Е.В. БЕСТУЖЕВА

(Юридический институт Костромского государственного технологического университета)

 

Правовое государство берет на себя обязанность обеспечивать и защищать права человека и гражданина. Проблема демократии, прав человека и граждан актуальна на современном этапе преобразований общественной, экономической и политической жизни России, когда осуществляются реформы, главная цель которых — обеспечение безопасности свободной, достойной и благоустроенной жизни человека[1].

Россия есть демократическое федеративное правовое государство (ст. 1 Конституции РФ), основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ст. 17). Права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18). В случае реализации этих конституционных основ соблюдения прав и свобод человека наша страна была бы ближе к установлению гражданского общества и правового государства. Нельзя не согласиться с В.Н. Кудрявцевым и Д.А. Керимовым в том, что «торжественно провозгласив создание правового государства, мы тут же уничтожаем его основные предназначения — гарантии прав человека… Декларация прав и свобод человека так и осталась декларацией: ее действия парализованы из-за отсутствия правового механизма реализации»[2].

Этот механизм должен быть организован и функционировать на основе концепции и руководящих принципов правозаконности. При этом создаются и выполняются правовые гарантии действия механизма правозаконности, среди которых гарантии, обеспечивающие защиту субъективных прав физических и юридических лиц, а также возможность для них воздействовать на правотворческий и правоприменительный процессы.

Правозаконность — сложное системное образование, носящее динамический и ценностный характер. Вместе с развитием общества изменяются сферы и методы правового воздействия, принимаются законы, призванные регулировать новые общественные отношения, отменяются устаревшие нормативные акты.

Сложность проблемы правозаконности состоит в том, что она должна рассматриваться как совокупность вопросов об изменении сфер и методов правового воздействия; принятии законов, призванных регулировать новые общественные отношения; деятельности правоохранительных органов и правозащитных организаций; правовой культуре и правосознании; демократии, правах человека и гражданина на современном этапе преобразований общественной, экономической и политической жизни России. Главная цель преобразований — обеспечение безопасности свободной, достойной и благоустроенной жизни человека.

В работах В.А. Толстика доказывается эффективность применения некоторых методов системного анализа в юриспруденции. Им проведены исследования в области иерархии источников российского и международного права[3]. Уважаемый профессор обращает внимание на то, что в реальных системах законодательства теоретическая модель не трансформируется в нормативно установленную в неизменном виде. Обеспечение адекватности между ними он не рассматривает ни в качестве ближайшей, ни в качестве конечной цели.

Метод, который разработал американский ученый Т. Саати, назван методом анализа иерархий[4]. Этот метод способен помочь в оценках суждений исследователей, отражающих различные научные знания, опыт, политические мотивы и т. д., и сформулировать на основании этих оценок соответствующую сбалансированную форму.

Следует согласиться с В.А. Толстиком, что «во-первых, термин “иерархия” применим исключительно для характеристики системных объектов и явлений… во-вторых, иерархия применима не в любой системе, а лишь в той, которая является многоуровневой»[5]. Многоуровневые иерархические системы характеризуют последовательное вертикальное расположение подсистем, составляющих систему, а также зависимость действий подсистем верхнего уровня от фактического исполнения нижними уровнями своих функций[6].

Метод системного анализа состоит в декомпозиции проблемы на составляющие части и дальнейшей обработке последовательности суждений лица, принимающего решение, по парным сравнениям. Эти суждения затем выражаются численно. Метод включает в себя процедуры синтеза множественных суждений и получения приоритетности критериев, основан на принципах идентичности и декомпозиции, сравнительного суждения и синтезирования. Этот метод способен обосновать теоретические выводы при дефиците информации и при существенных расхождениях интересов и предпочтений участников обсуждения, позволяет проводить анализ различных теоретических положений при достаточно сложной и конфликтующей целевой системе.

Главная цель системы — построение правового государства, основным принципом права в котором является правозаконность. Создание механизма правовой законности предполагается при соблюдении необходимых заданных ограничений: юридических, экологических, социальных, политических, административных, финансовых и др. Итогом анализа системы является сопоставление двух альтернатив — категорий «правомерное поведение» и «правонарушение». Приоритет какой-либо альтернативы показывает состояние правозаконности в современном российском государстве (см. схему).

На каждом уровне системы исследуется приоритетность факторов, характеризующих и определяющих законность на современном этапе развития российского общества:

· уровень II — парное сравнение значимости публичного и частного права на данном этапе их развития в России с точки зрения правозаконности;

· уровень III — парное сравнение различных отраслей законодательства с точки зрения их приоритетности в формировании публичного и частного права в системе правозаконности;

· уровень IV — парное сравнение значимости законодательной, исполнительной и судебной власти в каждой отрасли законодательства с точки зрения построения правового государства;

· уровень V — парное сравнение значимости государственных правоохранительных структур и правозащитных организаций в функционировании трех ветвей власти государства в отраслях законодательства при обеспечении механизма правозаконности;

· уровень VI — парное сравнение влияния политических, социальных, общественных и иных акторов на власть, профессиональную деятельность государственных правоохранительных структур и правозащитных организаций с точки зрения правозаконности;

· уровень VII — рассмотрение альтернатив «правомерное поведение» и «правонарушение». Дает ответ на вопрос, какая из альтернатив будет преобладать при существующей системе правозаконности в современном российском обществе.

Системный анализ позволяет определить приоритетные направления в построении правового государства. На уровне II определяется значимость влияния публичного и частного права на достижение поставленной цели, так как само подразделение права на две группы отраслей обозначает наличие у этих групп свойственных им общих черт, закономерностей развития и функционирования[7].

Для всех уровней системы правозаконности вводятся свои матрицы предпочтений. Относительную силу, ценность, желательность каждого объекта можно найти через «решение» матриц. Из группы матриц парных сравнений формируется набор локальных приоритетов (Pri), которые выражают относительное влияние множества элементов на элемент примыкающего сверху уровня. Приоритеты с уровня II синтезируются вниз. Локальные приоритеты умножаются на приоритет соответствующего критерия на вышестоящем уровне и суммируются по каждому элементу в соответствии с критериями, на которые воздействует этот элемент. Это дает глобальный приоритет того элемента (Pri), который используется для взвешивания локальных приоритетов элементов, сравниваемых по отношению к нему как к критерию и расположенных уровнем ниже.

Все цели, факторы или альтернативы сравниваются попарно на основании экспертных оценок ведущих юристов-специалистов в различных отраслях правоотношений.

Результаты исследования уровня II системы показывают, что на современном этапе развития российского общества для создания режима правозаконности большее значение имеет публичное право по сравнению с частным.

Приоритетность отраслей законодательства (уровень III) распределилась следующим образом:

· в формировании публичного права — уголовное, гражданское, конституционное, налоговое, административное, земельное, экологическое, трудовое, жилищное и семейное право;

· в формировании частного права — трудовое, семейное, жилищное, земельное, экологическое, конституционное, гражданское, налоговое, административное и уголовное право.

Глобальные приоритеты по значимости отраслей законодательства в системе правозаконности распределились так: уголовное, гражданское, конституционное, налоговое, земельное, административное, трудовое, семейное, экологическое и жилищное право.

Парное сравнение каждой из ветвей власти на уровне IV системы показало их неодинаковую значимость с точки зрения обеспечения правозаконности в различных отраслях законодательства. Значимость ветвей власти распределилась следующим образом:

· имеет место в гражданском, административном, земельном и экологическом праве — исполнительная, законодательная и судебная власть;

· имеет место в трудовом и жилищном праве — исполнительная, судебная и законодательная власть;

· имеет место в конституционном и семейном праве — судебная, исполнительная и законодательная власть;

· имеет место в налоговом праве — законодательная, исполнительная и судебная власть.

В уголовном праве одинакова значимость всех ветвей власти.

Глобальные приоритеты влияния на сегодняшнее состояние системы правозаконности позволили распределить по значимости три ветви власти: исполнительная (Pr = 0,43), судебная (Pr = 0,28) и законодательная (Pr = 0,27). Такое распределение значимости ветвей власти не соответствует концепции, идеологии и принципам правового государства.

Из результатов расчета приоритетов (уровень V) следует, что на современном этапе большее влияние оказывают правоохранительные органы. Роль правозащитных организаций в обеспечении гарантий правозаконности (PrПрЗащ = 0,19) существенно ниже роли правоохранительных органов (PrПрОхр = 0,78), что также противоречит концепции и принципам правозаконности.

По результатам расчетов локальных приоритетов (уровень VI) значимости влияния на эффективность деятельности государственных правоохранительных органов факторы распределились так: социальное положение, коррупция, политика, правовая культура, образование, экономическое развитие, общая культура, общественное мнение, средства массовой информации, благосостояние, нравственность и религия. По значимости влияния на эффективность деятельности правозащитных организаций распределение этих факторов иное: общественное мнение, правовая культура, общая культура, образование, благосостояние, экономическое развитие, средства массовой информации, нравственность, социальное положение, религия, политика и коррупция.

Распределение глобальных приоритетов влияния политических, социальных и общественных факторов на правозаконность российского общества на уровне VI иерархии: социальное положение, политика, коррупция, правовая культура, образование, общественное мнение, общая культура, экономическое развитие, средства массовой информации, благосостояние, нравственность и религияОтвет на вопрос, какая из альтернатив (правомерное поведение или правонарушение) будет преобладать при существующей системе правозаконности в современном российском обществе (уровень VII), дал следующие результаты:

PrПРАВОМЕРНОЕ  ПОВЕДЕНИЕ = 0,498;

PrПРАВОНАРУШЕНИЕ = 0,342.

 

Приоритет правомерного поведения выше приоритета правонарушения, что свидетельствует о положительных тенденциях развития российского общества в направлении построения правового государства. И в то же время высокое значение показателя правонарушений указывает на необходимость решения множества проблем в этом направлении.

Таким образом, системный анализ позволил оценить значимость различных факторов системы правозаконности, их взаимосвязи, что указывает на приоритетные направления в построении правового государства. Определенные приоритеты факторов и элементов системы правозаконности дают возможность подготовить комплекс рекомендаций для субъектов правотворческой и правоприменительной практики, направленных на повышение уровня правозаконности в нашей стране.

 Полный текст статьи

Библиография

1 См.: Максимовская И.Н. Законность в правовом государстве // Право: теория и практика. 2005. № 10. С. 66—69.

2 Кудрявцев В.Н., Керимов Д.А. Право и государство (опыт философско-правового анализа). — М., 1993. С. 13.

3 См.: Толстик В.А. Иерархия российского и международного права (Нижегородская академия МВД России). — М., 2001; Он же. Иерархия источников российского права: Моногр. — Н. Новгород, 2002.

4 См.: Саати Т. Принятие решений. Метод анализа иерархий: Пер. с англ. — М., 1993.

5 Толстик В.А. Иерархия источников российского права: Моногр. С. 14.

6 См.: Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем : Пер. с англ. — М., 1973. С. 53.

7 См.: Галузин А.Ф. Правонарушения в публичном и частном праве: общая характеристика: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Самара, 1996.