах жизни, где это необходимо, и выработка компромисса частных интересов, где это возможно. Вся форма государства и его установления обусловлены достижением такой цели»[20].

Социальное государство — наивысшая ступень развития демократического правового государства[21], его неотъемлемый, генетически сформировавшийся признак, определяющий общую содержательно-функциональную ориентацию.

В идее социального государства лежат постулаты о сокращении роли излишнего государственного регулирования, развитии в обществе начал самоуправления, использовании государственной власти для обеспечения прав каждого конкретного человека, т. е. определяется общечеловеческий характер государства. В характеристике социального государства акцент делается на качественных признаках государства, содержании и смысле государственного управления. В основу идеи социального государства положен принцип максимального учета частных интересов. Но такая цель может ставиться только при наличии определенных экономических, правовых и политических предпосылок. Одной из них безусловно является действенность реальной государственной власти как силы, способной открыто и эффективно использовать все государственные ресурсы, имеющиеся в наличии, при поддержке и сотрудничестве всех структур общества.

Возникает естественный вопрос: не идеальна, не утопична ли данная картина общенародной инициативы по поддержанию публичных функций, не фантом ли государство, способствующее социальным компромиссам?

Российская государственность стоит на грани дезорганизации; институты власти во многом девальвированы субъективным отношением правящих элит; правовые ценности и само право систематически игнорируются. В этих условиях преждевременно констатировать реальность социального государства. Для него необходимы стабильность государственной власти, достаточность ее управленческих ресурсов, решение проблем организации аппарата, способствующего реальному политическому сотрудничеству и учету в своей деятельности мнения представителей большей части населения, а также решение основных проблем суверенизации государственной власти в области международной и внутренней экономической, идеологической, военной, криминальной, экологической и иной безопасности.

Государство должно дозреть до уровня социального, а выстраивание политики социального государства в не сложившихся для этого условиях является по меньшей мере «подножкой», утопией, попыткой увести страну в сторону от общенациональных интересов развития, политическим обманом.

О каком социальном государстве в России можно говорить, если отсутствует непосредственно обусловливающий его появление качественный признак, выраженный в идее правового государства? Государство не может быть действительно социальным, не став в полном смысле этого слова правовым.

 

Библиография

1 См.: Вестник Российского философского общества. 2002. № 1. С. 67—69.

2 Вестник Российского философского общества. 2002. № 1. С. 135—136.

3 Радько Т.Н. О понятии и социальном назначении государства //Вопросы теории государства и права: Межвуз. сб. науч. тр. /Под ред. И.Н. Сенякина. — Саратов, 2001. Вып. 3 (12). С. 27.

4 Гомеров И.Н. Государство и государственная власть: предпосылки, особенности, структура. — М., 2002. С. 397.

5 См.: Локк Д. Сочинения: В 3 т. — М., 1988. Т. 3. С. 334.

6 См.: Мухаев Р.Т. Хрестоматия по теории государства и права, политологии, истории политических и правовых учений. — М., 2000. С. 162.

7 См.: Гумбольдт В. О пределах государственной деятельности. — М., 2003. С. 40.

8 См.: Ключевский В.О. Сочинения: В 9 т. — М., 1989. Т. VI. С. 13.

9 См.: Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. — М., 1938. С. 44.

10 См.: Новгородцев П. Кризис современного правосознания. — М., 1909. С. 340.

11 Безлепкина Л.Ф. Социальное государство — это социальное развитие для всех //Социальное обеспечение. 1995. № 11. С. 16—17.

12 Румянцев О.Г., Додонов В.Н. Юридический энциклопедический словарь. — М., 1996.

13 Конституция Российской Федерации: Комментарий /Под ред. Б.Н. Топорнина. — М., 1994. С. 85.

14 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. — М., 1995. С. 131.

15 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 1999. С. 119.

16 См.: Матюхин А. Государство в сфере права: институциональный подход. — Алматы, 2000. С. 244—245; Конституции зарубежных государств: Учеб. пособие. — М., 1996; Иностранное конституционное право /Под ред. В.В. Маклакова. — М., 1996.

17 См.: Государственное и административное устройство Германии: Сб. междунар. терминов из области права и управления. — Мюнхен—Бонн, 1993. Сер. Р. Т. 1. С. 69—73.

18 См.: Игнатьева С.В. Государственное регулирование предпринимательской деятельности в России: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — СПб., 1996. С. 19.

19  См.: Власов В.И. Социальная защита в условиях банкротства предприятия //Государство и право. 1995. № 4. С. 48—52; Коробов Г.А. Государственная система социальной защиты личности при переходе к рыночной экономике: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1996.

20 См.: Мамычев А.Ю. Государственная власть и национальный политико-правовой порядок в институциональном измерении: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 2005. С. 9.

21 Евстратов А.Э. Генезис идеи социального государства: историко-теоретические проблемы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Омск. 2005. С. 6, 8.

22 См.: Любашиц В.Я. Эволюция государства как политического института общества. — Ростов н/Д, 2004. С. 246.