УДК 347.962 

Страницы в журнале: 154-159

 

Г.Д. УЛЕТОВА,

доктор юридических наук, профессор, член экспертного совета при Комитете по совершенствованию законодательства по гражданскому праву, гражданскому процессу, арбитражному процессу и исполнительному производству Совета Федерации РФ,

 

О.Н. МАЛИНОВСКИЙ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права Кубанского государственного университета

 

Рецензия на: Нешатаева Т.Н., Куделич Е.А., Павлова Н.В., Старженецкий В.В., Толстых В.Л. Модернизация статуса судьи: современные международные подходы / Отв. ред. проф. Т.Н. Неша-таева. —  М.: Норма, Инфра-М, 2011. — 336 с.

 

Современные судопроизводство и судебное правоприменение должны дать ответ на вызовы времени относительно их обеспечения на уровне, соответствующем международным стандартам и требованиям демократического правового государства, что актуализирует задачу проведения дальнейших исследований всего спектра проблем доступа к правосудию.

Право на справедливое судебное разбирательство является фундаментальным правом человека и предметом исследования специалистов различных отраслей права. Общепризнано, что это право имеет несколько составных элементов (аспектов), один из которых — право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в таких авторитетных международных актах, как Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, занимает особое место в ряду прав человека, поскольку от его осуществления во многом зависит эффективность защиты других прав. Внимание к вопросам реализации данного права в правовой системе России заметно усилилось после ратификации Российской Федерацией в 1998 году Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Вхождение в национальную правовую систему этого основополагающего и обеспеченного уникальным механизмом имплементации европейского договора, нормы которого постоянно «подпитываются» прецедентами Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и интерпретируются в их свете, поставило перед российской правовой наукой и практикой целый ряд новых проблем и задач, которые на сегодняшний день вряд ли можно считать решенными, о чем свидетельствует и количество жалоб против России на нарушение ст. 6 Конвенции, поданных в ЕСПЧ.

Среди представителей юридической науки и практики продолжается активная дискуссия о путях повышения эффективности деятельности суда и судей в обеспечении права на справедливое судебное разбирательство[1].  При всем многообразии взглядов и подходов к решению данной комплексной проблемы очевидно, что дальнейшее развитие российской судебной системы непосредственно связано с вопросами совершенствования статуса судьи,  успешное решение которых во многом зависит как от гармонизации российского законодательства по данным вопросам с международными стандартами, так и от учета опыта зарубежных стран, достигших в регламентации правового положения судей наилучших результатов.

В этой связи представляет большой интерес и заслуживает специального анализа коллективная монография «Модернизация статуса судьи: современные международные подходы» (Т.Н. Нешатаева, Е.А. Куделич, Н.В. Павлова, В.В. Старженецкий, В.Л. Толстых).

Рецензируемая книга — серьезное и весьма глубокое исследование статуса судьи. Она содержит очень важную информацию о наиболее актуальных направлениях модернизации этого статуса с точки зрения международных стандартов правосудия и соблюдения принципа независимости судебной власти. Примененный авторами сравнительно-правовой метод исследования позволил не только выявить широкий спектр проблем, касающихся правового статуса судей в России и ряде зарубежных стран, но и, что особенно ценно, предложить комплекс перспективных мер и конкретных первоочередных шагов по решению этих проблем.

Данный коллективный труд — великолепный пример сочетания и объединения усилий науки и практики, так как четверо из авторов монографии — не только ученые, но и представители судебной системы России.

Раскрытию заявленной темы способствует стройная и логичная архитектоника работы. Монографию предваряет введение (автор — Т.Н. Нешатаева, д-р юрид. наук, проф., судья ВАС РФ, зав. кафедрой международного права Российской академии правосудия), в котором кратко и объективно обозначены наиболее проблемные аспекты правового статуса судьи, показано понимание важности поиска их решения высшими органами государственной власти Российской Федерации. Во введении справедливо отмечается, что предстоит сделать еще много, поскольку «тонкой настройки законодательной регламентации статуса судьи до сих пор не произошло» (с. 6), а также обоснован вывод об опасности таких тенденций, как попытки искажения статуса судьи и создание видимости независимого суда. Предлагается совокупность мер по ускорению обеспечения действенности правового инструментария, гарантирующего нормативное закрепление понятия независимости.

Первая глава «Независимость как ключевой элемент статуса судьи» (автор — Т.Н. Нешатаева) посвящена анализу международных правовых документов, исследованию внешних и внутренних гарантий независимости.

Как справедливо отмечает автор главы, внутренняя независимость и внешняя независимость тесно связаны между собой, поскольку суды и их председатели могут порой испытывать определенное давление со стороны исполнительной или законодательной власти, оказывая, в свою очередь, давление на судей внутри суда. В этой связи заслуживает поддержки суждение автора о необходимости совершенствования норм права, регулирующих порядок распределения дел между отдельными судьями с  учетом рекомендации № R(94) 12 Комитета министров Совета Европы от 13.10.1994, содержащей принципы, крайне важные для понимания судейской независимости. Нельзя не согласиться  с Т.Н. Нешатаевой в том, что исчерпывающий перечень оснований изъятия дела у конкретного судьи должен быть закреплен законом, а в качестве самостоятельного основания целесообразно предусмотреть изъятие дела в случае конфликта интересов (с. 21).

Доказательна и полезна для законодателя и исполнительной власти информация о свободе бюджета судебной власти, где суждения автора главы тесно увязаны с проблемами российского правосудия (с. 23—24).

Теоретическую и практическую ценность имеет вывод о том, что на сегодняшний день международные стандарты правосудия выделяют шесть основных элементов, гарантирующих независимость суда: способ назначения судей, их несменяемость, обязательность судебных решений, равенство внутри судебной власти, свободу от ненадлежащего внешнего влияния, правильную организацию бюджетирования судебной системы и вознаграждения (каждая из названных гарантий применительно к нашей судебной системе может быть в той или иной степени усовершенствована). Данный вывод следует, по нашему мнению, отметить особо, поскольку наряду с законодателем и действующими судьями работа адресуется ученым, преподавателям, аспирантам и студентам юридических вузов, которые всегда находятся в поиске новых тем для научных исследований, а названные стандарты все еще ждут своего глубокого исследования.

Не может не привлечь внимания читателя параграф 1.4 «Видимость независимости как проявление правового нигилизма» главы 1, в котором рассматривается судебная практика ЕСПЧ о нарушении независимости в судах через клонирование навыков прежней профессии при осуществлении правосудия, корпоративизм и фаворитизм. И хотя такие решения против Российской Федерации еще не выносились, автор прав в том, что необходимо создавать в России «страховку от подобного рода профессионального искажения за счет развития законодательства о кандидатах в судьи».

В данной главе обосновывается положение о том, что после вступления в силу решений ЕСПЧ недопустимыми должны признаваться любые формы искажения гарантий независимости судей в виде дискреционности, клонирования, корпоративизма, а также в виде нецелесообразных связей в той интерпретации, которая придана этим явлениям в прецедентных решениях ЕСПЧ, что, несомненно, должно предопределить направление дальнейшего совершенствования российского законодательства о статусе судей.

Важные вопросы рассмотрены во второй главе «Органы судейского сообщества как механизм обеспечения независимости судебной власти» (автор — Е.А. Куделич, канд. юрид. наук, начальник отдела международного права Управления международного права и сотрудничества ВАС РФ). Здесь обстоятельно проанализированы цели и международные правовые принципы создания органов судейского сообщества, а также понятие, порядок формирования, полномочия и модели их организации. Автор справедливо  констатирует, что само понятие «орган судейского сообщества» очень широкое и его смысловое наполнение в разных странах существенно различается. При этом отмечается, что наиболее важной причиной создания органов судейского сообщества стала необходимость соблюдения принципа независимости судебной власти (с. 37).

Огромный теоретический и практический интерес представляют данные о членстве в органах судейского сообщества и об их функциях в различных государствах, представленные в виде таблиц, а также выделение и подробный анализ пяти моделей организации органов судейского сообщества.

Следует согласиться с выводами о том, что рассматриваемые органы представляют собой институты, деятельность которых обусловлена необходимостью достижения двух основных целей: защитой и усилением независимости судебной власти, а также обеспечением общественного контроля над деятельностью судов (с. 122—123).

В третьей главе «Построение системы отбора кандидатов в судьи и назначения их на должность» (автор — Н.В. Павлова, канд. юрид. наук, начальник Управления международного права и сотрудничества ВАС РФ) анализируется мировой опыт (Нидерланды, Италия, Испания, Австрия, Германия и др.) отбора кандидатов на должности судей. Порядок отбора кандидатов и наделения их полномочиями — один из важных институциональных элементов права на справедливое судебное разбирательство с позиций проблем эффективности судопроизводства. Следует согласиться с автором, полагающим, что принцип независимости должен соблюдаться уже на этапе отбора кандидатов и их непосредственного назначения на должность, чтобы в будущем обеспечить независимость судьи (с. 129). В этой главе предложены базовые принципы, на которых должна основываться система отбора судей, — верховенство закона, правовая определенность, независимость, плюрализм, публичность. Признавая ценность и социальную значимость каждого из перечисленных принципов, не менее важными представляются и другие, в частности, принципы справедливости и беспристрастности, необходимые для надлежащего отправления правосудия, приоритетности уровня профессиональной подготовки и опыта правоприменительной практики при формировании судебного корпуса страны (судебная компетентность).

Четвертая глава «Построение системы профессиональной подготовки и повышения квалификации судей» (автор — В.Л. Толстых, д-р юрид. наук, проф.) содержит анализ практики зарубежных стран (Австрии, Германии, США, Канады, Китая, Франции, Японии и др.) по подготовке и повышению квалификации судей, который служит хорошим ориентиром для совершенствования российских форм и методов, применяемых в данной сфере. В качестве замечания следует отметить отсутствие в указанной главе анализа российского опыта подготовки и повышения квалификации судей, который находится на хорошем уровне, хотя и требует дальнейшего совершенствования и корректировки.

В пятой  главе  «Карьерное продвижение судьи» (автор — Т.Н. Нешатаева) констатируется, что краеугольный принцип строения судебной власти — независимость от всех видов влияния и воздействия. Безусловно, профессиональная компетентность и справедливый карьерный рост — основные предпосылки независимости суда. Как справедливо отмечает автор главы, наиболее слабым звеном российского законодательства в системе критериев, нуждающихся в дальнейшем совершенствовании с целью повышения  независимости судей, является отсутствие развернутой регламентации положений об оценке их деятельности и связанности этой оценки с карьерным продвижением судей (с. 201).

В данной главе изложен опыт тех государств, где проблемы оценки деятельности судьи и его карьерного продвижения в настоящее время решаются наиболее успешно. Отмечен ряд положительных моментов в этой сфере, представляющих интерес для российской судебной системы, а также высказаны некоторые замечания относительно формализованности и технологичности процедур оценки деятельности судьи, что может вызывать у действующих судей неприятие таких процедур, и это необходимо учитывать, заимствуя зарубежный опыт (с. 196—200).

Предметом дискуссии могут стать предложения об оценке деятельности судьи с определенной периодичностью (один раз в 3 года — для проверки квалификации или один раз в 7 лет — для карьерного роста (периодичность оценки  вариативна в различных странах)); о возможности понижать в классе лиц, имеющих посредственные результаты такой оценки, или снижать заработную плату на одну треть для судей, имеющих в процессе осуществления своей деятельности проблемы иного характера, и др. (с. 202). Однако очевидно, что оценка деятельности судей допустима и необходима, она должна являться средством развития профессиональных качеств, а цель и последствия оценки не должны посягать на независимость и беспристрастность судей.

Т.Н. Нешатаева считает, что заслуживает внимания опыт по разделению карьерного роста на три направления: для назначения судей в вышестоящие или специализированные суды, назначения на различные административные посты в судебной системе, ротации в судебных составах для формирования кадрового резерва путем проведения оценки деятельности судьи специальным независимым органом (с. 203).

Вполне обоснованно мнение автора о том, что законодательный пробел в правовом регулировании оценки компетенции и карьерного продвижения судьи проявляется чаще всего в следующих четырех типах негативных последствий: дискреционности (административное воздействие); корпоративизме (воздействие связей внутри группы); фаворитизме (воздействие личных связей); коррупции (воздействие материальных средств и благ). Не менее опасна утрата мотивации в повышении своего профессионализма. В монографии правильно замечено, что судья, компенсировавший квалифицирующие его требования или условия карьерного роста любым из названных видов воздействия, не сможет вести себя независимо по отношению к источнику такого воздействия, и, как следствие, в условиях развитых средств коммуникаций и публичных судебных разбирательств его зависимость имеет все шансы стать достоянием широких слоев общественности, что ведет к нарастающему недоверию общества к судебной системе и государственной власти в целом.

Вопрос об ответственности членов судейского корпуса — один из ключевых для эффективного функционирования судебной власти. Этому вопросу посвящена шестая глава монографии — «Ответственность судьи» (автор — В.В. Старженецкий, канд. юрид. наук, заместитель начальника Управления международного права и сотрудничества ВАС РФ).

Принцип независимости судебной власти заключается в том, чтобы  соблюсти баланс между необходимостью сохранения гарантий независимости судей и их ответственностью перед обществом за надлежащее исполнение своих функций.

Объективно замечено, что в силу особой природы судебной власти ответственность судей существенно отличается от ответственности государственных служащих с точки зрения порядка принятия и изучения жалоб, процедуры рассмотрения дел, наложения взысканий и иных аспектов.

Независимость судов служит гарантией справедливого судебного разбирательства и в то же время уравновешивается ответственностью судей за нарушение норм, регламентирующих их деятельность.

Исследовав вопрос о привлечении судей к ответственности с учетом многообразия и специфики подходов к решению данного вопроса в правовых системах государств, автор главы делает несколько общих выводов о том, что  судьи могут привлекаться к различным видам ответственности — уголовной, административной, гражданской и дисциплинарной. При этом требование независимости  судебной власти обусловливает оправданность применения особых процедур для привлечения судей к уголовной или административной ответственности. Исходя из актуальности вопроса об ответственности судей при нарушении права на судопроизводство и исполнение судебных актов в разумный срок, отмечается, что судьи должны быть защищены от возмещения вреда, причиненного судебными ошибками. Подчеркивается, что данный иммунитет не является абсолютным, поскольку п. 5.2 Европейской хартии о статусе судей 1998 года прямо признает, что в некоторых случаях государство может предъявить к судье регрессное требование, если им было допущено грубое нарушение своих обязанностей. Анализируется законодательство стран, допускающих привлечение судей к гражданской ответственности, если судья умышленно или в грубой форме пренебрег своими обязанностями и данное обстоятельство установлено вступившим в силу решением в рамках уголовного или дисциплинарного производства (Италия, Чехия). Названная проблема наиболее дискуссионна в российской доктрине, и принятие законодателем концептуально необоснованных мер представляется преждевременным.

Автор главы справедливо отмечает, что основным инструментом контроля обществом деятельности судейского корпуса является дисциплинарное производство, поскольку наибольшее количество совершаемых судьями нарушений не требует их привлечения к уголовной или гражданской ответственности.

Исследование проблемы привлечения судей к дисциплинарной ответственности представляет особый интерес, так как проведено на примере законодательства различных стран по определенным разделам: поведение судьи, являющееся основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности; возбуждение дисциплинарных дел в отношении судей; рассмотрение дисциплинарных дел и дисциплинарные санкции. Законодательство большинства стран, являющееся предметом исследования, содержит более дифференцированную систему санкций за ненадлежащее поведение судей, что позволяет соблюсти принцип соразмерности и справедливости при их привлечении к ответственности. Рекомендации по созданию фундаментальных гарантий развития более справедливого механизма ответственности судей достойны внимания законодателя, учитывая насущную потребность в нем с целью обеспечения независимости судей.

Проблема, проанализированная в седьмой главе «Современные международно-правовые подходы к регулированию вопросов судейской этики» (автор — Е.А. Куделич), довольно актуальна ввиду недостаточно высокого рейтинга судов в Российской Федерации. Интерес представляет глубокий анализ Бангалорских принципов поведения судей, адресованных судьям в качестве руководства, а также судебным органам — в качестве базовых принципов регламентации поведения судей. Ознакомление судейского сообщества с названными принципами и их соблюдение, несмотря на рекомендательный характер, позволит поддерживать высокие стандарты в области правосудия вне правового принуждения. Бангалорские принципы как нормы международного мягкого права (soft law), по нашему мнению, заслуживают самого пристального внимания со стороны национального законодателя, хотя автор главы прав в том, что «сами стандарты сформулированы исключительно в общем виде, без определения конкретных механизмов претворения их в жизнь» (с. 266). На наш взгляд, задача национального законодателя — определение конкретных механизмов имплементации данных принципов на внутригосударственном уровне.

Авторы настоящей рецензии поддерживают аргументированные выводы по итогам исследования международно-правового регулирования вопросов судейской этики о необходимости четкого отграничения этических стандартов поведения судей, содержащихся в кодексах судейской этики, от собственно правовых норм, закрепляющих обязанности судей, в том числе обязанности нравственного характера; о необходимости расширения видов дисциплинарных санкций и четкого определения оснований ответственности судей (с. 312). Относительно последнего из приведенных положений следует отметить, что это не менее важный аспект независимости как ключевого элемента статуса судьи.

Весьма актуальна и значима, на наш взгляд, восьмая глава «Свобода выражения мнения как элемент независимости судей» (автор — В.В. Старженецкий), в которой анализируются как проблемы свободы выражения мнения о работе судей и судебной власти журналистами и публикой (внешний аспект), так и проблемы свободы выражения мнения судьями (внутренний аспект). Автор справедливо отмечает, что судебная власть должна быть защищена от необоснованных, несправедливых и деструктивных атак на нее, а участники судебных разбирательств не должны подвергаться излишнему риску с точки зрения ущерба их репутации, частной жизни, безопасности и иных благ.

Приведенный анализ практики ЕСПЧ, касающейся осуществления свободы выражения мнения судьями, имеет практическое значение, поскольку позволяет всем заинтересованным лицам определиться с тем, что вправе говорить судья, оценивая работу судов, а что находится за пределами судебной этики, поскольку судьи не могут пользоваться неограниченной свободой слова, так как их действия должны соотноситься с ценностями поддержания доверия и уважения к судебной власти, сохранения беспристрастности и независимости судов (с. 315). Обоснованно отмечается, что публичный интерес применительно к рассматриваемой проблеме состоит не в ограничении свободы слова судьи, а в том, чтобы все факты ненадлежащего давления на суд, неправомерного вмешательства в его деятельность становились достоянием общественности, что в итоге будет способствовать независимости судебной власти.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется его несомненной актуальностью и заключается в том, что собранный и обобщенный в монографии материал и выводы авторов могут быть использованы в  практической деятельности судей для повышения их квалификации, дальнейших научных исследованиях статуса судьи, а также в процессе преподавания ряда дисциплин: международного права, международного гражданского процесса, гражданского права, гражданского процесса, теории правосудия и др.

Представляется оправданным введение в вузах специального курса для магистрантов  —«Модернизация статуса судьи: современные международные подходы», что будет способствовать более глубокому усвоению международных стандартов правосудия.

Многие рекомендации, предложенные авторами монографии, могут быть, на наш взгляд, востребованы при разработке изменений и дополнений в действующее процессуальное законодательство, законодательство о статусе судей, а также при совершенствовании этических норм поведения судей.

 

Резюмируя изложенное, можно заключить, что данный коллективный научный труд является важным вкладом в решение задачи качественного обновления действующей в России системы правосудия с целью обеспечения ее соответствия прогрессивным международным стандартам, соблюдение которых — необходимое условие существования и развития демократической правовой государственности.