УДК 342.52 

Страницы в журнале: 39-42

 

И.А. ДЮЛЬДЕНКО,

аспирант кафедры конституционного и муниципального права Российского университета дружбы народов

 

Проведен анализ основных этапов развития института формирования Совета Федерации. Рассмотрены факторы, которые учитывались при установлении модели формирования данного органа в различные периоды. Описаны некоторые препятствия установления выборной модели формирования Совета Федерации на народных выборах.

Ключевые слова: Совет Федерации Федерального Собрания РФ, формирование верхней палаты парламента, федеративное государство, бикамерализм, выборность.

 

The Specificity of Formation of the Council of Federation of the Federal Assembly of the Russian Federation:  History and The Present

 

Dyuldenko I.

 

The current paper analyses the primary stages of Council of Federation formation and factors that governed the adoption of particular model of the Council of Federation during various historical phases of state development. Some difficulties of establishing an elective model of Council of Federation formation during national elections are also being considered.

Keywords: Council of Federation of the Federal Assembly of the Russian Federation, procedure of forming of the Council of Federation, federal state, bicameralism, appointment by election.

 

Вопрос о порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ (далее — СФ) в части, определяющей качественный состав лиц, которые имеют право на федеральном уровне отстаивать интересы субъектов Федерации, является одним из наиболее дискуссионных и неоднозначных. Анализ этого вопроса требует обращения не только к основным положениям конституционно-правовой доктрины, но и к мировой практике.

В конституционном праве не выработано универсальной модели формирования верхних («вторых») палат. Практика различных государств также не сводится к определенной унифицированной модели. Стоит заметить особое положение Сената США, чей опыт в этой части признается наиболее успешным, однако его также нельзя считать универсальным, поскольку наибольшего эффекта он достиг только в одной стране.

Исследователи задаются вопросом, какие все-таки факторы способствуют установлению конкретной модели формирования верхних палат парламентов. При этом они обращают внимание на такую характеристику государства, как форма территориального устройства. Известно, что «вторые» палаты существуют не только в федеративных государствах (где они получили свое наиболее полное воплощение как палаты, представляющие регионы), но и в унитарных. Однако форма территориального устройства не вызывает конкретных ассоциаций с тем или иным порядком формирования. Тем не менее нельзя не обратить внимания на замечания ряда авторов о наблюдающихся процессах централизации в федеративных государствах и об усилении регионов в унитарных. Это выражается, в частности, в том, что на процесс формирования верхних палат в ряде федеративных государств существенное влияние оказывает высшее должностное лицо государства. Так, в Канаде полномочием назначать сенаторов обладает генерал-губернатор (должностное лицо, представляющее короля или королеву Канады).

Однако конкретная модель формирования верхней палаты не может быть предопределена отдельными конституционно-правовыми характеристиками, так как на нее в целом оказывают влияние множество факторов, среди которых выделяются особенности исторического развития. Мировая практика бикамерализма знает различные способы формирования вторых палат парламентов: прямые, непрямые,  смешанные выборы, назначение, кооптация. Несмотря на разницу подходов, все же обнаруживается общая направленность государств в решении этого вопроса. Так, наибольшее распространение получил выборный порядок формирования, причем в подавляющем большинстве случаев верхние палаты парламента избираются полностью: из 67 существующих двухпалатных парламентов в 40 «вторых» палатах все члены являются избираемыми[1]. Из 40 «вторых» палат 21 избирается путем прямых выборов. В результате прямого избрания формируются верхние палаты Польши, Румынии, Чехии, Швейцарии, США и Японии. Такая динамика в целом свидетельствует о демократической направленности государств в решении этого вопроса.

В России система формирования СФ не имеет устойчивого характера, однако в целом наблюдается приверженность как исследователей, так и практиков, а также политических деятелей к выборной модели формирования с участием народа. Об этом, в частности, свидетельствуют законопроекты, которые инициировались и обсуждались в течение всего периода существования СФ. Председатель СФ С.М. Миронов также придерживается мысли о необходимости утверждения выборного порядка формирования СФ, о чем он заявлял еще в 2006 году.

Существует мнение, что «действующий принцип формирования Совета Федерации носит временный, промежуточный характер»[2]. В связи с этим некоторые исследователи делают предположение, что «Российская Федерация рано или поздно вернется к наиболее предпочтительному с точки зрения общих закономерностей и тенденций парламентаризма выборному принципу формирования Совета Федерации»[3]. В целом высказывается точка зрения, согласно которой избрание народом на периодичных выборах является ключевым в реализации народного представительства в современном государстве.

Действительно, привлечение народа к процедуре формирования органов государственной власти (в частности — СФ) имеет неоспоримое значение и признание как на мировом уровне, так и в понимании российских политических деятелей. Данный порядок в первую очередь может обеспечить реальное исполнение принципа демократии, обеспечение наивысшей степени легитимности органа. В связи с этим интересно обратить внимание на то, как и в каких условиях трансформировался порядок формирования СФ и как происходил постепенный уход от прямых выборов.

В условиях нового государства в России на первоначальном этапе развития федеративных отношений обнаружилось множество противоречий. В первую очередь — в сфере интересов федерации и субъектов, где проявились антиконституционные притязания ряда субъектов на полную независимость от центральной государственной власти. Выборный порядок формирования СФ с участием народа не способствовал обеспечению баланса отношений между субъектами и федерацией. Такой порядок позволял сфокусировать деятельность СФ на проблемах субъектов Российской Федерации, что в конечном счете могло привести к разобщению федерации в целом.

В дальнейшем был провозглашен должностной принцип формирования СФ, согласно которому в него входили главы исполнительной и законодательной власти субъектов Федерации. Помимо того что он также не способствовал налаживанию диалога между федеральной властью и регионами, было отмечено, что он входит в противоречие с принципом разделения властей, что выражалось не только вмешательством исполнительной власти в представительную, но и региональной в федеральную. Кроме того, порядок замещения должности депутатов СФ предполагал непостоянный характер его деятельности. Члены СФ основное время вынуждены были проводить в регионах, выполняя свои непосредственные должностные обязанности руководителей соответствующих органов. В связи с этим работа в СФ велась на непостоянной основе.

Федеральным законом от 05.08.2000 № 113-ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» (далее — Закон) был закреплен принципиально иной способ формирования СФ, который в основе своей действует и по сей день. Теперь одного представителя избирает парламент субъекта Федерации, другого назначает глава исполнительной власти субъекта Федерации. В целом установленный порядок во многом разрешил ряд прежде всего юридических противоречий. Однако сбалансированных отношений между центром и регионами добиться полностью не удалось. Снижение открытого политического напряжения в отношениях между ними было снято вынужденно, во многом благодаря политике централизации власти.

Об этом, в частности, свидетельствует измененный порядок формирования корпуса высших должностных лиц субъектов Федерации. Формально представленную Президентом РФ кандидатуру главы исполнительной власти субъекта должен утверждать законодательный орган субъекта Федерации. Однако закрепленная возможность Президента РФ распустить данный орган в случае неоднократного выражения им несогласия с представленной кандидатурой приводит к фактической назначаемости должностного лица.

Также стоит обратить внимание на реформирование избирательного законодательства, что ознаменовалось переходом от мажоритарно-пропорциональной (смешанной) к пропорциональной избирательной системе на выборах депутатов Государственной Думы. По замечанию ряда исследователей, такой переход оказался негативным: депутаты (избранные по региональным спискам) фактически были оторваны от своих регионов; они были не столько связаны  обязательствами перед своими непосредственными избирателями, сколько подчинены жесткой партийной дисциплине. Отмена одномандатных округов и переход к партийным спискам на практике привели к ликвидации равенства представительности регионов в Госдуме: существующий вариант пропорциональной избирательной системы не исключает возможности того, что некоторые (небольшие по численности) субъекты Федерации могут и вовсе оказаться не представленными в нижней палате. Таким образом, если изменения формирования корпуса высших должностных лиц привели к формальному отдалению органов государственной власти от формирования СФ, то переход на пропорциональную систему выборов Госдумы привел к отдалению народного участия.

Помимо обозначенных процессов ряд негативных моментов выявил и новый порядок формирования СФ. Отсутствие детальных требований к кандидатам в депутаты СФ поставило их в зависимость от интересов лиц, их назначающих. Первоначально это были региональные органы, а в последующем — СФ, который в дополнение к избранию или назначению члена давал подтверждение полномочий, что оформлялось отдельным решением.

Кроме того, обнаружилось, что члены СФ стали полностью зависимы от органов, делегировавших их в палату парламента. Это обусловлено возможностью их смещения, что на практике зачастую проходило без объяснения причин. В связи с этим в законодательство были внесены изменения, предусматривающие, что досрочное прекращение утверждается решением СФ, а не органа субъекта Федерации.

В итоге в первом случае не исключалась возможность утверждения лиц, чьи интересы могли быть далеки от интересов и нужд субъекта Федерации; во втором случае легитимность избираемых (назначаемых) членов СФ фактически была поставлена в зависимость от позиции самого СФ, что также не решало вопроса, поскольку назначаемые депутаты — представители не палаты парламента, а органа субъекта Федерации, который вправе самостоятельно определять судьбу представителя.

Последние изменения в Закон, вступившие в силу с 1 января 2011 г., частично смягчили выявленные противоречия: были исключены нормы о необходимости дополнительного утверждения кандидатов Советом Федерации. Д.А. Медведев подчеркнул в связи с этим, что «легитимность лиц, избранных в Совет Федерации, членов Совета Федерации должна связываться с самим фактом их избрания, а не с последующей процедурой»[4]. Помимо этих изменений, несмотря на то что в законодательстве не появилось конкретных требований к кандидатам, была введена норма, согласно которой члены СФ выбираются из числа лиц, представленных в законодательном органе субъекта Федерации. В результате удалось смягчить вопрос о качестве самого состава СФ путем первоначального просеивания кандидатов через народные выборы в представительный орган субъекта Федерации.

Однако, несмотря на снятие сложившихся противоречий, этот порядок также не представляется окончательным, поскольку, по сути, не решает вопроса взаимоотношений федерации и регионов. В связи с этим особого внимания заслуживает предложение о возможности возвращения к выборному порядку формирования СФ, осуществляемому непосредственно народом.

При создании выборной системы формирования СФ необходимо учитывать ряд моментов. Во-первых, целесообразно проводить выборы членов СФ с применением такой избирательной системы, которая была бы достаточно понятна населению, обеспечивала простоту избирательного результата, способствовала созданию оптимальных условий для общественного наблюдения за выборами и решению поставленных выше проблем. Такая модель не должна быть нагружена различными сложными конструкциями, как это сделано, например, в Бельгии.

Во-вторых, при обсуждении той или иной модели выборов возникает проблемный вопрос, связанный с возможным дублированием палат Федерального Собрания РФ по природе представительства. Некоторые исследователи придерживаются точки зрения, согласно которой при введении процедуры выборов в СФ непосредственно населением произойдет «фактическое уравнивание Совета Федерации и Государственной Думы по природе представительства»[5], превращение верхней палаты в «своеобразный дубликат нижней палаты, который за счет равного представительства всех субъектов Федерации обязан представлять интересы этих субъектов»[6]. Другие ученые считают, что только поверхностное восприятие выборной модели СФ может привести к первоначальному выводу о дублировании природы представительства.

Полагаем, что ключевым моментом в этой проблеме является способ реализации идеи, в частности — выбор избирательной системы. А.С. Автономов считает, что сама концепция прямых выборов имеет право на существование, однако выборы должны проходить так, чтобы представители субъектов Федерации по составу существенно отличались от депутатов Госдумы. Автор утверждает, что это достижимо только посредством использования сложных избирательных технологий[7], что противоречит первой особенности, на которую было обращено внимание выше.

Обеспечить в России различную природу представительства можно и без создания сложной системы. Во многом этому способствует провозглашение пропорциональной системы выборов в Госдуму. Таким образом, достаточно установить мажоритарную систему выборов в СФ.

В-третьих, необходимо предусмотреть особую процедуру отзыва депутатов. Б.Н. Чичерин подчеркивает, что представительство не является простым поручением (как, к примеру, частная доверенность или полномочие), поскольку государственное начало придает ему совершенно иной характер. Поверенный является орудием или средством в руках доверителя и обязан действовать исключительно в его интересах и строго по его предписаниям. Если же поверенный уклоняется от цели и поступает не так, как желает того доверитель, то последний может всегда потребовать от него отчета или прекратить полномочия[8].

Учитывая опыт России в отзыве членов СФ делегировавшими их органами, целесообразно по каждому такому факту привлекать общественность. В частности, это может быть выражено через референдум. Однако это повлечет необходимость внесения изменений в п. 3 ч. 5 ст. 6 Федерального конституционного закона от 28.06.2004 № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», в соответствии с которым на референдум не могут выноситься вопросы о досрочном прекращении, приостановлении или продлении полномочий лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации.

Если говорить о конкретных способах формирования, то приоритетной представляется точка зрения ученых, предлагающих избрание членов СФ путем прямых выборов населением соответствующих субъектов Федерации из числа претендентов, выдвигаемых представительными и законодательными органами4. При этом целесообразно одновременно использовать систему ограниченного голосования (или единственного непередаваемого голоса). Суть ее заключается в том, что в двухмандатных избирательных округах, образуемых в пределах административных границ каждого субъекта, избиратель голосует только за одного кандидата. При этом избранными считаются два кандидата (один — от законодательной, один — от исполнительной), получившие наибольшее число голосов.

В целом же при анализе проблемы порядка формирования СФ основной вопрос возникает в связи с формулировкой о представительстве его депутатами органов государственной власти субъектов Федерации. Главные усилия ведутся в направлении обеспечения интересов конкретного субъекта Федерации, при этом такая система должна учитывать постоянное смещение интересов субъекта Федерации в сторону интересов отдельных политических деятелей региона.

 

Библиография

1 См.: Bicameral System in the World. A Survey, Meeting of the Senates of the World. 2000. March 14th. Palais du Luxemburg. Paris, 2000. P. 11.

2 Усанова В.Е. Парламентаризм в России: конституционно-правовые основы становления и деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2007. С. 291.

3 Там же.

4 http://www.rian.ru/politics/20101112/295399169.html

5 Конюхова И.А. Настоящее и будущее Совета Федерации // Российская Федерация сегодня. 2004. № 7. С. 45—46.

6 Ковалев С.М. Верхние палаты парламентов федеративных государств: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. С. 27.

7 См.: Бикамерализм в европейских парламентах: учет интересов и согласование позиций: Материалы Междунар. семинара, 22—23 мая 2003 г. — М., 2003. С. 27.

8 См.: Чичерин Б.Н. О народном представительстве. — М., 1899. С. 22.

9 См.: Гранкин И.В. Законодательные органы: перспективы развития. — М., 2007. С. 41—42.