УДК 343.31.7 

Н.А. КОМОГОРЦЕВА,

адъюнкт факультета по подготовке научно-педагогических кадров Сибирского юридического института МВД России

 

В статье рассматривается социальная обусловленность уголовно-правового запрета на угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью; излагаются основания криминализации: общественная опасность деяний, их распространенность и эффективность борьбы с преступными деяниями уголовно-правовыми средствами.

Ключевые слова: социальная обусловленность, основания криминализации, преступления против жизни и здоровья, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

 

Article devoted to social conditionality criminal prohibition against the threat of death or grievous harm. The author presents grounds criminalization: the danger posed to the Act, its prevalence and effectiveness of efforts to combat criminal acts of criminal legal means.

Keywords: social conditionality, criminalization, crimes against life and health threats of death or grievous harm.

 

Преступление рассматривается не только как правовое явление, но и как социально обусловленное, имеющее свои специфические характеристики и собственные закономерности развития[1].

Уголовно-правовой запрет, облаченный в формулу закона, очерчивает антиобщественное явление, выделяя его из ряда многих, устанавливает его границы и характерные черты, закрепляет типичные признаки[2]. Уголовно-правовой запрет есть результат объективных потребностей социума и государства в уголовно-правовой охране общественных отношений от преступных посягательств.

Социальная обусловленность уголовно-правового запрета определяется главным образом социальной ценностью общественных отношений, экономическими факторами и эффективностью правовой регламентации.

Отвечая на вопрос, почему законодатель в ст. 119 УК РФ установил уголовно-правовой запрет на угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, необходимо рассмотреть факторы, обусловившие необходимость уголовно-правовой защиты жизни и здоровья.

Основаниями криминализации являются процессы, происходящие в материальной и духовной сферах жизнедеятельности социума, которые создают действительную общественную потребность уголовно-правовой охраны тех или иных ценностей[3].

На выбор объектов уголовно-правовой охраны влияют в первую очередь объективные критерии: а) место, роль и социальная ценность определенных общественных отношений; б) распространенность общественно опасных посягательств на данные общественные отношения;

в) размеры и характер причиняемого этими посягательствами социально опасного вреда; г) эффективность тех или иных средств охраны[4].

В.И. Курляндский различал две группы факторов, которые должны учитываться законодателем при дифференциации преступлений и проступков: связанные с общественной опасностью деяния и не связанные с общественной опасностью деяния (социальные, экономические и иные). К числу экономических факторов он относил: объем материального ущерба, причиняемого деяниями, их отрицательное влияние на осуществление задач планового ведения хозяйства и т. п. Социальные факторы — это «относительная распространенность деяний; уровень правосознания граждан; научно обоснованные данные о возможности повышения эффективности борьбы с деянием путем применения уголовно-правовых средств и т. п. Перечень иных факторов разнообразен — от общеполитических мотивов и международных обязательств до недостаточно четкого решения вопроса об ответственности (за данное деяние) в действующем законодательстве»[5].

Проанализировав вышеизложенное, на наш взгляд, к основаниям, влияющим на установление уголовно-правового запрета, следует отнести общественную опасность преступных деяний, распространенность и эффективность борьбы с преступными деяниями уголовно-правовыми средствами. Кроме того, необходимо учитывать многовековую историческую традицию и предшествующую законотворческую деятельность.

Важным фактором, свидетельствующим о необходимости установления уголовно-правового запрета, является общественная опасность деяний, признанных уголовно наказуемыми. Лишь то деяние может быть правомерно криминализировано, общественная опасность которого достаточно (с точки зрения уголовного права) высока[6]. Большинство юристов рассматривают общественную опасность как свойство преступления причинять вред общественным отношениям или создавать угрозу причинения такого вреда. М.И. Ковалев отмечает, что общественную опасность необходимо искать за пределами уголовного права, в социальной действительности[7]. Л.А. Фефелов считает: основу общественной опасности преступления составляет то, что преступное поведение или деятельность, обладая свойствами прецедента, создает угрозу повторения подобных преступлений в будущем[8]. Согласимся с А.И. Марцевым, который общественную опасность определяет как свойство каждого преступления в отдельности и всех преступлений, вместе взятых, производить в обществе существенные отрицательные социальные изменения: нарушение безопасности жизненно важных интересов человека, общества и государства[9].

Как известно, содержание характера общественной опасности определяется ценностью общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств. Конституция РФ 1993 года провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью общества и государства. Этот принцип нашел свое отражение в различных отраслях права, в том числе и в уголовном законодательстве. При этом уголовное законодательство в первую очередь осуществляет охрану наиболее значимых и особо ценных прав и свобод человека и гражданина, таких как жизнь и здоровье, от преступных посягательств. Поэтому уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, по праву заняла место в разделе Особенной части УК РФ «Преступление против личности». Однако следует отметить, что УК РСФСР 1960 года относил угрозу убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества к числу преступлений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность. На наш взгляд, это связано с особенностями уголовной политики Российской Федерации советского периода, политическими приоритетами, социальными условиями жизни и потребностями общества.

Угроза как вид психического насилия представляет собой объективированное во вне намерение лица причинить вред другому лицу. Главным элементом любой угрозы является устрашение потерпевшего, при этом лицо стремится вызвать у потерпевшего чувство страха, подавленности, дискомфорта[10]. Страх является наиболее вредной, угнетающей и удручающей эмоцией для человека[11]. Страх возникает у человека в случае какой-либо действительной или кажущейся опасности, ожидания боли, страдания. Страх может иметь разную степень: от легкого испуга до состояния ужаса[12]. Угроза способна повлиять на психическое состояние потерпевшего. От преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, прежде всего страдает психическое здоровье лица; угроза может привести к нарушению душевного спокойствия, психологическим травмам, стрессовым состояниям, порождать различные тяжелые заболевания. Следует отметить, что судебная медицина приводит многочисленные примеры расстройства здоровья и смерти вследствие психических травм[13].

На наш взгляд, негативное воздействие угроз на человека свидетельствует о достаточно высокой степени их общественной опасности и установление уголовной ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является вполне обоснованным. Следует согласиться с С.Х. Мазуковым в том, что угроза общественно опасна: она, во-первых, является формой обнаружения умысла и может выражать истинные намерения угрожающего и, во-вторых, вследствие этого обладает способностью причинить психические травмы[14].

По мнению Н.А. Беляева, кроме ценности общественных отношений, при решении вопроса о признании или непризнании деяния преступлением учитывается характер посягательства. Преступлениями считаются только такие посягательства, которые по своим объективным свойствам могут причинить существенный вред охраняемому благу[15]. В результате совершения лицом угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему причиняется моральный (психический) вред в виде страха, переживаний за свою безопасность, что заставляет его принимать вынужденные меры по ее защите, т. е. определенным образом ограничивать свободу волеизъявления или действий потерпевшего. В этом заключается преступный результат угрозы, являющийся основанием ее наказуемости, а также опасность угроз причинения физического вреда личности, этим и определяется угроза как психическое насилие и как посягательство на свободу волеизъявления гражданина и свободу действий[16]. Как справедливо отметил П.С. Тоболкин, при установлении существенного вреда необходимо учитывать не только тот ущерб, который наносит каждое отдельное деяние, но и ущерб, причиняемый всей массой этих деяний, совершаемых в социуме[14].

Общественную опасность могут характеризовать юридические признаки, входящие в состав преступления, а также основания, лежащие за пределами законодательной модели преступления, например, вредоносность и прецендентность[18]. При этом вредоносность означает способность деяния порождать социально-негативные последствия приспособительного и реобразовательного характера, а прецедентность — обладать свойством человеческой практики[19].

Вред, который причиняется в результате совершения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, может оказать негативное морально-психологическое воздействие на граждан, они станут бояться за свою жизнь и здоровье, вера граждан в справедливость закона окажется подорванной. В свою очередь недоверие граждан к правоохранительным и судебным органам повлечет нарушение общего правопорядка в государстве, вызовет неуверенность людей в способности государства обеспечить их защиту от различных форм насилия. В связи с этим считаем целесообразным и своевременным введение законодателем квалифицированного вида — угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, совершенная по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы — и отнесение рассматриваемого преступления к преступлениям экстремистской направленности.

Немаловажным фактором, влияющим на социальную обусловленность уголовного права, является действительность, наличие того или иного вида общественного отношения или общественно опасного деяния в данном социуме, т. е. если не существует общественное отношение, взятое под уголовно-правовую охрану, норма закона работать не будет[20]. О существовании общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств и связанных с нормальным функционированием психики человека, говорит его повторяемость или распространенность, что является необходимым свойством деяния, отнесенного законодателем к числу преступлений.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, безусловно, повторяема и распространена. Об этом свидетельствуют официальные данные статистики.

Динамика рассматриваемого преступления имеет устойчивую тенденцию роста. В последнее время увеличилось число уголовных дел, возбужденных по ст. 119 УК РФ.

Так, наибольшее число зарегистрированных преступлений, связанных с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, приходится на 2006 год и составляет 109 554. Следует отметить, что до этого времени количество рассматриваемых правонарушений росло ускоренными темпами. Так, в 2005 году по отношению к 2002 году темп роста числа преступлений, связанных с угрозой, составил 129,1%, в 2006 — 136,9%, а в 2007 году — 131,1%.

В 2008 году наметился определенный, хотя и незначительный спад: темп роста составил 93,5%[21].

Однако следует заметить, что показатель зарегистрированных заявлений не отражает подлинную картину, так как фиксируются не все сообщения о фактах совершенных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Кроме того, преступление, связанное с угрозой, относится к той группе правонарушений, которые имеют высокую латентность, и можно предположить, что уменьшение числа данного вида деяний свидетельствует об увеличении латентной части этих преступлений.

Данные официальной уголовной статистики по Сибирскому федеральному округу также свидетельствуют о тенденции увеличения числа преступлений, связанных с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Количество зарегистрированных в 2008 году случаев в Сибирском федеральном округе по сравнению с 2002 годом увеличилось в 1,2 раза. В 2006 году число преступлений, предусмотренных ст. 119 УК РФ, составляло 23 371. Наименьшее количество правонарушений, связанных с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, было зарегистрировано в 2003 году (16 333 преступления).

Кроме того, следует отметить, что существенного снижения количества зарегистрированных случаев угроз не наблюдается. Из статистических данных ИЦ ГУВД по Красноярскому краю видно, что по отношению к 2002 году происходит увеличение числа совершенных угроз. Наибольшие темпы роста зарегистрированы в 2005 (121,9%), 2006 (125,7%) и 2007 (123,5%) годах. В 2008 году происходит незначительное снижение темпа роста числа преступлений по отношению к 2007 году — 96,5%[22].

Анализ показателей раскрываемости преступлений, связанных с угрозами, в Красноярском крае свидетельствует о том, что в 2008 году количество зарегистрированных случаев угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью по сравнению с 2002 годом увеличилось на 334 преступления. Так, за 2002—2008 гг. наблюдается постоянный положительный прирост числа преступлений, предусмотренных ст. 119 УК РФ, лишь незначительное снижение их количества зарегистрировано в 2007 году. Наибольшее число случаев угроз было зарегистрировано в 2006 году (3041 преступление), наименьшее — в 2003 году (2128 преступлений)[23].

Рост количества зарегистрированных случаев угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью как на общефедеральном, так и на региональном уровне, на наш взгляд, связан с рядом причин, к которым в первую очередь следует отнести постоянное снижение числа зарегистрированных насильственных преступлений, в частности, убийств и умышленных причинений тяжкого вреда здоровью. Так, по Российской Федерации в 2008 году зарегистрировано на 12 229 меньше убийств и на 13 033 меньше случаев причинения тяжкого вреда здоровью по отношению к 2002 году. Темп снижения убийств и умышленных причинений тяжкого вреда здоровью на уровне Российской Федерации практически одинаков с темпом изменений в Сибирском федеральном округе и Красноярском крае[24]. Таким образом, общее снижение числа указанных преступлений и рост количества зарегистрированных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью свидетельствует о существовании профилактической работы, проводимой правоохранительными органами, и подчеркивает особую профилактическую значимость ст. 119 УК РФ. С другой стороны, вероятно, на увеличение количества зарегистрированных случаев угроз повлияло повышение качества рассмотрения заявлений и обращений граждан в связи с изданием приказов МВД России от 01.12.2005 № 985 «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях» и от 22.09.2006 № 750 «Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан в системе МВД России».

Что же касается уровня латентности, то, на наш взгляд, он представляется достаточно высоким. Изучение материалов уголовных дел показало, что преимущественно эти преступления совершаются в сфере семейно-бытовых отношений. Поэтому довольно часто потерпевшие не обращаются с заявлением в правоохранительные органы по ряду причин, к которым можно отнести: самонадеянность потерпевшего, что угроза ограничится единичным фактом, боязнь потерпевшего мести со стороны виновного в совершении угрозы, отсутствие уверенности потерпевшего в регистрации его заявления правоохранительными органами и в принятии соответствующих мер, в том числе в возбуждении уголовного дела, и др.

Таким образом, следует отметить, что в настоящее время исследуемое деяние является распространенным, а следовательно, уголовно-правовая норма, предусматривающая уголовную ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, имеет высокую практическую значимость.

 Норма уголовного закона должна предусматривать только те деяния, которые действительно опасны для общества и с которыми вести борьбу можно исключительно уголовно-правовыми средствами. Это требование несколько неопределенно, оно лежит в интервале между криминализацией максимального числа поступков и гранью, отделяющей уголовную ответственность от административной, гражданской, дисциплинарной[25].

При объявлении деяния преступлением предполагается готовность государства бороться с ним именно уголовно-правовыми средствами[26]. От степени и характера общественной опасности деяния, ценности и значимости общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств, характеристики личности субъекта преступления, формы вины, мотивов, целей и обстоятельств совершения преступления зависят характер правовой регламентации и выбор законодателем наиболее эффективных мер воздействия на лицо, совершившее преступление. Учитывая все это, следует выбирать те средства, применение которых было бы наиболее адекватно и эффективно в борьбе с этими деяниями[27]. Не вызывает сомнений то, что вред, который причиняется в результате совершения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, может быть компенсирован только мерами уголовного наказания.

Кроме того, необходимо обратить внимание на то, что уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, выполняет большую роль в профилактике совершения насильственных преступлений. Нереагирование со стороны правоохранительных органов на действия, связанные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, может привести к серьезным последствиям. Положения ст. 119 УК РФ относятся к разряду норм с «двойной превенцией»; при их применении осуществляется как предупреждение новых преступлений того же вида, так и более тяжких насильственных преступлений (убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, истязаний и др.). В связи с этим своевременное возбуждение уголовных дел по ст. 119 УК РФ является наиболее значимым направлением профилактики насильственных преступлений.

Вышесказанное, по нашему мнению, доказывает обоснованность установления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления, предусмотренный ст. 119 УК РФ, соответствует основным принципам криминализации, поэтому, безусловно, должен оставаться в уголовном законодательстве Российской Федерации. Потребность в установлении уголовно-правового запрета за совершение данного преступления является отражением происходящих в обществе и государстве процессов и обусловливается влиянием угроз нормальному функционированию общества и государства. Вместе с тем изменения, происходящие во всех сферах общества, требуют совершенствования законодательной регламентации анализируемой уголовно-правовой нормы.

 

Библиография

1 См.: Тоболкин П.С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. — Свердловск, 1983. С. 5.

2 См.: Кудрявцев В.Н., Яковлев А.М. Основания уголовно-правового запрета. — М., 1982. С. 5.

3 См.: Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб. пособие. — Красноярск, 1997. С. 246.

4 См.: Коржанский Н.И. Очерки теории уголовного права. — Волгоград, 1992. С. 47.

5 Курляндский В.И. Уголовная политика: дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности // Основные направления борьбы с преступностью. — М., 1975. С. 77—95.

6 См.: Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация. — М., 1982. С. 216.

7 См.: Ковалев М.И. Понятие преступления в советском уголовном праве. — Свердловск, 1987. С. 20.

8 См.: Фефелов Л.А. Механизм уголовно-правовой охраны. — М., 1992. С. 27.

9 См.: Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении: Моногр. — Омск, 2000. С. 10.

10 См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 3: Преступления против личности / Под ред. А.И. Коробеева. — Владивосток, 2000. С. 237.

11 См.: Общая психология / Под ред. А.В. Петровского. — М., 1986. С. 375.

12 См.: Большая советская энциклопедия. Т. 41 / Под ред. Б.А. Введенского. — М., 1956. С. 91.

13 См.: Авдеев М.И. Курс судебной медицины. — М., 1959. С. 429—435.

14 См.: Мазуков С.Х. Уголовно-правовая защита личности от угрозы убийством: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 1997. С. 12.

15 См.: Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. — Л., 1986. С. 72—73.

16 См.: Сердюк Л. Правовая оценка последствий при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью // Уголовное право. 2008. № 1. С. 64—68.

17 См.: Тоболкин П.С. Указ. соч. С. 57.

18 См.: Шеслер А.В., Мальков С.М. Уголовно-правовая политика и ее реализация: Лекция. — Красноярск, 2002. С. 20—21.

19 См.: Шеслер А.В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты: Дис. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2000. С. 27—30.

20 См.: Апенов С.М. Социальная обусловленность норм уголовного права как одно из условий их эффективности // Закон и право. 2008. № 7. С. 32—34.

21 Данные официальной уголовной статистики ГИАЦ МВД РФ.

22 Данные официальной уголовной статистики ИЦ ГУВД по Красноярскому краю.

23 Там же.

24 Данные официальной уголовной статистики ГИАЦ МВД РФ.

25 См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч.  С. 245.

26 См.: Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия: Моногр. — М., 1983. С. 33.

27 См.: Денисов Ю.А. Общая теория правонарушений и ответственности. — Л., 1983. С. 18.