Л.И. ГЛУХАРЁВА,

доктор юридических наук, завкафедрой прав человека юридического факультета Московского городского педагогического университета

 

Рецензия на: В.И. Абрамов. «Защита прав ребенка в России: механизм эффективности» (Саратов: Саратовская гос. академия права, 2006. — 360 с.)

 

Проблематика прав ребенка и защиты интересов детства не обделена вниманием научной общественности, поскольку фактически касается будущего страны. Далеко не радужная ситуация с положением несовершеннолетних, которая усугублена в том числе негативной демографической динамикой, заставляет ученых искать ответы на вызовы времени и привлекать к ним общественное мнение. Работы, посвященные этой проблеме, нужно оценивать не только с точки зрения их научного потенциала, но и как гражданскую и патриотическую позицию авторов. Монографическое исследование В.И. Абрамова находится в ряду подобных публикаций, но выделяется среди них важными характеристиками.

Во-первых, работа выполнена в рамках предмета такой научной дисциплины, как «Права человека», предполагающей использование проблемно-ориентированной методологии, опору на социокультурное видение объекта и нравственную политико-правовую оценку института защиты прав ребенка.

Во-вторых, работа основывается на системном подходе, благодаря которому исследование является междисциплинарным и комплексным. Автор осуществил переход от выявленных специфических и частных закономерностей защиты прав ребенка в отдельных отраслях права к интегративному анализу, позволившему показать более глубокие и общие закономерности правозащитной деятельности.

В-третьих, относительно небольшую по объему книгу с уверенностью можно назвать социально-правовой энциклопедией защиты детства: настолько информационно, логично и скрупулезно собран материал. На страницах монографии В.И. Абрамова может найти ответы на основные вопросы защиты ювенальных прав широкий круг читателей — от научных работников, студентов и преподавателей, правозащитников до всех, кто интересуется этой проблемой.

Структура работы удачно раскрывает ее заголовок и состоит из введения, трех глав и заключения. Во введении автор изложил главные положения и выводы, следующие из его предыдущей монографии[1], которая тематически и содержательно тесно связана с рецензируемой книгой. Благодаря этому снимаются многие неясности, замечания и вопросы, возникающие по поводу трактовки автором той или иной нормы, того или иного факта.

В первой — центральной — главе «Механизм защиты прав ребенка в России» выделяются параграфы, посвященные понятию механизма, а также статусу и деятельности основных субъектов защиты ювенальнах прав. Глава начинается с уточнения категориального аппарата. Автор акцентирует внимание читателя на различии понятий «охрана», «защита», «обеспечение прав» (с. 22—23), «механизм защиты прав», «механизм правового обеспечения прав и свобод человека и гражданина», «механизм социально-юридической защиты прав человека», «механизм защиты субъективного права и законного интереса», «государственно-правовой механизм охраны основных прав и свобод гражданина» (с. 28). В терминологической множественности автор наводит порядок и находит должное соотношение между понятиями.

Механизм защиты прав ребенка определяется им как «система взаимодействующих социальных и правовых средств, применяемых для обеспечения реализации прав ребенка» (с. 23). В.И. Абрамов прав, не считая и не включая правосознание и правовую культуру в число элементов правозащитного механизма (с. 29).

Этот раздел книги представляет достаточно полную картину функционирования механизма защиты прав несовершеннолетних.

В ней не только называется тот или иной орган (учреждение), включенный в механизм защиты, но и характеризуются его правовой статус и компетенция, указываются сложности и недостатки в работе, приводятся примеры из практики, используются иллюстрирующие статистические и иные данные, выдвигаются предложения по совершенствованию деятельности и т. д. Общую картину дополняют и конкретизируют цифры и факты по Пензенской области.

В.И. Абрамов полагает нецелесообразным увеличивать количество форм и органов, уполномоченных защищать права ребенка в России, по причинам, связанным с «нехваткой адекватного финансирования, дублирования их компетентности и определенности ответственности» (с. 32). Однако далее он вносит предложение учредить в целях преодоления ведомственной разобщенности органов и организаций по защите прав детства и координации их деятельности Федеральный совет по проблемам детства, региональные советы по проблемам детства, а также Общественный совет по проблемам детства при Президенте РФ (с. 55). Создается впечатление некоторого противоречия в общей позиции автора: ведь появление любых структур, в том числе на общественных началах и в целях координации действий, ведет к увеличению финансирования, проблемам разделения предметов ведения, «размытости» субъектов ответственности.

В монографии выдвигается предложение законодательно оформить государственную политику в отношении семьи путем принятия закона об основах государственной поддержки семьи. Автор полагает, что наличия Указа Президента РФ от 14.06.1996 недостаточно (с. 49, 350). Однако увеличение потока нормативных актов, принимаемых за последнее время, мало способствует решению многих социальных проблем (поскольку правовой регулятор имеет пределы своих возможностей), усложняет функционирование правовой системы. В силу достаточно низкой правовой культуры россиян, возможно, дополнительная регламентация имеет определенный смысл, поэтому законодательные предложения В.И. Абрамова можно оценить и положительно, и отрицательно.

Привлекательно выглядит методологическая позиция автора по интерпретации института народного защитника (уполномоченного по правам человека и правам ребенка) как «ответ гражданского общества... на нарушение норм управленческой морали» (с. 74). Нравственной аксиологии явно недостаточно в оценке деятельности юридических институтов.

Весомым является аргумент о процессуальной затруднительности обращения несовершеннолетнего лица к Уполномоченному по правам человека в РФ, в связи с чем В.И. Абрамов усиливает аргументацию давно выдвинутого предложения о создании должности уполномоченного по правам ребенка, действующего на территории субъекта Федерации (с. 89). В разделе материал, касающийся описания форм самозащиты прав несовершеннолетних, не полный (с. 37—38). Самозащита не может ограничиваться только обращением ребенка в органы опеки или суд, необходимо указать и на другие меры зашиты.

Автор обоснованно отмечает, что система органов исполнительной власти, обеспечивающих защиту прав ребенка, сложилась давно, но при этом контроль органов этой системы за осуществлением ювенальных прав им оценивается как недостаточный: комплексный подход не обеспечивается, контроль продолжает оставаться узковедомственным, общие усилия фрагментарны и малоэффективны (с. 111, 132); ряд нормативных актов, регламентирующих деятельность исполнительных органов, устарели и не позволяют использовать правовые возможности для защиты прав ребенка (с. 105, 129).

Совершенно справедливо органы правосудия В.И. Абрамов называет одной из самых универсальных форм зашиты прав граждан (с. 132). Внимание исследователя сосредоточено на различиях конституционного, гражданского, уголовного и административного судопроизводства, которое в сфере защиты прав ребенка имеет свои особенности. Акцентируется и такой момент (важный для общего понятия защиты прав человека): защита права в сфере уголовного судопроизводства имеет вид процессуальной деятельности, становится «функцией обвиняемого, подозреваемого, защитника, направленной на то, чтобы опровергнуть или ослабить обвинение (подозрение)» (с. 152).

По поводу деятельности неправительственных правозащитных организаций В.И. Абрамов при помощи фактов и цифр высказывается однозначно: государственные органы в России фактически не готовы осознать значимость и полезность правозащитных организаций в вопросах защиты прав ребенка; власти не видят в них реальной силы, на которую можно опереться, а организации не ощущают в себе достаточных сил для самостоятельной деятельности (с. 180, 181).

Основная проблема международного механизма защиты прав ребенка, по мнению В.И. Абрамова, заключается в рекомендательном характере большинства принимаемых международными структурами решений, а также в «отдаленности деятельности многих органов от реальной жизни и реальных прав конкретных лиц» (с. 206). В этом суждении здравый смысл и житейский опыт. А вот что касается мнения о необходимости предварительно, прежде чем обращаться в Европейский суд по правам человека, получить решение Конституционного суда РФ («в случаях, когда имеются основания для этого» — с. 202), чтобы выполнить требование об исчерпании внутренних средств защиты, то с ним согласиться нельзя. Ведь Конституционный суд РФ рассматривает вопросы конституционности законов, а не неправильность их применения. Для защиты прав отдельных лиц значение имеет именно исчерпание средств правоприменения.

Во второй главе «Сравнительный анализ российских и международных нормативных актов о правах ребенка и их защите» выделены параграфы, посвященные Декларации о правах ребенка 1959 года, Конвенции о правах ребенка 1989 года, содержанию перечисленных в ней прав, сравнению этих документов с российским законодательством. В.И. Абрамов сосредоточил внимание на нормативной части механизма защиты прав ребенка, приводя извлечения из различных правовых актов и в значительно меньшей степени, чем ожидалось, и останавливаясь на анализе их содержания.

Содержание Конвенции о правах ребенка 1989 года им раскрывается с опорой на концепцию либерального патернализма, в рамках которой, как считает В.И. Абрамов, написан ее текст. Согласно этой концепции защиту ювенальных прав нужно ориентировать на две принципиальные установки: 1) дети не принадлежат родителям или лицам, которые о них заботятся, а являются полноправными членами общества; 2) ребенок нуждается в силу своей социальной уязвимости в поддержке родителей (лиц, их заменяющих), а также общества и государства (с. 227). Основными требованиями концепции являются выживание, развитие, защита и обеспечение активного участия ребенка в жизни общества (с. 229 и далее).

В.И. Абрамов полагает, что «на современном этапе отсутствует... регламентация применения норм международного права в правоприменительной практике судов России», что «свидетельствует о декларативности установленного в Конституции РФ признания главенствующей роли международных стандартов в российском праве» (с. 252). Однако возражая такому утверждению, можно сослаться на Постановление Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», которое дает основные ориентиры российской судебной практике.

Третья глава «Образование в России в духе прав ребенка» свидетельствует, что автор склонен трактовать механизм защиты ювенальных прав в широком смысле (с. 41), включая в него действительно необходимый образовательно-педагогический аспект. Два параграфа («Состояние правового образования в современной российской школе» и «Изучение прав ребенка в процессе школьного образования») раскрывают реальное положение дел в школах с обучением в области прав человека и прав ребенка, правовым образованием в целом. В.И. Абрамов поместил весьма интересные и ценные (особенно для преподавателей) варианты программ, рекомендаций, различные методические материалы и т. п. (с. 330 и далее), которые можно (и нужно) использовать для распространения знаний о правах человека и правах ребенка.

Следует поддержать ряд высказанных на страницах монографии предложений о том, что нельзя гуманитарное образование подменять общественно-политическим (с. 306—307); необходимо ввести в средние и высшие педагогические образовательные учреждения специальную дисциплину, касающуюся методики преподавания прав человека и прав ребенка (с. 311). Однако эти курсы должны стать не «частью правового образования», как полагает автор (с. 310), а центральным звеном социогуманитарной подготовки студентов разных специальностей.

Совершенно обоснованно В.И. Абрамов связывает образование в духе прав ребенка с процессом формирования правовой культуры личности. Он рассматривает последнюю исключительно в деятельностно-поведенческом ракурсе (с. 302—303). Однако для решения вопросов правозащитной деятельности более важным был бы институциональный подход к раскрытию ее содержания, объяснение правовой культуры как особой характеристики общества со своими структурно-функциональными показателями.

Можно указать на ряд немало интересного, содержащегося в труде В.И. Абрамова, однако в рецензии невозможно пересказать и дать анализ всего прочитанного материала. Лучшим результатом высокой оценки рецензируемой работы было бы обращение читателей к самой книге. По актуальности темы, постановке проблем, уровню исследования, качеству научной продукции и т. п. книга этого заслуживает.

 

Библиография

1 См.: Абрамов В.И. Права ребенка в России (теоретический аспект) / Под ред. Н.И. Матузова. — Саратов, 2005.