Л.Ф. БАДЫКОВ,

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Казанского юридического института (филиала) РПА Минюста России

 

Противодействие коррупции на сегодняшний день является одним из ключевых направлений противодействия экономико-криминальным проявлениям в органах государственной власти. Актуальность исследования вопросов противодействия коррупции подтверждается тем, что в 2011 году, согласно исследованиям международной антикоррупционной неправительственной организации «Трансперенси Интернешнл — Россия» [1], наметилась нисходящая динамика коррупции на территории Российской Федерации.

Следует отметить, что в 2011 и 2012 годах наблюдалась тенденция снижения интенсивности  бытовой коррупции (количества взяток), однако при этом происходил рост коррупции в денежном выражении (с 10 тыс. до 25 тыс. руб.).

В Федеральной службе судебных приставов законодательно предусмотрено формирование региональных и федеральных структур, задачей которых является  исполнение антикоррупционных функций. Работа по противодействию коррупции в ФССП России реализуется на постоянной основе. Функции по противодействию коррупции возложены на Управление противодействия коррупции, обеспечения работы с кадрами и вопросов безопасности Федеральной службы судебных приставов.

Согласно официальным данным, уровень коррупции в ФССП России достаточно низкий. Так, в соответствии с  Информацией о работе по предупреждению и пресечению взяточничества в ФССП России за 9 месяцев 2013 года возбуждено 49 уголовных дел по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, в отношении 51 работника 18 территориальных органов. Самое большое количество преступлений выявлено в Москве (11), Краснодарском крае (9), Московской области (8) и Санкт-Петербурге (4). В Республике Башкортостан и Волгоградской области зафиксировано по 3 преступления, в Нижегородской области — 2, в республиках Бурятия и Марий Эл, Красноярском и Приморском краях, Калининградской, Курской, Ростовской, Самарской, Саратовской и Свердловской областях и Ханты-Мансийском автономном округе — по одному преступлению коррупционной направленности [2].

На территории Республики Татарстан в 2013 году среди сотрудников УФССП России по Республике Татарстан не выявлено и не зафиксировано ни одного преступления, предусмотренного статьями 290, 291 УК РФ, что совпадает с данными исследования, проведенного Комитетом Республики Татарстан по социально-экономическому мониторингу. Более того, УФССП России по Республике Татарстан и его сотрудники в материалах  исследования даже не упоминаются респондентами [3].

Общее количество уголовных дел, возбужденных в отношении сотрудников ФССП России по признакам преступлений, предусмотренных статьями 290, 291 УК РФ, в 2011—2013 гг. снизилось почти на 60%. Что касается сотрудников УФССП России по Республике Татарстан, то следует отметить, что, согласно официальным отчетным данным, в частности Информации о результатах работы территориальных органов ФССП России по предотвращению и выявлению коррупционных правонарушений за 2008—2012 гг., уровень коррумпированности представителей службы обозначенного региона остается стабильно низким.  Так, в 2010 году было возбуждено 2 уголовных дела, в 2012 — одно, по остальным годам сведения отсутствуют (можно предположить, что в 2008, 2009 и 2011 годах факты преступлений коррупционной направленности не зафиксированы) [4].

Библиография

1. URL: http://www.transparency.org.ru/indeks-vospriiatiia-korruptcii/blog

2. URL: http://www.fssprus.ru/vzjatkam_-_net/

3. Изучение мнений населения и предпринимателей Республики Татарстан о коррупции (по результатам социологического исследования 2012 года) // Комитет Республики Татарстан по социально-экономическому мониторингу. — Казань, 2013. С. 12—13.

4. Информационные и аналитические материалы по противодействию коррупции. Официальный сайт ФССП России. URL: http://www.fssprus.ru/informacionnye_i_analiticheskie_materialy_po_protivodejjstviju_korrupcii/

 

Материал приводится в сокращении

Опубликован 3 декабря 2013 г.

 

Материал, опубликованный в рубрике «Последние комментарии» (вопросы присланы в адрес редакции журнала «Практика исполнительного производства»)

 

Вопрос

Статья 10 Федерального закона «О судебных приставах» содержит норму о том, что старший судебный пристав в случае необходимости исполняет обязанности судебного пристава-исполнителя.

На практике в этой связи возникает несколько вопросов.

 1. В чем заключаются обязанности старшего судебного пристава, если в отделе судебных приставов нет штатного судебного пристава-исполнителя?

2. Вправе ли старший судебный пристав, исполняющий обязанности судебного пристава-исполнителя, возбуждать исполнительное производство?

3. Кто выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и кто утверждает?

4. Кому можно обжаловать действия старшего судебного пристава в порядке подчиненности, если судебный пристав-исполнитель и старший судебный пристав в одном лице?

Ответ

Действительно, согласно ст. 10 Федерального закона «О судебных приставах» старший судебный пристав в случае необходимости исполняет обязанности судебного пристава-исполнителя. Однако данная обязанность является дополнительной (не основной) по отношению к организационным обязанностям старшего судебного пристава.

В то же время в соответствии с ч. 2 ст. 5 Федерального закона «Об исполнительном производстве» непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений Федеральной службы судебных приставов и судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов.

Таким образом, подразделение судебных приставов, которое возглавляет старший судебный пристав, состоит из судебных приставов-исполнителей, судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и иных должностных лиц Федеральной службы судебных приставов. Соответственно, в штате подразделения судебных приставов должность судебного пристава-исполнителя, как правило, есть. В случае же отсутствия в штате должности судебного пристава-исполнителя старший судебный пристав может исполнять обязанности судебного пристава-исполнителя, если он совмещает полномочия двух должностных лиц — судебного пристава-исполнителя и старшего судебного пристава.

При этом старший судебный пристав, исполняя обязанности судебного пристава-исполнителя, возбуждает исполнительное производство, совершает все необходимые исполнительные действия, в том числе выносит постановление о взыскании исполнительского сбора самостоятельно, утверждая его как старший судебный пристав.

Обжалование действий судебного пристава-исполнителя и старшего судебного пристава, если они в одном лице, осуществляется вышестоящему должностному лицу в порядке ч. 2 ст. 123 Федерального закона «Об исполнительном производстве», т. е. жалоба подается главному судебному приставу субъекта Российской Федерации, в подчинении которого он находится.